290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Невеста для миллионера (СИ) » Текст книги (страница 2)
Невеста для миллионера (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 05:00

Текст книги "Невеста для миллионера (СИ)"


Автор книги: Марианна Кисс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 9 страниц)

Глава 5

Аня

Очень люблю наш дом. Он кажется мне волшебным замком, в котором я, как принцесса Рапунцель, заточена в ожидании прекрасного принца. Только волосы мои конечно не такие как у Рапунцель, но они тоже почти золотые и папа часто называет меня Золотовлаской.

Обидно только, что глядя в зеркало, я понимаю, вся моя красота, о которой говорит папа, так никому и не достанется, пока я буду сидеть тут, с ним.

Конечно, я не считала себя такой уж красавицей, но и уродиной не считала. Спасибо и на том. Я не могла сравнивать себя с красотками из телевизора и журналов, но ведь каждый человек, какой бы он не был, может кому-то понравится. И я надеялась, что тоже кому-то понравлюсь и хорошо бы, если бы это был тот самый жених, о котором говорил папа.

Я много гуляла в парке у дома. Хоть со всех сторон он обнесен глухим, высоким забором, когда-то давно, мне удалось украсть ключ от калитки, за которой тропинка, что ведёт к морю. Когда отец уезжал, и я знала, что его не будет несколько часов, то выходила за калитку, и гуляла по пляжу. Да, если бы он об этом узнал, то наверняка разозлился бы, но иногда мне было всё равно. Так хотелось вырваться за стены этого замка под названием – дом.

А теперь наконец появилась настоящая мечта, не призрачная, как была раньше, а настоящая, подтверждённая словами отца. А он не стал бы говорить об этом просто так, потому что вдруг захотел меня утешить.

С того дня, когда отец сказал, что у меня есть жених, я при любой возможности убегала на пляж и сидя на песке, смотрела в даль, мечтала о новой жизни. Я представляла, какой он, тот парень, который станет мне мужем. Без конца я думала только об этом.

Выдумывала всякие образы, чаше схожие с киноактёрами. Он всегда был очень красивым. И благородным. Он обязательно полюбит меня, а я полюблю его. И жизнь наша будет очень счастливой.

Но где он, этот обещанный жених?

Проходят дни, и никто не стоит на пороге, ни просит моей руки, не зовет замуж.

Где он?

В конце концов, мне надело лежать одной в моей постели. Мне это надоело. Я хочу поцелуев, объятий, страсти и безумной любви. Когда же придёт этот день, и я смогу окунуться в это волшебное чувство? Неужели так и не будет мне дано то, что получают другие.

Одна я, как принцесса, закрытая в замке. В этом замке и состарюсь.

Я решила, если в ближайшие дни не будет никаких новостей, убегу из дома. Пойду искать своё счастье. Надоело ждать его здесь.

Только один человек знал обо мне всё, наша повар – Дуня. Она – самый близкий человек для меня, и даже ближе отца. Потому что с ней я могла говорить обо всём, что меня волнует, а с отцом нет. Дуня мне как мать. Она пришла в наш дом, когда мне было двенадцать и с тех пор она, хранительница моих секретов.

Да сколько у меня тех секретов. Калитка на пляж, да пара невыполненных просьб отца. А теперь, я шла с новостью о женихе.

В кухне запах божественный. Дуня всегда старалась накормить меня, а я ела мало и не всё, но запахи кухни всегда нравились мне.

– Что ты готовишь? – поинтересовалась я, как вошла.

– О, Анютка. Да суп из креветок, запеченную индейку с гарниром, на сладкое марципановые пирожные. А ты что слоняешься, нечем заняться?

– Скучно.

– Это понятно, – она быстро резала зелень.

Полная фигура Дуни, никогда ей не мешала. Она перемешалась по кухне, словно на колесиках, быстро. Мелькала то тут, то там. Я садилась на стол и мотыляла ногами, пока Дуня, сто раз меняла место своего расположения. Просторная кухня позволяла пройти немало по ней километров, прежде чем что-то приготовить.

– Ты знаешь, папа сказал, что у меня есть жених.

Дуня остановилась, повернулась ко мне. Круглое лицо с двойным подбородком, нос картошка, узкие голубые глазки, полные губы. На голове неизменная белая повязка, что придерживает волосы.

– Это с чего это он тебе такое сказал?

– Потому что я не хочу тут уже сидеть, я хочу чем-то заниматься, и общаться с людьми. Мне надело быть затворницей, я хочу чего-то большего. Выйти замуж.

– Это понятно, – Дуня снова начала перемешаться, – а кто он такой, жених-то твой?

– Платоновой племянник.

Дуня снова остановилась.

– Какой такой племянник?

– Не знаю, какой-то Тимофей.

– Твой отец пошутил верно? – недовольно глянула Дуня.

– Чего это?

– Тимофей Платонов? Младший племянник Платоновой?

– Да, вроде. Папа так сказал.

– Так он уехал отсюда после большого скандала, – вскрикнула Дуня, совсем не заботясь о моих чувствах и моих мечтах, с которыми я уже свыклась.

– Какого ещё скандала, – спросила я чуть не плача.

И Дуня только теперь поняла, что наговорила лишнего. Но отступать некуда, нужно договаривать.

– Ой, девочка, даже не знаю, рассказывать тебе или нет.

– Рассказывай уже. Всё равно ведь узнаю.

– Ну, было несколько лет назад, брат его Олег, задумал жениться. Так этот Тимофей, как раз перед свадьбой переспал с невестой брата. Ну конечно такой поднялся шум, и свадьба тогда расстроилась.

Я сидела на столе в кухне и смотрела в пол, а Дуня смотрела на меня.

– Зря я тебе это рассказала, теперь жалею.

– Да ладно ничего, – попыталась я выдавить улыбку. – Я то его ни разу не видела, так что всё нормально.

Я спрыгнула со стола.

– Ладно пойду, почитаю, – и я вышла из кухни.

Но только я вышла, притворила за собой дверь, тут же бросилась на второй этаж, в свою спальню, кинулась на кровать и затихла.

И почувствовала, как мечта рушиться. А человек, которого я, ещё даже не зная, уже почти полюбила, начинает падать с пьедестала, на который я, так опрометчиво успела его поставить.

Глава 6

Тимофей

Я зашел в номер и упал на постель. Настроение скверное. Не слишком мне нравилась вся эта затея. Лучше быть подальше от родственников, я уже привык. Но тревожное любопытство и, конечно же, некоторая финансовая заинтересованность, толкала меня на эту встречу.

Ладно, перетерплю все их булавочные уколы, а может и не только уколы. Делать нечего ради тёткиного наследства придётся быть вежливым. А что если эта её затея была выдумана, только лишь для того чтобы во всеуслышание, при всей честной компании объявить, что она лишает меня наследства. С неё станется. Вечно что-то придумывает, и не факт что хорошее.

С этими тревожными мыслями я встал, принял душ, переоделся и спустился в небольшую закусочную, что находилась сразу за углом недалеко от отеля. Аппетит ещё больше разыгрался, когда я вдохнул ароматы бекона и яичницы. Я почувствовал, что готов съесть очень много.

Почти все столики заняты, один в углу наудачу оказался свободным, и я быстро занял его, чтобы не пришлось идти куда-то ещё. Тихая музыка играла из аппарата, я настроился хорошо поужинать.

Подошла женщина лет пятидесяти. Темные с проседью волосы кокетливо зачесаны на бок, красные, чуть выпяченные губы, декольте почти не скрывающее морщинистую грудь.

– Уже выбрали? – улыбнулась она и стрельнула взглядом, – Эй, а я тебя помню, ты тот парень, из-за которого расстроилась свадьба Платонова.

– У вас хорошая память, – обречённо вздохнул я и пожалел уже о том, что не пошел в другое место.

– А ты молодец, – она словно и не собиралась уходить, а решила уже обсудить мою историю до конца, – прямо из-под носа этого напыщенного болвана, увёл невесту. Она, правда и была потаскушкой ещё той. Про неё такие слухи здесь ходили, что даже я краснела, а я, знаете ли, тоже не последний человек.

– Что вы можете предложить мне поесть? Вы простите, но я очень голоден, – я попытался вернуть её к более важному делу, за которым собственно сюда и пришел.

– Стейк со свинины и гарнир – то, что нужно.

– Тогда дайте стейк. Спасибо, – я достал телефон, всем своим видом показывая, что разговор окончен, но приставучая официантка никак не хотела уходить.

– Один стейк! – крикнула она кому-то за стойкой, чья рука показалась и махнула из-за стены, – ну так вот, я считаю, что ты правильно всё разладил. Он и сам-то этот Платонов, потом всё понял. Увидел собственными глазами, как она трахалась с Мишкой Барсуком. Вот то-то был скандал, похлеще твоего.

Я слушал историю и понимал, что так просто мне от неё не отделаться.

– А потом она, эта потаскушка – Машка, всё-таки выскочила замуж, за какого-то кожаного кошелька и укатила с ним в Москву. Представляешь?

– Да повезло, – подбросил я дровишек в огонь и женщина, посчитав, что разговор с ней мне очень интересен, продолжила.

– Только Олег Платонов не сильно долго печалился. Ему это ещё и на руку пошло. Что ты думаешь, не прошло и года, как он женился на Диане Самсоновой. Между прочим, её папаша, в Южном имеет неплохой бизнес. Вот тебе и так. Считай, что ты помог этому болвану, да ещё и как.

– Этот болван, между прочим – мой брат.

Она на секунду притихла, а потом открыла криво накрашенный рот и стала смеяться на всю закусочную сиплым, прокуренным смехом.

– Ой, не могу, так значит он – твой брат. Во дела. Ой, не могу, – она пошла за стойку в кухню и на некоторое время смех прекратился, а потом зазвучал с новой силой, но уже в два или в три голоса.

То, что меня здесь запомнили, уже само по себе не то чтобы радовало, но вносило в моё настроение некоторую домашность и не одинокость существования. Отчего-то здесь я чувствовал себя известным человеком, пусть на волне не слишком приличной славы, но всё же.

А ещё замечал, что все они вполне симпатизируют мне. Они смеются, но не зло. Улыбаются и подмигивают. И пока я ждал своего ужина, непривычно, но всё же приятно было ощущать себя знаменитым.

После закусочной я завернул в знакомый бар на соседней улице. Без особого энтузиазма выпил рюмку водки. Осмотрелся, ни одной приличной проститутки. И уже совсем без настроения, я отправился в отель, чтобы растянуться, в конце концов, на кровати и поспать нормальным, человеческим сном.

Утром я вызвал такси. Особняк тетушки Эльвиры, в той части города, где дома городских богатеев соревнуются между собой в роскоши. Правда её дом не был слишком напыщенным и не очень выделялся среди остальных. Те же кованые ворота, та же ограда усеянная пиками, верно для того, чтобы незадачливый вор уселся своим задом прямо на эти пики, так предусмотрительно для него подставленные.

У крыльца никого. Я осмотрелся в попытке встретить хоть кого-то, но вокруг ни души. Даже садовника дяди Миши не видно. Прислушался, но ничто не нарушало тишину. Только где-то на соседнем участке слышен был звук газонокосилки. Я нажал кнопу звонка.

Лёгкие шаги. Массивная, с резными узорами дверь приоткрылась, и я увидел горничную Тамару. Она сильно постарела за это время. Лицо её стало совсем морщинистым, но держалась Тамара всё также прямо. Если бы не это, тетушка давно бы её заменила. Хотя кто знает, может быть Тамара, так и будет открывать двери этого дома до глубокой старости.

– Добрый день Тимофей Александровичь, прошу вас, – она сделала жест рукой и я прошел в просторный холл, – я доложу Эльвире Эдуардовне о вашем прибытии.

Горничная тут же удалилась и я снова осмотрелся. Да, я помнил тут каждый уголок. Этот дом, где прошло моё детство, словно стоял всё это время без движения. С того момента, как я был здесь в последний раз прошло семь лет, но тут совершенно ничего не поменялось. Та же старомодная роскошь, та же мебель и портреты родственников на стенах, такие же розы в старинных вазах.

– Тимофей!

Стук каблучков по лестнице и вот уже незнакомая девушка кинулась в мои объятья. Секунда и я уже прижимал её так, что казалось, сейчас задавлю.

– Оля! Моя малышка Оленька! Какая ты стала, дай же тебя рассмотреть!

Сестра и правда изменилась. Когда я уезжал, она была угловатым подростком. В семнадцать она была ещё словно девочка, несмышлёная и смешная. Теперь же передо мной стояла девушка, и всё же ещё похожая на подростка, но уже понятно, что она не так проста. В её глазах озорство, но и понимание.

Светлые волосы так мило спадали ей на лицо, а голубые глаза в игривой усмешке. Лёгкое платье и тонкая талия. Всё это поразило меня и главное, что я заметил, невероятная женственность, которая сквозила теперь в каждом её движении.

– Я уже совсем не малышка, – смеялась Ольга.

– Тут ты права, я совсем забыл, что тебе уже сколько? Двадцать пять?

– Если Олегу тридцать пять, то мне двадцать пять, всё правильно.

– Но ты выглядишь на шестнадцать.

– Ну, ты и врун, – засмеялась она.

– Я не вру, просто ты так выглядишь.

– Ах, Тимоша, как хорошо что ты приехал. Теперь здесь, хотя бы будет весело. Я просто погибаю от тоски. Мне даже не с кем поговорить. Диана, жена Олега, такая зазнайка. Считает ниже своего достоинства беседовать со мной.

Я улыбнулся и хотел что-то добавить, но снова услышал стук каблуков и обернулся.

На лестнице стола девушка или женщина. Сразу я и не понял. Возраст её плавал где-то в промежутке от двадцати до сорока лет. Для девушки она выглядела слишком строгой и хмурой, а для женщины чересчур моложавой. В конце концов, я решил, ей около тридцати. А по движениям её пальцев, понял, она хорошо умеет приказывать и совсем не привыкла, чтобы ей не подчинялись. Внешность её скорее искусственная, но ещё не дошедшая до комичной, в желании красоты.

Темные, тщательно зачесанные назад волосы, идеальный, может немного яркий макияж, и темное платье, затянутое на талии широким поясом.

Почему-то я сразу посмотрел на её туфли, может от того, как стучали её каблуки по лестнице. Идеальная шпилька, и стройные икры, я всегда любовался такими. Да, она красива, никто и не стал бы спорить.

Хоть и была красота эта холодной, в конечном итоге, внешность её показалась мне скорее приятной, чем отталкивающей.

– Добрый день, – грудным, низким голосом сказала она, томно вскинула ресницы и улыбнулась, отрепетированной улыбкой.

Она осмотрела меня с ног до головы таким взглядом, как будто моя участь в её видении уже давно была решена. Во взгляде этом, то ли пренебрежение, то ли что-то ещё. Мне показалось, будто она надсмехается.

– Тимофей, позволь представить тебе…

– Диана Платонова, – перебила она сестру, – жена Олега Платонова.

– Ах, вот что, – протянул я, так как почувствовал, что мне собственно нечего сказать, но на всякий случай добавил, – очень приятно.

– Надолго вы к нам? – снова натянула улыбку Диана.

– Думаю на пару дней. Дела, знаете ли.

– Понятно, – она с видом актрисы исполнившей роль повернулась, чтобы уйти и как последнее пожелание протянула, – приятного времяпровождения.

В тот же момент в холле появилась горничная и официальным тоном произнесла:

– Тимофей Александрович, прошу, Эльвира Эдуардовна готова принять вас.

Глава 7

За годы моего отсутствия, я уже забыл как здесь всё старомодно и с церемониями. Надеялся, проведу пару дней, как-нибудь сумею перетерпеть все эти жеманности. Живут словно в девятнадцатом веке. Кому это нужно?

Впрочем, пока шел к тетке в кабинет, я решил вести себя самым подобающим образом, чтобы уже в этот раз ни у кого не возникло никаких ко мне претензий.

В кабинете темно. Хоть за окнами белый день, шторы плотно задернуты. Единственный источник света небольшая лампа на столе. Я не сразу заметил тетушку, так как кресло, в котором она сидела было повернуто от стола к книжным полкам.

– Доброе утро, – неловко произнёс я тихим голосом и почувствовал, как во мне присыпается плебей.

– Давно уже день Тимоша. А я всё жду, когда же ты наконец соизволишь посетить меня. Неужели, желание узнать, что я написала в завещании, только и смогло привести тебя сюда?

Кресло повернулось, и я с трудом удержался, чтобы не отшатнуться, но видно движение моего лица не ускользнуло от её взгляда, и тетка усмехнулась.

– Да, я знаю, лицо моё немного изменилось. Болезнь не красит.

Обостренные до предела черты её лица, походили на застывшую маску. Только в глазах трепетала жизнь, только в повороте головы и движении пальцев ещё чувствовалась борьба. Седые волосы аккуратными локонами падали на плечи, но им уже нечего было украшать. Темное платье из модного полстолетия назад бархата, только подчеркивало бледность лица тетушки.

– Вы как, всегда элегантны, тётя Эльвира. Я это хотел сказать, – я запинался.

– Тимоша, ты как был маленький, очаровательный льстец, так и остался. И не слишком умеешь делать комплименты. Грустно только, что твоя любовь к деньгам намного выше, чем любовь к собственной тётке. Не отрицай. Только это заставило тебя бросить всё и приехать.

– Вы хорошо знаете, почему я не приезжал раньше, – обидчиво сказал я, – думаю, что обвинять меня в нелюбви к вам, совсем несправедливо. Если вы не желали меня видеть, то зачем позвали?

– Я не считаю такой уж важной причиной то, что ты имеешь в виду. Это глупо не посещать родственников из-за подобных историй. Или ты боишься Олега? Я думаю это несерьёзно. Он ещё спасибо должен сказать, за то, что ты избавил его от женщины, которая рано или поздно всё равно наставила бы ему рога. Или ты думал, что он убьёт тебя?

– Я… нет… и совсем я так не думал, – попытался я оправдываться.

Ведь всё, что она говорила, означало только то, что я трусливо сбежал от собственного брата. От его мести. Доля правды в этом всё же была.

– Надеюсь, теперь ты неплохо справляешься сам. Я слышала ты на руководящей должности.

– Это громко сказано, скорее я помощник руководителя.

– Удивлена. С твоим потенциалом, не дослужиться до управляющего. Ну, ничего надеюсь, в скором времени эта несправедливость будет исправлена.

– Что вы имеете в виду тетушка?

– Не торопи события. Ладно, иди я уже не в силах так много разговаривать. Встретимся завтра, если я доживу до завтра, – она усмехнулась, но усмешка эта показалась какой-то страшной. – Располагайся. Можешь занять одну из комнат на втором этаже.

– Рядом с комнатой Олега? Нет спасибо. Я как-нибудь в гостинице.

– Как хочешь. Завтра в одиннадцать ты должен быть здесь. Иначе пропустишь что-то очень интересное. А пока, отдыхай.

Она встала с кресла, потянулась за тростью и, опираясь на нее, подошла ко мне. В полумраке кабинета, я почувствовал, как она рассматривает меня подслеповатыми глазами, но этот взгляд словно проникает в мои мысли. Тётушка тронула меня за щеку и сказала:

– Ты стал ещё более…

– Красивый?

– И это тоже, – кивнула она и пошла к креслу, не оборачиваясь, махнула рукой, – иди же. И не забудь прийти завтра.

Из дома тётки вышел я в настроении нехорошем. Вид её, почти испугал. Что-то накатило такое, от чего я поскорее решил уйти.

Миновав большую гостиную, чтобы больше ни с кем не встречаться, вышел через заднюю дверь. По тропинке, которая огибала парк, прошел к берегу моря.

Вот по чему я скучал больше всего – по морю.

Здесь, в детстве, с братом и сестрой, мы проводили чуть не целое лето. Даже в дом бывало, за весь день не возвращались. Этот желтый песок, по нему я скучал, по волнам, что тихо накатывают и сразу отступают. По бесконечной линии горизонта, когда небо и море сливались в одно целое.

У дерева я скинул обувь и пошел по пляжу, загребая босыми ногами золотой песок. Поднимал круглые камни, кидал их в воду и долго смотрел вдаль. Пляж почти пустынный. Только вдалеке маленькие фигурки людей, что тоже, как и я, вышли пройтись по песку. И постоять, глядя вдаль. У каждого свои мысли. Хорошо думать у моря, хорошо мечтать.

Но о чём мечтать мне? Я не знал.

Нужно было возвращаться, я повернулся и тут же недалеко заметил девушку, в белом платье, с волосами цвета песка. Она сидела на небольшой песочной дюне и смотрела вдаль, но я уверен, до тех пор, пока я не заметил её, она точно успела меня рассмотреть. Потому что теперь, сосредоточенно старалась смотреть в другую сторону.

– Хороший денёк! – крикнул я.

Она повернулась, прикрылась ладонью от солнца, улыбнулась и кивнула.

Я воспринял это, как приглашение подойти ближе и конечно воспользовался этим.

– Вы тут живёте? – я указал на особняк позади неё.

– Да, я тут живу, – она снова улыбнулась, – А вы здешний?

– Нет, приехал к родственникам погостить. Ненадолго.

Взгляд её мне показался задумчивым и даже грустным. В ней было что-то от тех девушек из кино шестидесятых. Она не казалось слишком юной, может быть года двадцать два или двадцать три. А это светлое платье с мелкими цветочками, делало её образ совершенно чистым. Бледное лицо с точёным носиком, розовыми губами и непонятным цветом глаз. Чтобы рассмотреть их, нужно было подойти ближе, но я не хотел показаться навязчивым и остановился на расстоянии, чтобы можно было разговаривать, но при этом соблюдать дистанцию и приличие.

Я остановился в желании что-то ещё сказать, но она, как будто о чём-то вспомнила, встала и быстро проговорила:

– Мне пора, папа будет волноваться.

– До свиданья, – разочарованно сказал я.

Потому что совсем не ожидал, что наш разговор закончится так и не начавшись.

А когда девушка скрылась за зелёным забором кустов, я подумал о том, что возможно нужно было спросить её имя или что ещё, чтобы задержать её немного дольше. Но уже поздно, а бежать за ней, было бы совсем уже нехорошо.

Я повернулся к морю и почувствовал какое-то особенное чувство у себя в голове. Как будто встреча эта повернула ход моих сумбурных мыслей и заставила их двигаться прямо в одном направлении. В направлении этого особняка и его зелёной ограды.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю