290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Огонёк (СИ) » Текст книги (страница 9)
Огонёк (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 15:00

Текст книги "Огонёк (СИ)"


Автор книги: Ксения Лисицына






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 13 страниц)

Глава 21. Или будь всегда начеку!

Канцлер сидел в кабинете и задумчиво смотрел в книгу. В его мыслях прочно засела эта девчонка. Когда он увидел её на балу в платье цветов бывшей императорской семьи, трагично погибшей десятилетия назад, она напомнила ему Императрицу Криа – настолько же прекрасные голубые глаза и огненные волосы, а характер! Темперамент у девушки был что надо, особенно в танго, подаренном какому-то незнакомцу. Мужчина усмехнулся про себя, покойная Императрица решила принять смерть вместе с мужем и детьми, лишь бы не делить постель с ним. Но с этой девушкой история будет другой, она под его полным контролем, и выбора у неё просто нет. Знак не даст ей делать глупости.

– Лоррел, – громко позвал мужчина. В кабинет быстро вошёл молодой невысокий парень со шрамом, пересекающим лицо от одного его конца до другого. Кто-то бы сказал, что парень уродлив, но Канцлер ценил мальчишку за его преданность. – Напиши письмо с приглашением посетить в летние каникулы дворец мисс Селене Рейес. В письме должно быть вежливо изложено, что мы рады будем видеть её здесь, а также прозрачный намёк, что отказываться ей ни в коем случае нельзя.

– Да, сэр. – склонился юноша в поклоне, – Что-то ещё?

– Нет, на этом всё. Исполнить немедленно, приоритет высокий. По желанию дамы выделить ей свиту для сопровождения во дворец. – закончил мужчина.

Парень так же споро выскользнул из кабинета, а Канцлер улыбнулся. У девушки горячий темперамент, а ему всегда нравилось укрощение строптивых.

Он встал и начал собирать с собой бумаги, которые необходимо было отнести на опубликование в Совет, и уже собирался уходить, когда внимание привлек текст, проявившийся на страницах священной книги:

«Оставь девчонку в покое», – говорилось в божьем послании.

– Но я ведь просто хотел немного поиграть с ней, и всё, – кровожадно ухмыльнулся Канцлер, в тайне переживая о том, как же ему сохранить свою игрушку.

Буквально спустя минуту в ответ на страницах отразилось:

«Девчонка может помешать тебе занять трон! Ты слишком одержим ею!».

– Тогда будет ли верным решение убрать её с моего пути? – уже серьёзно спросил мужчина, почувствовавший угрозу своей единоличной власти.

«Нет, просто оставь её в покое! Не связывайся с ней больше!» – появилось последнее предложение, прояснившее волю Бога.

Но она знает слишком много – тем временем гонял мысль в свой голове ужас Империи. Канцлер не был бы сейчас Канцлером, если предусмотрительно не убрал все возможные угрозы его власти, в том числе и императорскую семейку. Но это средство достижения цели никогда не станет известно широкому кругу, Императора любили все подданные, и панихида длилась несколько месяцев, а вся страна была убита горем. Если об этом когда-нибудь узнают, то народный бунт просто обезглавит палача святой семейки. И сейчас он хотел пойти по уже проложенному пути. Но Божья воля… с ней необходимо было считаться.

Хотя, его старые и больные нервы были бы более спокойны, если девчонка окажется в стороне, желательно на том свете, где не сможет его достать.

Мужчину совсем не коробило, что до недавнего времени он обдумывал постельные забавы с ней, а сейчас хладнокровно решил убить. Тем более это он тогда спас её от казни, теперь может сам привести приговор в исполнение – так оправдывался бы любой другой человек. Но с годами у Канцлера выработалось чувство полного безразличия к судьбам других людей, по головам которых он отчаянно пробивался к власти.

Мужчина по-шакальи оскалился и снова подозвал секретаря. Они довольно долго шептались, укрытые непроницаемым пологом, надеясь, что до Бога не дойдут их разговоры, а потом парень также быстро унёсся по делам, чтобы порадовать своего господина. А мужчина, вальяжно развалившись в кресле, сделал указательным пальцем правовой руки жест, выводя в воздухе маленький крестик, будто отмечая очередное выполненное задание в ежедневнике на пути к его значимой цели.

И ни один мускул на его лице не дрогнул.

********************************

Преподаватель по курсу «Смертельных артефактов» (или как любили говорить про него адепты «Фенечки, которые не убивают нас, делайте сильней, чтобы добить») напряженно следила заходом очередного практического занятия ребят с первого курса обучения. От наёмников она не ожидала каких-либо успехов в артефакторике, но ребята всегда соблюдали технику безопасности, и на это были причины. Один неверный магический посыл, одна неверно уложенная нить на заготовку, и смертельная магия ударит по тому, кто неосторожно посмел использовать её могущество.

Жесткий контроль над собой и своими действиями был всегда присущ Селене Рейес – девушке усидчивой и спокойной на занятиях. Но сегодня контроль Селены дал сбой.

– Адептка Рейес, осторожно! – крикнула преподаватель, кинув в мою сторону защитный кокон. Он покрыл всё поле деятельности над артефактом и мерцал теплым голубым цветов. В тот же момент, ещё не законченный артефакт осветился изнутри ярко красным светом, а потом произошёл небольшой взрыв и от камушка совсем ничего не осталось, обидно, это был мой любимый изумруд. К счастью, полог оказался силен и никто, из присутствующих на занятии не пострадал. – Ты в порядке, Селена? – обеспокоенно спросила женщина, подбегая ближе.

– Да, профессор Лим, меня не задело, всё хорошо. Простите, пожалуйста, за неуклюжесть, я на секунду задумалась, а потом бумц! И всё, – грустно ответила обычно собранная ученица.

– Ты не заболела? Может сглазил кто? Обычно ты такая умница и сама ответственность! – со вздохом беспокойства проговорила профессор снова.

Да уж, точно сглазили. Со вчерашнего бала не могу ни о чём думать, кроме этого проклятого танца, и этого коварного партнёра, что оставил меня в полной растерянности. А на деле просто потупила глазки.

– Вот что, я тебя отпускаю с занятия, переделать артефакт ты всё равно уже не успеешь, а пока есть время до следующего, сходи-ка, девочка к целителям. Пусть проверят тебя на сглаз, а заодно и осмотрят на след остаточной магии от артефакта, мало ли что!

– Хорошо, профессор, – хоть кто-то обо мне печётся.

Собрала свои вещи и вышла за дверь аудитории. Эх, огребла из-за своей растерянности, а могла уже доделать артефакт, останавливающий сердце прикосновением к грудной клетке. Всё из-за этого мужчины, который не выходит из моей головы!

Шла в сторону целительского корпуса почти не замечая дороги. Перед глазами снова играла всеми красками ночь бала, которая была богата на события. А образ спасшего меня незнакомца, такой притягательный. Надеюсь, мы скоро встретимся, спаситель! – вновь подумала я и со всей силы налетела на что-то твёрдое. Не успев восстановить координацию, начала заваливаться назад. Но не коснулась пола. Открыла от страха зажмуренные глаза.

Крепкие руки, спасшие меня от позорного падения жопой на пол, принадлежали моего самому главному врагу и по совместительству самому наглому котяре академии. Попала, так попала!

– Летаешь в облаках, Огонёк? – укоряюще-прицокивая спросил мой кошмар, – Спустить тебя на землю? – ухмыльнулась хитрая морда.

Ну, почему его шутки так меня задевают? Эх, надавать бы по мордасам умнику. Но правилами академии запрещены драки вне площадок, а значит как обычно придется ограничиться словесными пощёчинами.

И как можно противнее проговорила:

– Одно твоё присутствие, Дорогой, спускает меня на землю! – закончила едко, блестя злыми глазками.

Парень на секунду сделал обиженный вид, но видя, что на меня подобное не подействовало, а совесть моя дрыхнет без задних ног, продолжил насмешливо:

– Неужели наша девочка влюбилась в того напыщенного мужлана с бала? – ай, больно, попал в десяточку, – Так мне всего лишь нужно было станцевать с тобой танго, чтобы навеки сделать своей? – продолжал пытать меня расспросами, – Хочешь поделюсь с тобой стоящей информацией? – я потянулась ближе, а он шепнул на ухо, – Я танцую намного лучше…

– Как смешно. Тебя вообще среди танцующих видно не было. Всё, что ты умеешь лучше, – продолжала ехидно, – Так это зажимать девок по углам! – ох, как я злилась! Да, как он мог поносить тот прекрасный образ спасителя, что я придумала себе! Возмутительно!

Парень в ответ с усмешкой сказал:

– В ту ночь я действительно прижимал к себе девушку, каюсь, но ей было приятно, ручаюсь! – похабные слова кольнули меня где-то в блок ревности. Как он посмел, после всего, что я для него пакостного сделала?! Потом одернула себя. Да, дорогая, как собака на сене. Смешно ей богу!

Я отступила на шаг, принимая вид оскорбленной благородной девицы из пансионата, хотя до сих пор помню те, горячие волны, которые разливались при каждом касании в танце. Он уже хотел приблизиться, но прямо передо мной засветилось пространство. А в другое мгновение на этом месте возникла чёрная роза на длинном стебле, к которому была привязана записка с посланием. Я взяла розу в руки и развернула записку, на которой значилось:

«Для самой прекрасной Императрицы! Я целый день думал о Вас. И пламя Ваших волос забыть уже не смогу. Хотел просто пожелать Вам приятного дня! С надеждой на скорую встречу, Ваш загадочный незнакомец».

Дочитав последние слова, я выдохнула, только сейчас заметив, что задержала дыхание пока читала. Он меня не забыл! Господи, как приятно получать цветы!

Видимо на моём лице отразилась целая гамма разноспектральных эмоции и чувств. Потому что в следующее мгновение Эрик выхватил записку из моих ослабевших рук, и быстрым взглядом пробежался по тексту.

– Эх, Селена-Селена, – его голос был как всегда насмешливым, – Ты совершаешь самую большую ошибку всех существующих женщин! Стремиться душой и телом надо к тем, кто не только шепчет комплименты на ушко, но самое главное, показывает своё отношение к тебе делами… – уже как-то грустно и как будто разочарованно сказал Котяра.

Он просто развернулся и пошёл в противоположную от меня сторону.

Ага, сам мне ничего и подавно не дарил, кроме чертовой руны, а теперь строит из себя обиженного котика?! Ранимый, капец… – думала я, идя по каменному переходу к целителям.

Может мне не стоило последнее время быть такой невнимательной и отвлекаться по пустякам? Потому что в обычное время я бы заметила мерцающий полог в нескольких шагах от меня, но сейчас я жила в своей персональной сказке с прынцем. Осознала опасность я только когда почувствовала магию, что прошла сквозь моё тело. Последнее, что я помню – это взрыв, сыплющиеся отовсюду камни и пыль, и то чувство безопасности, когда теплые крепкие руки резким движением накрыли меня сзади.

А дальше… Ничего. Темнота.

Глава 22. Или внезапно обретённый шанс

Я всегда считала, что при смерти человек испытывает агонию, особенно, если эта смерть насильственная. Но я не чувствовала её сейчас. Меня словно в кокон укутывали тёплые прикосновения тьмы, которая по матерински укачивала свою непутёвую дочь.

Вот уже несколько минут вспоминала свои последние минуты перед взрывом, кадр за кадром гоняла их из одного угла памяти в другой, тщетно пытаясь найти ответы.

Кто бы не решился на такой шаг, он выбрал весьма удачное время и рассчитал всё так, чтобы его жертва не смогла защитить себя. Неужели всё-таки кто-то погиб из-за меня?

Единственное о чём я жалела после смерти, так это о том, что вместе со мной к праотцам отправился совсем невинный человек, у которого могли быть родители, жена, дети…

Я представляла, как вот-вот из-под каменного завала достанут моё тело, если после такого это вообще можно будет называть телом. Но мысль о втором теле, которое погребено вместе со мной, приводила в ужас.

Странное ощущение… Как будто по руке гладят, так нежно. Но можем ли мы чувствовать ещё что-нибудь после смерти? Загадка. Узнаю ли на неё ответ?

Глаза нетерпимо болели, зажмурилась, а потом резко распахнула. Старая каменная кладка покрывала полностью стены и пол небольшой, но уютной комнатки без окон. Сама комната имела два выхода: небольшая неприметная дверка и большая деревянная отстроченная металлом по краям дверь.

Повернув голову, смогла немного оглядеться вокруг. Я лежала на небольшом упругом матрасе, сквозь который явственно ощущался твёрдый деревянный настил. Он шёл вдоль всей стены. В нескольких метрах от меня, на этом же настиле, но лишь укрытом какой-то древней мешковиной, лежал человек. Футболка, клоками висевшая на парне, открывала страшную картину. Его спина и правый бок были в большинстве своём исчерчены царапинами и глубокими ранами, из которых сочилась свежая кровь. Его грудь чуть-чуть подрагивала из чего я заключила, что он ещё жив.

Тихо, стараясь не выдать себя скрипом импровизированной кровати, слезла с настила и осторожно приблизилась к раненому.

И когда я обошла его, от неожиданности вскрикнула, ели успев зажать рот руками. Передо мной лежал тот самый парень, что совсем недавно шутил по поводу моей персоны.

– Господи… Эрик, не умирай, – чуть ли не плача коснулась рукой горящего лица. Парень вздрогнул от прикосновения, но глаз так и не открыл, по лицу катились капельки пота, разбавленные кровью, и смотрелось это жутко.

Как мне жаль, что это всё случилось с тобой – на мгновения впадая в неконтролируемую истерику, задыхалась от боли. Но тут же одёрнула себя, наспех утерев слезы. Он ещё дышит, и я сделаю всё, чтобы он дышал и дальше.

В голове сразу же началась активная работа. Наскоро вспомнив обезболивающее заклинание из общего курса целительства, приложила руки ко лбу и уверенно зашептала. Когда дыхание парня выровнялось и стало не таким болезненным как прежде, убрала руки и перешла к основному фронту работ.

Вблизи масштаб трагедии оказался ещё больше. Множество мелких ранок, грязных от каменной крошки и пыли, глубокие раны, из которых местами торчали острые каменные осколки.

– И почему я не целитель? – со злостью вздохнула, и это состояние на миг завладело моими мыслями, – Почему ты вообще за мной сунулся? – и сразу же пожалела о сказанном. Злиться сейчас на него, всего израненного и еле дышащего, ценою своей жизни спасшего мою, я не могла. – Когда-нибудь я верну тебе этот долг.

Сейчас мне предстояло сделать невозможное, поскольку моих знаний в магической хирургии не хватало, а если быть точнее, их вообще не было. Никогда я ещё так не жалела, что нам мало давали знаний на парах.

Беспомощно огляделась. Справа стояла парочка платяных шкафов. Надеюсь, там не одежда или бельё. Открыв первый шкаф, я выругалась. Одежда, куча одежды. Ладно, бинты нам нужны – с этой мыслью достала пару наиболее чистых шмоток. Сбоку на полочках лежали какие-то аксессуары, пара амулетов и шкатулка. Никто же не будет возражать? В шкатулке среди прочего барахла оказался небольшой швейный набор: чёрные нитки и иголка непонятно какого состояния и выпуска. Так, уже что-то.

Перейдя ко второму шкафу, я присвистнула. Да кто-то неприкосновенный запас подготовил на случай апокалипсиса? Не найдя ничего полезного, уже хотела вернуться к Эрику, когда в глубине полки заметила бутылку. Пошарив немного, извлекла её наружу. Бутылка была из прозрачного стекла, с такой же прозрачной жижей внутри. Откупорила и глотнула. Аааа, горло обожгло, как будто я в аду! Гномий самогон! Кто бы мог подумать. Пригодится. Сгребла бутылка в кучу отобранных вещей и перенесла её на деревянный настил.

Аккуратно перевернула пострадавшего на живот. Чем бы подцепить осколки? Не найдя ничего лучше, вытащила щпильку из волос. Повезло же, что здесь шпильки плотнее и шире. Мини-мини версия пинцета готова.

С лицом полным решимости села рядом с парнем так, чтобы было удобно работать. Тааак. Сначала подцепить осколок. Ай, чёрт! Не падай, пожалуйста! Ну, что за?!! – рычала, пытаясь приноровиться к процедуре. С третьей раны процесс пошёл куда быстрее, и только успевала работать щипчиками. Оглядела спину на предмет оставшейся шрапнели и удовлетворённо кивнула. Пора дезинфекции. Тонкими струйками вымывала грязь из ранок, а когда перешла к глубоким, парень сдавленно простонал, но в себя так и не пришёл, виной тому большая кровопотеря. Крепись, котяра, я тебя вытащу!

Промокнула иглу в самогоне и вдела нитку. Теперь главное самой в обморок не грохнуться. Сделав первый шовчик, ненадолго замерла. Вроде ничего сложного. И дальше дело пошло куда веселее, а приобретенные на земле навыки шитья крестиком так вообще были признаны лучшими за всю мою жизнь. Закончив со штопкой парня, я облегченно выдохнула. Теперь можно немного отдохнуть, и определиться с тем, в какой такой ж… чудесной истории мы оказались.

Встала и подошла к неприметной двери, только сейчас осознав, как сильно у меня затекли ноги в процессе спасения жизни. Сформировав атакующий шар, осторожно приоткрыла дверь. Темно. Шар слегка осветил раковину, унитаз и небольшую ванную. Допустим.

Теперь уже с большим любопытством шла ко второй двери, явно ведущей на выход. Тронув ручку в форме кольца, разочарованно выдохнула. Заперто. Причём с помощью магии. Кто бы это не сделал, но постарался он на славу, будь тут простой замок, взломала бы, как в кабинете декана. А так… Наложила с нашей стороны защитный полог, и с трудом передвинула один из шкафов. Подпорка готова. Можно немного отдохнуть.

Глаза слипались, как будто я не спала дня три. Неужели операция меня так вымотала? Перевела взгляд на Эрика. Тот крепко спал. Надеюсь, его жизни больше ничего не угрожает, иначе никогда не смогу с ним расплатиться.

Взяла несколько чистых одеял из шкафа, одно постелила на матрац. Осторожно, стараясь не разбудить парня, с большим трудом перетащила его на импровизированную кровать и накрыла сверху ещё одним одеялом.

Страх медленной змейкой зашевелился внутри. Хотелось забыть всё, как страшный сон, и просто жить в привычном ритме. Но сейчас всё изменилось.

От размышлений меня оторвала руна на запястье, которая чуть заметно за пульсировала. В тот же миг, Эрик нахмурил брови.

Этот человек сейчас единственное, что связывает меня с прошлой жизнью. Захотелось прижаться к нему, как тогда в комнате, ещё не зная об этих событиях. Подошла к настилу и легла рядом, накрывшись одеялом. Твёрдые доски больно впивались в ушибленные рёбра. Положила руку на голову котяре, и снова зашептала слова обезболивающего заклинания, мягко поглаживая по волосам. Руна потихоньку переставала вибрировать, а я смотрела на лицо человека, который не шепчет приятные ушам слова, а совершает поступки. А внутри поднималась тёплая волна благодарность к этому порой невыносимому человеку.

– Спасибо тебе, Эрик, за ещё один шанс на жизнь. – тихо произнесла в никуда.

Я продолжала мягко гладить его волосы, а сама медленно, но верно погружалась в сновидения, сказывалось пережитое за сегодняшний день.

Не знаю, приснилось ли мне что-то, или это было на яву? Но я чётко услышала, как тихий, но такой родной тенор прошептал в ответ:

– И тебе спасибо, Огонёк. Без тебя я бы пропал.

А после мне снова ничего не снилось, но было то самое чувство безопасности и защищенности, которое казалось очень давно меня покинуло.

Глава 23. Или голая правда…

Когда я наконец-то продрала глаза, рядом уже никого не было, лишь за дверью ванной был слышен звук текущей воды. Не прошло и минуты, как звук исчез, а дверь, ведущая в ванную комнату, открылась. Мокрый после душа парень застыл на пороге и облокотился о косяк. Он был раздет, и только на узких бёдрах висело полотенце, которое тем не менее давало прекрасный обзор на накаченное и мускулистое тело. Вода капала с плохо просушенных волос и стекала по выдающимся на животе кубикам пресса.

Я шумно сглотнула накопившуюся слюну. Настолько раздетым я его ещё не видела, и кажется теперь образ парня будет преследовать меня во снах. На что Эрик лишь понимающе хмыкнул:

– Доброе утро. Прости, не хотел тебя будить. Надеялся, что убегу в душ незаметно, но ты так сладко спала, прижимаясь ко мне, что выскользнуть осторожно было трудно.

Лицо тут же породнилось с семейством помидорьих. Эх, чувствовала же, что обнимаю кого-то, но мечтала, что это лишь мои сновидения. Как хорошо, что контроль над собой вернулся быстро, а потому решила спрятать смущение за наездом:

– Тебе нельзя было мочить раны, ведь их только вчера зашили.

– Огонёк! Ты такая грозная, что я заранее начинаю тебя бояться. Полагаю, что за такие красивые и ровные швы должен благодарить тебя?

Просто кивнула в ответ.

– Ну, моих познаний в целительстве хватило, чтобы я с утра смог полностью залечить свои раны, – добавил, как самом собой разумеющееся.

Это такой завуалированный намёк на то, что я не способная? Рррррр…

Эрик, увидев моё лицо, весело рассмеялся:

– Неужели все девушки такие ранимые и злые? Не принимай, пожалуйста, на свой счёт. Я научился этому, когда ещё путешествовал по стране.

– Хорошо, значит мне не придётся ждать, когда ты в следующий раз коньки отбросишь, – сарказм так и прёт.

– Эээ, да. – вернулся к разговору парень, – Тебе кстати тоже не мешает ополоснуться, пахнешь ты, мягко говоря, не свежо.

Как так можно разговаривать с девушкой?! Хам!

– Спасибо, что напомнил, котик. Как раз собиралась навестить любимую воду. Ну, я пошла, – и с высоко поднятой головой продефилировала в ванную, а мне в след лишь рассмеялись.

Вода так приятно омывала грязное тело, просто блаженство хорошенько отчистить себя от каменной пыли! Закончив с процедурой, пыталась нашарить полотенце, но не нашла его на месте. Чёрт! Во вчерашних потёмках трудно было разглядеть, что оно оставалось одно.

Фортуна снова поворачивалась ко мне пятой точкой, а я приветливо махала жопе в ответ. Надевать грязную одежду, когда в шкафу соседней комнаты лежала опрятная, верх глупости, особенно после того, как я показательно прошествовала на омовение.

Просить Эрика жутко не хотелось, но кто ещё поможет попавшей в беду девушке?

– Эрик, можешь, пожалуйста, мне кое с чем помочь? – громко поинтересовалась через дверь.

Странно и даже неожиданно, что дверь в ту же секунду не слетела с петель, он не вошёл в ванную комнату, скажу больше, дверка даже не приоткрылась. Из комнаты донеслось:

– Чем могу быть полезен нашей чистюле? Может потереть тебе спинку? Ты же знаешь, я всегда за!

Шутник.

– Можешь принести мне чистую одежду и полотенце из шкафа? – перешла на мольбу.

– Одну минутку!

Я ойкнула и поспешно выкрикнула снова:

– Только глаза прикрой, когда будешь заходить! – в голове бешено носились мысли, но спрятаться тут негде.

И действительно не прошло и минуты, как в ванную зашёл парень, прикрывая глаза ладонью. Во второй руке он нёс чистые вещи.

Благодарно выдохнула.

– Знаешь, Селена, тут проблемка вышла небольшая… – говорил котяра, пока я искала в одежде своё полотенце, – У нас всего одно полотенце в закромах и оно сейчас на мне…

– Чёрт! – снова выругалась, выразив реакцию на фразу, – И что ты мне предлагаешь?

– Ну, ты можешь решить насколько важно для тебя ходить сухой. Я готов пожертвовать тебе его, но готова ли ты увидеть, что за ним скрывается? – усмехнувшись, проговорил парень.

На слабо меня что ли берёшь?! Да я! Да я! Никогда не любила уступать, а проигрывать это вообще не в духе Селены Рейес.

С криком: «Да что я там не видела?!» резко сдернула желанный предмет с бёдер ошарашенного парня. Той ойкнул и в тот же момент открыл глаза.

Мдааа… Ситуация патовая. И вот стоим мы посреди ванной. Я – едва успевшая прикрыться маленьким полотенцем, и Эрик – в одних трусах.

Сказать, что я обалдела от того, что меня так знатно подставили, ничего не сказать!

В немом звуке открывала и закрывала рот силясь что-нибудь сказать, пока парень цепко оглядывал моё еле прикрытое тело с огоньком в глазах.

В ванной и так было жарко из-за пара от горячей воды, но сейчас сильнее мы горели оба: Эрик от всепоглощающего желания сорвать с меня последний клочочек ткани, и этот замысел легко читался в его глазах, и я от жуткого стыда, что я стою голой перед мужчиной.

Не успела ничего ему ответить, как входная дверь ударилась о подпирающий её шкаф.

– О, за нами пришли! – радостно (думаю не совсем и радостный, из-за того что нас прервали) пробубнил парень и вышел из комнаты.

Я со скоростью света вытерлась полотенцем и накинула сверху чистую одежду. Пару раз даже выдохнула, чтобы выровнять сбившееся дыхание. Материализовала один из клинков в правой руке и настороже вышла из убежища.

– А она реально у тебя огонь! – удивленно присвистнул незнакомец, – Эм, леди, по умерьте пыл, здесь все свои, – произнёс высокий блондин, обращаясь ко мне. – Я Брант – друг этого оболтуса, – кивнул на парня, – и по совместительству глава сопротивления в этой академии, в которую забросил тебя шпионить Канцлер.

И на этом моменте я села. Образно, конечно. Переводила непонимающий взгляд с Эрика на Бранта, а потом обратно, постепенно со страхом осознавая, что меня наверно сейчас прикончат.

Но блондинчик не спешил меня убивать, что-то тихо спрашивал у котяры, который также тихо ему отвечал.

Хмыкнула, что привлечь внимание.

– Ты не предупреждал, что она такая нервная…

– Эээ, может всему виной одно покушение за другим?! – действительно нервничала я.

– Селена, не хочешь чая с ромашкой, говорят хорошо успокаивает нервы? – настойчиво спросил блонди.

Пить действительно очень хотелось, ведь на языке, кроме вчерашнего самогона, ничего не было. Поэтому ограничилась лишь осторожным кивком и убрала оружие.

Проследовав за заговорщика из нашей комнаты, оказалась в большом зале тоже без окон, посреди которого стоял длинный дубовый стол. По всему периметру каменных стен были расставлены шкафы, полки и тумбочки, в которых лежали и пылились различные предметы, начиная от книг и заканчивая печеньками, которые белобрысый быстро достал из тумбочки.

Я села за стол, дождалась своего чая с ромашкой, и только после этого парни сели напротив. Ага, я определенно в меньшинстве…

– Селена, я прошу прощение за тот инцидент на экзамене, – начал белобрысый, пока я пила, – Понимаешь, мы уже тогда знали, что тебя подослали с верхушки, но, к сожалению, не были в курсе о твоих намерениях. Нам было необходимо обезопасить организацию от шпионажа…

– А за вчерашний инцидент попросить прощения не желаешь? – сразу встала в оборону.

– Наша организация тут не причём, клянусь, – Брант прошептал слова магической клятвы, – Мои осведомители сообщили, что всё было подстроено имперскими наёмниками. Немного пошурудив в том гадючнике, удалось выяснить, заказ пришёл с самого верха, – и парень сделал жест, указывая пальцем в потолок.

Ясно, значит, Канцлер, – про себя подумала девушка, – стала бесполезной, вот и решил убрать. А слова-то какие были?! Я дарю тебе жизнь… Противно и мерзко.

– Пока что все уверены, что Вы вдвоём погибли под завалами, но как только их разгребут, у присутствующих возникнет множество вопросов. У Канцлера остались способы воздействия на тебя?

– Да, на внутренней стороне предплечья стоит его метка. Если пожелает, убьёт в любой момент, – уже не веря в хороший исход дела, грустно поведала.

– Избавиться не пробовала? – уточнил Брант.

– Что только не пыталась делать, все книги перевернула, пару раз теряла сознание на ритуалах, всё напрасно…

– Ну, я могу тебя немного обнадёжить, – тихо сказал белобрысый, – Мы уже свели похожую метку с одного человека.

– И как он? Долго стены отмывали? – ехидно спросила, а внутри всё аж замерло в ожидании ответа.

– Да ничего. Сидит вон перед тобой, живой и здоровый, – кивнул на соседа Брант.

– Просил же не рассказывать… – со злостью выдал Эрик.

А я удивилась лишь на миг:

– Ты и я, мы одной крови, так? – со смешком поддела котяру.

– Одной ни одной, но крови было много, – мрачно продолжил Эрик, – Огонёк, мы так и не нашли другого способа. Это очень и очень больно, и я сейчас не преувеличиваю, Селена. С обезболивающим помочь не смогу, иначе хозяин метки может что-то заподозрить, проигрывая твои последние эмоции перед смертью, понимаешь?

– Я просто хочу поскорее стать свободной, – решительно отвела обоим. – Ну, что мне нужно сделать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю