332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лиза Джейн Смит » Черный рассвет » Текст книги (страница 3)
Черный рассвет
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:26

Текст книги "Черный рассвет"


Автор книги: Лиза Джейн Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 10 страниц)

Глава 6

– Потому что это бессмысленно. Считай, она уже мертва. – Лицо Джины стало снова таким же непроницаемым, как и в начале разговора.

– Но…

– Ты что, не понимаешь? С ней быстро не побежишь. Она же не может бежать без посторонней помощи. И кроме того, Пи Джей говорит, она слепая.

Слепая! У Мэгги перехватило дыхание. Как страшно оказаться в таком положении, будучи, помимо прочего, больной и слепой!

Мэгги осторожно потянула девушку за плечо, стараясь заглянуть ей в лицо.

Да она красавица!

У девушки была смуглая кожа оттенка кофе с молоком, изящные черты лица, высокие скулы, совершенные губы. Ее черные волосы были собраны в слабый узел на затылке. Глаза закрыты. Длинные ресницы подрагивали, будто ей что-то снилось.

В ней было нечто большее, чем просто физическое совершенство. Ее лицо наполняли одухотворенность, мягкость и спокойствие, которые казались… сверхъестественными.

– Эй, послушай, – позвала Мэгги, – ты меня слышишь? Я Мэгги. А тебя как зовут?

Ресницы девушки задрожали, и губы разомкнулись. К удивлению Мэгги, она что-то прошептала. Мэгги пришлось наклониться к ней, чтобы расслышать.

– Аркадия? – переспросила она.

Странное имя… Мэгги не была уверена, что правильно расслышала его.

Девушка кивнула и опять что-то прошептала.

«Она меня слышит! Она мне отвечает!»

– Ладно. Можно я буду звать тебя Кэди? Слушай меня, Кэди. – Мэгги слегка потрясла девушку за плечо. – Мы попали в плохое место, но мы постараемся убежать. Если мы поможем тебе выбраться, ты сможешь бежать?

И снова ресницы вздрогнули. Потом Аркадия открыла глаза.

«Глаза карие, как у лани!» – изумилась Мэгги.

Они были невероятно большими и ясными, сияющие внутренним светом. Возможно, девушка и была слепой, но у Мэгги возникло ощущение, что ее никто и никогда не разглядывал так, как Кэди.

– Я постараюсь, – прошептала Кэди, ее голос звучал глухо и болезненно, но говорила она вполне разумно. – Иногда я чувствую в себе достаточно сил, только недолго. – Она приподнялась, и Мэгги помогла ей сесть.

«Она высокая. Но такая легкая… А у меня отличная мускулатура! Я смогу поддержать ее».

– Ну что ты делаешь?! – Джина не просто была раздражена, она пришла в ужас. – Совсем ничего не соображаешь?! Ты все испортишь. Лучше бы ты ее не будила.

Мэгги пригвоздила ее взглядом:

– Значит, так. Я не знаю, что у тебя на уме, но мы никого здесь не бросим. Тебе бы хотелось, чтобы тебя бросили? А если бы на ее месте оказалась ты?

Лицо Джины изменилось. Она стала похожей на загнанное дикое животное.

– Я бы поняла, – огрызнулась она, – так и должно быть. Здесь царит закон джунглей. Только сильные выживают. Слабые… – Она покачала головой. – Им лучше умереть. И чем быстрее ты поймешь это, тем больше у тебя шансов остаться в живых.

Мэгги переполняли возмущение, гнев… и страх. Джина наверняка прекрасно знала этот мир, и она, скорее всего, была права. Их всех могут поймать из-за одного слабого человека, которому все равно не спастись…

Она обернулась и снова посмотрела на прекрасное лицо Аркадии. Ей всего восемнадцать-девятнадцать лет. Конечно, она слышала слова Джины, но она не возражала и не спорила. Спокойная мягкость ее лица не изменилась.

«Я не могу оставить ее. А что, если Майлз жив и лежит где-нибудь раненый, а ему никто не поможет?»

Мэгги скользнула взглядом в сторону Пи Джей, которая не расставалась со своей бейсбольной кепкой, надетой задом наперед. Она слишком маленькая… Может быть, она и сама справится. Однако это предел ее возможностей.

– Послушай, это не твоя проблема, – приняв окончательное решение, категорическим тоном произнесла Мэгги. – Ты просто поможешь Пи Джей выбраться отсюда, хорошо? Ты позаботишься о ней, а ответственность за Кэди я беру на себя.

– Вас с Кэди поймают.

– Не беспокойся об этом.

– А я и не беспокоюсь. Но говорю тебе сразу, я не собираюсь помогать тебе, когда ты попадешь в беду.

– А я и не прошу, – ответила Мэгги, глядя прямо в сердитые глаза Джины, – я и не собиралась лишать тебя шанса на побег. Но я не брошу ее здесь.

Еще мгновение Джина хмурилась, потом равнодушно пожала плечами. Она замкнулась. Их дружба с Мэгги продолжалась совсем недолго, и теперь ей пришел конец.

Джина отвернулась и посмотрела в щель между досок.

– Прекрасно, поступай как знаешь, – безразличным тоном проговорила она. – Но только действовать надо немедленно. Мы как раз в нужном месте.

– Все готовы? – спросила Мэгги.

Девушки встали, вернее, согнулись (поскольку не хватало высоты, чтобы выпрямиться во весь рост) и уперлись спинами в стены повозки. Джина и Пи Джей с одной стороны, Мэгги – с другой.

– Когда я скажу: «Пошли!» – вы подпрыгнете. А потом мы все навалимся на ту стенку, – прошептала Мэгги.

Джина прильнула глазом к щели:

– Хорошо. Пора!

– Пошли! – скомандовала Мэгги.

Она немного волновалась, что Пи Джей не успеет отреагировать на ее слова. Но в тот момент, когда команда слетела с губ Мэгги, Джина бросилась через всю повозку к противоположной стене и тяжело ударилась в нее всем телом, а Пи Джей разбежалась и полетела за ней. Повозка качнулась на удивление сильно, и Мэгги услышала треск рассохшегося дерева.

– Назад! – крикнула она, и все навалились на другую сторону.

Мэгги с размаху врезалась в твердую поверхность стены и поняла, что без синяков не обойдется, но зато повозка опять затрещала.

– Еще! Еще! – кричала она, чувствуя, что ее помощницы уже двинулись за ней, бросаясь всей тяжестью на другую сторону с абсолютной синхронностью.

Подчиняясь стадному инстинкту, все они, как одно существо, бросались на стены повозки.

Повозка раскачивалась, скрежетала и шаталась, теряя равновесие. Это было похоже на фокус, который ребята часто показывают на вечеринках, когда пять или шесть человек поднимают вместе кого-нибудь на стуле, держа его только двумя пальцами.

Их объединенная сила впечатляла, однако ее было недостаточно, чтобы перевернуть повозку.

Мэгги понимала, что в любой момент работорговцы могли спрыгнуть с козел и тогда всему конец.

– Все разом навались! Сильнее! Еще сильнее! – кричала она так, будто подбадривала свою футбольную команду. – Мы справимся! И еще раз!

И она бросилась в ту сторону, куда начала накреняться повозка. Мэгги подпрыгнула так высоко, как только смогла, и врезалась в стену, когда та достигла крайней точки крена. Она услышала, как другие девочки ударились в стену вместе с ней и как Джина закричала, влетев в деревянные доски.

И тут послышался треск – на удивление, громкий и продолжительный – и раздалось испуганное ржание коней. Мир закачался, начал распадаться… Мэгги почувствовала, что падает. Она не предполагала, что падение будет таким долгим. Вокруг все спуталось и перемешалось. Пол под ней исчез, и ее поглотил оглушительный ревущий хаос, треск, визг и темнота. Она все кувыркалась и кувыркалась вперемежку с чужими руками и ногами, которые сильно били ее. Чье-то колено двинуло ей в нос, и боль на несколько минут вытеснила все остальные чувства.

И вдруг наступила полная тишина.

«Наверное, я всех нас убила», – решила Мэгги.

Потом она увидела дневной свет – бледный и слабый. Повозка перевернулась вверх дном, и распахнутые двери болтались на петлях, открывшись от удара. В кино так переворачиваются бронированные машины.

Снаружи кто-то истошно вопил. Мужчина. Мэгги никогда раньше не слышала такой злобной ярости в голосе. Это стряхнуло последнюю паутину с ее сознания.

– Пошли! Надо отсюда выбираться!

Джина уже карабкалась по полу (точнее, по тому, что прежде было потолком) к болтающимся дверям.

– Ты в порядке? Вперед, вылезай! – крикнула Мэгги Пи Джей.

Испуганное, бледное личико повернулось к ней, и девочка послушалась.

Кэди лежала не шевелясь. Мэгги не стала тратить время на разговоры, а подхватила ее под мышки и выволокла на свет.

Оказавшись снаружи, она краем глаза заметила, как убегает Пи Джей и как Джина машет ей рукой. Потом она постаралась сориентироваться, где же они находятся. Мэгги увидела опушку леса, кроны деревьев в клубах тумана, их вершины тонули в белой мгле.

«Туман, – промелькнуло у нее в голове. – Я вспомнила…»

Но миг узнавания был кратким и сразу оборвался. А Мэгги уже неслась в сторону леса, волоча на себе Аркадию. Равнина, по которой они бежали, была субальпийской поляной. Мэгги часто встречала такие в походах. Весной она превратится в восхитительный букет голубых люпинов и розовых настурций. Но сейчас она была лишь спутанным ковром из старой травы, которая цеплялась за ноги и мешала бегущим.

– Они убегают! Хватай их! – раздался грубый крик за спиной.

«Не оглядывайся, – приказала себе Мэгги. – Не замедляй бег».

И все же девочка оглянулась, украдкой бросив взгляд через плечо, и увидела, что случилось с повозкой.

Она упала с узкой тропинки и скатилась по склону горы. Узницам повезло, что их остановила торчавшая из земли черная каменная глыба. Мэгги удивило, насколько сильно была разбита повозка: она напоминала смятый спичечный коробок. Лошади запутались в поводьях. Одна из них упала и яростно билась, пытаясь подняться. Совесть кольнула Мэгги: «Жалко лошадь. Надеюсь, она не сломала себе ноги».

Двое мужчин карабкались по склону. Они кричали, а один из них показывал прямо на Мэгти.

«Беги. Хватит глазеть. Беги!»

Еще мгновение – и она скрылась в лесу, волоча за собой Кэди.

Нужно найти место, где спрятаться: под кустами или, может, им удастся влезть на дерево…

Но стоило лишь посмотреть на Кэди, как сразу стало ясно, что эта задача невыполнима. Матовое лицо девушки блестело от пота, ее глаза были наполовину закрыты, грудь тяжело вздымалась.

«Хорошо хоть Джина и Пи Джей убежали», – подумала Мэгги.

За спиной раздался хруст веток, и хриплый голос грязно выругался. Мэгги оглянулась и увидела одного из работорговцев.

Жуткий тип. Туман, клубясь вокруг него, придавал ему зловещий, сверхъестественный вид. Он был огромен, с широким торсом, массивной грудью, тяжелыми, мускулистыми руками и странно узкой талией. Его лицо не выражало ничего, кроме жестокости и злобы.

– Гэвин! Двоих я поймал! – крикнул он сотоварищу.

Мэгги не стала слушать дальше и рванулась с места, как испуганный олень.

Она долго бежала, словно в ночном кошмаре, и преследователи гнались за ней по пятам. Иногда она останавливалась, не в силах больше тащить Кэди, и искала, где бы им спрятаться. Один раз она протиснулась в дупло дерева, сумела втащить туда Кэди и, не дыша, притаилась там. Работорговцы шли прямо на них. Мэгги услышала шелест папоротника под ногами и начала молиться. Тяжелые удары сердца Кэди сотрясали их обеих. Губы Кэди беззвучно шевелились.

«Может, и она тоже молится», – подумала Мэгги и, выглянув из дупла, вздрогнула.

Всего в нескольких шагах от них стояли двое. Один из них – тот, которого она видела раньше, – повел себя как-то странно. Он повернулся лицом в их сторону и закрыл глаза, а его голова завращалась на поразительно длинной и гибкой шее.

«Он принюхивается», – с ужасом подумала Мэгги, которую колотил озноб.

Все еще с закрытыми глазами, здоровый спросил:

– А ты их чуешь?

– Нет. Совсем не чую. И я их не вижу из-за этих деревьев, – торопливо проговорил его приятель, который был помоложе, почти юноша.

Наверное, он и есть Гэвин. Блондин с тонким носом и острым подбородком.

– Я тоже никак не могу их учуять, – медленно сказал здоровый. – И это очень странно. Они не могли уйти далеко. Наверное, они блокируют нас.

– Неважно, что они делают, – засуетился Гэвин. – Нам бы лучше поймать их поскорее. Они не обычные рабы. Если мы не доставим Деву – мы пропали. Считай, что ты мертв, Берн.

Деву? Вероятно, там, где есть рабы, могут быть и девы. Но о ком он говорит? Во всяком случае, не обо мне.

– Мы ее поймаем, – уверенно отозвался Берн.

– Да, нам бы лучше ее поймать, – зло проговорил Гэвин. – Или я расскажу ей, что это была твоя ошибка. Мы должны были все предусмотреть, чтобы ничего не случилось…

– Пока ничего и не случилось, – прорычал Берн.

Он развернулся на пятках и скрылся в тумане.

Гэвин посмотрел ему в спину и последовал за ним.

Мэгги перевела дыхание. Губы Кэди перестали шевелиться.

– Пойдем. – Мэгги помогла ей выбраться из дупла, и они двинулись в противоположную сторону.

И снова они бесконечно бежали и останавливались, прислушивались и прятались. Лес был ужасным местом. Их окружал пугающий сумрак, который из-за тумана, лежащего во впадинах и вьющегося вокруг поваленных деревьев, казался полным привидений. Мэгги будто попала в кошмарную сказку. Одно было хорошо – во влажной почве тонули звуки их шагов, и девушек трудно было выследить.

Все так тихо. Ни ворон, ни серых соек. Ни оленей. Только сплошной туман и бесконечные деревья.

Но неожиданно лес кончился.

Мэгги и Кэди вылетели на поляну. Мэгги окинула ее безумным взглядом в поисках убежища. Ничего. Туман здесь был прозрачнее, и она смогла разглядеть, что впереди совсем нет деревьев, только скалы.

«Может, нам лучше вернуться назад…»

Но позади них в лесу послышались голоса.

Мэгги заметила выступ над скалами. Он выглядел как конец тропинки, которая поворачивала на другую сторону, спускаясь вниз с горы.

«Если доберемся туда, мы спасены, – решила Мэгги. – Завернем за угол и окажемся вне видимости».

Поддерживая Кэди, она направилась к скалам – огромным гранитным плитам, оставленным здесь древним ледником. Мэгги легко забралась на одну из них и наклонилась.

– Давай руку, – сказала она торопливо, – наверху есть тропинка, надо только взобраться немного повыше.

Кэди посмотрела на нее. То есть не посмотрела, а повернулась к Мэгги. И снова возникло странное чувство, что эти слепые глаза видят лучше, чем глаза многих зрячих.

– Тебе лучше бросить меня, – сказала Кэди.

– Не дури! Скорее дай руку.

Кэди покачала головой.

– Иди, – прошептала она.

Силы полностью оставили ее. Лицо еще не утратило прежнего выражения абсолютного покоя, но теперь к нему примешивались смертельная усталость… и признательность.

– Я только обуза. А если я останусь здесь, у тебя будет больше времени, чтобы убежать…

– Я не брошу тебя! – оборвала ее Мэгги. – Идем!

Ясные блестящие глаза Аркадии, обращенные к Мэгги, наполнились слезами нежности. Она слегка покачала головой и протянула руку Мэгги.

Не теряя времени, Мэгги торопливо полезла вверх. Она почти волоком тащила Кэди, направляя ее и задыхаясь. Промедление стоило им дорого. Преследователи быстро приближались.

Добравшись наконец до края каменной насыпи, Мэгги увидела нечто такое, что заставило ее содрогнуться от ужаса.

Никакой тропинки не было. Перед ней возвышалась отвесная голая скала. А с другой стороны зиял крутой обрыв, под которым внизу распростерлось глубокое ущелье.

Она завела Кэди прямо в капкан.

Дальше идти было некуда.

Глава 7

Мэгги, может, и сумела бы вскарабкаться по скале и найти другой путь… если бы она была одна. Этот подъем не очень трудный – не больше третьего уровня сложности. Но на ее руках была Аркадия. А втащить девушку на такую скалу невозможно. Но и вернуться обратно в лес тоже уже нельзя.

Мэгги поняла, что теперь их схватят.

– Пригнись, – прошептала она Кэди.

Она обнаружила углубление в груде камней. Там хватит места для одного из них. Маловато, но все же это хоть какое-то укрытие.

Как только Мэгги втолкнула туда Кэди, она услышала крик с опушки леса.

Мэгги распростерлась на скользких камнях, покрытых мхом и лишайником. Ее словно выставили на обозрение, как ящерицу на стене. Все, что она могла сделать, – это крепко вцепиться в камни и прислушиваться к приближающимся шагам преследователей, которые раздавались все ближе и ближе.

И еще ближе… пока Мэгги не услышала тяжелое дыхание с другой стороны насыпи.

– Мы пропали… – начал было молодой голос Гэвина.

– Нет. Они здесь. – И это, конечно, был Берн.

Потом послышался самый ужасный в мире звук.

Кто-то пыхтел, влезая на насыпь.

«Мы пойманы…»

Мэгги отчаянно оглядывалась по сторонам в поисках оружия.

И к своему удивлению, она нашла его, словно специально оставленное здесь для них.

Сухая ветка застряла между камней как раз над ее головой, и Мэгги смогла дотянуться до нее. Сердце бешено колотилось. Толстый сук оказался довольно тяжелым. Наверное, климат тут слишком влажный – даже обломанные ветки не сохнут.

– Сиди там тихо, – прошептала она Кэди, стараясь, чтобы ей хватило дыхания до конца этой короткой фразы. – У меня есть идея.

Кэди выглядела совсем плохо. Ее прекрасное лицо осунулось, руки и ноги дрожали, тело сотрясалось от каждого вздоха. Ее черные волосы растрепались и рассыпались по плечам.

Мэгги отвернулась от нее, сердце пульсировало в горле и кончиках пальцев. Теперь она смотрела только на вершину каменной насыпи.

И все же она вздрогнула от неожиданности, когда над насыпью появилась голова. Перед ней возникла коротко остриженная макушка, потом лоб, потом жестокое лицо. Берн! Он лез вверх, как паук, подтягиваясь на пальцах. Показались его огромные плечи и широкая грудь.

Он смотрел прямо на Мэгги. Их взгляды встретились, и его губы искривились в ухмылке.

Адреналин разлился по всему телу Мэгги. Ей показалось, что она, того гляди, вылетит из собственного тела. Но сознания она не потеряла, лишь неподвижно застыла в испуге и зажала в руке палку.

Берн продолжал ухмыляться. Заглянув в его темные, пустые глаза, Мэгги не обнаружила там ничего человеческого.

Он не человек. Он – нечто иное, шепнуло ей подсознание.

Берн поставил ногу на насыпь – под джинсами перекатывались чудовищные мышцы – и стал подниматься, принимая угрожающие размеры и возвышаясь над девушкой, как гора.

– Убирайся! – крикнула ему Мэгги.

– Ты уже создала мне кучу проблем! – проревел Берн. – Сейчас я проучу тебя.

Мэгги услышала шорох за спиной. В панике она оглянулась и увидела, что Кэди пытается подняться.

– Не вставай! – прошипела Мэгги.

А Кэди и не смогла. Напрасно пыталась она выбраться из укрытия, у нее не хватило сил, и через секунду она упала и закрыла глаза, не подавая больше признаков жизни.

Мэгги успела повернуться к Берну, который уже ринулся на нее.

Она выдернула палку и инстинктивно, не целясь ни в голову, ни в грудь, вонзила ее в небольшую ямку рядом с его ногой, превратив в своего рода капкан.

Это почти сработало.

Его ступня застряла под палкой, Берн потерял равновесие и зашатался. Не будь он таким нашпигованным мышцами орангутангом, он бы упал. Однако ему удалось быстро сгруппироваться и восстановить равновесие.

Мэгги дернула палку, чтобы воспользоваться ею снова, но Берн оказался быстрее. Он выдернул сук из ее руки, оставляя занозы в ладонях, и швырнул его вниз, как копье. Дубина сильно ударилась о скалу и отскочила.

Мэгги постаралась увернуться, но было уже слишком поздно. Огромные руки Берна вытянулись вперед и схватили ее.

– И ты, букашка, пытаешься бороться со мной? – прорычал он, сдавив ее своими лапищами. – Со мной? Вот, смотри!

Его глаза больше не были холодными и пустыми. Они излучали дикую ярость хищника. А затем…

Его облик начал меняться.

То, что увидела Мэгги, могло ей лишь присниться в страшном сне. По лицу Берна побежала рябь. Короткие темные волосы задвигались и волнами побежали вниз подобно плесени, растущей на бревне. У Мэгги от ужаса свело желудок. Она так испугалась, что была едва жива, и все-таки не могла отвести от него обезумевшего взгляда.

Глаза Берна стали меньше, коричневые зрачки расширились и закрыли все глазное яблоко. Нос и рот вытянулись вперед, а подбородок провалился. Уши заострились и переместились выше. Тело его превратилось в бесформенную глыбу. Широкие плечи и узкая талия исчезли, его длинные ноги с огромными мышцами стали короткими и толстыми, словно он присел на корточки.

Он все так же крепко держал Мэгги, но уже не руками, а невероятно сильными грубыми лапами с когтями. В его облике больше не осталось ничего человеческого. Он превратился в огромного бурого медведя, и его блестящие маленькие глазки смотрели прямо в глаза Мэгги с хищным вожделением. От него исходил резкий запах дикого зверя, который застревал у Мэгги в горле.

«Я только что видела превращение оборотня», – подумала Мэгги с каким-то отстраненным удивлением.

Она пожалела, что сразу не поверила Джине. А еще больше она жалела, что подвела Кэди… и Майлза.

«Сильвия была права. Я обычная девчонка, ну, может быть, слишком упрямая».

Внизу, у подножия каменной насыпи, злобно хохотал Гэвин, наблюдая за происходящим, словно за увлекательной игрой.

Медведь разинул жадную пасть, обнажив темные у основания и желтые на острие клыки. У него… потекли слюнки. Его лапы сгибались, притягивая ее ближе к себе и… Огненный шар!

Это выглядело именно так. Мэгги ослепила вспышка, яркая, как солнце, но голубая. Она потрескивала электрическими разрядами, расщепляясь и снова концентрируясь. Голубой огонь казался живым.

И он бил медведя током.

Животное замерло, его голова откинулась назад, пасть неестественно широко распахнулась. Молния ударила его в область шеи.

Мэгги услышала, как внизу Гэвин взвизгнул от ужаса. Его рот открылся так же широко, как у Берна, а взгляд был прикован к шаровой молнии.

Но это была не молния. Она не взрывалась и не исчезала. Она вонзалась в Берна тысячами разрядов, ежесекундно меняя форму. Искры вспыхивали в его густой шерсти, потрескивали у подбородка, на животе и вокруг морды. Мэгги увидела голубые языки пламени в глубине его пасти.

Гэвин истошно завопил, скатился с насыпи и бросился прочь.

Мэгги не видела, куда он убежал. Ей было не до него. Ей нужно было высвободиться из лап Берна.

Она понятия не имела, что с ним происходит, но знала наверняка, что он сражен насмерть. И когда он умрет, то свалится с горы и утащит ее за собой.

Она вдыхала запах горящей плоти и паленой шерсти. Шкура медведя дымилась. Он сгорал изнутри.

«Мне надо что-то быстро делать».

Она извивалась и брыкалась, чтобы выскользнуть из его лап, которые упорно сжимали ее. Мэгги отчаянно пинала и толкала медведя, пытаясь ослабить хватку хоть на дюйм. Но все напрасно.

Ее душил ковер из шкуры медведя, которая загорелась и отвратительно воняла. Почему молния не убила и ее тоже? Не ясно. Зато нет сомнений в том, что она вот-вот погибнет, раздавленная тяжелой паленой тушей.

Она набрала в легкие побольше воздуха и со всей силы ударила оборотня ногой в живот. Невероятно – он отпрянул! Огромные передние лапы разжались.

Мэгги упала на скалу. Она инстинктивно растянулась на камнях, цепляясь за них пальцами, чтобы не скатиться с горы. Медведь стоял над ней и вздрагивал от ударов молний, пронзающих его, как множество копий. Потом голубой огонь исчез так же быстро, как появился. Медведь качнулся еще пару раз и рухнул, словно марионетка, у которой обрезали нити.

Он повалился назад и полетел со скалы. Мэгги краем глаза увидела, как его тело ударяется о камни, подпрыгивает и снова ударяется. Она отвернулась и зажмурилась так, что в глазах завертелись желтые и черные круги. Голова кружилась. Руки и ноги не слушались ее. Мэгги никак не могла отдышаться и прийти в себя. Что же это было?!

Шаровая молния спасла ей жизнь. Но она была самым кошмарным из того, что довелось здесь увидеть.

«Черная магия! Волшебство! Если бы я снимала фильм и мне бы понадобились спецэффекты, я бы использовала этот».

Мэгги медленно подняла голову. Молния появилась с того уступа. Девушка посмотрела в ту сторону и заметила молодого человека. Он стоял к ней боком и что-то делал со своей левой рукой… перевязывал окровавленную кисть носовым платком.

«Он не намного старше меня», – решила Мэгги. Или намного? В нем было что-то особенное. Гордая осанка и уверенные движения делали его взрослее.

Одет он был очень странно – в костюм эпохи Возрождения. Позапрошлым летом Мэгги была на ярмарке, и там все вырядились в средневековые одежды и ели зажаренные целиком индюшачьи ноги, а еще устраивали рыцарские турниры. Этот парень в темном плаще и высоких сапогах мог бы отправиться прямо на турнир и начать поединок на шпагах. Встретив его в другое время и в другом месте, Мэгги наверняка бы улыбнулась. Но сейчас у нее не возникло ни малейшего желания смеяться.

«Королевство Тьмы, – подумала она. – Рабы, и девы, и оборотни, и волшебники… Может быть, он колдун? Во что я вляпалась?!»

Сердце ее тяжело стучало, а во рту так пересохло, что язык стал словно наждачная бумага. Но сильнее страха была… признательность.

– Благодарю вас, – вежливо сказала она.

Молодой человек даже не взглянул на нее.

– За что? – Голос у него был резким, и говорил он отрывисто.

– За то, что вы спасли нас. Ведь… это вы сделали, правда?

Он повернулся к ней и окинул ее с ног до головы неприязненным взглядом.

– Что сделал? – переспросил он все тем же враждебным тоном.

Но Мэгги не смогла сразу ответить. Она узнала его!

«Мне снился сон, так? И там был кто-то похожий на него. Он выглядел точно так же, только выражение лица было другим. И он сказал… он сказал… что-то очень важное…»

Она не могла вспомнить. А парень все еще раздраженно смотрел на нее.

– Ну… это. – Мэгги пошевелила пальцами в воздухе, изображая молнию. – То, что свалило его со скалы. Это вы сделали?

– Голубой Огонь? Разумеется, я. У кого еще есть Сила? Но я сделал это вовсе не ради тебя. – От его слов веяло холодом.

Мэгги растерянно заморгала, не зная, что бы еще сказать. С одной стороны, она хотела расспросить его, с другой – вдруг захотелось его ударить и убежать той же дорогой, что и Гэвин.

Любопытство одержало верх.

– Хорошо, тогда зачем вы это сделали?

Парень смотрел на нее со скалы сверху вниз.

– Он бросил в меня палку. И я убил его. – Он пожал плечами. – Это же естественно.

«Он не бросал ее в тебя», – хотела было возразить Мэгги.

Но парень добавил:

– Мне наплевать на тебя. Ты всего лишь рабыня. А он всего лишь оборотень с мозгами медведя. Какое мне до вас дело?

– Ладно. Неважно, почему ты это сделал. Ты спас нас обеих… – Она оглянулась к Аркадии для поддержки и осеклась. – Кэди? – Мэгги поискала ее глазами и потом полезла по камням к девушке.

Аркадия по-прежнему лежала в укрытии, но ее тело безжизненно обмякло. Голова с тяжелой копной черных волос запрокинулась на длинной шее. Глаза были закрыты.

– Кэди! Ты меня слышишь?

В какое-то ужасное мгновение Мэгги решила, что девушка умерла. Но тут же заметила, что ее грудь слегка поднимается и опускается, и услышала слабое дыхание.

Кэди сипло дышала, у нее был сильный жар. Температура! Весь этот бег и подъем в гору привел к обострению болезни. Ей нужна помощь, и немедленно. Мэгги обернулась к незнакомцу.

Он справился с платком и теперь откручивал крышку кожаной сумки.

Мэгги присмотрелась. Нет, это не сумка, а фляга. Он наклонил ее и стал пить.

Вода.

Жажда сразу напомнила о себе. В пылу борьбы и погони она была оттеснена на край сознания, как постоянная боль, которая может быть на время забыта, но теперь вдруг превратилась в разгорающийся внутри костер и стала самой важной вещью в мире.

«Аркадии нужна вода даже больше, чем мне…»

– Пожалуйста! Не могли бы вы дать мне глоточек? Киньте мне флягу, а? Я поймаю.

Он уставился на нее. Нет, уже не с удивлением, а с досадой.

– И как я получу ее обратно?

– Я принесу. Я смогу взобраться.

– Не сможешь.

– Смотрите.

Она ловко вскарабкалась на скалу. Это оказалось даже легче, чем она думала. Полно отличных выступов и зацепок.

Когда она влезла на край тропинки, в глазах парня появилось одобрение.

– Быстро. Ну, держи. – Он протянул ей кожаную флягу с водой.

Мэгги вздрогнула. Вблизи ощущение, что они знакомы, стало еще сильнее.

«Это ты приходил ко мне во сне, а не просто кто-то, похожий на тебя».

Она узнавала в нем все: гибкое, сильное, энергичное тело, манеру держать себя, темные волосы с непослушными завитками и чеканное лицо с высокими скулами и властным ртом.

Но особенно глаза. Бесстрашные желтые глаза, обрамленные черными ресницами. В них вспыхивали солнечные искры света, ума и неистовой страсти.

Только выражение лица было другим. Во сне оно было обеспокоенным и нежным. Наяву – язвительным и высокомерным. Он весь был словно покрыт тонким слоем льда.

Но это он! Потому что нет в мире никого, кто бы мог быть так похож на него.

Все еще блуждая в сновидении, она сказала:

– Меня зовут Мэгги Нили. А тебя?

Он был застигнут врасплох. Золотые глаза расширились, потом сузились.

– Как ты посмела спросить? – возмутился он.

Его негодованию не было предела.

Подобную фразу Мэгги доводилось слышать только в кино.

– Я видела сон, – терпеливо объяснила она. – Вернее, не я видела, а сон был мне послан… – Она припомнила подробности. – Ты говорил, я должна что-то сделать…

– Иди к черту со своими снами! – отрезал парень. – Ты хочешь пить или нет?

Она жадно потянула к себе флягу, но он не отпускал ее.

– Воды хватит только для одного. Пей здесь.

Мэгги заморгала. Увы, фляга оказалась почти пустой. Она потрясла ее и услышала слабый всплеск.

– Кэди тоже нужна вода. Она больна.

– Она не просто больна. Она почти мертва. Нет смысла тратить на нее воду.

«Не могу поверить, что я опять это слышу. Он рассуждает так же, как Джина».

Она дернула флягу сильнее.

– Если я хочу поделиться с ней водой – это мое дело. Тебе-то что?

– Глупо. Воды хватит только для одного.

– Послушай…

– Странно… неужели ты меня не боишься? – вдруг спросил незнакомец.

Его искрящиеся глаза были прикованы к Мэгги, словно он читал ее мысли.

Действительно странно, но она не боялась. Ну не то чтобы совсем. Она боялась, конечно, но упрямство заставляло ее спорить, несмотря на страх.

– Вода моя, – продолжал он, – и я сказал, ее хватит только для одного. Ты сглупила, помогая ей раньше, вместо того чтобы убежать. Пора о ней забыть.

Мэгги почудилось, что ее проверяют. Но не было времени размышлять, зачем и почему.

– Отлично. Это – твоя вода, – ответила она дерзко. – И здесь хватит только одному.

Она потянула флягу сильнее, и он выпустил ее.

Мэгги отвернулась от парня, посмотрела вниз на камни, где лежала Кэди. Она внимательно пригляделась и заметила, что один камень был похож на люльку. Значит, фляга от него отскочит и застрянет в трещине. Она вытянула руку, примеряясь к броску.

– Стой! – Его окрик был грубым… и еще более грубой оказалась рука, схватившая ее запястье. – Ты соображаешь, что делаешь? – сердито спросил парень.

Мэгги очутилась с ним лицом к лицу и заглянула в его блестящие желтые глаза.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю