332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кристина Жиглата » Любить монстра (СИ) » Текст книги (страница 1)
Любить монстра (СИ)
  • Текст добавлен: 29 мая 2021, 07:00

Текст книги "Любить монстра (СИ)"


Автор книги: Кристина Жиглата






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Любить монстра
Кристина Жиглата


ПРОЛОГ.

Всё началось слишком давно, до того, когда я начала понимать или воспринимать в серьёз его слова…

Мне было семь лет, как он впервые появился в нашем доме, в квартире напротив. Двенадцатилетний, смуглый, тёмноволосый парень, которому постоянно было тесно. Ему было мало нашего маленького городка, мало обычных уличных гуляний детворы и даже тогда уже…мало власти.

С первых дней своего появления, дрался со всеми соседскими мальчиками, делал себе имя, выбивал уважение и вселял страх. Был молчаливым и мрачным. Ни с кем не заводил дружбу, был сам по себе – одинокий волчонок! Тогда…

Его звали Никон Барсов, и он был единственным сыном в семье матери одиночки, которая любила постоянно прикладываться к бутылке. Она совсем не занималась своим сыном, не воспитывала его, и зачастую забывала о его существовании. А нового своего мужа боготворила, закрывая глаза, на частые побои, как себя, так и сына!

Они жили бедно, на грани выживания и среди остальных жителей дома, были некими изгоями. Моя мама постоянно просила меня обходить их десятой дорогой и не общаться с Никоном. Говорила что он неуравновешенный, что он будущий бандит и ему одна дорога на зону!

И я не обращала на него внимания. Боялась. Иногда бросала быстрые взгляды, а в основном, проходила мимо, низко опустив голову. Вплоть до того дня, когда он заступился за меня на улице.

Двое мальчишек, отобрали мой портфель, когда я шла со школы, и бросали его из рук в руки, смеясь надо мной и потешаясь. Дразнили как маленькую собачонку, совсем не обращая внимания, на мой мелкий возраст. Никон как раз был неподалёку и тогда сильно избил хулиганов, а потом проводил меня до дома. И хотя мама кричала на меня за тот случай, всё же, это стало началом нашей дружбы с этим мальчиком.

После того случая, он постоянно провожал меня из школы домой, возился со мной как с родной сестрёнкой, и я тоже полюбила его как родного. Он рассказывал мне о своей жизни, мечтах, планах! Постоянно был рядом, как тень и только мне улыбался, своей волшебной, редкостной улыбкой.

Мы дружили два года, и может быть дружили и дальше, если бы не один ужасный случай, который в один миг, изменил наши жизни навсегда…

* * *

2003 г.

– Мадина! – услышала я своё имя, а следом несколько ударов маленьких камешков в стекло.

– Ох! Пришёл уже! – сердится мама, отрываясь от своего журнала. – Почему он никогда не зовёт тебя через входную дверь, а приходит со стороны балкона? Сколько уже можно? Каждый день, одно и тоже! – ворчит она. – Уже скоро стемнеет, никаких гуляний! – сразу предупреждает, прекрасно понимая, зачем пожаловал Никон.

– Ну, мам! Я на минутку, можно? – скулю, сделав бедненький взгляд.

– Нет, милая, – отрезает она. – Это уже слишком! Ты же знаешь, что я и так против того, чтобы вы гуляли вместе. Ты ещё ребёнок, а он уже выше меня. Что это у вас за дружба такая? У вас вообще, должны быть разные интересы! Тебе ещё в куклы играть, а ему пора на свидания бегать! – сердится она. Как всегда! И вроде я с ней соглашаюсь, но постоянно, когда гуляю во дворе и вижу Никона, увязываюсь за ним как хвостик, не отставая, ни на шаг.

– Мам, ему только четырнадцать, – напоминаю ей. – Разве он виноват, что вырос такой дылдой, – говорю, и она начинает смеяться, отрицательно качая головой. – Ну, можно я хотя бы выйду и скажу, что не буду гулять? – клянчу, когда в окно ударяет очередной камешек.

– Пять минут, туда и обратно! – сдаётся она. – Иначе я сейчас отца разбужу, а ты знаешь какой он после работы! Тем более, когда узнает, что Барсов вновь бросает камни в окно!

– Я мигом! – радостно кричу, уже выбегая за дверь, на ходу надевая куртку и шапку. Впервые ведь пустили на улицу, во время сумерек.

В один миг сбегаю вниз со второго этажа, во двор, где меня уже ожидал Никон. На нём чёрная толстовка с капюшоном и затёртые джинсы – его постоянный комплект, который он почти никогда не сменяет. Вообще, для ранней весны, он был очень легко одет, но так как в этом же, он проходил и целую зиму, то, легкий морозный вечер, не самое ужасное, что ему приходилось пережить.

– Привет котёнок! – говорит он, обращаясь ко мне просвищем, которое придумал сам, ещё в начальной стадии нашей дружбы. – Пойдём со мной! – добавляет, делая шаг в сторону.

– Ник, мама сегодня не пускает. Уже поздно! – сразу говорю я, укутываясь сильнее в куртку. Холодно.

– Я хочу тебе кое-что показать. Здесь не далеко! – заманивает он, ведь знает, что я люблю секреты и тайные места.

Даже ответить не даёт, одуматься, хватает за руку и уводит за собой, да так быстро, что я еле поспеваю.

Идём не долго, но уже давно прошло отведённых мне пять минут. Проходим пару кварталов и оказываемся около заброшенной пятиэтажки аварийного состояния.

– Ник! – напоминаю я, когда он заводит меня внутрь.

– Уже почти пришли, – сообщает, а в глазах некий азарт, веселье, не как обычно. – Вот, смотри! – говорит он, поджигая спички и поднося огонёк к стене.

Здесь было темнее, чем на улице, мрачно и воняло. Я знала, что Никон облазил уже все заброшенные точки нашего маленького городка, но он никогда не приводил меня лично в подобный ужас. Мне не было страшно рядом с ним, просто пока он с таким редкостным для него восторгом пытался мне что-то рассказать, я мысленно думала про пять минут, которые дала мне мама и о том, что мне будет за опоздание.

Папа и так предупреждал меня об очередных выходках, заранее заготовив прут, который лежал где-то на шкафу. Теперь точно не избежать наказания!

– Видишь! – спрашивает Никон, поднимая огонёк выше.

Вижу. Портрет мужчины на всю стену, нарисованный аэрозольной краской, с таким устрашающим взглядом и сигаретой в зубах. Скалится как волк, даже холодок по коже прошёлся.

– А вот надпись, – добавляет он, зажигая вторую спичку, около портрета, где большими чёрными буквами было написано «Барс».

– И что? – не понимаю я.

– Это мой отец, котёнок. Настоящий, – с гордостью говорит он. – Сегодня «моя» перепила, – говорит он, упоминая о своей матери, которую уже давно такой не считал, – и призналась мне кто мой отец. Назвала его насильником, бандитом, и что его портреты на каждой стене города!

– Кто такой насильник и бандит? – уточняю, в тот момент не понимая, что это означает. Думала это профессия какая-то, как у моего отца – строителя.

– Неважно, – отрезает Ник. – Самое главное, что у меня есть отец! Он жив и сейчас живёт в столице.

– Ник, папа говорил, что по мне плачет прут, – со слезами на глазах, сообщаю я. – Из-за тебя, я не пришла вовремя и теперь мне попадёт!

– Не попадёт! Я не позволю тебя бить! – сразу сердится он, и его взгляд меняется.

– И что мне теперь делать? Мама, наверное, его уже разбудила, и они ищут меня! – продолжаю. – Не нужно было мне идти с тобой. Может мама права, что у нас с тобой не может быть дружбы? За одну неделю, уже трижды из-за тебя попало! – злюсь, не разделяя его радости от находки.

– Котёнок…ты что такое говоришь? Я поговорю с твоим отцом, скажу, что я виноват! – сразу вступается он, взяв меня за руку. – И что это тебе твоя мама там наговорила? – уточняет, рассердившись.

– Она сказала: что мне надо ещё в куклы играть, а тебе пора на свидания ходить! – объясняю, потому что всегда была с ним честна.

– Вот вырастешь, и будем вместе на свидания ходить, – отвечает он, уводя меня из этого мрака. – Будешь моей женой, – говорит, а я хихикаю.

Я не воспринимала тогда его в серьёз, и те слова, которые он часто говорил мне «Будешь моей…», пропускала мимо ушей. Меня не волновало, что он там думал, или планировал, хотя он часто мне рассказывал, что мечтает стать важны человеком, что у него будет всё, и я останусь с ним. Навсегда.

Я забывала об этом уже на второй день, потому что мне было девять и все мои мысли были о другом: куклы, сладости, гуляние и чтобы мама с папой не кричали.

Но в тот день всё изменилось. Мне пришлось повзрослеть, и посмотреть на мир совсем по-другому…

Мы вернулись к нашему дому, через полчаса, и нас встретили сирены, крики и пыль. Вся наша пятиэтажка была покрыта гарью и дымом. Окон не было, и стены уже были не такие как раньше, а с трещинами, облезшие, местами даже виднелись одни провалы. Рядом суетилось много людей, машины скорой помощи, милиция, пожарники. Вокруг лежало стекло, остатки домашней мебели. Было трудно дышать, и очень страшно на это смотреть.

Я смутно помню те события дня, но точно знаю, что слышала причину трагедии. Был взрыв, после которого в нашей пятиэтажке, не осталось почти никого в живых. Моих родителей не стало, матери Никона тоже…

А после была получасовая суета, во время которой, нас увидела соседка из дома напротив.

Меня и Никона привезли в участок полиции, чтобы решить, что делать с нами дальше. Ник всё время держал мою руку, не отпускал, обнимал и успокаивал, а я плакала, потому что достаточно услышала.

– Что с нами будет? – спросил Никон у полицейского, который расспрашивал наши фамилии и имена, чтобы найти родственников.

То, что ответил тогда ему служитель закона, затронуло до боли моё детское сердечко:

– Её удочерят какие-нибудь хорошие люди. А ты уж прости, не в том возрасте! Тем более уже стоишь у нас на учёте. Таких, как ты не усыновляют, а наоборот избавляются. Тебе один путь – в интернат, для малолетних бандитов!

В ту ночь, нас силой оторвали друг от друга…

Я плакала несколько дней и не могла успокоиться. А когда всё же пришла в себя, подолгу вспоминала красивую улыбку с ямочками и серьёзный взгляд глаз, цвета серебра… Я росла с этим, постепенно забывала и уже даже не надеялась на встречу, но, спустя шесть лет, увидела его вновь…

Мне тогда было уже пятнадцать. Моя тётя, которая оставалась единственным моим родственником со стороны отца, приняла меня в свою семью, не смотря на то, что уже имела дочь, моего возраста. Галина, была доброй, понимающей женщиной, возила меня в мой родной город, каждый год, в день смерти родителей, и оставляла на кладбище одну на некоторое время, чтобы я могла побыть со своей семьёй в одиночестве.

В тот день, я стояла над могилками родителей уже около часа. Холодный ветер трепал мои короткие, каштановые волосы, слёзы растекались по щекам, а я ничего не чувствовала, полностью закрывшись сама в себе. Именно тогда я и услышала у себя за спиной голос: грубый, мужской баритон, с некой хрипотцой. Чужой.

– Котёнок, продрогнешь и простудишься, – говорит, и я резко оборачиваюсь.

Вижу мужчину, взрослого, метров два ростом, с густой чёрной бородой, красивым смуглым оттенком кожи и в очках авиаторах. На нем чёрные джинсы и кожаная куртка, в руках огромный букет роз, который он оставляет на могилке моей матери.

Застыв, смотрю на него с открытым ртом, растерявшись. А он, разглядывает меня в ответ несколько секунд, после чего снимает свои очки и дарит легкую улыбку, которая задела тогда в моём сердце некую неизведанную мне струну. Поменяла мрак на счастье! Подарила надежду, мечты…ненадолго!

После чего, он подходит ко мне вплотную, разглядывает некоторое время с высоты своего огромного роста, а затем легонько прикасается к щеке подушечками пальцев. Ведёт вдоль скулы, затрагивает подбородок, одновременно заглядывая мне в самую душу, своим пронзающим насквозь серебром.

– Не бойся, – шепчет, – я рядом с тобой всегда. Я скоро приду за тобой, уже недолго осталось ждать. Будешь моей…

А потом явилась моя тётка, прервав нас, и он ушёл, так и не договорив, что хотел.

Галина сердито забрала меня с кладбища и грубо усадила в машину. Мы ехали назад около часа, и всё это время на меня ворчали, говорили о моём распущенном поведении, что подпустила к себе чужака, да ещё с подозрительной внешностью. А я сидела и улыбалась сама себе, потому что вспомнила этот взгляд, улыбку, «котёнка»…

Вот только, видимо судьба решила сыграть со мной злую шутку, а может я провинилась в чём-то перед Богом, или была невезучей по жизни, не знаю! Но в тот день, когда мы возвращались обратно домой, наша машина попала в аварию. Моя новая семья тогда погибла, а я отделалась: потерей памяти, сломанной ключицей, рукой и двумя рёбрами. И только потому, что была не пристёгнута и вылетела на дорогу через разбитое окно. Это спасло мне жизнь, но лишило имени и воспоминаний.

Несколько дней была беспризорником, без дома и имени, пока восстановляли личность погибших людей в машине, а потом и вовсе, жила под чужим именем, своей сводной сестры. И лишь спустя полгода вернула себе своё настоящее имя, но так и не вернула воспоминания. Интернат стал моим пристанищем на целых три года, а моя сила, и стойкость характера – не дали сойти с ума.

Пережила, перетерпела, выдержала! Но не смогла найти себя.

Доктор, который помогал мне прийти в себя после аварии, часто давал мне ложные надежды, что я скоро всё вспомню. Но, всё никак! И я не знаю, было это хорошо или плохо, а потом и вовсе стало не важно!

Говорят, что время лечит, только вот меня, оно убило….

Глава 1.

2016 г

Мадина (А так же – Кошка, и сокращённо Дина)!

Я просто переходила дорогу!

В специально отведённом месте – через пешеходный переход, на зелёный свет! Перед тем как шагнуть на «зебру», посмотрела по сторонам, убедившись, что машин нет, лишь тогда продолжила свой путь. Правда, в этот момент я разговаривала по телефону, со своей подругой, но это ничего не меняет. Я не нарушала правил!!!

– Значит, на день рождение Генки, вы идёте в ресторан? – спрашивает меня в этот момент Машка.

Генка – это мой парень, с которым мы встречаемся вот уже три года. Пока, мы живём отдельно, но не раз заводили разговор о совместном проживании, в его квартире. Всё-таки, срок наших отношений уже не маленький, да и любит он меня. Только вот сама я, ещё не совсем уверенна в положительном решении, такого вот смелого шага!

Генка, он красивый парень. Старше меня на три года, обеспечен, по рамкам моего детдомовского понимания и самое главное из хорошей семьи. Минус в том, что он не работал, а жил на средства родителей, которые находились за границей, и пересылали нереально большие суммы, на беззаботное будущее сыну. Они же приобрели ему квартиру, машину, а так же, решают многие проблемы и балуют его. Как маленького ребёнка. Только вот сам Генка, совсем не ценит этого, шикарно живёт, любит выпить, устроить вечеринку. А самое ужасное, именно то, что больше всего меня отталкивало от него, это его больная тяга к азартным играм.

Первые два года, пока мы встречались, он прожигал нереально большие сумы в казино, барах, подпольных клубах, а потом я пригрозила уйти от него и он завязал! Я знала, что не имела права ставить ему условия. Его деньги – пусть распоряжается, как хочет! Но выпивка и неадекватный азарт, делали из него другого человека, это и стало причиной, которая заставила меня, задуматься о наших отношениях.

Он нравился мне очень, и я испытывала к нему тёплые чувства, любила и многое прощала. А он старался, был внимательным и заботливым. Пытался стать лучше, постепенно менял своё мировоззрение, чтобы дать мне понять, серьёзность своих чувств ко мне.

Сегодня ему день рождение, и я ушла раньше с работы, чтобы прикупить сексуальное красивое бельё для вечернего сюрприза, а так же платье, в котором собиралась пойти в ресторан, где у нас была назначена первая встреча с его родителями.

– Ему уже двадцать пять! – отвечаю Машке, находясь уже где-то на середине перехода. – Нужно отпраздновать как надо…, – лишь успеваю добавить, как справа слышу визг шин по асфальту, шум, рев, а потом следует толчок в бедро.

Удар не сильный, но мне было достаточно, чтобы потерять равновесие и упасть на дорогу. От неожиданности и того, что одна рука была занята телефоном, а в другой руке находились пакеты с покупками, я совсем не смягчила себе падение, больно ударившись об асфальт, другой стороной бедра, сбив локоть в кровь и приложившись слегка головой.

Телефон отлетает в сторону и разбивается на моих глазах. Почему-то это, сейчас было для меня самым ужасным, ведь я собирала на него не один месяц, и позволить себе ещё раз такой же, вряд ли смогу. Работа посудомойки, и по совместительству официантки в кафе, не позволяет мне слишком шикарно жить. Коммунальные услуги и аренда квартиры, отнимали больше половины моего заработка. Плюс ко всему еда, одежда и почти ничего не остаётся. А я, ещё мечтала отложить денег на учёбу, чтобы получить лучшее образование, нежели даёт государство, когда ты покидаешь детдом!

– Эй, ты как? – слышу чей-то, дрожащий голос и пытаюсь подняться. Одновременно прислушиваюсь к состоянию своего тела, всё ли целое. Кроме боли в бедре и локте, к счастью, всё нормально функционировало.

Поднимаю взгляд на голос, который звучал пару секунд назад и вижу парня, слишком молодого. Я бы дала ему лет пятнадцать, но так как он выглядывал из-за водительской двери, а значит, вёл машину, то вряд ли ему было столько.

– Нормально, – еле слышно отвечаю, чувствуя, как голова идёт кругом. Подползаю к телефону, беру его в руку и прячу в сумочку, собираю пакеты, они мне слишком дорого обошлись, и на мгновение замираю, пытаясь прогнать чёрные точки перед глазами. Видимо, удар головой был приличным.

Вспоминая об этом, приподнимаю одну руку и прикасаюсь к месту ушиба. Крови нет, но есть небольшая шишка, чуть выше виска. К вечеру точно будет отек, а значит пойдёт и на глаз.

Чёрт!

В тот момент я не совсем понимала что творю! Этот телефон, пакеты, о которых я должна была думать в последний момент, мысли! В голове всё путалось, а то, что находилось вокруг, как-то странно выглядело! Сначала плыло, а потом и вовсе резко провалилось во тьму…

Глава 2.

Кошка.

Тепло, запах кожи сидения и мужского парфюма – это первое что я почувствовала, когда сознание начало возвращаться ко мне.

Застонав, я приложила руку ко лбу. Голова жутко раскалывалась, бедро ныло, а локоть отдавался жгучей болью. Это мгновенно приводит меня в чувство, заставляя вспомнить недавние события.

Оглянувшись, я поняла, что нахожусь на заднем сидении в шикарном салоне машины, которая стремительно куда-то двигалась. Именно этот факт, заставляет сжаться всё внутри от страха, ускоряя моё сердцебиение.

«Чёрт! Только не это!»

Из-за высокого подголовника водительского сидения, было видно щуплое плечо и профиль парня, который сбил меня на пешеходном переходе. Не смотря на то, что я видела его всего раз, к тому же, была в помутневшем состоянии, всё же вспомнила его быстро. Внешность, легко запоминающаяся.

Хотела подняться, дать знать, что пришла в себя и сказать что со мной всё нормально, чтобы он остановил машину и выпустил меня! Но следующие слова парня, который видимо, разговаривал по телефону, к тому же, на громкой связи, остановили меня, заставляя на мгновение замешкаться.

– Брат, у меня проблемы! Я клянусь, она взялась ниоткуда! Бежала через дорогу, не глядя по сторонам! – скулит этот гад, полностью сваливая всё на меня.

– Что ты уже натворил?!! – раздаётся грозное рычание, где-то из передней панели автомобиля.

– Я, кажется, убил человека! – разрыдавшись как дитя, выпаливает водитель, и я вижу, как дрожат его руки, крепко сжимая руль. Но самое ужасное, что он в таком состоянии, продолжал движение, постепенно набирая скорость.

Видимо я потеряла сознание ненадолго, раз уж стала свидетелем такого разговора. И если до этого я думала, что парень везёт меня в больницу, то после следующих слов, засомневалась в этом.

– В смысле «кажется»? Что случилось? – опять этот голос.

– Я ехал по дороге…девушка выбежала, и я её сбил! – всхлипывая, говорит парень.

– Опять?!! – рык. – Блядь, Веник, вытри сопли, и объясни нормально! Она мертва?!!

– Не знаю…

– Сука, проверь! Пульс! Дыхание! – нетерпеливый крик. – Ты достал меня своими проблемами!!!

Веник притормаживает и бросает быстрый взгляд на меня, а я мгновенно закрываю глаза.

– Вроде дышит, – отвечает, вновь двигаясь с места. – Тём, что мне делать?!

– Где ты сейчас? – тяжело вздохнув, уточняет его брат.

– Я забрал её с дороги в машину…пока никто не увидел…

– Значит, свидетелей нет? – заключает Тёма, а у меня холодок по спине проходит.

– Нет, Тём! Я не хочу её убирать! – сразу предупреждает Веник, и я слышу в его голосе испуг. Видимо такое уже было! – Она жива!!! Дышит, понимаешь…

– Тогда решай всё сам! Как пожелаешь! Если ты её покалечил, это лишние проблемы. Не для тебя, а на моё имя! И поверь, сейчас они мне ни к чему!

– С ней можно договориться! Дать денег! Тём, пожалуйста! – просит он жалостливо, а меня уже бьет мелкая дрожь от страха.

Чёрт, от меня хотят избавиться, как от ненужного мусора!

– У меня блядь, встреча Веник! – сердится мужчина, а парень начинает плакать. О Боже! Что за дурдом?! – Ладно! – спустя длительную паузу, говорит этот Тёма, устало выдохнув. – Вези её в ресторан! Как только закончу, я подойду к тебе! И следи за девчонкой! Достал уже! – бросает и выбивает вызов.

* * *

Я не знала, что мне делать: выдавать себя или продолжать притворятся, а вдруг получится сбежать, как только машина прекратит своё движение. Но, дело в том, что я даже не представляла, насколько сильно, повреждено бедро. А вдруг, он мне ногу сломал? Как тогда бежать? Бедро сильно болело, но я не могла понять, из-за чего именно оно болит. Был ли это простой ушиб или более значительная травма? Когда-то, я уже ломала руку, и, к сожалению, поняла это не сразу!

Нужно было приходить в сознание и попробовать сначала договорится с этим юнцом, чем ждать, когда меня доставят к кокому-то Тёме, который собирается от меня по-тихому избавиться!

Нарочно громко застонав, чтобы Веник меня услышал, я начинаю ворочаться, после чего подымаюсь, усаживаясь на сидении. Делаю вид, что только вот очнулась и показательно оглядываюсь, улавливая сквозь зеркало заднего вида, испуганный взгляд синих глаз.

– Эм…что произошло? – растерянно начинаю.

– Прости, – дрожащим голосом отвечает парень. – Я случайно на тебя наехал!

– Оу! Ясно! – бросаю. – Если ты везёшь меня в больницу, то не стоит, я хорошо себя чувствую, – сразу добавляю, чтобы он не думал, что ему что-то угрожает. – Молодец, что не оставил на дороге. Благородный поступок. Но мне нужно очень домой. Останови машину! – прошу, а он ещё сильней давит на газ. – Я всё понимаю. Бывает, – продолжаю упрашивать. – Претензий к тебе нет! Только верни мои покупки и всё… Кстати где они?

– Все твои вещи в багажнике, – отвечает он, бросив на меня быстрый взгляд. – Очень хорошо, что ты всё понимаешь, но лучше приляг, отдохни! Как только почувствуешь себя лучше, я отвезу тебя домой!

– Послушай…

– Вениамин, – представляет он.

– Вениамин, мне правда лучше и не стоит беспокоиться. Я сама доберусь домой! – убеждаю, бросив взгляд на дорогу, по которой он мчался.

Я не водитель и прав не имею, но за несколько последних секунд пока мы ехали, могла с уверенностью сказать, что этот парень нарушил десятки правил дорожного движения. Он выезжал на встречную полосу, подрезал, игнорировал красный свет и знаки! Я удивленна, что вообще осталась живой, с таким-то водителем.

– Прости, – извиняется он ещё раз, – но я должен убедиться, что всё будет в порядке!

На самом деле, я понимаю, какого рода его убеждения: привезти к брату, который всё решит! Не такой уж этот парень и олух, раз не поддаётся уговорам, ведь я ему все гарантии дала, что ничего не имею против него!

Напуганный, как оленёнок…точнее ОЛЕНЬ, смотрит на дорогу, и едет по своим правилам! Кто, такому придурку дал права?!

– Вениамин, останови машину! – прошу сердито, но сдержанно. Хотя так и хочется стукнуть по его светловолосой башке, в которой мозгов наверно, не больше чем крупица!

– Уже недолго осталось! – бросает он и жмёт на газ.

Чёрт!

Вжимаюсь в сидение, а руками впиваюсь в ручку двери. Страшно? Не то слово!

После автомобильной аварии семь лет назад, я старалась избегать передвижения на транспорте любого вида. Пусть я и не помню того ужаса, но всё же, шрамы на теле и некий мнимый страх, остались на всю жизнь. Они и держали меня в ужасе перед движением машин. Даже на работу я предпочитала ходить пешком, нежели автобусом или маршруткой! В другом случае, любые поездки на автомобиле, были для меня как испытание! Но, к сожалению, без этого никак! Приходилось не раз. Только вот этот инцидент, был за гранью моих возможностей и держал на грани срыва!!! Парень отстойный водитель!

– Пожалуйста, Вениамин, мне тошнит, – прошу его и это уже была не ложь!

Он игнорирует мою просьбу несколько долгих минут, после чего резко тормозит, а я с трудом удерживаю рвотные позывы. Дальше, я смутно припоминаю, как Веник покидает водительское сидение, подбегает ко мне и помогает выбраться с машины. Я падаю коленями на тротуар, и всё содержимое моего желудка, выходит на аккуратно подстриженный газон, около шикарного элитного ресторана, что я понимаю почти сразу, когда слышу возмущённые возгласы прохожих и отвращение в их словах.

«Ну что за день? За что мне это? Чем я провинилась?» – мысленно корила себя, распрощавшись со своим обедом.

Умащаюсь на край бордюра, подпираю голову руками, пытаясь восстановить своё внутреннее равновесие. Так было плохо. Голова шла кругом.

Моя белая футболка испорчена, собственной кровью, джинсовая юбка ещё видимо на асфальте пострадала, а волосы вообще, из идеально собранного пучка, превратились в птичье гнездо.

Сегодня моему парню день рождение, а я черт знает где, и не понятно, что дальше будет!

– Лучше? – тихо спрашивает Веник, отрывая меня от собственных раздумий, и я бросаю на него сердитый взгляд.

Он стоит, протягивая мне бутылку с водой, и смотрит на меня виноватым взглядом. Ну, ребёнок ещё, что тут скажешь! Лишь бы не плакал и так жаль!

Молча, выхватываю предложенную бутылку, полощу рот, сплёвывая, и делаю несколько глотков. Чувствую что лучше. Холодная вода тонизирует, успокаивает, только вот раны и ушибы не дают о себе забыть, отдаваясь болью в руке и бедре. Мне нужно было обработать сбитый локоть и посмотреть что там под юбкой на ноге. Может даже рентген придется делать, а этот так называемый «водитель», смотрит на меня испуганно, и чего-то ждёт.

Я понимаю – шок и прочее, но всё же, можно ведь включить мозги и помочь девушке, пострадавшей по его вине!

А спустя несколько секунд, я начала понимать, чего он ждал…

За моей спиной раздаются тяжёлые шаги, а потом в поле зрения попадает мужчина, который вихрем налетает на Вениамина, выписывает подзатыльник и рычит:

– Какого хрена?! Второй раз за месяц!

– Я случайно…, – ноет Веник, и мужчина застывает, немного склоняясь к нему.

– Ты что блядь под мухой?! – бросает с неким ужасом.

– Немножко выпил…

– Нет, ты что издеваешься! – рыкает мужчина, склоняясь около водительского сидения. Выдергивает связку ключей из зажигания и прячет себе в карман. – Больше никаких машин, пока не поумнеешь! Достал!

В этот момент, я понимаю, что этот мужчина и есть Тёма – брат Вениамина, и что мы приехали к нужному ресторану. У меня не было времени испугаться. Всё случилось как-то неожиданно. Кроме того, этот Тёма не выглядел как маньяк-убийца, которым я себе его представляла исходя из разговора.

Красивый мужчина, в классическом чёрном костюме, со светлыми волосами и синими глазами. Высокий. Лет под тридцать! Деловой человек. Не убийца!

И здесь я задумываюсь о том, что возможно что-то не так поняла!

Хотя с чем черт не шутит…

– Где девушка? – грубо спрашивает мужчина, и Вениамин бросает на меня быстрый взгляд через его плечо. – Жива! – заключает, проследив за его взглядом.

И я прихожу в себя, перестав таращиться, на идеально-красивые черты лица мужчины: синеглазый, светловолосый, высокий – безупречная внешность….

– Со мной всё нормально! Парень конечно у вас без мозгов, но вижу, он получит своё наказание! Главное, больше не подпускайте его к дороге, он ездит как псих! – подымаясь на ноги, говорю.

– Я с ним разберусь. Потом. А вот тебе срочно нужна помощь, – сразу говорит он, разглядывая меня.

– Всё в порядке. Правда! – убеждаю, вновь начиная нервничать. – Мне, серьёзно, пора…

– В ресторане есть аптечка. Ты могла бы в уборной привести себя в порядок, – настаивает мужчина. – Пойдём! – бросает, взяв меня под локоть. Крепко. Всем своим видом показывая, что не потерпит возражений. – Мой брат виноват, и я не могу оставить это так просто! Не волнуйся, тебе не причинят вред, – обещает, после чего поворачивается к Вениамину и рыкает: – А ты мигом за мной! Будешь рассказывать, что случилось на самом деле!!!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю