290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Раскол Грасса (СИ) » Текст книги (страница 5)
Раскол Грасса (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Раскол Грасса (СИ)"


Автор книги: Константин Каин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 15 страниц)

– Стоп! – после первых «убийств» кэйтокан карателей остановил процесс воссоздания и что-то решил добавить, – Добавить духа огня, света, молнии и льда. Почему не видно убийц? Показать мне их!

Его бойцы засуетились, ещё трое подошли к рисунку на арене и сели в позу лотоса. Однако ничего нового не происходило. Командир заорал сильнее прежнего:

– Остолопы, чего задницы протираем?! Подключились все! Мне нужна картинка по нападавшим!

Но даже когда каждый боец был задействован, ничего не изменилось. Все «охранники» также падали замертво от неизвестного «меня». Забавно было наблюдать за их мучениями, а затем, командир как-то недобро оглянулся на меня, я аж поперхнулся и закашлялся. Надеюсь, он не расценил это как признание.

Досмотрев представление духов и судя по всему, истощив свои запасы энергии, кэйтокан карателей уселся там, где стоял. Подозвав наставника, они о чём-то тихо переговаривались, один раз скосив незаметно на меня глаза. Мастер что-то спокойно объяснял, водил руками по арене. Видимо, ему всё-таки удалось «отмазать» нас, поскольку продолжения не последовало и меня никто ни о чём расспрашивать не стал. Даже никаких предположений не высказали, по поводу того кто бы это мог сделать. Просто стали расходиться по новым поручениям, мне неизвестным. Что ж, их дело, для начала исключили меня из подозреваемых и то ладно.

Глава 8

Кельтрин вскоре отчитался перед отцом, сообщив, что убийц было немного, либо, вообще, один с сообщником, который устанавливал купол и иллюзии. Из активных действий сразу пересмотрели состав отрядов стражников, составленный с минимумом повторяющихся стихий магов. Теперь ритуальные убийства не организовать так же просто, используя лишь охрану.

А мне с мастером Нэйтом пришлось искать новых жертв и срочно! Недобитые чёртовы дюжины стихийных магов окрасили в жёлтый цвет мои зачёркнутые врождённые таланты и напротив каждой появился таймер в один год. Подозреваю, если за это время не завершить ритуал, тогда с талантами что-то случится. Поскольку их у меня всего пять магических, то проблемно будет найти сразу шесть сегментов, где брать последний непонятно, а если потерять ещё два, то станет совсем печально.

***

Пришлось искать другой подобный лагерь тёмных эльфов с ареной для реализации своих планов. Продумать нужно многое – для начала алиби. Сложить наше появление со смертью охраны будет просто даже самым глупым эльфам, а уж в правители и дознаватели таких не берут. Поэтому в поисках мы действовали тайно, пробираясь в поселения под видом торговцев и кочевников. Выбор был остановлен на приграничном лагере с территориями светлых эльфов. Формально никакой вражды между нашими народами не было, даже наоборот, взаимовыручка и централизованное управление Эруфумом. Но некоторым светлым было всё равно на политику, они просто ненавидели тёмных и при любом удобном случае подлавливали, унижая и порой даже тайком убивая. Поэтому неспокойные события мы решили списать на светлых. Арена была больше нашей, а сам лагерь столько же густонаселённый.

Заранее выверив план, мы тщательно подготовили всё действо, чтоб к затмению, которое в этом году продлится всего три минуты, каждый посекундно знал, что делать, куда вести стражников и как быстро их устранять. Всего планировали в этот раз убить четыре стандартных отряда эльфов. Семь магов воды, септар воздуха и ещё два септара магов огня – самых опасных врагов, с которыми мне предстоит столкнуться.

Всё чаще я задумывался, насколько это дико – вот так относиться к живым, разумным существам. Без эмоций рассуждать о том, сколько должно быть убито, чтоб просто получить очередное усиление. Спасало только осознание что это всё вымышленный, ненастоящий мир. Хотя, кого я обманываю? Разве все эти годы я провёл не упиваясь этой жизнью? Что-то в моей душе подломилось... И пусть те, кто в этом виноват пожалеют об этом! Корпорация узнает на что способен один человек, которого отправили выполнять такое бесчеловечное задание ради простого повышения социального рейтинга. Я испорчу им всю статистику, я разобью все их теории и переделаю этот мир!

До очередного годового затмения остался последний день. Помня о прошлогодней заварушке, я запасся флаконами восстановления и надел кольцо последнего шанса. Хоть какая-то подстраховка. Дальше оставалось лишь беречь силы и хорошенько выспаться. Жилище у нас с мастером было одно на двоих и находилось совсем рядом с ареной, поэтому я спокойно завалился спать. За час до нужного времени Нэйт отправил меня на арену, заниматься медитацией, он до последнего надеялся, что у меня что-то выйдет и я смогу подключиться к своей тёмной сущности духовной связью. На этот раз наставник взял на себя привлечение нужного количества жертв. Магов огня придётся вести через весь лагерь, поэтому он тут же отправился выполнять первую часть нашего плана.

Очнувшись за две минуты до начала, я осознал, что арена, на которой стоял, подсвечивалась фиолетовым оттенком, затянутая в чёрную дымку, через которую пробивались яркие полосы узора, который я раньше никогда не видел. Стоило начать присматриваться в них, как всё тут же развеялось и со стороны ворот послышались голоса. Вот в ворота зашли семеро эльфов, рассредотачиваясь по арене словно кого-то преследуя. Иллюзии Нэйта работали безотказно, не было достаточно сильных магов воздуха, чтоб распознать его волшбу и это уже хорошо – это по плану. Затянутое облаками небо всё равно испускало мягкий свет Луны, а через мгновение свет начал уменьшаться, затмение пришло.

Имея в запасе пять комплектов метательных кинжалов, я лишь дождался момента, когда мастер выведет жертв на нужную дистанцию. Круговой кинжальный дождь выпустил разом целый комплект. Тут же иллюзии развеялись и эльфы увидели меня, трое из семи уже корчились в агонии и весь септар почувствовал их приближающуюся смерть. Семёрка была слаженная и все боевые товарищи сроднились друг с другом, поэтому оставшаяся четвёрка магов тут же ринулись в ответную атаку несмотря на полученные ими ранения. Маги воздуха не стали размениваться на мелкие стрелы или воздушные усиления, они объединились даже без видимых со стороны команд в одну отработанную технику.

Эльф с двумя длинными мечами, больше похожими на катаны, прыгнул параллельно земли в мою сторону, двое присоединились к нему, выставив короткие мечи в стороны, словно шипы и раскручивая смертельное копьё, усиливающееся силой ветра. Четвёртый подключился к ним, пробороздив землю, не жалея своей спины и взмыл в воздух, держа в руках кинжалы. Произошло это настолько быстро, поскольку каждое движение бойцов было усилено магией воздуха. От троицы, на первый взгляд, я мог легко уклониться, но здесь явно что-то было не так. Лишь, двинувшись в сторону, я понял, что вокруг меня уже с бешеной скоростью вьётся воздушный поток, выдернувший из моей руки кинжал и унеся его ввысь.

Значит, это новая техника последней атаки, которую мы с мастером даже не рассматривали. Возможно, Нэйт её даже ни разу не встречал. Поэтому осталось только призывать чёрную энергию, с которой я всё больше был связан душевной связью. Глубокое желание обладать подобной мощью воздуха и быстрые разрезы на руках и ногах, внутреннее и искреннее подношение этой крови тьме внутри меня и вот уже тёмный смог вытекает из ран вместо крови. Окутанный тёмной энергией, я смог встретить копьё из эльфийских магов воздуха лишь одним кинжалом. Правда, не учёл, что атака была лишь усилена воздухом, а сама по себе состояла из металла и плоти. Кинжал мой отскочил в сторону, а длинные мечи проткнули мне левое плечо. Я даже инерцию их разгона не особо смог погасить, хоть и сбросил все их усиления, меня протянуло на несколько метров. Ноги, подкинутые вверх, изрезали закручивающиеся короткие мечи двух других эльфов. Чтоб переключиться от близившегося поражения, я ушёл внутрь себя, отдавая темноте все свои раны, всю пролитую кровь и испытываемую боль. Дышать стало тяжело, хрипы вместо вдохов и ног я совершенно перестал чувствовать.

Чернота, выходящая из раны на плече, змейкой поползла по мечам к рукам эльфа, затем ускорилась и обвила полностью руки, дошла до лица и втянулась в глаза. Сначала серо-зелёные глаза вместе с белками заволокло чернотой. Спустя миг эльф моргнул и его аура полностью изменилась. Он рывком вытянул оба меча и полосонул ими по шеям своих же соратников. Свист ветра откуда-то сверху мигом переключил наше внимание. последний эльф летел пушечным ядром сверху, скрестив кинжалы перед собой.

Видя сверху полную картину происходящего, он корректировал свой полёт так, чтоб приземлиться прямиком на меня. Перехватывать его кинулся одержимый тенью, а я лишь приготовил добивать оставшегося в живых, кто бы это ни был. Тормозить ему уже было поздно, поэтому на полной скорости и с криком боли он сменил позу, прибавив ещё ускорения, выставил кинжалы остриями вперёд и вытянул руки. Он, не задумываясь прошил своего бывшего товарища, надеясь магией расширить рану и достать до меня. Но его план напоролся на чёрного рыцаря, вселившегося в мечника. Магия была мгновенно развеяна, а руки летевшего мага не выдержали отдачи от пробивной силы и смялись, кости раздробились и оба эльфа с силой впечатались в меня. Большая часть энергии погасилась одержимым, но всё равно удар получился весьма ощутимым. Используя поглощённые души, чёрная тень впиталась обратно в мои раны и частично излечила меня. Я откупорил флакон восстановления и опрокинул его в глотку. Вкус был отвратительный, жидкость чуть не вышла обратно, но я сглотнул её и регенерация резко ускорилась, давая мне второй шанс на продолжение битвы.

Спустя сорок секунд первый септар был убит, план, вынашиваемый четыре месяца, сжался до трёх минут и работал как надо, хоть и на пределе времени. Через пять секунд подошла уже следующая группа магов, купол мастер опустил, и заходящие эльфы увидели окровавленного меня посреди семёрки трупов предыдущего септара. Маги воды отличались большой живучестью – их надо было убивать одним точным попаданием, иначе выйдет только трата времени. А магов огня даже быстрее, чем всех других, чтоб не попасть под массовые заклинания огня. К тому же это единственные маги, против которых темнота затмения не давала никаких преимуществ. Одно активное заклинание и моя маскировка снята, остаётся лишь позиционное преимущество и правильное вооружение.

После оглашения нашей позиции сюда должны будут сбежаться все стражники. Иллюзии Нэйта уже вывели жертвенных воинов на нужное расстояние. Вбегающие маги воды занимали позиции с разных сторон, держа факелы, в отличие от магов воздуха, которые даже не думали пользоваться огнём, в надежде лишь на природное ночное зрение, за что и поплатились при затмении не заметив моей первой атаки. Однако, я уже был возле первой жертвы, проткнув его шею и грудь, я применил навык малого скачка до ближайшего эльфа, резанул вдоль паха и по сонной артерии. К следующему я добежал пока он оборачивался, отмахиваясь водяной плетью. Уворачиваться от плети не успевал и водная магия хлестанула меня, обдав концентрированным напором вдоль всего левого бока. Один кинжал я выронил от вспышки боли. Учитель не раз хлестал меня этими плетями, к такому порогу боли я уже привык, но всё равно не удержал в руке оружие.

Маг упал с подбитыми сухожилиями на задней части лодыжки, добил я его ударом в сердце, неоднократно отрабатываемый мной ночными вылазками. К четвёртому за спину перебрался теневым кувырком, упал спиной в тень, а, перевернувшись, вскочил уже в другом месте. Три удара в спину не сохранили ему шанса на регенерацию, мгновенно оборвав жизнь. Оставшиеся трое кучковались ближе к выходу и уже собрались развернуться и бежать, но теневое перемещение перенесло меня за ворота арены, в двух шагах от них. С клинками эльфы тоже управляться умели, поэтому я не удивился, что двое вынули из ножен изящные мечи, а третий стал кастовать водяной щит. Неприятно, отнимут время, если быстро не решить.

Шесть лезвий, слившихся в один бросок пришлось выпустить навыком иглопробивание. Изначально я планировал оставить его на огненных бойцов, но время говорило не в мою пользу, иллюзии Нэйта уже не действовали и все видели кто их истинный враг. Тратить ещё год из-за перестраховки – нет уж, хватит. Все три пары глаз были пробиты, крики боли эльфов зазывали ещё больше воинов. На то, чтоб прикончить их ушло ещё шесть секунд. Уходить будет сложнее, чем мы рассчитывали, но впереди ещё почти две минуты затмения и два септара огненных стражей. Которые, между тем, уже обступали меня по кругу. Даже когда наш план с иллюзиями накрылся, мастер не пришёл лично поучаствовать в бою, значит, произошло что-то серьёзное. Уже на втором паке стражников я заметил отклонения в расчётах, но не придал значения. Видимо, после схлопывания купола, кто-то достал мастера, отыскав по оттиску духов.

Как только маги выстроились в боевое окружение, без промедления начали поливать огнём всю площадь арены. А поскольку мои главные сейв-навыки были в откате, пришлось мне принимать огонь на себя. Вновь я вспомнил про первый опыт столкновения с ритуалом, когда оказался в центре очень мощного заклинания магов скалы. Полоснув по обеим рукам и ногам я обильно поливал кровью дымчатый камень арены. От моей крови пошло лёгкое свечение, на которое я даже не обратил внимания вначале. Крутанувшись вокруг своей оси, я попытался отбить все летящие в меня заклинания одним резким движением. Капли крови, отлетающие от моих рук, объединились в сплошной веер с металлическим оттенком.

Всю магию он не развеял, но смертельные заряды были рассечены и отлетели в разные стороны. Мелкие огненные стрелы, связывающие змейки и пелена огня прошли и тело пронзила боль, которую я ещё не ощущал никогда. Непроизвольно заорав на весь лагерь несвоим голосом, я не стал сдерживать гнев и лупанул самым сильным и убойным, что у меня было. Круговой кинжальный дождь опустошил мои запасы метательных ножей, зато и эффект от него получился не слабый. Ведь маги не ожидали, что после подобной атаки кто-то сумеет им ответить. И по обыкновению, все ждут реакцию мага, готовят защиту от всех видов заклятий, но не от металла и физических атак. Половина стражников была сражена одним приёмом. Ещё четверо уклонились с линии атаки, а трое оказались владельцами экстремума. Да, нечастая вещица у тёмных эльфов. Вдвойне неприятно что из-за этого не удалось использовать навык по максимуму. Один скачок за новым комплектом метательных кинжалов и перебежка дались непросто.

С ожогами почти на две трети тела в реале не то что стоять не могут, там, скорее всего, и выжить-то сложно. Но в этом мире всё было по-другому, я мог двигаться, нападать в ответ и даже получать новую порцию урона. Пока жив мой дух, жив я сам, но надолго ли? Надеюсь, ещё хотя бы на минуту затмения хватит. Я бегал как бешеный зверь, от одного эльфа к другому, из-за спины третьего попытался проскочить теневым наскоком позади четвёртого, но меня раскусили и подставили ловушку лавы. Ноги обожгло так, что никакие сапоги не спасли, хотя я и одел лучшее, что нашёл с защитой от огня, аж на семь процентов. Слишком суровые условия прокачки, а значит и проценты у артефактов тоже не столь хороши как хотелось бы. Нырнул перекатом с палящей поверхности на камень арены. Обожжённые ноги не слушались, неужели риск не оправдался и я сейчас не просто проиграю, а вот так бестолково умру? После всех усилий было жалко отдавать жизнь, в которую я уже вцепился, как только мог.

Следующий залп маги огня давали уже чем-то убойным и направленным только в меня. Все четверо противников натравили сильнейших духов, преобразовав их кто в копьё огня, кто в остроклювого феникса, уклониться уже не было физических сил, ожоги были по всему корпусу, половина тела отбита от столкновения с водными магами, ноги исполосованы и поджарились, кровопускание не дало нужной защиты и все резервы уже исчерпаны. Закрыв глаза, я смотрел вглубь себя, спрашивая есть ли что-то, ради чего мне жить дальше. И в первый момент, казалось, мне ничего не осталось, нет желаний терпеть боль и страдания в этом теле дальше.

Но, откуда-то изнутри, уставился твёрдый, упрямый взгляд. На меня смотрели не глаза, на меня смотрела душа эльфа, который прожил до моего прихода долгие полвека, по человеческим меркам. И по этому взгляду я понял – для меня не было ещё никого ближе и понятнее, чем вот этот эльф с его проблемами детства, с его отверганием эльфийского народа, с гонениями и притеснениями, от которых ему не давали жить спокойно. Я знал отчего он стал слабым, утратил свои таланты, жил подобно паразиту, лишь за счёт других. Но сейчас всё это изменилось. У него появилась надежда, впервые за более чем шестьдесят лет. У избитого жизнью тёмного эльфа появился шанс стать сильнее и изменить весь Эруфум. Само его устройство, а не какую-то часть. С моими знаниями и началом неизвестной пока ещё силы. Отчего-то не было сомнений – если продолжить борьбу и выиграть этот бой, то дальше всё получится. Это не был конкретный план, скорее интуитивное понимание, чёткое намерение, сделать всё, отдать больше чем жизнь для изменений, которых этот мир давно ждёт.

Все мысли пронеслись ураганом во мне, пока огненные вихри летели к центру арены, где я очутился. Открыв глаза, я сказал лишь два слова. Но их оказалось достаточно, чтоб духи огня мгновенно встали, повинуясь воле чему-то большему, чем они и их хозяева. Развернувшись, мощнейшие заклинания испепелили своих создателей и развеялись в первом луче выкатывающейся ночной Луны.

Глава 9

Как попал в условленное место после затмения я не запомнил. Мастера Нэйта не оказалось рядом, но меллорн, под которым я лежал уже подстегнул мою регенерацию, а живительная влага родника, сбегающего по вековым корням, освежала и придавала ясности получше любых заклинаний и эликсиров. Нужно было решать, что делать дальше, но в первую очередь я полез в системное меню, проверить результаты ночного приключения:

Время игровой сессии – 9 лет, 1 месяц, 25,2 дня / 70 лет, 10 месяцев, 4,8 дня субъективного времени.

Тёмный эльф Годрил Грасс, уровень 1.

ĦتλҐ∫ – сегмент 4/6

ĦتλҐ∫ – сегмент 1/6

ĦتλҐ∫ – сегмент 2/6

ĦتλҐ∫ – сегмент 3/6

ĦتλҐ∫ – сегмент 5/6

Чего?! Как это вышло?! И куда подевались все мои таланты и навыки, которые я девять чёртовых лет по крупицам собирал?! А до меня больше пятидесяти собирал сам Годрил. Вдобавок шестой сегмент даже не маячит на горизонте, но с этим мы планировали разбираться после завершения этапа зачистки. Теперь придётся самому, без навыков и с обнулённым уровнем, всего за год это будет, мягко говоря, проблематично. Мастер либо попался, либо проверил мой прогресс и решил бросить меня в одиночестве. С учётом того, что отсутствие магии вообще ничем не компенсировалось и талантов никаких не осталось, значит, и делать последнюю часть неведомой херни не из чего. Паника и агония. Зачем только я вчера сказал эти «Отдаю душу», ведь душой оказалось всё, что составляло основу моего игрового персонажа.

Теперь надо как-то найти желающего прикончить меня. Или ещё раз попытаться всё сделать самому, может разрыв связей с прошлым даст на это шанс. После долгих часов ожидания и попыток успокоить мечущиеся мысли, отчаяние и мрак совсем прижали меня к земле. Набросал план, скомкал и выкинул. Первым делом надо понять, что случилось с мастером. И как я попал в лес. Видел ли меня кто-то в лагере или нет. Хотя, даже к лучшему, если меня кто узнал – по-быстрому казнят. Но сейчас придётся решить окончательно уходить на перерождение или же продолжать агонию.

В этот момент меня словно посетило озарение, только какое-то мерзкое и давящее. Всплывали картинки, образы, вчерашние мысли. Общий смысл – нельзя было врать настоящему Годрилу, который дал добро на передачу своей души скрытой сущности. Хотя кто же знал, что всё станет настолько плохо! Да, меня проклянут, да я погубил не только тело Годрила Грасса, но и его душу отдал в рабство, но я же не могу из-за чувства долга терять драгоценное время, нужное для исправления реальных обстоятельств. Пока я буду сидеть тут в ожидании или в поисках неизвестно чего, в реальности будет сокращаться отведённый мне срок. И никто не посмотрит, что я проявил благородство, поэтому не достиг нужного результата. Вообще, вчерашнее помутнение было очень странным, как я решился пойти против системы, вознамерился сломить этот мир, пришли какие-то не мои, саморазрушительные мысли. Вместо того чтоб спокойно умереть, совершил полнейшую глупость ради призрачного шанса заполучить силу.

Регенерация позволила уже к вечеру подняться на ноги и с помощью двух палок я вполне сносно мог передвигаться. Решил раз так – прикроюсь минимально плащом и пойду в лагерь, разузнаю по поводу вчерашних событий.

***

Подойдя к воротам лагеря, сразу заметил изменения. Охрана в полном обмундировании, на всём лагере был навешан антимагический щит. Это значит глава не поскупился на использования накопленных энергий. Что ж, нашумели мы неплохо!

– Стой! По какому делу и откуда? Почему тёмный со стороны Приграничного леса?

– Да видите, немощь меня схватила. К магии талантов не имею, да и, вообще, талантов у меня не особо. Вот и ходил в поисках волшебных деревьев, которые бы мне подошли для излечения. А тут что стряслось, благородные?

– Встань, оценим твою ауру. Духи расскажут, если ты убивал в ближайшие сутки, тогда будешь взят под стражу и уже не отвертишься от суда.

– Да и в мыслях не было, уважаемый. – Хоть я и ответил согласно образу, но тревогу еле сдерживал от любого проявления. Если у меня остались следы от вчерашней битвы, то всё закончено.

Ничего не обнаружив, охранники пропустили меня и даже мило объяснили, что произошёл инцидент, из-за которого пострадало много эльфов. Один из заговорщиков и предателей схвачен и осталось взять лишь его подельника.

Оказалось всё даже хуже, чем описывал стражник. Мастера Нэйта распяли на магической дыбе в центре лагеря. Кому уж удалось его схватить для меня загадка. Это надо было не просто развеять все его иллюзии, но и победить в поединке, не доводя до убийства. Явно сработано на высочайшем уровне. Кто мог такое провернуть в этом месте? Мы за последний месяц не видели никого выше четвёртого уровня развития магии духов. В то время как мастер был пятого в магии воздуха и четвёртого в магии огня, камня и воды. За свою долгую жизнь он успел изучить сотни техник боя и развить навыки до заоблачных высот. Хоть это и требовало энергозатрат, но кто ж будет считаться, когда на кону твоя жизнь и свобода.

Пройдя в центр толпы зевак, я решил выяснить ,смогу ли я чем-то помочь и с кем столкнулся мастер. Заодно разузнаю, выдал ли меня Нэйт, но тут я был уверен в верности учителя, ему не было смысла говорить что-то обо мне. Судя по его рассказу, он верил в мои таланты, и сам желал их раскрыть не меньше моего.

Магическая дыба уже практически порвала связи мастера с духами. Визуализация показывала истончившееся, оборванные на три четверти, ростки магии. Нечего было и думать вытащить Нэйта из подобной махины, особенно после потери всех навыков и талантов... Но вот чего я никак не ожидал, так это что из дома главы лагеря выйдут мои давние знакомые. Отряд карателей тёмных эльфов – во главе сам Кельтрин в начищенном доспехе. От него веяло угрозой и мне бы стоило убраться оттуда, но я помедлил, не мог пропустить казнь мастера, которая, судя по всему, сейчас состоится.

Приговор зачитывали долго и со смаком вбивая каждое слово. Сначала учителя лишили всех титулов и очернили его репутацию, которая для магов была зачастую сродни жизни. А дальше пошли обвинения в сговоре с Годрилом Грассом, убийстве, с подробным перечислением всех тёмных эльфов, которых мы убили, ради получения таинственной силы. Закончив, кэйтокан карателей обвёл толпу взглядом и задал последний вопрос:

– Отрекаешься ли ты от своего ученика Годрила? Желаешь ли раскрыть его местоположение? Желаешь ли хотя бы частично очистить своё доброе имя, учитель Нэйт?

Мастер немигающим взглядом ввалившихся глаз посмотрел на судью и засмеялся. Недобрым, старческим смехом, в котором сквозили безумие и решимость.

– Ты до сих пор не понял, Кельтрин? Он мой лучший ученик! Ни ты и никто другой не заставят мастера отречься от своего алмазного отпрыска. Поистине он тот, кто достоин получить всё наследие тёмных. Закончив своё восхождение, я уверен, младший Грасс будет способен убить любого эльфа не только в дуэли на арене, но и в реальном бою, сойдясь в самых невыгодных для себя условиях. И тебе лучше не искать его, иначе найдёшь лишь свою смерть. И теперь можешь снова сгорать от зависти, пытаться избавиться от конкурента, но стать лучшим тебе больше не удастся!

– Громкие слова для немощного старика, Нэйт Дроунсальф. Твоё время на исходе, приказ назначаю к исполнению вторым моим заместителем. – Официальный тон кэйтокана не смог скрыть его крайнюю степень разочарования и гнева. Мастер признал лучшим учеником не его. Лучшим признан именно я. И за какие такие заслуги? Но поздно думать, нужно поскорее выбраться отсюда, пока меня не узнали и не повторили только что случившуюся казнь, путём полного лишения связи с физическим миром. Мастера насильно сделают духом стихии огня и теперь он до скончания времени будет скитаться в параллельном слое, прислуживая скверному карателю, убившему его.

***

Выйдя с другой стороны и обогнув большой дугой лагерь, я вернулся в тот же лес, под тот же меллорн. И стоило мне лишь немного расслабиться, как меня накрыли эмоции. Я долго осознавал что для меня значил мастер Нэйт, думал, что это просто сварливый эльф, которого ко мне приставили для обучения, который ради своей гордыни решил сделать из меня убийцу, способного побеждать в любых дуэлях. Но у него тоже были свои принципы, свои надежды и стремления и даже ко мне отношение не было наплевательским, как могло показаться со стороны. Всё это вкупе с тем, что я уже девять лет по-настоящему откровенно разговаривал только с ним, дало такую горечь, что на глаза невольно навернулись слёзы, а в горле застыл ком.

Из груди вырвался крик, уже не боясь кого бы то ни было, всё равно, я оплакивал не просто учителя, я оплакивал первого в моей жизни, пусть не человека, эльфа, который признал мои таланты, которому было не всё равно на меня, который стал мне другом и соратником. Такую тяжесть от потери я не ожидал, может сказалось моё вымотанное состояние, а может, я по-настоящему привязался к этому эльфу. Страдал я несколько дней, даже прокручивал в голове возможные варианты как надо было помочь Нэйту, то коря себя за поспешность и трусость, то вообще за решительность при разработке планов убийств и в итоге отданную душу. Довёл состояние до критической точки и решился. Решился закончить свою нынешнюю жизнь в надежде, что воспоминания мои не сохранятся, а новое подключение будет удачнее. Это было проще, чем каждодневно осознавать, что единственный в мире разумный, признавший во мне близкого, умер по моей вине!

Обдумав разные варианты, я решил не сигать со скалы, не мучиться с верёвками, а просто нарваться на дикое зверьё и «скормить себя» любому хищнику. Да, было страшновато попасться зверю, который бы заставил меня страдать, но лучше уж так, чем готовиться к смерти и не смочь сделать последний шаг. Зайдя в чащу, отойдя от священных мест, я принялся стучать по деревьям, выкрикивая бессвязные гласные, чтоб привлечь любого, способного меня прикончить. И мне это удалось.

Из-за густых кустов с беззвучной грацией вышли гладкошёрстные, клыкастые звери, похожи на пантер с непропорционально большой грудиной и головой. Этакая помесь гиен с кошачьими, с вьющимися гривами. Я не знаю как они назывались, а с потерей связи души, так и подсмотреть негде было. Но для меня уже было неважно, выглядели они внушительно, убить смогут – это главное. Раззадоривая их, я махал палкой, криками привлекал их к нападению, а они лишь медлили и бродили вокруг, скалив зубы.

– Видишь же, не опасен я! Давай же! Ну! Нападай, зверюга тупоголовая! – Мои окрики никак не влияли на поведение хищников, стаей обходящих меня с разных сторон.

А после того как мне совсем надоело ждать их нападения, я сам ринулся вперёд, ожидая, что сейчас они в ответ накинутся и всё будет кончено. С вялой неохотой звери отпрыгнули от моего выпада, а главарь стаи встретил меня, насадив правую ступню на клыки. Такой филигранный манёвр, словно хотел минимизировать урон. От боли в ноге я не удержался и рухнул вниз, перекатом смягчая падение. Зверь не стал цепляться за мою ногу и как только я полетел вниз, ослабил хватку и отпрыгнул в сторону, избегая случаного столкновения.

– Да что с вами, мать вашу! – От обиды и бессилия я просто кричал на непонятных хищников, которые так миролюбивы.

Весь измазавшись в грязи, вперемежку с кровью, я думал, что же я делаю не так? Как решить задачу скормить себя монстрам? Разве могут в дикой природе быть миролюбивые хищники? Это противоречило пониманию основ животного мира. Или это такая забава создателей, сделать опасных на вид хищников совершенно безобидными?

Стая постепенно отдалилась и на поляну с моим провальным самоубийством вышла лесная нимфа! Ну так мне показалось, точнее, это была светлая эльфийка, настолько гармонично обёрнутая в лианообразные доспехи, что неволей думаешь, будто это сама природа дала защиту и одежду для своего дитя. Засмотревшись, я даже позабыл про свой непотребный вид, сидя в траве и каких-то измятых цветах, тщетно пытаясь перемотать тряпкой ногу. Всё-таки умирать от потери крови из такой незначительной раны было верхом мазохизма.

– Как занятно встретить в нашем лесу тёмного, который пытается скормить себя исконным фамильярам эльфов близлежащих лагерей. К сожалению, звери не знают про ранжирование эльфов, иначе бы съели без стеснения такого никчёмного. – Странная эльфийка не приветствовала меня, сразу поставив себя на права хозяйки леса. И это меня подстегнуло, словно пелена очарования сразу же спала. Вся её походка и осанка сразу окрасились в цвета надменности и уничижения.

– А ты, я смотрю, как все светлые, строишь из себя хозяйку леса! Всезнающая мисс само очарование! – В эмоциях я даже сплюнул под ноги, – Я не обязан отчитываться перед кем бы то ни было. И уж перед тобой подавно. Ничего здесь занятного нет, можешь идти своей дорогой. Проходя мимо – проходите мимо!

– Болезный эльфиешка. Мне всегда было интересно, отчего же вас ставят ниже по рангу? Встретившись теперь с таким представителем тёмных, мне всё стало понятно. – Светлая шла, обходя поляну по той же траектории что и дикие звери. Надо отдать должное, даже не смотря под ноги, ни разу не замедлилась и не оступилась, плавность и грация движений выдавали в ней опытного следопыта. – Глупость, граничащая с безумием, дерзость, граничащая с оскорблениями. Худшего приветствия и выдумать сложно. А что же будет дальше? Теперь все рассказы старших обретают смысл.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю