290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Раскол Грасса (СИ) » Текст книги (страница 4)
Раскол Грасса (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Раскол Грасса (СИ)"


Автор книги: Константин Каин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 15 страниц)

Следующие полгода мы безрезультатно пробовали разные способы раскрыть талант магии камня. Я видел, что прогресс не идёт, но и полученный сегмент не исчезал и этого уже было достаточно для сохранения надежды. Я решил преобразовать другие врождённые таланты. На откровенный разговор мастера Нэйта раскрутить не получалось и закралось у меня сомнение в том, что он сам не понимает, вышло из того противостояния что-то или нет.

Правда, его неявное отношение говорило как раз о том, что он не просто надеется на меня. Теперь его вера преобразовалась в твёрдое знание, что время его потрачено не зря.

Глава 6

Мы тренировались куда усерднее, если у меня что-то не выходило, он пробовал объяснять, как этого достичь. Ни разу за семь прошедших лет я не услышал от него ни одного объяснения, тем удивительнее мне было видеть такое изменение. Внимания я на этом не акцентировал, просто слушал и пытался сделать всё как надо, хотя по-прежнему ничего не выходило.

– Тогда на арене в твоих техниках не было и намёка на магию камня. Кроме того, что духов стихии ты мог останавливать и даже уничтожать, а значит действовал на их уровне. – Вот и всё объяснение от учителя по моей новой магии, которую после той ночи я ни разу не смог повторить.

– Мастер Нэйт, давайте попробуем полностью смоделировать все условия той ночи, только с другими жертвами, магами иной стихии. Возможно, так получится продвинуться дальше?

– Ты предлагаешь мне вслепую проводить кровавый ритуал, мальчишка? Думаешь жизни тёмных эльфов игрушки? – ответил мастер, предварительно выставив купол иллюзии от лишних ушей.

– А что мы теряем? Я, вообще, могу погибнуть во время всей этой авантюры, тем не менее готов рискнуть.

– В том и дело! Я не вижу в тебе прироста духовной силы, чтоб вслепую ставить на эксперименты свою репутацию. И любая оплошность с твоей стороны убьёт не только тебя самого, но и меня с многовековой наработкой репутации.

– Мастер, буду с вами откровенен. У меня есть ощущение роста внутренней силы после той ночи. И понимаю, что моё слово ничего не значит, но ведь и вы не зря потратили уже больше семи лет, что-то же вам известно?

Нэйт нахмурился, смерив меня тяжёлым взглядом:

– А ты не такой простак как показываешь, молодой Грасс. Всё же не зря – ты сын нашего правителя. Значит, давай начистоту. Я вижу у тёмных эльфов количество предрасположенностей к магии, число скрытых талантов, которые нужно развивать. И в тебе их, мягко говоря, нестандартное количество в пару штук. В особенных случаях я даже вижу направления, по которым можно работать. Это мой дар еалов раскрытый ещё в детстве.

– Значит, видите какой у меня потенциал, мастер?! Но почему вы раньше не сказали?!

– А чтоб у тебя не было такого горделивого лица, как сейчас, кусок дерьма тарана! – треснув своим посохом меня по голове, Нэйт продолжил, – И твой потенциал ничего не даёт. Ветки развития не реагируют на тренировки, значит, они уже мертвы. Я сталкивался и с такими эльфами. В итоге назначая им очень стандартное обучение, без каких бы то ни было значимых результатов в обозримом будущем. Вообще, есть прямая зависимость от возраста ученика. Поэтому не люблю я брать таких как ты – переросших детей леса. Какой бы ни был потенциал, разбудить его после стольких лет спячки уже практически нереально.

– Кажется, мы подошли вплотную к решению этой проблемы, мастер.

– Я не знаю какие у тебя ощущения, но вижу совсем уж незначительные изменения в твоих духовных связях. Да, надежда ещё осталась, обманывать не буду. И да, не стану отрицать, что вижу в тебе потенциал стать моим лучшим учеником. Но пока что, о его раскрытии даже думать не берусь. Торопливость твоя мне тоже не нравится, так что, надеюсь, причина того стоит. Иначе запорем весь прогресс толком не начав двигаться в нужном направлении.

– И что же мы будем делать дальше, мастер? – изображая прилежного ученика, внутренне я прыгал от радости, получилось! Теперь Нэйт не просто мой наставник, он сообщник для получения силы.

– Пока что я вижу лишь один выход. Мы поставим на единственный шаг и победим. Выберем более простую магию земли, с которой связаны все существа. Да и среди стражников преимущественно преобладают защитные стихии, жертв подобрать будет легче. Ежегодное лунное затмение приближается и подготовку запустим полным ходом уже сейчас. Тебе нужно изучить основные обращения к духам земли, защиту от самых серьёзных заклинаний, чтоб не умереть. Повезло с каменным штормом, что маг попался неопытный, осколков собрал мало, иначе ты был бы уже мёртв. Совместно нам нужно отработать основную схему действий, когда ты сражаешься с охранниками, а я ставлю защитный купол и создаю иллюзии для случайных свидетелей.

Теперь узнав друг о друге значительно больше, мы могли работать эффективнее, не выдумывая оправдания скрытым мотивам, делясь самым сокровенным, хотя всё равно у меня ещё были секреты от мастера, как, возможно, и у него. Теперь Нэйт ежедневно устанавливал над ареной купол иллюзий, а я тренировался, осваивая новые приёмы для кинжалов и отрабатывая по его указаниям защиту от самой разрушительной магии земли.

Казалось, всё было предусмотрено и продумано.

***

В ночь затмения отточенные действия шли по минутам, хоть часов как таковых тут не было. Мы заранее узнали состав дозорных на эту ночь, выбрав лучших из магов земли. Мастер заманил один септар на арену иллюзией, показав светлого разведчика, которые время от времени пробирались в лагерь и неизменно попадались тёмным стражникам. После того как учитель дал мне знак, я позвал второй септар, «в помощь» первому:

– Скорее, скорее! – выбежал я на их пути, размахивая руками, – Там, я случайно увидел группу светлых разведчиков, которые шли по направлению к арене и не решился нападать на них сам. Поблизости не было других дозорных, а нарушителей, вроде, всего трое. Мы можем совместно совладать с ними.

– Кто это тут у нас? – насмешливо пробасил маг земли, которого изначально Годрил знал с юношеских лет, само собой всплыло воспоминание, – Да это же малыш Грасс! Снова решил убежать в лес, обмочив штанишки, да? Со светлыми мы разберёмся сами, без плаксивых девочек, верно, парни? – дружный гогот раздался от охранников.

Хоть по инструкции они и обязаны были оповестить другие септары стражи, я намеренно выбрал именно эту семёрку, которая ни за что не упустит лёгкую добычу в пару светлых эльфов. Таким образом, они могли получить повышение, либо какую-то другую награду от главы лагеря. Септар, ведомый мастером также состоял из честолюбивых и чрезмерно алчных эльфов, иначе наш план мог быть нарушен. Но если с иллюзиями Нэйта ещё была подстраховка в виде пары фантомов при попытке отправки гонца, то у меня был только одна надежда – на мою слабость и их жажду наживы.

– Рейлас, ради нашего лагеря я пропущу твои остроты мимо ушей, – кулаки сами сжались, а губы вытянулись в полоску.

– Молодец, хороший мальчик, – похлопал он меня по плечу, уходя в указанную сторону, – тогда предупреди другие септары о нарушителях, а мы первые отправимся наперехват, идёт? – с саркастической ухмылкой Рейлас, капитан септара указал мне за спину.

Он явно надеялся по-быстрому разделаться со светлыми, чего я и добивался. Но чтоб отыграть до конца, сдерживая гнев, я должен показать ему, что недоволен его решением. Отмахнувшись от его руки, я максимально раздражённо ответил:

– Сегодня будь по-твоему, Рей, но не надейся, что в другой раз я обращусь к твоему септару за помощью, сдав сетлую добычу. Смешки его дружков стали громче, все уже откровенно смеялись мне в глаза.

– Ты думаешь стал таким крутым следопытом, Годрил? Да все знают, что твоё обучение – это пустая трата времени великого мастера Нэйта и средств лорда Грасса! Сегодня тебе несказанно повезло увидеть разведчиков светлых, уж не знаю как они спалились, но второй такой оплошности явно никто не допустит, так что плевать нам на тебя, скачи за другими отрядами стражи, пока мы разделываемся со светлой добычей.

Больше разговаривать было не о чем, я развернулся и максимально быстро убежал в противоположную от арены сторону. Зайдя за ближайший угол, я применил теневое перемещение на тень крайнего в ряду жилища, затем следующего и дальше уже, держась на расстоянии, чтоб не попасться на глаза отряду Рейласа, побежал обратно к арене со всех ног. Пока что, расчёты наши действительно срабатывали как надо. На арену я пришёл первый.

Стоя посреди арены, мастер изменил мою внешность на светлого эльфа, чтоб стражники из первого септара напали на меня сами. Стандартные связки для боя на круглой арене были на много раз отработаны мной и мастером. Дождавшись кровавого затмения, я вновь переместился за спины дозорных и не мешкая ни секунды, начал убийства, которые должны привести меня к могуществу. Натренированные навыки внезапного нападения и ухода в тень действовали как надо. Первые трое эльфов полегли и только тогда подал голос кэйтокан этой группы, реагируя на мои внезапные атаки. Мастер рассказывал, что связь внутри септара между кэйтоканом и его подчинёнными настолько крепка, что ощущается духовно словно часть твоего тела, так что это выглядело странно, его лишали надёжных соратников, а он никак не реагировал – бездарность и слабак. Понимание этого меня раззадорило, я стал кромсать эльфов, чтоб наверняка оставляя после себя лишь трупы.

Иллюзии мастера на этот раз помогали мне, отряд стражников распределился по арене, словно я был не один, а со мной оказались ещё четверо. Мне же, после каменных духов, с земляными было проще, пустить себе кровь, напитать ею землю и попросить высшего духа внутри меня помочь – густая тень сама прилетала и помогала избавиться от зыбучих песков, которые устроил мне противник, от земляных тисков, которые валунами наваливались на меня с двух сторон. Как бы ни старались маги земли, я был готов ко всему. И, когда септар Рейласа появился на арене, я уже добивал последнего тёмного стража из первой семёрки. Мастер приопустил завесу, чтоб впустить новый отряд на место боя.

– Чего? -завопил он, не сдерживая своего удивления, – Да ты предал нас, жалкий трус! Парни, окружить его! Схватить убийцу живьём!

Обезумевшие от злости и возмущения эльфы не увидели как позади них снова закрылся купол иллюзий, отрезая их от внешнего контура. Разговаривать и отвечать на этот раз я не стал, просто переместился теневым прыжком на спину Рейласа и с удовольствием проткнул его уродскую шею, пробороздив кинжалами до самых ушей, я отрезал и их. Было большим позором – во время боя лишиться эльфу ушей. Поэтому его подчинённые не сговариваясь, объединили свои усилия, чтоб разом убить меня.

Они создали земляного гиганта, который возвысился над ареной огромной горой, правда, ему не хватало пары конечностей. В изначальном варианте мы с мастером рассматривали это сильнейшее заклинание земли и объединённые силы магов должны были создать четверорукого гиганта, орудующего земляными комьями, как ему заблагорассудится. Но здесь задача даже упрощалась. Видимо, смерть кейтокана кого-то настолько потрясла, что тот не в силах был уже соединить своё сознание с остальными товарищами из септара.

Оббегая медлительного гиганта, который пытался раздавить меня, я забрасывал кинжалами магов с расстояния, чтоб успеть, пока затмение не закончилось. В этом и была их основная ошибка – маги земли думали я отвлекусь на гиганта и стану бороться с ним, а я знал что нужно делать, в первую очередь вырезал воинов и лишь затем, лишив их сознания возможности вернуться в тела, выступил против огромного гуманоида. Подпрыгнув ему навстречу, я выставил кинжалы вперёд, по максимуму вкладывая в них тёмную энергию, копившуюся во мне весь бой. Облегчение от его высвобождения наложилось на удар схлопнувшимися ладонями гиганта по мне.

Кости переломались, если не половина, то уж процентов тридцать точно. Я упал на землю, корчась от боли, изломанной куклой, неспособный уже встать и продолжить бой. Лишь краем глаза я увидел, как из груди гиганта расходится чернота, разъедая всю фигуру, словно кислота. Поднявшаяся было нога, прежде чем опуститься и добить меня окончательно, отломилась и растворилась в черноте, которая живыми змейками протянулась от всех останков земляного элементаля обратно ко мне, излечивая раны. Полезное свойство, после таких повреждений. Наверное, чернота при поглощении душ эльфов была способна не только на разрушения, но и на восстановление носителя.

Тринадцать трупов питали кровью землю спустя две минуты затмения. Но стражников ведь должно быть четырнадцать? Как я смог упустить последнего? Не успела паника просочиться мне в сознание, как на арене появилась новая проблема.

Маги воздуха присоединились к нам неожиданно, когда я только подсчитал трупы. Резкий поток развеял все иллюзии Нэйта, а объединившиеся трое магов атаковали его защитный купол, пробив его одновременно с двух сторон. Нас ждал очередной бой, к которому мы не готовились. Как мы упустили беглеца? Неужели тоже попались на чужую иллюзию? Непозволительная оплошность. Одно было хорошо – связки стражников всегда в нашем лагере создавались из представителей одной стихии для поддержания и усиления. Можно сказать, баланс нарушался между атакой и защитой? Вовсе нет, уже внутри одной стихии, магия уравновешивала оборону и нападение. И лишь способности магов имели значение. На этот раз пришли септары двух разных направлений. Воды и воздуха. Воздушники убрали все иллюзии, созданные как раз при помощи подобной магии, а водные маги сразу же двинулись в нападение. Вёл этих стражников подчинённый Рейласа. Как бы ни был заносчив этот кэйтокан, а дело своё выполнил как надо. Не понадеялся только на меня, а послал гонца за подкреплениями.

Этот год был особенно тяжёлым, лагерь тёмных эльфов пережил несколько стычек с кочующими эльфами равнин. Тёмных никто не любил и каждый правитель своим долгом считал «поставить на место зарвавшихся тёмных». А по осени на лагерь нападали стаи дракогрифов, которые были излюбленными фамильярами светлых в горах. Что ж, в целом для тёмных всё сложилось печально, но для меня и моей миссии это было плюсом. Чем темнее год у тёмных эльфов, тем дольше маленькая Чринья летит за отголосками Луны, чтоб показать народу тёмных эльфов как темна их судьба. И видимо, для таких вот ритуальных случаев. Дать больше времени на тёмные искусства магам, усиляя тёмных эльфов в противовес лишениям. Кровь и ритуальные смерти у нас в ходу, а ежегодное затмение почитается племенами тёмных, которые давно позабыли эльфийское наречие и обратились в зверей и франдэалов-полудемонов.

Затмение, которое по предсказаниям небесных магов должно продлиться шесть минут, давало мне достаточно времени на убийство и пришедших резервов. Интересно, что будет, если убить не четырнадцать жертв, а всего лишь по семь от каждой стихии? Вот сейчас и проверим.

Тёмная энергия восстановила мне тело, но не дух и решимость продолжать битву. Приходилось выдавливать из себя каждый следующий шаг. Зато два септара стражников были полны энергии и решимости захватить нарушителя. Тем более судя по их лицам и окрикам, меня они узнали сразу. Рассредоточившись кругом и объединив свои духовные силы, маги воздуха стали создавать разрушительные воздушные стрелы, усиливая их подброшенной в воздух каменной крошкой, а маги воды выставляли защитные барьеры от любой магии. Наивные, мне вовсе не нужно пробивать ваши щиты, я окажусь прямо у вас за спиной.

Привычной мыслекомандой я уже приготовился прыгнуть за первого мага воды, но навык не сработал. Я стоял на месте и в меня вонзились одновременно несколько воздушных стрел, от которых я планировал уйти при теневом скачке. В ранах от воздуха ничего не застревало и они сразу же открывались. Не придумав иного, я взмолился своей внутренней тьме, отдавая всю кровь в жертву и моля лишь о силе чёрного тумана как единственном спасении. Показалось даже что изнутри у меня всё содрогается, словно от истерического смеха. В тот же момент из ран вместо крови потекла чернота. Стекая на землю, она воссоздавала мой фантомный образ, который, даже наполовину сформировавшись, уже смог защитить меня от следующего залпа. Дозорные объединили свои усилия и уже успели сотворить несколько тайфунов, черпающих мощь из подземных источников и меняющие давление окружающего пространства. На большой скорости они двинулись в мою сторону. Маги решили, что лучше потом отвечать перед лордом Грассом, чем умереть здесь и сейчас, поэтому действовали уже наверняка.

Глава 7

Фантомный чёрный воин, обернувшись ко мне, разрезал обе мои ноги от середины бёдер и до центра голени. Глубокие раны сразу же открылись, но кровь из них не текла, лишь обнажая разрезанную плоть, они словно иссушались. Лишившись полноценной опоры, я рухнул на камень арены, корчась от боли. Накачав таким способом из меня кровь, чёрный рыцарь, как я мысленно его прозвал, обернулся к тайфунам, поглощая духов, из которых составили эти заклинания. У него не было никакого оружия, стоило лишь прикоснуться ладонями к бешено вращающейся стихии, как она тут же слабела и сердцевинное свечение втягивалось в воина тьмы.

Поглотив пять тайфунов, рыцарь перенёсся по тени к первому же магу, схватил его за подмышки и утянул с собой в еле различимую тень от кровавого затмения. Крик эльфа резко затих при столкновении с землёй, а тело куда-то пропало. Противники переключились на создание мощного защитного барьера. Маги воздуха пытались отступить, но там, откуда они пришли мастер Нэйт уже восстановил преграждающий барьер. Сдуть его вновь у них не получалось, то ли много сил потратили при входе на арену, то ли просто барьер на этот раз мастер выставил более мощный. Но уйти от моего рыцаря не удалось никому. Все жертвы я посвятил тьме, идущей изнутри. И после того как замертво пал последний эльф, я рухнул вслед за ним, теряя сознание от потери крови и чрезмерной ментальной нагрузки. Фантомный воин растворился в воздухе, оставляя после себя лишь чёрный дымчатый силуэт.

***

После битвы голова гудела и не желала о чём-либо думать. Поэтому до системного меню я добрался лишь утром, после того как мастер Нэйт разбудил меня ведром холодной воды. Давненько подобные пробуждения меня обходили. Или, точнее, я избегал их, поднимаясь в нужное время. Но сегодня, по понятным причинам, ни о каком раннем подъёме и речи не было. Если бы не правила. Оказалось помимо алиби, что ночь мы провели как подобает, нужно ещё и явиться на совет лагеря по пропаже очередных септаров. Подобных случаев было немного. За год пропало всего три стандартных отряда. И лишь за вчерашнюю ночь, ознаменованную кровавым затмением, исчезло сразу четыре септара. Общее беспокойство нарастало, все помнили, как год назад в затмение пропали сразу два отряда стражи. И отмахнуться от таких же событий, всего год спустя, никто не мог.

Отец долго говорил про необходимость усиления септар охраны и как-то странно на меня поглядывал, всматриваясь в мои заспанные глаза.

– ...И нет ничего удивительного, что мой сын примется отныне патрулировать наш периметр со всеми вместе. – закончил он свою речь, которую я слушал вполуха.

– Чего? Отец, но я же не защитный маг! – одновременно со мной подскочили сразу четыре главы охраны, желая объяснений.

– Не хочу слышать! – густой бас отца разбивал мои надежды на спокойные ночные тренировки и здоровый сон хотя бы пару раз в неделю.– Ежедневно! Слышите вы, – он обвёл взглядом пустынных глаз всех присутствующих, – каждый воин теперь будет нести дежурство до тех пор, пока мы не найдём живых, либо трупы наших сородичей. И главное, пока не разберёмся в причинах их исчезновения.

– Ваше Высочество, – мне пришлось прибегнуть к древней традиции присяги и припасть на одно колено, чтоб выполнить задумку, – я готов возглавить отряд карателей, дабы исполнить вашу волю и расправиться с нарушителями покоя нашего лагеря. Достаточно прошлого затмения, после которого мы закрыли глаза на пропажу трёх септаров.

Мастер стрельнул в меня недобрым взглядом. Для раскрытия талантов он был в целом не против пойти на убийство соплеменников, это даже в какой-то мере было нормой. Но для заметания своих следов убивать отряд элитных бойцов – видимо, для него это было уже слишком. Или же наставник считал меня всё ещё неготовым к подобным битвам. Что ж, учтём, учитель. Но действовать нужно напористо и быстро.

Про отряд лучших бойцов тёмных эльфов рассказывал сам мастер на одной из тренировок, судя по всему, готовив меня ко встрече с ними в будущем. Но момент настал слишком уж рано. Эти воины владели духовной магией лучше других, все, кто входил в состав карателей имели за плечами богатый опыт сражений и просто прожитых в тренировках лет. Порог набора в этот отряд назначал его глава – Кельтрин. Сейчас он был минимум триста лет и пятьдесят из них воин должен быть мастером двух стихий, с возможным демоническим приоритетом. Это означало, что одержимость определённой стихией достигала почти максимума. Правда, с неприятными побочными эффектами: дух стихии становился чрезмерно сильным и уже не подчинялся эльфу обладателю, а пытался подчинить его разум сам.

Мой лорд-отец использовал этот отряд как смертельное оружие при стычках с врагами и как лучших дознавателей при непонятных случаях внутри лагеря, вроде того что был сейчас. Услуги их стоили недёшево, зато результат гарантирован, сколько бы сил ни потратили, сколько бы членов карателей ни превратились в демонов при выполнении задания, честь и ауру своей непобедимости и безграничной силы они ценили дороже.

Толпа в это же время зароптала, слышались удивлённые возгласы воинов и испуганные шептания эльфийских домашних дев, воспитывающих молодых эльфов. Именно такого эффекта я ждал от упоминания древнего самого боеспособного отряда уничтожителей врагов тёмных эльфов. Теперь не отвертишься, отец, я инициирую их участие, не дожидаясь, когда меня начнут подозревать. Заодно лично прослежу, чтоб нежелательная информация не ушла куда не следует. Ведь если я буду заказчиком, то и подозревать меня будет не в чем.

– Я ценю твоё рвение, сын. Но такие решения не принимаются спонтанно. – пробасил отец, успокаивая толпу, хоть и обращался ко мне, – Сейчас мы выслушаем всех представителей высшего совета тёмных эльфов и примем окончательное решение.

– Да что тут решать? Годрил дело говорит!

– У младшего Грасса что-то выросло между ног! Давно пора призвать карателей!

– Слабоумие призывать этих головорезов сюда!

– Скрывать нам нечего, пусть проверяют!

Кричали из толпы озлобленные родственники попавших стражников и мои «поклонники». И хоть мнения и расходились, но большинство понимали, что кардинальное решение вопроса снимет все недомолвки и восстановит привычный ход вещей.

Воины, отгораживающие простых эльфов от знатных лордов и аристократов, стали оглядываться на правителя, атмосфера накалялась с каждой минутой. Эмоциональные тёмные уже готовы были доказывать друг другу правоту с кулаками, но мастер вмешался, видимо, приняв моё решение и поддерживая таким образом:

– Восстановите спокойствие! – он усилил свой голос магией, поэтому гомон толпы затих моментально, – Все знают, а кто не знает, те слушайте! Кельтрин мой лучший ученик и точно не станет устраивать здесь несправедливый суд! Я готов лично поручиться за него. Кроме того, Годрил теперь тоже мой ученик, пусть и начинающий, поэтому я уверен, общего у них больше чем вы думаете. Как куратор всех заинтересованных эльфов, я лично прослежу за справедливым дознаванием и правильными выводами всех сторон. И пребудет с нами демоническое благословение и духовное просветление Айолы!

После недолгого совета, решили, что семь слаженных септаров по семь эльфов в каждом, а именно столько мы с мастером Нэйтом убили за последний год, стоят того, чтоб поднять лучших и разобраться с тем, кто в этом повинен.

Спустя пару дней отец вызвал меня для выполнения своего обещания. Перед нами вышли статные, вымуштрованные эльфы, от которых так и разило сильной магией. Их глава стоял, преклонив колено перед отцом. Обритая половина головы поблескивала бороздами шрамов, а вторая была украшена хитро сплетёнными волосами. Фиолетовые и красные ленты словно перетягивались и переползали змейками по голове кэйтокана карателей, отчего вид эльфа был вовсе не стандартным. Широкие плечи и фигура, обтянутая в аналогичные ленты шире по размерам и тусклее по цветам, говорили о его идеальной физической подготовки. Полуторный меч покоился за спиной и много разных кинжалов развешаны по торсу легендарного капитана.

– Знакомься, Кельтрин, это мой сын Годрил. После того случая он совсем потерял интерес к магии, ты должен помнить, – кэйтокан карателей кротко кивнул в ответ, – Но в последние годы он взялся за ум, став учеником твоего мастера. Успехами они не хвастали, но я уверен, что Нэйт не стал бы тратить своё время на бездарность, поэтому скоро мы услышим о них.

– Значит, с сегодняшнего дня мой отряд будет содействовать в расследовании пропажи эльфов стражей этому юнцу, повелитель?

– Этот юнец мой сын! Не заставляй меня повторять, Кельтрин. – строгий бас отца чуть не сорвался на крик от возмущения и досады.

– Я не сужу об эльфе по его родословной, мой лорд. Вы заслуженно занимаете своё положение, но ваш сын ещё не проявил себя, так что и относиться к нему я могу лишь как к зелёному новичку.

– Вновь ты со своими принципами, Кельт. И всё же за деньги делом занимаешься, а не по идейным соображениям участвуешь в жизни лагеря.

– Тут тоже всё просто: купить услуги можно – отношение нельзя.

– Ладно, ладно, задачу я уже прояснил, у сына есть какие-то идеи по этому делу, так что работайте совместно, глядишь и он проявит себя с лучшей стороны. Все свободны, у меня ещё куча дел.

Вслед за легендарным отрядом из древесного дома вышел и я. Жестом пригласив Кельтрина пройти на арену, я пошёл вперёд, указывая дорогу в напряжённом молчании. Спиной ощущалось постоянное оценивание и даже отчасти какое-то сканирование. Видимо, навыками осматривали мои способности. Что ж, пока я ничего не скрываю, пусть развлекаются.

Первым заговорил сам Кельтрин:

– Давай, Лисгод-молчун, выкладывай свои теории, будем проверять. Пока идём можешь уже рассказывать, а не играть в молчанку. – снисходительный тон эльфа бесил, пусть он и значительно превышает меня в силе, но всё же инициировал это расследование именно я, мог бы и проявить немного уважения.

Я не стал выдумывать ничего фантастического, никаких зверей или необъяснимых врагов. Честно подойдя к группе поглядывающих в мою сторону суровых воинов, предложил им свою гипотезу.

– Мы с мастером Нэйтом каждый день – вот уже на протяжении почти восьми лет практикуемся на арене. И в последний год я стал замечать какие-то изменения. Нет, не в своём прогрессе, к сожалению... Поначалу я не связывал какие-то странные потоки энергий, остаточные явления тёмных сущностей, но после вчерашней ночи я проснулся весь разбитый, словно сам пережил ночное нападение. Давайте сходим вместе на арену и вы сможете убедиться в этом сами.

– Постой, Годрил, для непосвящённого мага ты слишком много знаешь про магические потоки и ощущения. Разве ты уже выбрал путь развития?

– Ты прав, Кельтрин, я ещё только ученик. Но не забывай кто мой наставник! Мастер Нэйт хорошо знает своё дело и годы обучения у него не проходят даром. Как раз одно из заданий было освоить остаточные энергии проходящих занятий других эльфов, я занимаюсь этим овладением и подробным разбором уже два последних года. Поэтому и решился на рейд. Поскольку считаю, что виновные в пропаже стражников могут быть внутри лагеря, а не за его пределами.

– В твоих словах есть зерно смысла. Но как ты предлагаешь вычислять нарушителей? По остаточным оттискам их не выследить, ты я думаю уже понял, что и сам пропитался той энергией. И кто знает, сколько народа ещё напрямую или косвенно контактировали с убийцами. Хотя ритуалы с жертвоприношениями у нас не запрещены, но вот так, без согласования, вырезать магов, непозволительная безалаберность. Дети тени не должны гибнуть во благо алчности одного.

– Вижу ты не доверяешь мне, Кельтрин. И, возможно, я это заслужил. Слишком много времени я не думал о долге лагерю. Но поверь, я сильно изменился за последние восемь лет.

– Хорошо, маленький Грасс. – глава карателей специально выбрал такое обращение, подчёркивая мой статус перед отцом. Заодно я прояснил, почему они так легко согласились на мою авантюру. Акция, проплаченная отцом что бы я ни сказал, будут проверять в первую очередь, порядком надоевшая опека раздражала. К сожалению, по вскинутым уголкам губ воина, я понял, что мимо него моё раздражение не прошло.

Не успели мы обсудить детали, как к нам присоединился мастер Нэйт. Ни словом, ни жестом он не выдал своего несогласия, хотя моя затея ему явно изначально не понравилась.

– Мастер, как в обучении себя показывает молодой эльф? – говорил лишь глава бойцов, остальные молча шли следом.

– О, кейт Кельтрин, мальчик перспективен, но слишком долго длилось его детство. Лорду Грассу стоило обратиться ко мне на пару десятков лет раньше, тогда, полагаю, сложностей не возникло бы вовсе. А сейчас...слишком много времени уходит на самые простые упражнения.

– Да, я понимаю, отец понадеялся на молодую кровь, упустив контроль традиций. А между тем, нераскрытые таланты чреваты лагерю повторным поражением в Турнире десяти.

– Именно это и занимает мои мысли, Кельтрин. Успеем ли мы подготовиться или снова придётся выпускать неогранённые самородки на волю богов.

– Что-то мне подсказывает, боги не всегда согласны с вами, мастер Нэйт.

Разговор вроде бы ни о чём, но пропуская его через призму своих знаний, не слишком ли откровенничает с этим кейтоканом учитель? Повлиять я на ход рассуждения не могу, биться днём против карателей вообще самоубийство. А раскрываться и ждать помилования из-за усиления благодаря жертвам, так это надо сначала получить буст, а потом и разговоры вести.

Так и дошли до арены, каждый в своих мыслях и сомнениях. Тут каратели развернулись на полную, стали расчерчивать всю арену каким-то узором, устанавливать на пересечениях посохи, а затем на других перекрестиях вставали сами. Главной точкой узора стал не центр арены, а край, с которого мы зашли. Именно здесь встал глава боевой группы.

Духи стали обретать форму, от узоров пошли трещины, земля, вода и камень просачивались через трещины, высыпались крошками и собирались в фигуры. Подключились маги воздуха, подсвечивая потоки специальной цветной пылью. Когда собралось большое количество фигур, они стали двигаться. Я словно смотрел мои прошедшие бои со стороны. Только моего образа не было, видны были лишь фигуры убитых.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю