156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » По ту сторону Зла (СИ) » Текст книги (страница 1)
По ту сторону Зла (СИ)
  • Текст добавлен: 1 октября 2018, 16:00

Текст книги "По ту сторону Зла (СИ)"


Автор книги: Лина Куриленко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

По ту сторону Зла
Лина Куриленко


Глава 1.

Новый учебный год начался с восхитительной погоды и плохих новостей. Лето не собиралось покидать свои владения и продолжало обласкивать город теплом. А что касается новостей… Второй Император людей и Владыка демонов, Даниэль Светоносный был подло убит в своей собственной спальне отступником и предателем. Оба царства, людей и демонов, погрузились в траур. В Риапан, столице людей, все и вся было облачено в черное. Учеников Академии эта участь не миновала и сейчас мы почти ровным строем двигались к площади, где будет проходить прощание с телом. Я, как старшая своего пятого курса производственной магии Высшей Магической Академии, шла в конце колонны, поглядывая, чтобы сокурсники не разбежались. За это влетит от ректора и причем – только мне. Увы, быть восемнадцатой дочерью герцога без права наследования достаточно тяжело – отец лишь оплачивает учебу, всего остального приходится добиваться самостоятельно. А уж о помиловании со стороны ректора и говорить нечего.

– Неужели, время тихой жизни... – язвительно фыркнула Айя, замедлив шаг и поравнявшись со мной. Айя – метис, полудемоница. Ее отец, которого она не знала, погиб в войне, а мать была прекрасной доброй женщиной, слишком часто подкармливающей весь курс пирожками. От отца ей достались лишь тяжелые черные волосы и слегка резковатые черты лица. Во всем остальном она была похожа на мать – чистокровную уроженку Алии, с глазами цвета меда и поразительно нежным характером. Но и он ей тоже достался от отца...

– Тише давай... – тихо буркнула я, оборачиваясь – Услышат твои родственнички – получим нагоняй.

На метисов до этого дня оказывалось сильное давление – их постоянно проверяли, допрашивали и иногда пытали в попытках выявить несогласных с новой политикой молодого демона – супруга принцессы Лии Карнакской, наследницы трона Империи Калиона. Их любовь возникла внезапно, при посольском визите демонов в нашу столицу. И воспевалась, как самое чистое дарование богов, всеми менестрелями страны. А потом растроганный император, Фидель Карнакский, возложил свою корону на голову Принца Бездны – Даниэля. И после этого в стране воцарился Ад. Демоны давно живут среди людей, торгуют и любят, поскольку в Бездне в последнее время нехороший климат даже для них. Но молодой император решил пойти дальше – лишить их демонической ипостаси, дабы не смогли причинить зла людям... Как было объявлено официально. Забыв при этом упомянуть, что сам он свою ипостась сохранил. Даже Айя, умевшая лишь частично трансформироваться, была в бешенстве. Чего же говорить о чистокровных демонах, которые обвинили своего Владыку в двуличности и попытке забрать себе силу всех демонов. Нас, людей, это не трогало, а среди демонов начались брожения. Восстания... Войны. Пока, наконец, в одном захудалом герцогстве Орон, где проживала малоизвестная семья демонов, молодой наследник оронских земель открыто не заявил свой протест страже Владыки, явившейся исполнять приказ нового императора. Как результат – кровавая бойня, где вся семья была вырезана под корень бдительными солдатами деспотичного демона. Вся, кроме того одного. И вот, неделю назад этот никому не известный демон пробрался во дворец и заколол Владыку, как последнюю свинью, прямо в спальне. И так же неожиданно исчез, будто не было на дворце искусной защиты, построенной великими архитекторами прошлого. Среди охраны полетели головы, защиту обновили, но это ситуации не исправило – принцесса овдовела, а демоны очень тихо выдохнули.

– А то ты не знаешь, где я их видела. Да и все так говорят. Не стало Владыки – не стало войн.

Я закатила глаза к небу, едва не уронив с головы капюшон черной рабочей робы. Весь курс красовался в новеньких парадных мантиях – выданных по такому случаю завхозом. А я вылетела из библиотеки на ментальный вопль Айи – "ты опаздываешь!" в обычной рабочей робе, благо она хотя бы чёрная.

– Вот и пусть все говорят. А ты молчи. – упрямо гнула я свою линию, пока колонна поворачивала ко входу на площадь. Айя была одной из немногих моих подруг и терять строптивую полудемоницу мне не хотелось категорически. Прикипела, так сказать, душой. Как и ко всему нашему немногочисленному курсу. Производственная магия была редким даром, а уж тех, кто всей душой желал созидать казармы для солдафонов – и того меньше. Нет, дворцы нам тоже приходилось строить. Но казармы все-таки чаще. Хотя, на моей совести были купальни герцога Пийского, брата моего отца, весьма лояльно относящегося к своей восемнадцатой племяннице. За которые я даже умудрилась получить высший балл на годовых экзаменах четвертого курса... Мои размышления прервал толчок в плечо чем-то твёрдым и холодным. Я возмущённо обернулась на фигуру в чёрном плаще, ничем не отличимую от тысяч таких же на площади.

– Держите себя в руках, молодой человек – язвительно буркнула я, ненавязчиво заглядывая под капюшон. Оттуда на меня глянули непримечательные серые глаза и... дымка личины. Я отступила назад, и человек тут же смешался с толпой.

– Лин ты что? – Айя с несколькими сокурсниками повернулись ко мне.

– Да задели нечаянно – отмахнулась я, задумавшись, кому может понадобиться накрывать себя личиной на таком мероприятии. Улыбку он там прячет, что ли?

Правда, о фигуре я сразу же забыла, вынырнув из размышлений и внимательно пересчитывая курс по головам. Не хватало еще кого-нибудь потерять. Но нет, все девять адептов были на месте и тихонько шушукались на пределе слышимости, стоя ровным квадратом по трое. Я встала сразу за ними, не желая светить в первых рядах изрядно побитую экспериментами черную мантию подмастерья, в которой так удобно было таскать пыльные книги с верхних полок в академической библиотеке.

А на площади уже собрался, видимо, весь город. Мероприятие наметилось с размахом, а я не могла определиться со своим отношением к этому всему. Проблемы демонов меня не касались, я их не особо любила за наглость, самоуверенность и, что уж тут врать, врожденные способности к магии. Даже полудемонам все те формулы, над которыми я билась несколько часов, пытаясь довести до совершенства, удавались с первого раза. Меня, как поступившую в Академию достаточно поздно и с небольшим резервом, это бесило и заставляло тратить почти все свободное время на то, чтобы не отставать от лучших. Но к моему счастью, там, где не хватало резерва, я брала теорией. А с другой стороны – частично долетавшие до Академии слухи о междоусобной войне заставляли меня искренне им сочувствовать. Но язык приходилось держать за зубами, за подобные сочувствия можно было потерять голову. Айя, сделав шаг назад, поравнялась со мной. На богатый помост всходили император с дочерью и многочисленная охрана.

– В этот черный день... – надтреснутым от неподдельного горя голосом начал Фидель Карнакский, снова Император. Династию Карнакских не то чтобы обожали в народе, захватчиков нигде не любят. Об этом весьма действенно напоминали серо-оранжевые флаги, и через триста лет чужеродно смотрящиеся среди бело-голубых строений Риапана. Но Фидель был мудрым и спокойным правителем. При нем не взлетали налоги, поддерживались простые люди. Он внес столько изменений в повседневную жизнь простых людей, что народ стал его уважать. А от уважения не далеко и до любви. Речь Императора была полна боли, но ее заглушил шепот моей подруги.

– Мы что, собираемся стоять тут до конца?

Я шикнула на нее, спиной ощущая толпу, стоявшую на уважительном расстоянии от кольца магов, коим достались первые места на этих поминках.

– Ректор сказал – надо достоять. В дань уважению Владыки.

Девушка в который раз фыркнула, мстительно стегнув меня отброшенной за спину короткой черной косой. Я тихо показала ей в ответ собственную – длиной до пояса, фамильного цвета шоколада, но немного тоньше и девушка правдиво изобразила предобморочное состояние. На помосте в этот момент закончилась речь императора, снова принявшего тяжелое бремя власти, и его дочь звенящим от злости голосом объявляла награду за голову Хана – Убийцы Владыки. Его настоящее имя, как и память о его семье, были мгновенно стерты изо всех источников. Точнее, что успели, то и стерли. Но библиотеку Академии изменения коснулись в последнюю очередь. И я, как излишне любопытный адепт, успела ухватить крохи информации. Никогда не вредно знать лишнее, так говорил мой отец – вредно, когда об этом знают посторонние. Поэтому я отложила в памяти имя убийцы владыки, на всякий случай. На помост вносили простой темный саркофаг, под закрытой крышкой которого покоилось тело деспота и тирана, для многих людей выглядевшего избавителем. Толпа ахнула и качнулась вперед, желая разглядеть происходящее. Теперь уже никому не было дела до классового распределения мест и маги смешались с народом.

После еще нескольких минут горестных речей от ближайших друзей почившего Владыки, тоже каким-то чудом сохранившим вторую ипостась, когда я уже умирала от тоски и жары, в саркофаг неожиданно ударила молния, расколов черное дерево и здорово обуглив тело.

– Чествуете труп деспота! – проплыло над нашими головами холодящее кровь шипение. – Пусть он захлебнется в Аду кровью убитых!

Императорским магам не зря платили такие сумасшедшие деньги – пока венценосная вдова в шоковом состоянии стояла над неузнаваемым теперь телом Даниэля Светоносного, где-то в толпе позади нас с говорившего демона слетела личина. Ожидаемые вопли и давка застали меня на полпути к своему курсу, от которого меня незаметно оттерла толпа. Маги готовились обрушить на голову наглеца все кары небесные, когда толпа вокруг меня резко исчезла и я ощутила прижатые к горлу обжигающие когти.

"Конечно, кто же еще"– подумала я, с тоской наблюдая отдалившуюся толпу магов, с суеверным ужасом глядевших мне за плечи. "С моим-то везением.." – была последняя мысль перед тем, как я спиной ощутила лед портала. Когти дернули меня за собой, и я провалилась спиной вперед в ледяной, лишающий сил и сознания провал. Когда меня выкинуло на другой стороне, было ощущение, что я не дышала целый час. Легкие горели от холода – первого признака сырой, неоформленной силы, портал на которой отследить нереально сложно. Но мне хватило ума быстро скомкать свою ауру, вызывающе пестрящую радужными разводами на серебре и затолкать в самую глубину души – чтобы демон не успел заметить мои способности. После этого меня приложили по затылку и наступила темнота.

Когда я открыла глаза, первой мыслью было, что проклятый демон мне их вышиб – такая непроглядная темень царила вокруг. Голова прижималась к холодной стене, сама я сидела, опираясь спиной на угол каменной кладки. Отлично, я в тюрьме. Я села ровнее, потихоньку выпуская ауру. Та распрямилась и потянулась от сна. Кто же прячет производственного мага в тюрьму? Мы же их разбираем по камушку...и собираем из них будки, на потеху себе и головную боль похитителям. Угол послушно разобрался по кирпичикам и я вывалилась на улицу, в ночь, освещаемую лишь звездами и тонким месяцем. Кладка тюрьмы сложилась обратно – пусть всю голову себе поломают, гадая, – куда я провалилась. Тело неимоверно затекло, но я упорно поднялась на ноги и тихим бегом направилась к темнеющей впереди громаде леса. А там – мне нужно будет буквально десять минут, чтобы открыть аккуратный портал до дома. На кромке леса меня привлек скрип ветви и громкий хрип и я, напуганная неожиданным звуком в почти полной тишине, повернула голову. И застыла памятником собственной глупости. На толстой ветке, в петле покачивался демон, хрипя и дрыгая ногами. Невысокий, худой, как бродячая собака, и полностью седой. Все это я отметила уже обнимая его ноги и силясь приподнять гада, вздумавшего висеть на суку моей совести в момент побега, хоть на сантиметр.

– Помогай мне!! – натужно прохрипела я, чувствуя, что мои мышцы такого издевательства сейчас не выдержат. Но демон, чтобы ему в Аду, куда он сейчас отправится, холодно было, отказывался соображать. И я, кляня себя последними словами, обреченно заорала.

– На помощь!! Кто-нибудь помогите нам!

Мышцы онемели и за секунду до того, как я готова была отпустить тело, кто-то обнял ноги демона поверх моих рук и, не напрягаясь, поднял повыше. Свистнул короткий меч, с глухим стуком врезаясь в сук и перерубая веревку, и мы дружно повалились на землю. Демон едва хрипел, кто-то ругался на красивом гортанном языке и я, постанывая, растирала отказывающие руки. Боль была невыносимой, но в добавку кто-то вздернул меня за шиворот и в ухе раздался знакомый звенящий шепот:

– Что ты тут делаешь?!

– Сбегаю! – огрызнулась я, понимая, что аура не скрыта и нахально сияет полным издевательством над моими похитителями. – А этот тут...висит! Как будто я могла его бросить...

Сейчас на меня нацепят какую-нибудь дрянь, блокирующую способности, которые в избытке водятся у демонов, и запрут в самом глубоком подвале. И кладку придется разбирать уже зубами. Меня аккуратно отпустили на землю. Демонов вокруг меня уже прибавилось, принесли факелы, в свете которых я, к своему ужасу, разглядела колченогую табуретку прямо под злосчастным суком. Да что тут происходит, что так молодо выглядящий парень пытался повеситься? Из-за моей спины вышел демон, я наконец смогла хорошо разглядеть того, кто так бесцеремонно сбежал с площади, прикрываясь мной. Высокий, выше меня на целую голову, поджарый демон с резкими чертами лица. Глубокие, прозрачно-серые глаза, пепельные волосы, забранные в хвост, который свисал неаккуратной копной до лопаток. И две широкие седые пряди на висках – кипенно белые. Как и у вытащенного мной с петли демона. Приглядевшись, я поняла, что данная участь так или иначе не миновала почти никого из собравшихся. Исключением являлись пара-тройка демонов с оружием и лекарь, державший руки на горле спасенного. Его вызывающая шевелюра цвета, почти как у меня, торчала в разные стороны короткими лохмами, видимо, его подняли ото сна.

– Так это ты Хан? – неожиданно спросила я в спину раздраженно дернувшего лопатками демона.

– Запереть, надеть блок. – бросил он лекарю, поднявшемуся с земли. Тот удивленно поднял бровь, но тем не менее подчинился. Молча подошел, оказавшись на ту же голову выше меня и схватил за запястье. Сопротивляться смысла не было – толпа демонов против одной меня, с треском провалившей курс самообороны... Причем в прямом смысле, я уронила на голову загонявшего меня тренера с рапирой крышу тренировочного зала. Чудом скандал удалось замять, благодаря лишь хорошему настроению ректора, наблюдавшему за этим с окна своего кабинета. За размышлениями на меня надели тонкий, ледяной браслет из синей кожи, заставивший чувствительные кончики пальцев онеметь. Я вполне себе могу прожить без магии. И это будет не так больно, как стихийникам. Но приятного мало... Лекарь увел меня с поляны в невысокое каменное здание, напоминающее дорогие гостиницы, стоявшие обычно в крупных городах. Но в весьма плачевном состоянии. Поэтому я не удивилась, когда он втолкнул меня в небольшую комнату с потухшим очагом и окном с такими щелями что я, пожалуй, после пары дней голодовки могла и сбежать.

– Он ненавидит это имя. – впервые подал голос темноволосый демон, пока я с печальным лицом оглядывала свои "владения" – И если ты хочешь дожить до возвращения домой – не обращайся к нему вообще.

– Разве меня планировали отпускать? – я повторила его трюк с бровью на поляне, размышляя, как близко предел терпения у демонов.

– За спасение его подчиненного – разумеется. – равнодушно выдал демон, забрасывая в камин дрова и легким движением руки зажигая там спасительно теплое пламя. Шикарный стихийник – отметила я про себя. Подчинять огонь лишь силой мысли... – Тебе сотрут память и оставят на тракте недалеко от города. Тебя подберут.

– Спасибо, обойдусь! – выдала я возмущенно в спину уже почти закрывшего за собой дверь демона. – Я не позволю стирать себе память! Вы же не трогаете людей!

Но увы, мои слова разбились об закрытую дверь. С другой стороны – простое стирание памяти, которую возможно восстановить при наличии даже небольших денег уж куда лучше смерти в дебрях леса от рук демонов. В данный момент мне оставалось лишь нырнуть на древнюю, как фамильный призрак прабабушки, кровать у стены и завернуться в побитую жизнью и похищением мантию, ведь одеялом тут и не пахло.

Проснулась я резко, от дикого, пронизывающего холода. Тело окоченело, руки и плечи стреляли дикой болью от перенапряжения. За окном едва-едва занимался рассвет. Я машинально махнула рукой, произнеся формулу призывы огня. Но увы, браслет работал исправно, о чем я вспомнила, недоуменно таращась в оставшийся пустым и холодным камин. Черти бы побрали этих демонов... Я тяжело встала и побрела к двери, намереваясь стучать в нее и перебудить весь дом, пока мне не разведут огонь. Но к моему удивлению дверь распахнулась от первого же стука. Меня не заперли? Я выглянула в коридор, но ожидаемой охраны там также не обнаружилось. Зато из-под двери в конце коридора выбивалась полоска света от камина. Я очень тихо вышла из комнаты, ожидая хотя бы охранного контура. Но не обнаружив и его, тихим шагом направилась к притягательной двери, к которой так манил теплый свет. Легкий стук ...и тишина. Я распахнула дверь и вошла в пустующую комнату. В глубине стоял большой стол, ровно горел огромный камин и в углу стоял небольшой топчан, накрытый рваным подобием матраса. Я подвинула его ближе к огню, прилегла, решив хоть немного согреться и уйти к себе. Но тепло, едва коснувшееся моего лица, мгновенно меня усыпило. Уже сквозь сон я ощутила, как на меня опускается толстое теплое одеяло и благодарно что-то пробормотала. Дальше – темнота, потому что резко навалившийся сон не дал мне даже сообразить, кто сподобился меня укрыть.

Разбудило меня уже позднее утро и приглушенные голоса из-за двери.

– То есть, ты просто не запер дверь? – тихий и злой шепот моего похитителя перебивался сбивчивым оправдательным говором лекаря:

– Да откуда я знал?

– Действительно, откуда тебе знать, что люди мерзнут без огня? – яда в этом голосе хватило бы на драконью армию, будь таковая в пределах слышимости.

– Откуда мне было знать, владыка – в тоне лекаря яда было не меньше – Что вы решите явиться на погребение Даниэля, а потом вернетесь оттуда, притащив с собой человеческого мага?!

Я открыла глаза, со стоном распрямляя еще более болевшие конечности. Голоса за дверью затихли и в комнату зашел лекарь. Хан заходить не пожелал и ушел по коридору, поставляя моему взгляду спутавшийся хвост волос.

– Пойдем. – лекарь приподнял меня, подхватив под локоть, что вызвало новый стон. Я аккуратно выдернула руку и самым вежливым тоном из всех возможных попросила:

– Не дотрагивайся до меня. Иначе я сейчас умру.

От удивления у лекаря поднялись уже обе брови.

– Я не собирался тебя убивать. – холодно заметил он, видимо решив, что я пытаюсь строить из себя кисейную барышню и падать в обморок от одного его прикосновения.

– Счастье мое не знает границ ... – тихо, но весьма ядовито, сказала я – Но я вчера надорвала руки и плечи, поднимая твоего собрата из петли. И если ты не хочешь слушать мои вопли – просто укажи, куда идти. Не дотрагиваясь.

Тут до демона дошло. Действительно, откуда ему знать такие мелочи – люди мерзнут, устают и могут надорваться. Он махнул мне рукой, прося следовать за ним. И я тяжело поплелась, заранее прикидывая, возле какого города меня выкинут и есть ли там менталисты, способные вернуть мне память и передать в академию. Или все-таки сначала передадут в Академию? Тем временем демон привел меня в мою же комнату, где уже стояла огромная лохань, наполненная исходящей паром водой, и на кровати ждала стопка одежды и чья-то почти чистая серая мантия. Я закатила глаза, скидывая на грязный пол еще более грязную робу, и вспомнила про демона. На мой вопросительный взгляд нахал указал мне на ванну:

– Залезай, я не так хорошо знаю людей, но с лечением вполне справлюсь.

– А может уже тогда рядом приляжешь, чего стесняться? – теперь уже я добавила в голос холода, прекратив расплетать косу.

Демон пару мгновений растерянно на меня смотрел, но потом сообразил, что это было явно не приглашение к близкому знакомству.

– Тогда я зайду потом.

– Благодарю. – я закрыла за демоном дверь и, скинул уже достаточно пыльную форму академии, опустилась в горячую ванну. Никто не понимал моей любви к купанию в кипятке. А в отцовском замке, стоящем на горячем источнике, купальни внизу зависели от температуры источника, на который магия не действовала. Поэтому хочешь, не хочешь – приходилось мыться в чем есть. Я наконец распустила надоевшую косу и волосы расплылись по всей лохани. Поэтому демон, зашедший в комнату без стука, не умер на месте от моего злобного взгляда.

– Я же обещал зайти позже.

– Вы слишком рано. – едко процедила я, поджимая ноги и перебрасывая оставшиеся пряди волос вперед, укрывшись ими, как одеялом.

Демон пожал плечами и подошел к лохани, игнорируя мой взгляд. Его руки светились аккуратным маревом, подтверждая его лекарские намерения. Но я все равно оставила себе в памяти маленькую зацепку на счет полномасштабного наказания для нахала. Правда, когда свечение с его рук начало снимать дикую боль, поселившуюся в шее, спине и руках, едва не простила. Демон держал руки идеально правильной фигурой на моей шее и я слегка расслабилась.

– Как твое имя? – первым нарушил молчание лекарь, пока я краем глаза следила за расплывающимися волосами.

– Лина. – называть полное родовое имя я не рискнула, обойдясь укороченным домашним вариантом.

– Эрил, старший лекарь рода Оронских. – более вежливо и полно представился демон, убирая руки и отступая на более приличное расстояние – Бывшего рода, стараниями Светоносного. Почему ты стала спасать демона?

Я растерянно пожала плечами. Мне самой было непонятно, что на это можно ответить. Просто потому, что так нельзя.

– Почему это вообще произошло? – я знаком попросила демона отвернуться, и он бесстрашно встал ко мне спиной. Я цапнула полотенце и быстро вытерлась, стараясь как можно быстрее натянуть на себя принесенные штаны и простую серую рубаху на завязках.

– Жену и двоих новорожденных детей на его глазах зарезала стража Светоносного. – тихо и просто ответил демон и я осела на кровать, кляня подогнувшиеся коленки. Теперь мне понятна его седина, как и попытка свести счеты с жизнью.

– Возможно, лучше было дать ему умереть... – так же тихо добавил лекарь, поворачиваясь без спроса.

– Не так. – я покачала головой, заматывая мокрые волосы в полотенце. Без магии они будут сохнуть часа два. – Как его зовут?

– Ниланэль Храм, второй младший герцог, второй наследник земель Орон.

Я выронила полотенце, заставив демона дернуться на помощь. Брат первого младшего герцога Оронского, брат Убийцы Владыки... Теперь понятно, почему меня не убили. За спасение младшего сына герцога в спокойные времена даровали титулы и земли, а портрет спасителя навечно занимал место во втором ряду семейной галереи герцогов. Портрет баронессы Инской, бывшей служанки моей старшей сестры, уже много лет висит под ее портретом в семейной галерее. Она отдала жизнь ради ее спасения на охоте, за что посмертно была награждена титулом, перешедшим к ее сыну и небольшим владениям недалеко от замка. Но другое занимало мои мысли, пока понятно вежливый демон подавал мне полотенце. Взрослых бунтовщиков я еще могу понять – война есть война. Но новорожденных детей? Как можно строить свое правление на таких зверствах?!

– Значит, теперь ты понимаешь, почему Хан так поступил.

Видимо, последнюю фразу я произнесла вслух. Адептов по возможности ограждали от подобных новостей и вообще подробностей войны. Мы, маги, должны быть всецело преданы императору, а такие новости подрывают преданность целого ковена – дети для магов великий дар и все, что нами делается, всегда направлено на их благо. Убийц детей маги находят быстрее Псов Империи и карают по своим законам. Понятно, что император скрыл подобные действия своего венценосного зятя, испугавшись восстания среди диаспоры магов.

– Почему никто из вас не донес это до Ковена? – обвиняюще спросила я, забирая у демона полотенце – Скольких жертв можно было избежать, если бы маги узнали и лишили наследника титула Второго Императора людей и власти!

– Потому что я пожелал лично убить его. – холодно раздалось от двери и мы с Эрилом синхронно обернулись. В дверях стоял Хан, достаточно взбешенный для того, чтобы забыть мою небольшую услугу для его брата. – Лично воткнуть нож ему в сердце, глядя в глаза.

Я опустила глаза, помня о предостережении лекаря – не обращаться к демону с седыми прядями напрямую.

– Какая у тебя специализация? – отрывисто бросил демон, заходя в комнату и закрывая за собой дверь.

– Производственная магия, архитектура. – я подняла глаза, удивившись вопросу. Демон, чью комнату я необдуманно заняла ранним утром, смотрел на меня не отрываясь, задумчиво сведя брови. Сейчас он не был похож ни на убийцу, ни на психопата, как его описывают все, кому не лень. Я бы могла даже назвать его красивым, если можно было убрать с его лица печать обреченной злости. А вот его брата, показавшегося за его спиной, красивым назвать было уже невозможным. Горе и безумие стерли красивые черты.

– Маленькая магичка... – прохрипел демон, сцепляя свои длинные белые пальцы и не отводя от меня безумный взгляд. – Зачем ты помешала мне...

– Эрил, забери его. – приказал демон, не поворачиваясь к брату.

Я опустила глаза, не желая становится свидетелем слабости и горя демона. Родители, братья, сестры и племянники. Как много они потеряли в угоду безумной прихоти сумасшедшего принца Бездны? Лекарь прошел мимо меня и, приобняв седого демона за плечи, увел его с собой, что-то негромко рассказывая на своем языке. Я подняла глаза на убийцу и психопата, виновника войны и восстаний и, мысленно ставя еще один памятник своей глупости, сказала:

– Я хочу остаться.

Кажется, мне удалось сломить лед невозмутимости.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю