290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Невеста для миллионера (СИ) » Текст книги (страница 8)
Невеста для миллионера (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Невеста для миллионера (СИ)"


Автор книги: Марианна Кисс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Глава 14

Вот жеш зараза. А я ещё думаю, чего она целый день возле моей комнаты вьётся? Теперь понял, хотела соблазнить меня, а тут – не дали.

Ну конечно столько лет за одним и тем же мужем, кому не надоест.

Стоп о чём это я? Со мной конечно так не будет. Но Олег – настоящий сухарь.

Он наверное трахает её только по четвергам, или нет, по пятницам в конце рабочей недели. Когда биржа расходится на выходные.

Нет, вы считаете это нормально? Вот так, ни с того ни с сего, вваливаться в комнату к мужчине? На это должны быть очень веские причины и наедаюсь это не потому, что я дал какой-то призрачный повод. Потому что я точно, ничего подобного не делал.

Что эта мартышка намалёванная вообще себе думала? Что я схвачу её, задеру юбку, и оттрахаю там же, не отходя далеко в сторону от двери. А потом она расправит, помятую моими ладонями кофточку и пойдёт улыбаться своему мужу внизу в столовой.

Да я понял, эта легенда, которая ходит обо мне, всё ещё держит всех здешних девушек и женщин в надежде, что когда-нибудь это счастье – мой великолепный член, коснётся и их самих.

Но не до такой же степени. Девушки. Не занимайте очередь, пока я занят…

Мой ум, потревоженный и неудовлетворённый, требовал немедленной мести.

Какого хрена?

Я спустился вниз, и в гостиной, на стародревнем диване увидел брата, с бутылкой пива в руке. Рубашка расстегнута почти до половины. Расслабленное его состояние, позволило подступиться более жестко, чем я сначала планировал.

– Что у вас тут происходит?! – начал я недовольно и громко.

– В чём дело? – обернулся Олег.

– Спасибо, конечно, что дал мне машину из тёткиного гаража и дал денег в долг, но это уже вообще!

– Да что такое?

– А спроси свою жену! Она разучилась стучаться? И почему она считает, что в мою комнату, можно просто вот так входить когда захочется ей? А потом на меня вешаете все грехи, какие есть.

– Не кричи, у меня и так мозги ещё не остыли после сегодняшнего дня. Что ты имеешь в виду?

– Ко мне пришла Аня, мы с ней, как бы так сказать обнимались, и тут заходит твоя жена, да ещё с наездом. Она стучать разучилась?

– Может быть, не постучала, потому что она здесь у себя дома. И совсем забыла, что есть ещё и ты.

Олег усмехнулся, отхлебнул из бутылки и ещё больше развалился на диване.

– Я не претендую на её дом. Только лишь прошу, раз я у вас в гостях, не смотря на то, что в этом доме прошло моё чудесное детство, имею я право на какое-то пространство, в которое никто не вклиниться и не придёт проверять задернул ли я на ночь шторы?

Стук каблуков оповестил нас о приближении Дианы. Она вошла в гостиную и нехорошо так улыбнулась. В её улыбке и насмешка и какая-то даже продуманная издёвка. Она как будто радовалась тому, что помешала мне.

– Тимофей видно забыл, у нас тут не отель и не дом свиданий.

– С каких пор я должен слушать кого-то, что мне делать в своей, извините предоставленной любезно вами, комнате. В доме моей тётки.

– Вот именно – любезно предоставленной. И теперь это и мой дом, – ухмыльнулась эта стерва.

– Дом не твой, а твоего мужа! И если он разведётся с тобой, вылетишь отсюда, так же как и влетела.

– Ты слышал, что он говорит? – возмущённо дернула она брата за плечо.

На что он недовольно поморщился и, глядя на меня сказал:

– Ну ребята, ну не ссорьтесь. Я и так устал, а вы со своими драцкими проблемами.

– Дурацкими, возмутилась Диана. Он говорит такие вещи о твоей жене!

– Жен у него будет ещё с десяток, а брат один, – парировал я.

– Ну, хватит, – недовольно кривился Олег, – голова болит от вас обоих.

Диана встала перед ним и, чеканя каждое слово, произнесла:

– Пусть в нашем доме ведёт себя прилично.

– О боже, дай мне силы, – воскликнул брат, – Тимофей, веди себя прилично!

– Если бы ты пришел ко мне в дом, и встречался бы там со своей девушкой, я бы не стал говорить тебе такое. Потому что у тебя, было бы собственное пространство. Вот если бы ты вышел и приставал к своей девушке в столовой, или на лестнице, или в холе, я и то подумал бы делать ли тебе замечание.

– Ты давно уже мог бы пользоваться своим собственным домом, если бы женился на Анне.

– Ах, извините, что я ещё до сих пор не женат. Но пока у меня ни дома, ни гроша в кармане. А вы пользуетесь этой моей беззащитностью.

– Это каким образом?

– Ограничивая мою свободу. И заставляя чувствовать себя бедным родственником. Я конечно благодарен тебе Олег, что ты позволяешь мне жить тут, в этот огромном доме, но скажи своей жене, я если и позволяю себе что-то, то исключительно в своей комнате.

Диана снова начала вопить:

– А мне это не нравится! Я не позволю в моём доме заниматься развратом.

– Если вы не позволяете себе такого, – усмехнулся я, – почему я должен в этом себе отказывать?

– Так, – встал с дивана Олег и повернулся к жене, – закрой рот! Он мой брат и у него есть девушка, пусть в своей комнате делает с ней что хочет!

Она прикусила губу, дернулась, развернулась и пошла прочь.

– Извини брат, – сказал я.

– Да она уже достала меня. Но я не волнуюсь, захочу – разведусь, мало что ли девок.

– Хорошо тебе, – я улыбнулся и Олег усмехнулся в ответ.

– Иди возьми себе пива и приходи, поболтаем.

Глава 15

А наболтали в тот вечер, вот ещё что.

Второй дом тётки сдавался в аренду ещё при её жизни, чтобы не нести убытки и чтобы он оставался жилым. Но уже скоро аренда его истекала и Олег говорил прямо:

– Через пару месяцев аренда заканчивается, надеюсь, ты к тому времени женишься. Иначе придётся снова сдавать его, не буду же я содержать твой дом на свои деньги, я совсем не собираюсь это делать.

– Эх, если бы было всё так просто, – вздохнул я, – эта девица выматывает меня требованиями. Чтобы я таскал её на свидания, чтобы она влюбилась в меня, а я в неё.

– Ты смотри, а на вид казалась такой овцой.

– Вот именно. Я уже не знаю, что говорить, чтобы ей не казалось всё время, что мне нужны мои деньги, а не она. И ведь она нравится мне. Женились бы, а потом уже влюблялись, чего тут тянуть.

– Да, задача. Ну ты не падай духом, крутись вокруг неё они это любят. Хотя знаешь, иногда не помешает быть холодным. Как только начинаешь уходить, теряться они, как то сразу начинают беспокоиться. Придумай что-нибудь.

– Так вот я и придумал, остался сегодня дома, сказал что больной, и она сразу прискакала. А твоя жена, всё испортила.

– Значит нужно что-то ещё. Ты ведь на такие выдумки способный. Пораскинь мозгами, пошевели своими шариками, а то так и будешь её добиваться, пока у неё не появятся мешки под глазами и задница не обвиснет.

– Нет, я такого даже представить не могу.

– Э, да ты совсем ещё в остался в каменном веке. Ты что не знаешь, что уже после тридцати у них появляется целлюлит где только можно. Сиськи обвисают, а у тех которые рожали становится дряблый живот, – он обернулся, посмотрел, не слушает ли кто. – Скажу по правде, у моей жены задница чё-то совсем стала плоская, она всё что-то на диетах каких-то сидит.

– Да, сейчас этим многие увлекаются.

– Увлекаются?! – воскликнул Олег и снова повернулся, не слышит ли кто, – увлекаются – это слабо сказано, они маньячеют от этого всего. Свала богу, я всё время на работе и не слушаю всего того, что она могла бы мне сказать, но вечерами… хочется лезть на стенку, только бы этого не слушать. Я ей говорю – Солнышко ты такая красивая и стройная, а она мне знаешь что?

– Ну?

– Вот ещё три килограмма сброшу и тогда буду стройной. И я понимаю, что уже это слышал, тогда когда она скидывала ещё те три килограмма, предыдущие.

– Как ты это терпишь?

– Вот, вот.

В этот вечер после разговора с Олегом, я почувствовал себя здесь совсем не лишним, и хоть обсуждали всё только девушек и женщин, я почувствовал, что нужен своему брату, так же как и он мне.

А потом уже, когда поднялся к себе в комнату, лёжа в постели, я придумал новое свидание, такое, которого Аня Зацепкина точно никогда не забудет.

Глава 16

Аня

Обижена, да это вообще не о чём – я в ярости!

В самой настоящей ярости, какая есть. Домой пришла, бросила сумочку, кинулась на кровать и подумала поплакать. Но слёзы не шли, и решила пойти к Дуне – пожаловаться. Хотелось кому-то излить своё негодование и это точно должна быть не Оля. Потому что она начнёт защищать брата. Она слишком добрая.

– Нет, ты представляешь, – жаловалась я поварихе, – я в его комнате, в его объятьях и заходит эта развратная женщина – жена его брата. Я сразу поняла, между ними что-то есть. Она как будто к себе домой зашла в его комнату. А что если всё время так?

– Она и так у себя дома. Может, дверь припутала?

– Да откуда я знаю, – капризно дернулась я в негодовании.

Дуня резала морковку на досточке и кидала в сковороду, а потом быстро перемешивала.

– Ты давай меньше придумывай, а то накрутишь себя, а потом будешь как все – злобной девицей, вечно следящей за своим парнем. Туда не ходи, сюда не ходи. Парни, таких не любят.

– А по твоему это нормально, когда взрослая тётя заходит к нему в комнату? Что я должна думать? Это ещё неизвестно что между ними происходит.

– А она красивая?

– Нет конечно, такая, вся из себя зализанная, наколотая ботексом.

– Значит так, ревность хороша в малых количествах, но когда она всё заполоняет, дела не будет. Уймись. В конце концов, от тебя всё зависит, будь гордой и правильной.

– Тебе легко говорить. А я как вспомню, так передергивает всю.

Весь вечер впустую, а я уже чувствовала, что не могу без него ни одного дня прожить. И теперь ещё эта ревность. Полночи крутилась, вертелась, а наутро успокоилась. Теперь пусть побегает за мной, если у него это получится. Не факт что я вообще после вчерашнего на что-то соглашусь.

Как и предполагала, он прискакал на своей этой старомодной машине, ещё даже полдень не наступил. Папа уехал по работе. Как будто чувствуя что отца нет, Тимофей смело вошел в холл и, не дожидаясь когда горничная пойдёт меня звать, с видом хозяина начал подниматься по лестнице.

– Далеко собрался? – сказала я и повернулась кресле. – Что-то я не помню, чтобы приглашала тебя.

– Так пригласи, – он обернулся, одарил своей обалденной улыбкой и стал вальяжно спускаться.

О, боже каждая его клеточка прекрасна. Он просто рубит меня наповал всем видом, и я забываю, что хотела сказать такого для него неприятного.

– Не буду я тебя приглашать.

– Что так сердито?

– А ты подумай хорошо.

– А, ты по поводу вчерашнего? Это случайность. Диана объяснила мне и своему мужу, что случайно зашла в комнату, по ошибке. Я конечно был возмущён подобной выходкой и хотел даже съехать из их дома, но они заверили, что такое больше не повторится.

Я слушала и верила каждому слову. Так просто всё объяснилось. Но дурацкие мысли, откуда-то лезут и лезут и заставляют дерзить и возмущаться.

Тимофей обернулся, посмотрел, нет ли кого поблизости, подошел к креслу и оперся руками навис прямо надо мной. Ну что это такое, я уже не хочу ни на что сердиться и ругать его, я не хочу быть той злобной девушкой. Хочу быть нежной, ласковой и покорной, пусть только коснётся меня.

И он коснулся губами моих губ. Я даже потянулась в ожидании большего. Чтобы его язык проник мне в рот и…

Он быстро отстранился, глянул на лестницу.

– Так что, я заеду за тобой вечером, часиков в девять?

Я разочарованно вздохнула и кивнула головой, потому что не было слов, этот… даже не знаю как его назвать, заставил меня обиженно замолчать.

Глава 17

Тимофей

Она точно не забудет этого никогда, а может, и я не забуду. У меня идея просто отлётная.

В девять заехал за Аней. Она уже ждёт. Конечно, как такого как я не ждать? Попробовала бы. Вижу, глазками блымкает, хочет меня. Это даже доказывать не надо. Вот и посмотрим сегодня, до какой степени она меня хочет. Я-то готов в любую секунду.

Ну, может не в любую, вспомнилась Диана из офиса. То случайность. Простая, нелепая случайность. Не стоит и вспоминать.

Что за юбчонка на Ане? Что-то не помню её в коротком. Сама намекает, что ж, так даже удобнее будет. А майка, у-у-у-у, что за майка. Это что там соски? Надеюсь, её папаша не видел, как она выходила. Молодец девочка, быстро учится. Нужно надевать то, что будет легко и удобно снять или хотя бы стянуть.

Разглядывая её, я сладко улыбнулся, а она как будто не заметила прошла и села в машину. Посмотрим, как ты загоришь, когда я…

Короче, сначала я повёз её в небольшой бар на окраине Южного. Здесь когда-то, с друзьями надирался, до состояния полной потери пространства. Теперь в планах другое. Пространство, пусть слегка потеряет Аня. Включим её смелость до такой степени, чтобы…

Ладно, потом.

В баре мы выпили, вернее она выпила коктейль, я сказал ей что безалкогольный. Сам сделал вид, что пью, мне ещё везти её по улицам города, пусть я лучше буду трезвый. После второго коктейля, она уже разглядывала меня с любовью, и говорила:

– Я тебя просто ненавижу. Вот просто ненавижу и всё! Что ты вообще о себе это возомнил!

– Просто, хочу на тебе жениться, – как мантру повторял я.

– Во, тебе, – она показала дулю и кажется на нас стали обращать внимание.

– А знаешь, я передумал. Я уже не хочу на тебе жениться, – я встал, кинул деньги на стол и пошел к выходу.

Удивлённо она проводила меня взглядом, а потом вскочила и побежала за мной. Я вышел из бара и пошел в подворотню, она за мной. Я завернул за угол, там только каменные, грязные стены, и какие-то полуразрушенные постройки.

– Ты куда? – бежала она за мной, а я шел, уводя её подальше от городской суеты в джунгли полуразрушенных домов, в царство теней и тишины.

Я прошел до следующего поворота, завернул за угол и когда она забежала за мной, схватил и прижал к стене.

– Ты чего? – ничего не понимая, вскрикнула она.

– Хочу тебя прямо сейчас.

Я осмотрелся, вокруг никого. Взял её за запястье и притянул к себе в темноту, где даже если кто-то пройдёт мимо нас, то совсем не заметит.

– Я скучаю по тебе, хочу целовать тебя, – я трогал её грудь и чувствовал, как мой член отозвался и стал упорно пробивать себе дорогу в штанах.

– Ты идиот, если думаешь, что я будут здесь, с тобой…

Я закрыл её губы своими губами и засунул язык ей в рот. Она тут же присосалась ко мне и я, недолго думая, задрал ей юбку и потянулся пальцами в её трусики, отодвигая и прокладывая путь к её щели. Влечение к ней, какое я испытывал, кажется ещё не испытывал ни к кому. Тело Ани словно вспыхнуло в один момент, так и просило, чтобы я трогал его, не останавливаясь. Мои пальцы гуляли везде, где только умели проникнуть.

Я чувствовал её желание, повернул к стене лицом и прижал к себе бёдра. Аня прогнулась, подставляя промежность. И я быстро расстегнул брюки, отодвинул полоску трусов и с наслаждением, даже восторгом, быстро насадил на свой разгорячённый член подставленную мне плоть.

Сначала я мял её грудь через майку, потом просунул ладони под её майку и сжал соски. Резкими движениями, я трахал её в подворотне, с наслаждением вставлял член глубоко в её щель, и смотрел, как при свете луны вздрагивают её круглые бёдра.

– Я ненавижу тебя, ненавижу, – повторяла она, и я схватил её за шею и повернул к себе голову.

– Хорошо, ты можешь ненавидеть меня.

Её податливое тело, словно лиана, вилось, мягкими изгибами. Руки, тянулись ко мне, притягивали, и тащили за собой. Стройные ноги, такие круглые и упругие бёдра, я таял от одного только взгляда на эти окружности. В темноте, они казались волшебными шарами, которые непременно нужно трогать и гладить, и засовывать между ними пальцы.

Она поворачивалась, тянулась ко мне губами и мой язык настойчиво и властно проникал между её губ. Сильнее, ещё и ещё, я вставлял член и порой она вскрикивала. Её грудь вздрагивала, и ладони Ани упёрлись в стену, которая царапала и колола пальцы. Но мы как будто не чувствовали ничего, только сила желания, и ничего больше.

– Ты отвратительный!

– Да, я такой! И я хочу трахать тебя!

Она потянулась и напряглась, затихла и выдавила стон, которого я ещё не слышал от неё. Впрочем, я ещё мало чего от неё слышал. И так меня прорвало. Ещё несколько раз я дернулся и кончил прямо в неё, и она растянулась по стене и вздохнула.

– Черт, зачем ты притащил меня сюда, в это грязное место?

– Чтобы тебя трахнуть.

– Ты только и хочешь трахаться.

– Я хочу трахаться только с тобой.

Она стояла, прислонившись к стене с задранной юбкой и спущенной майкой. Настоящая развратница. И я тогда осознал конкретно, что да, именно её я хочу трахать.

Это – чистая правда. Я не вру.

Глава 18

Аня

Домой я зашла всклокоченная, грязная и усталая. Такое впечатление, что облапана и даже унижена. Но почему ощущаю себя на седьмом небе от счастья. Хотя впечатление двоякое, с одной стороны какая-то униженность, а с другой непреодолимое желание ещё раз проделать всё заново.

Да, хорошо что не видел отец, а то бы точно запретил эти все свидания. Хотя он ведь тоже не дурак, знает сколько мне лет и понимает, у меня должна быть своя личная жизнь. А Тимоша, как никак – мой жених. Конечно, папе сильно не понравилось бы то, что этот отвратительный тип творит с его маленькой дочуркой. Но извините – это не его дело.

А может согласиться на предложение Тимофея и выйти за него замуж?

Ну нет, тогда он престанет придумывать всякие отвратительные свидания, и быстро ко мне охладеет, а я этого не хочу.

А что если, он и так охладеет ко мне, и что если к тому моменту, когда я соглашусь за него замуж, он уже не будет меня так хотеть?

Приняла душ, растянулась на кровати и, вспоминая грязную стену, и пальцы Тима у меня между ног, заснула счастливейшим сном.

– Собирайся, мы едем в П.

Папа вошел в комнату, подошел к окну и раздвинул шторы.

– Чего? Я не поеду, – возмутилась я спросонья.

Перевернулась и стала тереть глаза, пытаясь понять в чём дело.

– Одну тебя я здесь не оставлю. Мы с Олей едем, а ты с нами, это не обговаривается.

– Но я не хочу. Я взрослый человек и ты не можешь меня заставить!

– Могу, я твой отец и оплачиваю все твои счета, так что поднимай задницу и собирайся.

– А мне всё равно, можешь не оплачивать. Я тогда сразу пойду и выйду замуж за Платонова, он только и мечтает об этом.

– Ну вот когда выйдешь за него замуж, пусть он тогда и командует, а пока – я здесь хозяин.

– Командуй своей женой, раз женился! А мне уже не хочется тебе подчиняться.

– Аня, последний раз говорю, собирайся.

– Нет, – я надула губы.

– Хорошо. Тогда – ты остаёшься.

– Ура!

– Но дом будет закрыт, и тебе не разрешено выходить отсюда.

– Что-о-о, а как же..?

– Никак. Я хочу контролировать твои похождения.

– Почему-то вчера ты совсем не горел желанием их контролировать. И даже не знаешь, чем я вчера вечером занималась.

– Это ты так думаешь, что я не знаю.

– Что? – я притихла и посмотрела на папу.

– То, что слышала. Я – знаю всё, поверь.

– Ты следишь за мной, да как ты смеешь?!

– Смею, я твой отец. Поэтому теперь никаких свиданий. Если такая любовь, выходи за него замуж, а не шляйся по подворотням, как шлюха.

Я потупилась, отвечать было нечего, я действительно вчера вела себя, как настоящая шлюха.

Ну и что Тима – мой жених! Имею право с женихом. А может это и правда было очень неприлично?

Да пусть они все идут куда подальше, как хочу, так и веду себя. Подумаешь.

Глава 19

Тимофей

Вот тебе и Аня, а всё прикидывалась. Это ж сколько она ждала своего принца, то есть меня, что так изголодалась. Ещё немного, и это не я её буду раздевать, а она меня. Это же какой костёрчик я поворошил.

Ну ничего, дай только время, будешь прыгать на меня, как бешенная белка и кричать, чтобы я трахнул тебя хоть где-нибудь. А я ещё подумаю трахать или нет.

Испытания она мне тут устраивает, а я вот возьму и завтра не приеду, что тогда будешь делать?

Это подвешенное состояние просто раздражает, а эта чертова зависимость просто бесит. Я бы может и так её полюбил, но само знание, что я должен влюбиться и влюбить её в себя, прямо мешало. Мне всё время казалось, я делаю что-то не так. Да, всё не так. Придумываю дурацкие свидания, а она смеётся надо мной у себя дома.

Какого вообще хрена я так стараюсь?

На завтра, конечно же, поехал к девяти. Не договариваясь. Но, что за ерунда, трезвонил у ворот, стучал, даже ногами, а калитку так никто не открыл. Уехали что ли куда-то, ну так нужно позвонить, придётся явиться – без сюрприза.

Достал телефон, набрал номер Ани. Гудок, ещё гудок.

– Алё.

– Я вообще-то, тут под воротами стою, – сказал я недовольно.

– Папа уехал и закрыл меня в доме, – грустный голос на том конце.

– Ты что не можешь как-нибудь выйти.

– Нет. Он сказал – больше никаких свиданий.

– Что-то-о? Это как?

Она замолчала, и я понял почему. Видно отец требовал выходить замуж, а она хочет ещё немного меня поколбасить, чтобы ещё больше влюбить. Короче сама на свои же грабли встала.

– Ну, так чего? – снова спросил я, – Может мне через забор удастся перелезть?

– А ты сможешь?

– Конечно, – уверенно сказал я, но совсем был в этом не уверен.

Заборчик то у них о-го-го, и наверное повсюду камеры напичканы. Ладно, посмотрим, что можно сделать.

Я прошел туда-сюда, потом по дорожке к пляжу и там увидел, одно дерево очень близко стоит забору и такое оно удобное, чтобы залезть.

Ну что ж проверим, на что я готов ради любви. А уверен ли я, что это ради любви, а не миллионов, которые бегут за мной, дышат в затылок и никак не могут догнать?

Я схватился руками за ствол и полез, не так чтобы ловко, но вполне себе нормально, как для человека, с детства не лазившего по деревьям. И уже через минуту я смотрел во двор Зацепкиных с высоты второго этажа.

Увидел окна Ани и её саму лежащую на кровати. Со скучающим видом, она рассматривала что-то в телефоне. Оценил обстановку, прыгнуть с дерева во двор можно, но потом никак не выберешься, если только через ворота выйти. Но что всё это по сравнению с тем, что сейчас я увижу её – Аню.

Ещё раз прицелился, чтобы не сломать ногу и прыгнул в траву у забора. Присел, прислушался и мелкими перебежками, прячась за деревьями, побежал к дому. Но прятаться, конечно глупо, когда не знаешь где камеры. У дома прижался к стене, набрал номер Ани.

– Я возле дома, как мне войти?

– А, ты здесь, я сейчас.

Прижавшись к стене, я стоял ещё несколько минут, а потом увидел светлый силуэт в темноте. Аня махнула мне рукой и пошла вглубь парка. Мы подошли к калитке и Аня достала ключ.

– У тебя был ключ! – возмутился я.

– Тише, – она отперла калитку, мы вышли, и Аня заперла её, – просто хотела посмотреть, на что ты способен, чтобы меня увидеть, – она улыбнулась.

– Ну как, увидела?

– Да, теперь я вижу, что ты действительно в меня влюблён.

– Что это ты себе решила? Просто, хотел спросить, как ты себя чувствуешь после вчерашнего.

Мы шли по дорожке к пляжу и шутили, и было так хорошо, что я даже на какое-то мгновение позабыл о своих миллионах. Хотелось ходить, разговаривать, и смеяться. Мы так и делали. Бродили по пряжу, брызгали друг на друга водой, смеялись, догоняли друг друга.

И кажется, я даже почувствовал какая она хорошая, очень хорошая. Просто раньше нам было не до разговоров.

– Папаша твой надолго уехал?

– На неделю.

– А в доме кто, охраны много?

– Да они дрыхнут давно.

– Так может, к тебе пойдём, – я хитро улыбнулся.

– Нет, нельзя. Не хватало, чтобы тебя в доме поймали. Что они обо мне скажут?

– Это разве тебя заботит?

– Да, заботит, а ты как думал? – обиженно обернулась она.

– Но ведь я – твой жених.

– Ну и что, я должна вести себя прилично, а не тянуть мужчину к себе в спальню.

– С каких пор ты решила вести себя прилично? – я усмехнулся.

– Что? То есть, по-твоему, я веду себя как шлюха?

– Нет конечно, я так не сказал?

– Но ты подумал, – она сердито глянула и пошла вперёд, – всё, не приближайся ко мне больше. Иди себе, проходи мимо. Раз я шлюха, нам нечего делать вместе.

Я уже пожалел что затронул.

– Да не цепляйся к словам, ничего такого я не имел ввиду.

– А мне не важно, – она пошла к дому, и я поспевал за ней, хватал за руку, но Аня вырывалась и шла дальше. У калитки она остановилась. – Я не хочу тебя видеть, уходи сейчас.

– Да что я такого сказал?

– Пойди и подумай, – она открыла калитку, вошла в неё и я услышал, как повернулся ключ в замке.

Ещё немного я постоял, потом пошел к дереву, залез на него и посмотрел на окна Ани.

Она вошла в комнату и упала на кровать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю