332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Дубинина » Дитя Нахемы (СИ) » Текст книги (страница 1)
Дитя Нахемы (СИ)
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 13:04

Текст книги "Дитя Нахемы (СИ)"


Автор книги: Мария Дубинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Дитя Нахемы

  Дитя Нахемы.

  Я думала, что ничем не отличаюсь от миллионов остальных жителей планеты Земля. Не совсем посредственность, но и никакими талантами не наделена. Не то чтобы совсем незаметна и тиха, но и ни в каких особенных подвигах не замечена. Так, жила и никому не мешала. И мне тоже никто не мешал. До поры до времени...

  Я появилась на свет холодной зимней ночью и была долгожданным ребенком. При рождении я получила имя, кажущееся мне сейчас насмешкой судьбы. Но родители ни в чем не виноваты, они же не знали о... том, что ждет их несчастную дочь. Да и кто мог знать, что мир не так прост, как кажется.

  В детстве я, как и все, наверное, верила в сказки и мечтала о прекрасном принце на белом коне. Не говорила об этом никому, но очень его ждала. Потом, в возрасте шестнадцати лет, сбежала из дома с парнем-готом. Смешно ведь как получается! Мечтала о белокуром принце – а получила закутанного в черное и кожу бледного субъекта, искренне мнящего себя могучим потусторонним существом и так же искренне верящего, что мы с ним изменим мир и станем им править. Я радовалась его радостям, плакала из-за его проблем и в итоге он исчез. Да, просто исчез! Испарился. Кажется в записке, второпях начерканной трясущейся рукой моего непутевого бойфренда, было сказано что-то о высших силах, что забрали его у меня. Я немного поплакала и вернулась в отчий дом под опеку родителей и надолго думать забыла о всякого рода мистике.

  Счастливое было время...

  Потом переехала в другой город, поступила в престижный вуз и начала свою собственную жизнь. Вот так все прозаично и обыденно. Все как у всех.

  Все и сейчас было бы как у всех, если бы однажды я не встретила мальчика-гота, вернее уже не мальчика, а вполне взрослого парня, хотя он и мало изменился. С тех пор, как бросил меня в одиночку изменять мир...

  Глава 1.

  Блудный сын.

  Я внимательно, но как-то отстраненно осмотрела свою первую любовь, мнущуюся на пороге:

  – Ты не изменился. Все тот же.

  И это действительно было так. Худое, даже можно сказать тщедушное, тело скрывал длинный потрепанный и запыленный черный плащ. Черная футболка с оскаленным белым черепом. Кожаные брюки, любовно заправленные в высокие шнурованные ботинки, естественно, все черного цвета. Поднимаю глаза выше, скользнув по небритому подбородку и отросшим, лежащим на плечах, выкрашенным опять же в черный (как же мне надоел уже этот цвет!) волосам, у корней уже начавшим приобретать свой естественный темно-русый оттенок, и останавливаюсь на пронзительно голубых глазах. В них читалась неуверенность и надежда. И, кажется, радость. Но может мне показалось?

  – Лина? – позвал он. Наверное, я слишком пристально его разглядывала. Если сомнения и были, то теперь они полностью развеялись. Линой меня называл только он. Дан. Даниил. Он все-таки вернулся.

  Я часто в мыслях представляла себе, как Дан вернется и как я его прогоню. Эти мечты скрашивали мне дни, когда все шло наперекосяк. Но вот Дан здесь, но я от чего-то не спешу с гадостной улыбкой захлопнуть перед его растерянной физиономией дверь. Вместо этого я его впустила.

  – Разувайся только, ты в приличном доме, – строгим голосом сказала я, глядя в сторону, чтобы он не видел, что мне не так безразлично его появление, как я старательно показываю. Дан с усилием стянул тяжелые ботинки и даже повесил плащ на вешалку в прихожей. Это стало меня слегка забавлять – парень как будто меня боится. Не смотрит в мою сторону, ведет себя аккуратно и осторожно, как на минном поле. Я не выдержала и громко рассмеялась.

  – Лиин, ты чего? – не на шутку всполошился Даниил и по старой привычке схватил за руки и крепко сжал ладони. Я увидела в его глазах неподдельную тревогу и окончательно запуталась. Высвободив руки, я решительно потребовала:

  – Потрудись объяснить, что это за спектакль ты устроил? Заявился спустя шесть лет и смеешь еще называть меня Линой?!

  Похоже, я излишне разбушевалась, что за мной раньше не водилось. На Дана было страшно смотреть, до того его напугала вспышка моего гнева. Справедливого гнева, раз уж на то пошло. Я глубоко вздохнула:

  – Так, ладно. Сейчас я поставлю чайник и разогрею вчерашнюю запеканку, а ты в это время мне все обстоятельно расскажешь.

  Дан согласно кивнул. Интересно, из-за чего в большей степени – из-за запеканки или страха перед грозной мной?

  Пока Даниил с аппетитом ел, я обдумывала его неумелые враки. Неужели нельзя было придумать ничего умнее, чем бегство от кровожадного вампира? Бедный Данчик приехал в город на попутках. В первую же ночь на него напал местный кровосос и попытался убить. Может, это вообще просто какой-нибудь бомж испугался, что его ночлежку занял чужак. Чудом спасшийся Дан нашел меня и попросил убежища... Стоп! Как он меня нашел?

  – Дан, ты врешь мне.

  Он поперхнулся от неожиданности и уставился на меня огромными голубыми глазами:

  – Я не лгу! Все так и было, поверь мне! Этот город кишит вампирами, я чувствую.

  – Дан, и все же ты врешь, – покачала я головой, – Как же ты в панике, ночью, в незнакомом городе нашел мою квартиру? По запаху?

  Даниил смутился, и я живо представила, как сейчас в его голове носятся, сталкиваясь друг с другом, лихорадочные мысли. Что же он еще придумает?

  – Я все скажу, – наконец произнес он с легким вздохом, – Я приехал сюда специально для того, чтобы найти тебя. Я знал, где ты живешь.

  – А вампир? – не удержалась я от колкого вопроса, но Дан и глазом не моргнул:

  – Это правда. Он погнался за мной, я еле ноги унес. Скажи, а они у вас тут все такие бешеные или это мне попался какой-то отщепенец?

  Вопрос был задан таким серьезным тоном, что трудно было бы сомневаться в том, что Дан верит в то, о чем говорит. Но это чистое сумасшествие! Когда мы с ним... когда мы были вместе, его бредни о потустороннем мире завлекали меня. Это же так романтично. Я мотнула головой, отгоняя непрошенные воспоминания. Дан уже допил чай и сладко потягивался, так что стул скрипел. Время перевалило далеко за полночь. Я постелила гостю "из прошлого" на диване в гостиной и ушла к себе в спальню.

  Уснуть никак не удавалось. И причина этой внезапной бессонницы лежала на диване в соседней комнате. Я никак не могла понять, зачем Дан вернулся. Столько лет и вот, нате вам! Объявился. Я в который раз перевернулась с боку на бок, сминая простыни в бесформенный комок. Ситуация меня пугала. С одной стороны появление Даниила переполошило воспоминания, старую грусть, а с другой – я не хотела признаваться в этом, но была ужасно рада его возвращению. И то, что он мало изменился, только вытянулся еще и плечи стали шире, способствовало бешеному стуку моего сердца. Наверное, в гостиной его было прекрасно слышно...

  Кажется, на этой испуганной мысли я все же заснула.

  Оставив помятого от неудобного спанья Дана сторожить дом и ждать меня, я отправилась на курсы, потом на тренировку по плаванию и зашла в больницу к знакомой. И прошлась по магазинам. В общем, постаралась сделать все, чтобы вернуться домой попозже. Не хотелось видеть Дана. В который раз спрашиваю небеса – зачем же он пришел и все испортил?! Улица была темна и пустынна. Решив не ловить такси, я привычно зашагала вдоль дороги домой. Мысли текли плавно и неторопливо под аккомпанемент завораживающей музыки финской рок-группы Nightwish, льющейся из наушников. Подобные прогулки были мне не в новинку – если честно, то я довольно часто прихожу домой под бой курантов, то есть глубокой ночью. Сказывается катастрофическая занятость и нестабильная подработка в местной газете. Не то чтобы я была большой любительницей ночного образа жизни, но в который раз убеждаюсь, человек способен привыкнуть ко всему. Не хуже, а то и лучше тараканов. Примерно с такими мыслями я шагала по узкому тротуару, частично скрытому глубокой тенью от высоких стен многочисленных магазинов и просто домов, в этот поздний час не подающих никаких признаков жизни. В какой-то момент мне показалось, что за мной кто-то идет. Я осторожно обернулась, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание возможного преследователя, однако никого не увидела. Улица была пуста. Я продолжила свой путь, заметно прибавив в скорости и слегка убавив звук в наушниках. Некоторое время я была спокойна, пока вновь не почувствовала на чей-то пристальный взгляд. В позднее время суток любой взгляд в спину может оказаться опасным и даже фатальным, поэтому в этот раз я обернулась мгновенно. Ни души. Я перевела дух и уже собиралась идти дальше, как случилось неожиданное...

  Передо мной появилась высокая темная фигура, хотя я могла поклясться, что секунду назад ее не было! Я приготовилась что есть силы закричать, потому что больше ничего сделать бы не успела, но я не успела и с этим. Незнакомец одной рукой схватил меня за горло и легко приподнял над землей, будто я ничего не весила, а другой вцепился в ворот водолазки. Я услышала треск рвущейся ткани и еще какой-то странный, пугающий звук. Это был мой собственный полузадушенный хрип. Маньяк сильнее сжал мое горло и приблизил свое лицо к моей щеке. Я почувствовала его ледяное дыхание, от которого на коже, наверное, появился иней. Я обмякла в чужих руках, мышцы стали ватными от страха. После этого воздух в легких закончился, я перестала сопротивляться и провалилась в темное забытье...

  Вокруг происходило что-то странное. Голова взрывалась болью от переполняющих ее громких криков, жалобных стонов, отчаянных проклятий и страстного шепота. Глаза ни в какую не хотели открываться и жутко чесались, горло саднило, а с шеи будто заживо содрали кожу. Отвращение внутри меня родилось неожиданно, оттеснив боль и страх. Что этот маньяк мог сделать со мной, пока я была в отключке?! Даже мысль об этом вызывала панику. Я прислушалась к своему телу – вроде ничего кроме шеи и глаз не болело, разве что было немного трудно дышать, но это минимум из того, что могло ожидать человека после неудавшейся попытки удушения. Я протяжно застонала и заставила себя поднять веки. В глаза ударил солнечный свет, судя по всему уже наступило утро. Я лежала у забора в грязном переулке, совсем рядом с домом. Моя сумка валялась неподалеку. Одежда на мне была цела, не считая порванной чуть ли не до пупка водолазке. Я, пошатываясь, встала и подобрала сумку, достала из нее тщательно свернутую спортивную куртку и одела поверх лохмотьев. Спать хотелось невыносимо. А еще залезть под душ и поплакать в свое удовольствие. Я медленно побрела домой.

  Дома меня тоже ожидал сюрприз. Трудно сказать, приятный или нет. Я совсем позабыла про Дана, а он встретил меня прямо на пороге моей собственной квартиры, весьма встревоженный:

  – Лина, где тебя носило?! – он быстро оценил мое состояние и внешний вид и грозно заскрипел зубами, – На тебя напал вампир? Ведь так? Говори, не стесняйся! Уж я-то тебя пойму.

  – На меня напал какой-то маньяк, Дан. Я устала, напугана и у меня ужасно болит горло. Отстань от меня, – тихо попросила я, от боли в горле не имевшая возможности закричать на него от всей души. Дан с неприкрытым ужасом уставился на меня, по-прежнему преграждая дорогу внутрь квартиры:

  – Не может быть! Только не это!.. – с какой-то бессильной злостью вскричал он и кинулся изучать мою шею. Синяки на ней тут же ответили болью, и я оттолкнула Дана от себя:

  – Ты с ума сошел? Пусти меня, наконец, в МОЙ дом!

  Даниил покачал головой и прошептал еле слышно:

  – Они и до тебя добрались. Я знал... Бедняжка...

  Мне в тот момент было глубоко плевать на таинственный "них" и на Даниила в том числе. Хотелось только спать. И как можно скорее.

  Проснулась я под вечер, приняла контрастный душ и обосновалась на кухне. Дан сидел в углу и напряженно молчал. Я с трудом проглотила кусок пирога, залила его вишневым соком из пакета и повернулась к все так же молчавшему Дану. Он почувствовал мой взгляд, поднял голову и, сверкнув голубыми глазами, твердо спросил:

  – Ты видела нападавшего?

  Я досадливо поморщилась от неприятных воспоминаний:

  – Нет, лица я не видела.

  – Ты хоть понимаешь, что теперь тебя ждет? Может ждать.

  Холодность изменила Даниилу, и я увидела в ярких, небесно-голубых глазах самый настоящий страх. Он боялся не за себя, а за меня. Сердце замерло в предвкушении:

  – Дан... Дан, а ты... – я не смогла закончить фразу и душераздирающе зевнула.

  – Что?

  – Нет, ничего, – я смутилась от того, что хотела у него спросить и просто пожаловалась, – Спать хочу.

  Странно, ведь я только что встала после целого дня сна. Дан участливо посмотрел на меня и подошел ближе. С чего он так со мной носится? Мы не виделись почти шесть лет, и он не мог не догадываться, как я на него зла за побег. Однако он помог мне подняться со стула и бережно обхватил одной рукой за талию:

  – Ничего, это нормально. Со всеми так бывает. Давай, я помогу тебе дойти до постели.

  С его помощью я добралась до спальни и только коснулась головой прохладной подушки, как сразу заснула.

  Следующее пробуждение произошло за полдень. Я открыла глаза и первым, что я увидела, был Дан, вольготно развалившийся на пушистом голубом кресле напротив постели. Я села, а Даниил открыл глаза. Я поняла, что он что-то знает про мою болезнь, но почему-то ничего не говорит.

  – Расскажи, что со мной происходит, – потребовала я.

  – Сначала прими душ и оденься, – возразил он с мягкой улыбкой человека, знающего, что беседует со смертельно больным. Это сравнение мне абсолютно не нравилось. Я проследила за его уходом и откинула надоевшее одеяло.

  Когда Даниил вернулся, я уже спала, обхватив руками подушку и сбросив одеяло на пол. Сквозь сон я услышала его тихо бормотание:

  – Бедная девочка, чем она им помешала... Совсем они здесь страх потеряли что ли.

  Я не могла бороться с сонливостью, чтобы спросить, кто такие эти они. Дан заботливо накинул на меня одеяло и нежно коснулся губами спутанных волос. На мгновение сознание прояснилось от нахлынувшего тепла, но странный недуг оказался сильнее. Разум заволокло туманом, ввергнув меня снова в мир ночных кошмаров.

  Проснулась я свежей и отдохнувшей. Давно я не ощущала себя так хорошо. Из кухни потянуло чем-то вкусненьким, так что слюнки потекли. Я привела себя в порядок, оделась и покинула, наконец надоевшую спальню.

  – Доброе утро! – радостно возвестил Дан, не оборачиваясь, – Как себя чувствуешь?

  Я удивилась тому, как уверенно он двигается по моей кухне. Даниил обернулся и поймал мой недоумевающий взгляд:

  – Ты провалялась трое суток. Я здесь уже как у себя дома все изучил. Правда, дома у меня нет, как ты, наверное, догадываешься, – он широко улыбнулся, намекая на наше бродячее прошлое. Но я так просто не купилась на его добродушие:

  – Ты готовишь на двоих. Ты ожидал моего пробуждения, – голосом, не терпящим возражений начала я, – Ты все знаешь, про мое странное состояние и не говоришь. Почему?!

  С Дана слетела вся его напускная бравада. Он сел на табурет и жестом велел мне сделать то же самое. Я послушалась.

  – Сегодня за тобой должны прийти. Я точно не знаю всех правил, но они скоро заявятся, – он замолчал.

  – Кто? Кто эти они, о которых ты постоянно твердишь?

  Дан передернул плечами и равнодушно бросил:

  – Вампиры.

  Я уставилась на него в немом изумлении. Он что, ненормальный? Даниил не дал мне сказать:

  – Я знаю, что ты мне не веришь. Но когда они придут за тобой, я не смогу помешать им. А сделать они могут все, что угодно. Причем, с нами обоими. Я вроде как опасный свидетель местного беспредела.

  Голова гудела от напряжения. Дан несомненно нес чепуху, которая рождается его бредовой фантазией, но мне стало страшно. Что если за мной действительно придут? Только не вампиры, а тот, кто напал на меня той ночью? Дан смотрел на меня и явно ждал какой-то реакции. Я молчала и отводила взгляд.

  В дверь позвонили.

  Мы с Даном одновременно подскочили и переглянулись с тревогой.

  – Я открою.

  Дан храбро пошел к двери, а я вжалась в стул, боясь даже дышать. В коридоре послышалась тихая возня. Я не выдержала и позвала:

  – Дан! Кто там?

  – Ангелина Викторовна? – в проеме кухонной двери появился высокий крепкий парень со светлым ежиком коротко стриженых волос, контрастирующим со смуглой, почти шоколадной кожей. Сердце испуганно замерло:

  – Да, это я. Где Дан... парень, открывший дверь?

  Блондин ехидно усмехнулся, показав ровные, ослепительно белые зубы:

  – Гретхен, приведи этого! – громко приказал он кому-то в коридоре. Показался бледный перепуганный Даниил. Сзади я заметила невысокую тоненькую блондинку, весьма грубо втолкнувшую его в комнату. И откуда в ней такая силища?

  – Кто вы? – дрожа то ли от страха, то ли от непонятного чувства возбуждения, растущего в крови. Как будто в ожидании головокружительного спуска на американских горках. Смуглый амбал незаметным движением приблизился ко мне и нагнулся, упершись кулаками в столешницу:

  – А разве этот хиляк Вас не предупреждал о нашем приходе?

  Я вернулась в мыслях к словам Дана и вспомнила:

  – Он говорил о... – я замялась, – о вампирах.

  – Умный мальчик. Гретхен, поосторожнее там с ним.

  Миниатюрная блондинка серьезно кивнула и одним нажатием руки на плечо Дана заставила его сеть на свободный стул. Меня одновременно и пугала и забавляла сложившаяся ситуация, но увидеть продолжение я не успела.

  Глаза ослепила вспышка яркого света. Я перестала что-либо видеть кроме кровавой пелены, застилавшей глаза. Невыносимая боль родилась в позвоночнике и скрутила мое ноющее тело пополам. Ноги и руки перестали подчиняться, и я безвольно скатилась со стула на пол. Боль все росла и росла. Я каталась по полу и отчаянно визжала, звала на помощь, но почему-то не слышала ни звука. Внутренности болезненно сжались, дыхание перехватило. Я начала задыхаться, хватаясь скрюченными пальцами за горло. Разом заныли все зубы. Черепная коробка готова была в любую минуту развалиться от ужасного напряжения. И неожиданно все прекратилось.

  Чьи-то холодные большие ладони бережно сжали мое мокрое от пота лицо. Я услышала повелительный голос:

  – Скажи, как твое имя?

  Я молчала, не в силах выдавить из себя ни слова. Руки чуть сильнее сжали мое лицо:

  – Как твое имя? Говори.

  Я, наконец, собралась с мыслями. Но тут поняла, что от меня хотят нечто большее, чем просто мое имя. Ответ нашелся сам собой:

  – Нахема. Меня зовут Нахема.

  Голос пораженно выдохнул:

  – Нет, не может быть... не может быть...

  Глава 2.

  Второе рождение

   На этот раз пробуждение было на удивление приятным. Я утопала в мягкой перине под пушистым одеялом. В голове было пусто и спокойно, как никогда. Мыслей не было, поэтому я не сразу поняла, что нахожусь не в своей квартире.

  – Можно?

  Я спешно натянула одеяло повыше и затравленным взглядом посмотрела на гостя. Это был тот смуглый блондин, что вломился ко мне... вчера? Или когда это было? Я поймала себя на том, что не знаю, сколько времени прошло с тех пор.

  – Я не помешаю? Думаю, Вам интересно будет узнать, где Вы находитесь, – учтиво спросил он. Я милостиво кивнула, решив для себя играть по заданным правилам.

  – Мое имя Жан. Оно было получено мной при втором рождении. Я стал вампиром чуть больше века назад в Бельгии. Мне поручено ответить на все Ваши вопросы и познакомить с новой семьей.

  – Хорошо, Жан. Мой первый вопрос – где Даниил?

  Я уже пришла в себя и не могла не думать, как ошибалась на его счет. Вампиры существовали не только в его воображении. Жан понимающе улыбнулся:

  – Ваш забавный человеческий друг находится в обществе Гретхен. Она не причинит ему вреда, не переживайте за него.

  – Вы его отпустите?

  Жан задумчиво пожевал губами и ответил:

  – Как решит Совет.

  Очень дипломатично, но крайне размыто.

  – Можно еще вопрос?

  – Сколько будет угодно, ma madame, – почтительно склонил голову блондин. Я не очень разбираюсь в языках, но кажется, это французский. Он назвал меня своей госпожой? Я робко улыбнулась и спросила:

  – Я вампир?

  Видимо моя улыбка и вопрос так не вязались друг с другом, что Жан захохотал. Заливисто и от души. Улыбка на моем лице погасла в миг:

  – Что я такого сказала?

  – Понимаете, ma madame, когда я, как Вы сейчас, открыл глаза под присмотром моей новой семьи, я пришел в ужас и неоднократно пытался покончить с собой, а Вы... Вы удивительно сильная девушка, если мне будет дозволено так говорить Вам.

  Я снова просияла. Что ж, главное, что я жива. Жан продолжал выжидательно на меня смотреть. Я покраснела под этим немигающим взглядом.

  – Наверное, это не совсем все, что Вы хотели узнать? Да, ma madame, Вы вампир. Этого не надо бояться, это надо принять. Вас всему научат и Вам нечего будет бояться.

  Я мяла в руках край одеяла, не поднимая глаз на застывшего в кресле напротив Жана. Он не стал навязывать мне свое общество и, поднявшись, сказал:

  – Одежда в шкафу. Когда будете готовы, я пришлю за Вами кого-нибудь.

  Я ничего не ответила, и Жан вышел за дверь. Я дала волю чувствам и запустила в нее подушкой. Благо на постели, больше походящей на маленький аэродром, их было много. Другую подушку я крепко обняла, как спасательный круг, и оглядела комнату. Она была выдержана в золотисто-зеленых тонах. Болотно-зеленый толстый ковер на полу, изумрудные обои с золотыми узорами-листьями. Нежно-салатовое постельное белье. Тяжелые шторы под цвет ковра. Огромный письменный стол, инкрустированный позолотой. Шкаф-купе во всю стену с зеркальной панелью, так что кажется, что это просто одно гигантское зеркало, а не шкаф вовсе. На стенах резные полки, на которых я узнала свои книги. Обстановка мне понравилась. Я выскользнула из-под одеяла, отметив при этом, что была абсолютно голой. Тот, кто привез меня сюда вместе с вещами, не побрезговал и раздеть. Надеюсь, это была таинственная Гретхен, а не Жан. Я подошла к двери и заперла. Потом только обратила жадный взор на шкаф-купе-зеркало.

  Полностью облачившись в шикарную и, скорее всего, нереально дорогую одежду, я придирчиво оглядывала себя в зеркало, в котором помимо меня отражалась вся комната. Я немного изменилась. Не вся в целом, а какие-то маленькие нюансы внешности добавили мне элегантности и, не побоюсь этого слова, очарования. Русые волосы потемнели, так что теперь я имею право называть себя брюнеткой, Серо-зеленый цвет глаз наконец-то отбросил часть "серо-", а стал просто изумительно изумрудным. В фигуре стала прослеживаться утонченность. Я приоткрыла рот, блеснули ослепительно белые тонкие клыки. Я проворно отшатнулась от зеркала. Как же я их раньше не почувствовала! Провела кончиком языка по этой ошибке стоматолога – ничего, никакого неудобства. В дверь деликатно постучали.

  Я подошла к запертой двери и спросила, кто это.

  – Меня послал к Вам мастер Жан, миледи, – послышался робкий голос. От неуверенности, сквозившей в интонации незнакомца (непонятно даже какого это существо пола), я почувствовала себя трусихой и высунула нос наружу. На пороге никого не было, только мелькнул на повороте длинный подол белой юбки с оборками. Жан обещал послать за мной. Но куда мне идти? Словно в ответ на мои мысли я услышала бархатный голос блондина, и сам он не преминул появиться из-за злосчастного поворота:

  – О, ma madame, Вы восхитительны, – раскланялся Жан и галантно поцеловал мне руку. Я смущенно покраснела при этом. Времена подобного проявления этикета давно прошли, но Жан их, видимо, застал.

  – Вы, наверное, голодны? – продолжил он.

  – Я... – прислушалась к своему организму, но ничего страшного не ощутила, – Нет. Спасибо.

  Лицо Жана нахмурилось. Мое сердце зашлось от тревоги:

  – Что?

  – Все молодые в первый же день испытывают дикую жажду.

  Мне резко поплохело. Я догадалась про какой голод он спросил и о какой жажде идет речь. О жажде крови!

  – Что с Вами? – Жан подхватил меня под локоть, когда пол попытался поменяться местами с потолком.

  – Все отлично, – выдохнула я, – Мы куда-то шли?

  – Вам нужен наставник. Малый совет мастеров определит его. Думаю, Вам будет интересно посмотреть на это, – говорил Жан, бережно, под руку, ведя меня вверх по лестнице.

   Я ожидала чего угодно, но таинственные мастера разместились с комфортом в мягких глубоких креслах какого-то кабинета, выдержанного в пурпурно-черных тонах. Абсолютно голые стены, только несколько одиноких книжных шкафов с одинаковыми переплетами толстых фолиантов. Кресла стояли полукругом. Одно место было выдвинуто перед остальными, чтобы сидящий мог обозревать всех и все могли видеть его. Но мне это кресло показалось не троном председателя, а скамьей подсудимых.

  – А, Жан, – навстречу нам поднялась высокая, изящная и пышногрудая брюнетка лет двадцати пяти, – Я очень рада видеть тебя на совете. Знаешь, это ужасно скучное занятие – сидеть и перемывать косточки друг другу.

  Она прижалась внушительным бюстом к груди Жана и, привстав на носочках остроносых туфелек, сочно поцеловала блондина.

  – Кармен, милая, я тоже рад тебя видеть, – он немного отстранил от себя девушку, – Хотелось бы представить Малому совету мастеров нашу новообращенную.

  – И кто же обратил это юное создание? – с легкой насмешкой в голосе спросил пепельноволосый мужчина с миндалевидными черными глазами.

  – Вообще-то я ожидал, что вы мне ответите на этот вопрос, – жестко парировал Жан и подвел меня к "скамье подсудимых"

  – Прежде, чем дело дойдет до Старейшин, я должен знать, кто сделал это.

  Кармен тряхнула роскошной гривой черных волос:

  – А почему Старейшины должны заинтересоваться... этой? – она кивнула на меня.

  Жан обошел мое кресло и положил руки мне на плечи.

  – Перейдем же к представлению. Скажи свое имя, ma madame.

  Я огромными от страха глазами окинула собравшихся здесь... вампиров и громко и четко произнесла:

  – Меня зовут Нахема.

  По кабинету прошелся шепот. Пепельноволосый мужчина поддался вперед:

  – Это невозможно.

  Жан продолжал ободряюще касаться моих подрагивающих плеч. Я повторила:

  – Меня зовут Нахема.

  – Она не врет, – задумчиво произнесла Кармен. – Не может врать. И вы все это знаете.

  Я не решалась обернуться и увидеть глаза Жана. В этот миг я почувствовала горячую благодарность к черноволосой красотке. Меж тем она продолжила:

  – Жан, ты не можешь быть ее наставником. Давай им стану я?

  Я не удержалась и оглянулась на Жана. Его лицо было суровой каменной маской. Я пожалела, что не сдержала порыва.

  – Не думаю, что то, чему ты сможешь научить Нахему, ей пригодится.

  Кармен обиженно надула пухлые губки.

  Дверь кабинета резко распахнулась, ударившись о стену. В проеме стояло новое лицо – высокий, статный мужчина с красивым волевым лицом и длинными вьющимися черными волосами. Но особенно мне бросился в глаза его взгляд. Устремленный прямо перед собой, будто он не видел никого вокруг, но при этом складывалось впечатление, что обладатель этих ярких синих глаз знал шаги каждого из присутствующих на два хода вперед. Жан выступил из-за моей спины и вежливо кивнул вошедшему:

  – Лорд Этьен. Мое почтение.

  Гость ответил на приветствие и обратил чудесный взор на меня. Я торопливо поднялась с кресла и оправила изумрудно-зеленое платье из чистого шелка.

  – А, миледи Нахема, – Этьен склонился передо мной и припал прохладными губами к моей протянутой для приветствия руке, – Не мог удержаться и не засвидетельствовать свое почтение лично. От имени всех Старейшин.

  Я скосила глаза и увидела, как округлила густо накрашенные глаза Кармен и спрятал довольную улыбку Жан. Старейшина! Я только недавно попала сюда, а мне целует руку такой мужчина. Этьен сел в свободное кресло. Жан же вернулся за мою спину.

  – Здесь, я вижу, собрались не все? – заметил лорд Этьен, – Ну что ж, представлю тех, кто присутствует. С мастером Жаном и прекрасной Кармен все ясно. Остальным предлагаю назвать свои имена. Начнем, господа...

  Дневник Нахемы.

  "... Вампирское общество данного конкретного клана делится на три категории, если это можно так назвать. Самые старые и сильные – Старейшины. Это в идеале. На деле же Старейшиной может стать любой достаточно сильный вампир клана, если сможет доказать свою силу и ум. Чего, кстати, еще ни раду не случилось. Старейшин обычно не более пяти, и они строго следят за жизнью клана и за соблюдением его членами определенных правил. Далее идут мастера – вампиры, чей возраст перевалил за сотню, или же индивидуумы, обладающие какими-то уникальными, яркими и полезными клану способностями, либо просто обладающие силой, превышающей стандарт для вампира данного возраста. И собственно молодняк. Они же новообращенные. Вроде меня. Хотя, мой наставник говорит, что я могу стать мастером уже лет через пятьдесят. Мой потенциал велик. Поэтому моим наставником стал сам Виконт Этьен, один из пяти Старейшин, носящих символические титулы (начиная с самого почетного) – Герцог, Маркиз, Граф, Виконт и Барон. Еще их называют просто Лордами.

  Есть и другие кланы. Их не очень много, а некоторые даже существуют в некой иной реальности, периодически наведываясь к нам, на грешную землю. Мой клан не такой. Мы живем бок о бок с людьми. И мне это нравится..."

   – Быть вампиром, дорогуша, значит не только шипеть и скалить клыки, – насмешливо, как всегда, пожурил меня Лорд Этьен, для меня просто учитель, – Что противопоставишь ты, если я сделаю, например, вот так?

  Я скорчилась от боли в голове, зашипев сквозь стиснутые зубы. Этьен атаковал мой несчастный мозг яркими, ослепляющими вспышками света. Ментальная магия была его излюбленным коньком. И чаще всего от нее страдала я. Автоматически вскидывая руки перед собой, я загородила разум тонкой, но прочной зеркальной стеной. По идее, атаки противника должны отражаться от нее и возвращаться с той же силой к своему создателю. Лорд одобрительно кивнул и небрежным жестом проломил мою защиту. Я отлетела в угол тренировочного зала, почти парализованная ярчайшими всполохами света, сияющего только в моем мозгу. Эти ежедневные издевательства, привычные всем новым членам клана, для меня превратились в нескончаемую пытку, потому что сила одного из Старейшин просто подавляла. И хотя он постоянно повторял, что мастером я стану раньше, чем это обычно бывает, я боялась, что банально не доживу до этого светлого дня.

  – Вставая и дерись, – в голосе учителя в такие моменты ощутимо чувствовались мурлыкающе нотки. Он наслаждался игрой со мной, как кот – забавой с пойманной мышкой. Не люблю чувствовать себя мышью. Я продолжала лежать без движения, но в уме подготовила Этьену маленький сюрприз. Он проскользнул в мой разум и тут же увяз в расставленной ловушке, призванной сковать волю противника. Но на то Этьен и Лорд, что никакие детские попытки его остановить, не помогут. Он дернулся и вместе с "капканом" покинул мою трещавшую по швам голову. Это было так резко, что я жалобно вскрикнула от боли. Скорее почувствовала, чем увидела, что Этьен присел на пол рядом со мной. Я никак не могла восстановиться и дрожала всем телом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю