290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Невеста для миллионера (СИ) » Текст книги (страница 3)
Невеста для миллионера (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Невеста для миллионера (СИ)"


Автор книги: Марианна Кисс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц)

Глава 8

Когда я вернулся в дом, на лужайке перед домом Оля подошла ко мне.

– Ну как? Что она сказала?

– Кто? – быстро спросил я, так как в мыслях моих всё ещё была девушка с пляжа.

– Тётя конечно, кто ещё? – засмеялась Оля.

– А, она. Не знаю, темнит что-то. Расскажи лучше, как ты живёшь, что делаешь?

Она сначала потупилась, а потом весело посмотрела на меня и сказала:

– Ничего не делаю. Жду, пока тётушка выдаст меня замуж за своего друга.

– Что за ерунда? Ты что не знаешь за кого?

– Знаю. Это – Зацепкин.

– Подожди, – в непонимании я прищурился, – это тот – Зацепкин, с которым она когда-то вела дела?

– Да. Теперь они уже не партнёры, но остались хорошими приятелями.

– Но, он же почти старик! – воскликнул я и возмущённо посмотрел на Ольгу.

– Лучше не встревай в это. Всё равно ты ничего не сможешь изменить. Только навредишь мне.

Удивительно и непонятно, она так просто об этом говорила, как будто была уверена, что ничего не изменится. Это возмутило меня до глубины души.

– Что может быть такого между вами? Он старик, а ты молодая девушка?

– Он не старик. Ему всего – пятьдесят пять.

– И ты так просто говоришь об этом.

– Прошу тебя Тима, не нужно. Зря я тебе сказала. Теперь жалею.

– Ну хорошо я не буду так кричать. Просто я не могу понять зачем, для чего всё это?

Ольга потупилась, а потом посмотрела на дом.

– Кажется, кто-то приехал. Это, наверное Олег, – она глянула на меня, – ты встретишься с ним сегодня?

Пока я не решил, как поступить. Но отлучение от дома уже настолько мне надоело, что сейчас я готов был встретиться с кем угодно, лишь бы поставить хоть какие-то точки в наших отношениях.

Я немного подумал, и решил, тянуть больше некуда, нужно идти и смотреть брату в глаза. Семь лет прошло, сколько ещё бегать окольными путями.

И мы пошли к дому.

Когда Оля и я поднялись по лестнице, дверь открылась и Олег, собственной персоной вышел нам на встречу. Крупная фигура, костюм, галстук. Строгое лицо в приветливом выражении, насколько она могло себе это позволить. Неподвижная мимика, тонкая улыбка, говорила о том, что он рад меня видеть.

– Легче заставить гору переместиться в Южный, чем заставить тебя Тимофей, сесть в самолет и нас навестить.

Он подошел очень близко и теперь совсем не казался строгим.

– Дела, знаешь ли, держат меня. Никак не вырваться, – ответил я с приветливой настороженностью.

– Надеюсь, тетушка Эльвира, не слишком потревожила тебя своим письмом?

– Нет, не сильно. Теперь я уже понял, какую оплошность совершил, так давно не приезжая к вам.

– Если ты думаешь, что я еще сержусь на тебя, то можешь не беспокоиться. Все говорят, я должен сказать тебе – спасибо. Но знаешь, ты сукин сын, всё-таки расстроил мне свадьбу и тогда я совсем не собирался тебе это прощать. А теперь, спустя столько времени, я действительно могу сказать – спасибо братишка, – и он протянул мне руку.

Секунду я в нерешительности стоял. Не то чтобы не верил своим ушам, а просто не ожидал такого услышать. Но потом взял руку, и уже продолжая его шутливый тон, ответил:

– Да всегда, пожалуйста. Если нужно обращайся.

Мы рассмеялись. И Ольга тоже смеялась с нами. Потом мы выпили кофе, что принесла горничная Тамара и ещё немного поболтали о том, о сём. В основном о прошлом. Вспомнили пару случаев из детства.

В общем, я вполне себе понял, что если бы приехал хотя бы на пару лет раньше, возможно и не было бы так, как сейчас. Возможно, обида брата ещё бурлила бы и не дала нам того, чего мы достигли сегодня.

Так что, как говориться, всему своё время. Некоторые блюда должны отстояться, какие-то – даже остыть.

Олег предложил остаться, и я не отказался. Раз топор войны зарыт навсегда, то почему бы снова не приобщиться к семье.

Удивительно, но за все эти несколько дней, я только пару раз вспомнил о малышке Вике. Я-то ладно, но и она, как будто, не вспоминала обо мне вовсе.

Одна единственная смс-ка – ”Как ты? Я скучаю?”.

И всё? Странно.

Хотя теперь меня это уже не слишком тревожило. На её претензии, я всегда мог сослаться на большую занятость. А теперь вижу, она не слишком скучает.

Хорошо, что отношения наши были построены на свободе, и никто не требовал ни от кого отчёта. А отчёт о последних днях, я никак не собирался кому-то давать.

Тем более о том, что я почувствовал стоя на пляже и провожая взглядом девушку в белом платье.

Глава 9

Аня

Сначала я просто шла, а потом побежала.

Что это, зачем? Отчего? От кого?

От кого я бегу, сама не знаю.

Этот пляж – я знала, что когда-нибудь он приведёт ко мне человека, которого я полюблю сразу и навсегда. С первого взгляда.

Неужели это и есть такой человек. Не знаю, не могу понять. Да нет, это не он, я любою другого, своего жениха. И тут я вспомнила, что сказала Дуня. Значит, от того я могу просто отказаться. Если он мне не понравится. И теперь, я это поняла, он точно не понравится мне ни в каком виде.

Сегодня я поняла, кто мне нравится. Тот человек с пляжа.

Кто он, к кому приехал? К соседям? Откуда он вышел? Я не успела этого заметить, когда повернулась, он уже шел. Ах, какая невнимательная. Ну почему не заметила?

Вечером, когда я легла в кровать, и моя голова опустилась на подушку, я почувствовала, как проваливаюсь в новую мечту. Вот она совсем близко со мной, где-то в соседних домах.

Ненадолго. Он сказал, что приехал ненадолго. О Господи, пусть он задержится здесь, и пусть почаще гуляет по пляжу. Спасибо Господи.

Утром, только лишь открыла глаза, тут же вспомнила о нём. Вскочила с кровати и побежала в душ. Я торопилась. Мне хотелось, чтобы этот прекрасный день поскорее приблизился к двенадцати, чтобы папа поехал на фирму, а я побежала бы на пляж.

И теперь я уже я не стану сидеть, я пройду туда, в ту сторону, откуда он пришел. Может, его увижу.

Но чем ближе к двенадцати, тем больше я сомневалась. Тем лучше понимала, что всё это смешно и даже глупо. Бежать туда и ждать мужчину. Это же неприлично. Да, неприлично. А что если он просто вышел погулять, а его жена в это время сидела где-то в тени деревьев.

Да нет, тогда бы он вряд ли стал заговаривать со мной, и не стал бы меня рассматривать так откровенно. О Боже, а ведь он и вправду, разглядывал меня слишком смело. О чем тут думать – никакого пляжа.

Это – неприлично!

Но в двенадцать, как только закрылась дверь за папой, я пулей побежала к калитке.

Два часа, бродила по песку туда-сюда. Сидела, на своём любимом месте. Сто раз открывала и закрывала книгу, которую для вида взяла с собой.

Внутри напряженное ожидание. И только вот непонятно зачем я ждала? Если встреча та, была лишь случайностью? Если этот человек, просто вышел один раз на пляж, перед тем как уехать?

А я, как дурра теперь буду ждать и каждый день надеяться, может он ещё раз покажется и так же, как тогда, смело на меня посмотрит.

Мне было стыдно от того о чём я думала, что представляла. Но совершенно ничего не могла с собой поделать. Я не виновата, в том, что хочу увидеть его снова. Хочу, чтобы он дотронулся до меня. Да что там, наверное даже хочу, чтобы он взял меня на руки и унёс куда-то подальше, в каменную пещеру, а там…

Я повернулась и увидела его…

Глава 10

Тимофей

На следующий день, общая встреча не состоялась. Тётушке стало хуже, приехал доктор. Наколол её лекарствами, посоветовал нам не беспокоить Эльвиру аж до завтрашнего утра. Горничная Тамара следила за состоянием тётушки, а я слонялся по дому в ожидании хоть каких-нибудь новостей.

В конце концов, я понял, что это дурная трата времени и ведомый каким-то пятым чувством или шестым, решил снова прогуляться по пляжу. Кто знает, может и сегодня встречу эту прекрасную, юную фею, которую встретил вчера. Не то чтобы хотелось приключений, а просто нужно было убивать время. И мне хотелось делать это с пользой, и приятно. Хотелось бы в разговоре с прекрасной незнакомкой.

В другое время я прошелся бы по злачным местам, но ещё не вечер, и пляж манил меня почему-то сильнее.

Только я вышел на песок, сразу увидел её. Совсем недалеко. Видно она бродила по пляжу, как маленькая Асоль когда-то в ожидании своего Грея.

Ну что же, вот и я. Твой Грей.

Я пошел за ней. Расстояние между нами сокращалось с каждым моим, широким шагом. Я хотел настигнуть её, до того как она увидит меня и возможно испугается.

Сегодня я не мог рисковать. Нужно было приблизиться так, чтобы успеть схватить её, если вдруг она побежит. Чтобы в этот раз, она так просто не ушла. Без касания, без поцелуя. Я хотел появиться внезапно, но всё же не испугать.

Она обернулась, и на щеках её вспыхнул румянец. Но я не увидел испуга. Нет, нет. В её глазах его не было. Розовое платье, стянутое на талии, делало её ещё более свежей и похожей на прекрасную принцессу.

– Здравствуй, – сказал я.

– Здравствуй, – она смущённо отвела взгляд и повернусь, чтобы идти дальше.

Я быстро взял её за локоть и потянул к себе. Не знаю, что на меня нашло, просто боялся, что она сбежит. Я прижал её, а она упёрлась маленькими ладошками мне в грудь и пыталась высвободится.

– Не вырывайся. Ты не сможешь.

– Я боюсь, – сказала она и подняла голову, посмотрела мне в глаза.

– Не бойся, я ведь с тобой.

– Я – тебя боюсь.

Она сопротивлялась, и я чувствовал, как дрожит её тело. Оно напряглось, но мне показалось, что сопротивление это не настоящее. Оно слишком слабое, для настоящего. Моя рука легла на голову девушки, я нагнулся к её лицу и совсем близко приблизил губы к её губам. Она замерла и дрожь прекратилась. Я увидел, что глаза её закрыты, она ждёт поцелуя. И тогда я легко коснулся её губ.

Я вдохнул её запах, который тут же окружил меня со всех сторон. Запах фиалок. Почувствовал, что попадаю в какой-то волшебный мир цветов. А цветочная принцесса стоит передо мной и ждёт моего поцелуя.

Тогда я обхватил её руками и прижал к себе. Губы мои снова прижались к её губам, я попробовал проникнуть языком в её рот, но она как будто не ожидала, или не могла этого понять, тут же отскочила, что я даже от неожиданности оторопел.

– Что вы делаете?

– Целую тебя.

– Это уже не поцелуй, а какое-то… – она не могла найти слов.

– А какой по-твоему поцелуй? – я искренне удивился.

– Поцелуй это что-то совершенное, мягкое, трогательное.

– Ну, хорошо, давай сначала, – я улыбнулся, но и насторожился. Что-то с ней не так.

Я подошел к ней, снова обхватил её за талию, одна рука потянулась к бёдрам и девушка снова отскочила.

– Что опять не так? – возмутился я.

– Вы много себе позволяете! Мы ведь с вами даже не знакомы!

– Так давай познакомимся, – я терял терпение.

Неожиданно она вздрогнула всем телом, повернулась в сторону дома, и прислушалась.

– Мне пора, – выпалила она и побежала в сторону ограды.

– Приходи сегодня вечером, в девять! – только и успел крикнуть я.

И не знаю, ответила она или нет. Я повернулся и пошел дальше по пляжу.

В дёвять я уже бродил возле того места, где мы с ней расстались. Не знаю, чего я ждал. Может быть не нужно бы заводиться с этой девочкой. Ведь она совсем ещё молодая, и, судя по тому как она себя ведёт, совершенно неискушенная.

Я чувствовал ответственность, но почему-то всё равно не уходил и ждал и хотел чтобы она пришла. Хотел обнять её снова и снова поцеловать.

Какое-то странное желание, граничащее с запретом. Я думал о том, что могу навредить ей, но совершенно не мог от этого отказаться. Ведь её диковатый взгляд и резкие движения так притягивали меня. Её чистота и… я только сейчас об этом подумал и кажется, даже – девственность.

Ну конечно! Какой же я осёл! Как я сразу не догадался!

Она, явно ещё ни разу не целовалась, что уже говорить об остальном.

И что это меняет? Что нужно от неё отказаться?

Нет, теперь тем более – нет.

Я, как паук почувствовавший добычу, притаился и теперь ни в коем случае её не отпущу.

Только бы она пришла.

Глава 11

Аня

Было страшно, очень страшно. Я совсем не понимала, зачем делаю это.

Зачем в восемь, сказала отцу, что пошла спать? А сама подложила под одеяло подушки, чтобы казалось, что это я сплю, если вдруг он захочет заглянуть в комнату.

Зачем незаметно, через заднюю дверь выскользнула из дома. Я не знаю, что толкало меня. Я бежала по тропинке и остановилась только тогда, когда увидела в темноте силуэт. Он двигался, останавливался, а потом снова шел.

Колени мои дрожали, я прислонилась к дереву и наблюдала. Сердце вот-вот вырвется из груди. Я попыталась отдышаться, он заметил меня, и стал неумолимо приближаться. Я прижалась к дереву, боялась сдвинутся с места.

Он подошел. Я повернулась, и в тот же момент почувствовала, как он налетел, словно ураган. Схватил за талию, приник губами к моим губам, а его язык проник в мой рот. Я испугалась, попробовала вырваться, но он так сильно сжимал моё тело, что движения стали слабыми и уже скоро, я перестала сопротивляться.

Его смелый язык скользнул по моему языку и зубам и остановился. Я не сопротивлялась и постаралась ответить ему тем же. Может так надо. Он потянул мою нижнюю губу, я постаралась повторить это движение, и почувствовала, у меня получается. И это очень приятно. Мой язык проник ему в рот, и теперь уже я двигала и управляла. Удивительное чувство, необычное, но такое завораживающее, что я не могла оторваться от его рта, а он от моего.

Он втягивал мои губы, а я его. Мягкие, такие податливые, теплые губы.

– Ты пришла ко мне? Умница, – шептал он, – я жду тебя, хочу тебя. Ты такая красивая. Такая сладкая. Моя девочка. Не бойся, я не сделаю ничего плохого. Я не трону тебя. Доверься мне.

Он дышал мне в грудь и расстегивал пуговицы на платье. Всё больше оголяя мою грудь. Я прерывисто дышала и чувствовала невероятный страх, но и возбуждение. Мне хотелось, чтобы он говорил. Всё время говорил. Утешал бы меня и подбадривал. Ведь я такая неловкая, несмелая, глупая.

Совершенно безвольно я прижималась к дереву. Отдалась во власть этого мужчины, что так смело, завладел мной. Моя грудь вздымалась и когда он обхватил губами сосок, я глубоко вздохнула и почувствовала, как проваливаюсь в сладостную истому, как падаю, а он придерживает меня, и мы легли на песок.

– Девочка моя, ты прекрасна. Твоя грудь, такая сладкая, как мёд. Она великолепна, идеальна.

Он снова стал целовать сосок, а другой обхватывал ладонью. Я дрожала от стыда и наслаждения. Никогда ещё в жизни мне не было так хорошо. Теперь я поняла, какой во всём этом смысл. Он прекрасен – этот секс, о котором все говорят. И почему я не узнала всего этого раньше. Да потому что раньше не было – Его.

От удовольствия я откинула руки в стороны и выгнула спину. Мужчина положил ладонь мне между ног. Прошелся пальцами по промежности и по всем скрытым местам. Сначала я держалась, но он уверенно надавил, и пришлось раздвинуть ноги.

Он лёг на меня сверху и прижался и я почувствовала в штанах у него что-то твёрдое. Неужели это… Даже не хочу произносить это слово. Боюсь. Как страшно.

– Тебе хорошо? – прошептал он мне на ухо и посмотрел в глаза.

В темноте я различила лишь искорки и кивнула. Он покрыл мой рот своим и снова стал целовать, глубоко проникая в рот языком. И теперь я уже смело отвечала. Мой язык он двигается, извивается. Я подаюсь вперёд и ловлю движения его языка.

Ох, мамочки. Это странно, может я делаю что-то не так?

Он целовал меня и терся пахом о промежность, но брюки не снимал, даже не расстегивал. Потом взял мою руку и положил себе на брюки.

– Вот так я хочу тебя.

Я боялась что-то сказать, чтобы не выглядеть в его глазах совсем уже глупой.

В следующее мгновение его пальцы оказались у меня в трусах, и он стал тереть двумя пальцами переднюю часть промежности. Непонятно зачем, но внезапно я почувствовала, как волна удовольствия охватывает меня. Что-то необычное ворвалось в тело, заволокло его сладостной россыпью. Оно как будто каждую клеточку наполнило брызгами наслаждения. Я изогнулась, подалась к нему, сильнее раздвинула ноги. Я думала, вот сейчас он сделает то, что делаю мужчины с женщинами.

– Не торопись, ещё успеем, – прошептал он.

А я не понимала, зачем он издевается надо мной? Зачем не снимает брюки и не входит в меня. Ведь он хочет, так же как и я. Раз его орган уже такой твёрдый, значит, он должен будет войти в меня. Я знала, что будет боль, но была к этому готова. Изнывала от трепета и волнения.

Тело дрожало в ожидании боли, но я хотела испытать эту боль. Годы ожидания превратили меня в мину замедленного действия, я вот-вот должна была взорваться, прямо здесь, в его руках.

Платье, спущенное до талии и задранная юбка, всё это казалось бы таким постыдным в другое время, но сейчас, в эти моменты, когда по груди моей скользил язык мужчины, а рука его вжималась между моих ног, я уже хотела большего гораздо большего.

Я требовательно стонала, иногда вскрикивала, пытаясь дать ему понять, как мне хорошо и можно уже двигаться дальше. Но он только целовал мне шею и грудь, прикасался языком к губам, проникал в рот, а я отвечала ему и тянулась.

Каждое движение его пальцев по промежности, я старалась ловить и даже уперлась ногой, приподняла бёдра, как будто показывая – я готова, пожалуйста, ты можешь делать всё, что захочешь. Но он не делал, того чего я ждала.

– Какая ты сладкая, – шептал он, – вижу, как ты хочешь, но сегодня, я не доставлю тебе этого удовольствия.

Хорошо, что вокруг темно, и никто не видит, как я это делаю, иначе я могла бы умереть от стыда. Пальцы мужчины остановились, а потом снова задвигались, всё больше распаляя меня. Я почувствовала, как увлажнилась, и он снова провел ладонью по промежности. Теперь его пальцы скользнули дальше, мимо влагалища к другому отверстию, и я дернулась.

– Не бойся, тебе не будет больно, – прошептал он, и сильнее прижал меня к себе.

Мокрый от моей промежности, его палец легонько вошел с дырочку сзади, и я напряглась. Но он не стал там долго задерживаться, всего несколько лёгких толчков. Отчего я ещё сильнее изогнулась, подставляя грудь под его жадный рот. Это была мучительная сладостная пытка. Я не думала, что такое бывает.

Ему на голову я положила руку и другую на плечо и потянула на себя. И в тот же момент от движения его пальцев, в меня как будто ворвался ураган. Он сносил на своём пути все мои чувства. Я дернулась, выгнулась, застонала, как будто не хватало дыхания. А он всё прижимал меня к себе, и двигал рукой все быстрее.

И вот я, с тихим стоном, стала опадать.

Когда я затихла он обнял меня, и я поняла, что – люблю его.

Глава 12

Тимофей

– Мне пора, – засуетилась она, – если отец увидит, что меня нет, будут проблемы.

– Он что, такой злой?

– Не злой, просто строгий.

Я обнимал её, прижимал к груди и никак не мог отпустить. Её запах пьянил меня и не знаю, как я сдерживал себя, чтобы не распластать её и не насадить на свой возбуждённый член.

Нет. Не сегодня. Я должен вытянуть всё соки из неё и её тела, но не сразу, постепенно. Просто трахнуть, это даже неинтересно. А трахать растягивая удовольствие, да ещё ту, что действует на меня, как красная накидка на быка.

Только я хотел что-то спросить, как она резко подскочила, начала быстро застёгивать платье. Прислушалась и не успел я даже встать, как она побежала и её платье мелькнуло в темноте.

Черт, снова убежала.

Ну, теперь хотя бы знаю, что она непременно меня дождётся.

Я немного повалялся на песке, рассматривая звёзды, а потом встал и поплёлся к особняку тётушки Эльвиры.

***

На следующее утро, в без десяти минут одиннадцать я, как самый прилежный племянник, топтался в парадной гостиной, в доме тетушки Эльвиры. Так как пришел самый первый, то пришлось в одиночестве рассматривать портреты прадедов, что висели на стенах.

Вообще я не сильно интересовался прошлым и старался не далеко заглядывать в будущее, но лица этих мужчин в данный момент показались мне такими торжественными и важными, что на какие-то полминуты я даже представил, что они говорят со мной.

– До чего ты докатился Тимофей, ты позоришь наш род. Ты не достоин нашей фамилии, – сказал с портрета бородатый мужчина.

– Ты упал так низко, что даже нет уже ни одного адвоката, который сможет тебе помочь, – покосился человек с густыми усами.

– Что вы хотите, от него просто нет никакого толку. Он глуп, как башмак. Убирайся, – повернулся ко мне человек в шляпе. – Уходи, ты ничего не получишь!

Я почти поверил в эти их слова и повернулся, чтобы посмотреть, не идёт ли кто. И тут боковые двери открылись, вошли Олег и Ольга. За ними невысокий мужчина в золоченых очках и черной папкой под мышкой. Он держал за ручку портфель из крокодиловой кожи, каких уже наверняка не делает не одна уважающая себя фабрика, настолько он был старомодный.

Мужчина с деловым видом уселся за стол и сразу же разложил перед собой папку и ещё несколько предметов, которые достал из портфеля. Когда закончил эти манипуляции, он как будто вспомнил, что в комнате не один и окинул меня любопытным взглядом, потом снял очки и сказал:

– Тимофей Александрович, прошу прощения, я не заметил вас, когда вошел.

– Ой, простите, – поспешил исправить оплошность Олег, – Тимофей, позволь представить – Горшков Афанасий Николаевич. Нотариус.

Тот кивнул, я кивнул в ответ.

– Ну что ж, уважаемые господа Платоновы, – обратился нотариус к нам, – мы собрались сегодня по просьбе Эльвиры Эдуардовны Платоновой. Я – являюсь гарантом того, что документ, который сегодня будет подписан, единственный и не подлежащий изменению.

Массивная дверь, что вела из половины хозяйки, открылась. Опираясь на трость, вошла тетушка. Седые волосы зачесаны в пряди, темное платье всё из того же бархата, касалось пола. Тетушка осмотрела нас, и мне показалось, лёгкая усмешка промелькнула на её худом лице.

– Ну, вот мы снова все вместе. Хотя, что мешало и раньше собраться, вот так, – она строго глянула на меня, и прошла дальше, опустилась в кресло и махнула нотариусу рукой. – Вижу все в сборе. Будем начинать.

Тот откашлялся и угодливо сказал:

– Я собственно уже ввел в курс дела, так что можете в самом начале озвучить свои пункты, они же требования.

Тетушка осмотрела нас. На лице её застыло подобие улыбки. Она словно получала удовольствие от того, что хотела нам сказать. А перед тем, хотела запечатлеть в своей памяти наши лица, до того, как мы всё узнаем.

Олег заметно нервничал, Ольга потупилась, она как будто не собиралась удивляться ничему, что будет тут сказано.

А я, а что я? Я развлекался этим шоу. И если мне было не всё равно сколько получу, то как минимум, я не сильно обижусь ели не получу ничего.

– Сколько у меня денег всего-навсего, – повернулась тетушка Элеонора к поверенному.

– После точного подсчёта всех активов, в вашем распоряжении, на сегодняшний день шестьдесят два миллиона семьсот тысяч долларов. К тому же, ещё недвижимости, включая этот дом и виллу, на десять миллионов.

Я присвистнул. Хотя реакция эта моя, была скорее шуточной. Но всё же, если тетушка захочет отсчитать из этого, хотя бы малую долю, в виде пары миллионов, я совсем не обижусь.

Единственное чего пока ещё не мог я понять, зачем она позвала нас сюда?

Ради шоу, но из нас троих не слишком хорошее получилось шоу. Сестра и брат как будто безучастны, значит, они и без этого знают, сколько она им оставит. Так я полагал.

Мне же, по большому счёту, было все равно. Даст – значит даст. Не даст, ну что же, значит, не заслужил.

– Это не так много как кажется, Тимофей, – тётка будто удав, который проглатывает добычу постепенно, – Но это всё неплохо делится на троих.

Олег посмотрел на меня победоносно, словно сказал, слушай, что будет дальше.

И я прислушался.

На троих? Где-то в носу защекотало, и я с остервенением стал тереть нос.

Мне не послышалось? Продолжайте тётя!

– Олег – ты получишь свои двадцать миллионов и этот дом. Чтобы сохранить традиции нашего рода. Ты – достоин этого. И спасибо тебе за то, что не бросаешь меня. Хотя попробовал бы ты меня бросить, – она хитро посмотрела на Олега и тот покраснел.

– Спасибо тётя Эльвира, я навсегда останусь вашим верным племянником. Вы хорошо знаете, на что я готов ради вас.

“И ради ваших денег” – подумал я.

– Ольга – ты получишь свои двадцать миллионов в том случае, если выйдешь замуж за моего давнего друга – Владимира Зацепкина.

Ольга снова потупилась. Казалось, ей это не нравится, но она терпит.

Я возмущенно посмотрел на тетушку:

– Почему она должна выходить замуж за старика?

Все повернули головы, на меня, как на возмутителя спокойствия, и даже Ольга посмотрела с укоризной.

– Она может не выходить за него, но тогда не получит наследство.

– Но где справедливость?

– Тимофей, кто тебе сказал о справедливости. Это просто моё желание и желание Ольги. Ты не хочешь выходить за Зацепкина? – тетушка повернулась к Ольге.

– Хочу, тётя, – поспешила ответить Оля, и испуганно глянула на меня.

– Но ты же не хочешь, я вижу это, и вы видите, она не хочет! – я всё больше распалялся.

– Она может выбрать, чего она хочет! – повысила голос тётя Эльвира.

От возмущения я покачал головой и громко вздохнул, всем своим видом давая понять, что не согласен. Но раз они уже так решили, то не буду вмешиваться.

– И третье! – торжественно прозвучал в тишине зала голос тётушки. – Ты Тимофей, получишь двадцать миллионов долларов и виллу, при одном условии, – я повернул голову, словно в тумане увидел насмешливый взгляд брата и испуганный взгляд Ольги. – Ты, должен будешь жениться на Анне, дочери Владимира Зацепкина!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю