332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Кирилл Шарапов » Гагарин (СИ) » Текст книги (страница 11)
Гагарин (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:30

Текст книги "Гагарин (СИ)"


Автор книги: Кирилл Шарапов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 15 страниц)

– Что будем делать? – спросила девушка.

– Вы двое останетесь здесь. Марьям, охраняй его, а я пролезу внутрь, осмотрю там все, потом вы меня выпустите.

Немец кивнул, все было просто, он получил приказ старшего группы и готов был его исполнить, а вот с девчонкой, жаждущей приключений, возникли проблемы.

– Ты один не пойдешь, – стараясь, чтобы голос звучал твердо, заявила она.

Арсений покачал головой.

– Керта я одного не оставлю, девчонку неопытную внутрь не пущу, значит, иду я, а вы вдвоем ждете здесь, и это приказ. Если хочешь стать хорошей наемницей, учись подчиняться, пройдет много лет прежде, чем ты сможешь отдавать приказы.

– Хорошо, – почти без акцента произнесла она по-русски только чуть смешно растянула слово на последнем слоге.

– Керт, поднимай переборку где-то на полметра, думаю, я легко протиснусь.

Немец кивнул и принялся быстро вращать рукоятку, дверь медленно начала подниматься, тонкой струйкой из щели потек воздух, но чем больше была щель, тем сильнее напор. Арсений лег на пол и примерился, еще пять сантиметров и он пролезет.

– Как попаду внутрь, опускай.

Немец кивнул, не отрываясь от рукоятки. Переборка поднялась на необходимую высоту и Арсений боком протиснулся под ней, оказавшись в коридоре, шлюз плавно пошел вниз, отрезая поврежденную часть корабля. А вот чего Лавр не ожидал, так это тусклого света от аварийных ламп. Если весь остальной корабль тонул во мраке, то эту часть можно было назвать ярко-освещенной.

Арсений снял «Рысь» и, вжав приклад в плечо, жесткого и неудобного скафандра двинулся по коридору. Стандартные скафандры мало подходили для боевых действий, а такая старая модификация почти не годились, бережливый немец экономил на всем. Как в этом гробе можно было драться, Арсений представлял с трудом, то ли дело армейский образец, в котором была Анна, жаль, пришлось подарить его Грэгу. Слева показалась каюта капитана, что ж, этого следовало ожидать, впереди тупик, справа дверь, ведущая несомненно на мостик. Что находится в носу корабля, Арсений не знал. Он подошел к двери пульт управления исправно работал, в верхней части табло горело слово «открыто».

– Ну, значит, можно войти, – пробормотал Лавр и нажал сенсор подтверждения.

– Чего ты там бубнишь? – раздался голос Керта. – Я ничего не понимаю в вашем славянском.

– Не беспокойся, это я сам собой, когда с вами, я на английском. А пока постарайся не отвлекать меня.

Автоматика отреагировала как надо, и с негромким лязгом дверь распахнулась. Арсений вновь вскинул автомат и медленно переступил порог. Обстановку сложно было назвать спартанской, но и излишествами она похвастаться не могла. Кровать, не койка, а именно кровать, со смятым постельным бельем стояла у стены, одеяло валялось на полу, слева распахнутый шкаф с одеждой. Несколько фотографий женщины с девочкой или, скорее даже почти что с девушкой, если Арсений правильно оценил возраст, женщине было около сорока, а девушке не меньше пятнадцати. Рядом коммуникатор, такие старые модели Лавров видел только в интерактивном музее, тогда в середине двадцать первого века их называли КПК. На всякий случай он сунул его в карман. На соседнем столике стоял не менее древний проигрыватель, возле которого стопкой лежали карты памяти. Такие раритетные вещи можно дорого продать, если этот агрегат в рабочем состоянии, то он стоит не меньше двадцати тысяч, а если и карты живы, то цена взлетит до сорока, а то и до пятидесяти. А если еще добавить то, что это вещи капитана знаменитого «Гагарина» Александра Новикова, то цена может стать заоблачной. Только провести дезинфекцию, от всего фонит радиацией, но не так сильно, как в мертвой части корабля. Арсений осмотрел одежду, древний белый парадный китель с незнакомыми медалями, рядом спортивный костюм, банный халат, несколько летных комбинезонов. Все это стоило денег, любители старины правую руку оторвут, но заплатят за них бешеные деньги. А ведь такого по каютам, оставшимся за переборками, немало, и плевать, что заражено, упаковать в ящики и почистить. Арсений развернулся и вышел, в коридоре все осталось по-прежнему, мягкий бледный свет и совершенно пусто. Но его уже успела смутить одна странность, на корабле словно кто-то недавно прибрался: ни пыли, ни грязи, автоматические пылесборники, если таковые и были на столь древнем корабле, наверняка испортились, но почти стерильная чистота наводила на определенные мысли.

Арсений вновь вскинул автомат и прошел наискосок к двери рубки. Пульт доступа тоже работал, но на этот раз ничего не говорило о том, что будет легко, верхняя часть светилась красным, а в ней мигали слова «введите код».

Кода Арсений, естественно, не знал, судя по размерам в нем было шесть знаков, не так уж и сложно. С помощью стандартного ножа поддел панель и снял крышку. Изучив устройство с парой плат и десятком коротких проводов, он усмехнулся и сделал коммуникатором снимок, после чего поставил искать в базе соответствие, в памяти браслета хранилось множество важной информации, в том числе различные схемы и методы их взлома. Поиск занял долгое время, и только спустя пару минут на голографическом экране появилась нужная. Арсений пальцем увеличил масштаб и принялся изучать пояснения. Дальше было дело техники, достав стандартный набор, он быстро отвернул одну из плат и закоротил контакт, после чего обрезал провод в желтой оплетке и замкнул его на корпус, мгновением позже проскочила искра и красное табло сменилось зеленым, разрешая Арсению войти.

– Благодарю, – картинно поклонился Лавр панели и нажал сенсор.

Дверь, лязгнув замком, открылась, Арсений замер на пороге, оглядывая мостик. Автомат он держал в руках, но брать его наизготовку не торопился. Что-то стремительное рванулась к нему из тени, Арсений даже дернуться не успел, как получил мощный удар в грудь и, словно футбольный мяч, по которому ударили ногой со всей дури, вылетел в коридор, пролетев по воздуху два с половиной метра и впечатался спиной в стену, если бы не скафандр, ему бы просто переломало все ребра. Арсений замер, и дело не в ударе, просто в двери рубки стол человек и, механически дергая головой в правую сторону, повторял одно и туже фразу до боли знакомым равнодушным голосом.

– Отразить нападение! Защитить корабль!

Он медленно переступил порог, пристально глядя в глаза Лавру. Арсений с трудом поднялся, для этого понадобилось использовать стену как опору, он напоминал гусеницу, карабкающуюся вверх по вертикально растущей ветке. Автомат валялся прямо у ног андроида, «Хищник» был заперт в набедренном кармане, единственное оружие, которое было доступно – нож, да и оружием его можно назвать с большой натяжкой, это был больше рабочий инструмент, в рукояти которого были отвертки, пассатижи и даже маленькая алмазная пила, способная перепилить пятисантиметровый закаленный прут за пару минут, а вот лезвие длинной с ладонь не внушало никакого доверия. Сейчас Арсений очень жалел о сделанном на заказ ноже, уплывшим вместе с «Садко», настоящее боевое оружие, пятнадцать сантиметров в длину, слегка изогнутый, можно резать и колоть, таким легко можно вскрыть почти любой скафандр, правда, для армейских модификаций он был все-таки слабоват.

Арсений поудобней перехватил свое «оружие», сейчас его успокаивало только одно: андроид относился к первому поколению и был поврежден, это давало призрачный шанс на победу, если бы он принадлежал к третьему, то не оставил бы Лавру никаких шансов.

Андроид быстро сократил дистанцию и нанес стремительный и сильный удар. Арсений даже не успел увернуться, жесткий скафандр мешал двигаться, второй раз за две минуты он оказался на полу, пролетев по воздуху пару метров. Противник мгновенно оказался рядом и нанес ногой удар в грудь, стараясь одним махом покончить с поверженным врагом, Арсений только чудом успел перекатится, стопа псевдоживого существа впечаталась в покрытие пола, незнакомое толстое пружинистое покрытие хоть и смягчило удар, но Лавров отчетливо слышал, как в месте удара прогнулся метал. Быстро подняться не было никакой возможности и он ударил андроида ножом под колено. Он сам понимал бесперспективность такого удара, лезвие звякнуло о метал под псевдо кожей и обломилось. Андроид быстро развернулся и Арсений получил новый удар под ребра. При этом он не переставал повторять:

– Отразить нападение! Защитить корабль!

Лавров кубарем покатился вдоль коридора и замер, лежа лицом вниз, он попытался перевернуться, но руки просто подломились, все тело болело, у него больше не осталось сил на борьбу. Он знал, что если андроид поторопится, то покончит с ним одним ударом. Но ничего не произошло, Арсений вывернул голову, чтобы посмотреть, где враг.

Тот лежал на спине, вытянувшись, словно стоял по стойке смирно, голова дергалась, речь стала бессвязной, а из груди торчал «Нож» с черной рукоятью, сделанной из прочнейшего полимера. Арсений сделал над собой усилие и сел, возле приоткрытой переборки стояла Марьям.

– Я же говорила, что должна пойти я, – раздалось из динамика, встроенного в шлем.

– Говорила, – согласился Арсений. – Но, похоже, он был здесь один, так что возвращайся к Керту. И спасибо, без тебя бы я не справился.

Он не смогу видеть ее лица, но был уверен, что девушка сейчас улыбается. Она трижды постучала в перегородку и та пошла вверх.

Оставшись один, Арсений перевел дух, смуглая наемница появилась очень вовремя. Вытащив пистолет, он подошел к лежащему в коридоре андроиду. Что ж, свое дело Марьям знала прекрасно, ее кинжал угодил точно в блок питания, пробив прикрывающий его каркас из титановых ребер. Модели первого поколения делались на земле еще из старых материалов, но, начиная со второго поколения, в ход пошел арварин – металл с применением нанотехнологий, способный восстанавливаться самостоятельно. Например, если бы Арсений вытащил клинок из арварина, то где-то спустя час андроид бы полностью срастил поврежденные участки, но поскольку девушка пробила блок питания, то конкретно этот экземпляр был мертв, если, конечно, можно считать полуорганического робота живым, в отличие от человека с ножом в груди, замена детали и он снова будет функционировать. Хотя последнее время в некоторых лабораториях шли работы по разработке элементов, которые могли бы быть совместимы с людьми. А пока что, в принципе, было реально установить роботизированную конечность, обтянутую псевдоплотью и управляющуюся посредством сигналов, подаваемых на микропроцессор напрямик из мозга. И такие руки и ноги лишь немногим уступали настоящим, и даже имели некоторые преимущества, например, такой рукой можно было легко пробить стальную дверь или поднять сотню килограмм, но слабым местом оставалось сочленение с живой человеческой тканью, человек не справлялся с подобной нагрузкой, и искусственная рука просто отрывалась на месте сращивания.

Несколько минут Арсений стоял, держась одной рукой за стену, сердце бешено колотилось в груди, организм получил бешеную дозу адреналина или, как называют его военные, гормона страха, пульс зашкаливал. Арсений несколько раз тяжело вздохнул, медленно он возвращался в норму: пульс успокоился, теперь он снова мог действовать. Подобрав валяющийся у входа на капитанский мостик автомат, он осмотрел повреждение, андроид умудрился наступить на рамочный приклад и смял его, словно фольгу, теперь и речи не могло быть о том, чтобы сложить его. Арсений достал нож и сменил обломанное лезвие на пилу, на то, чтобы перепилить крепление приклада, ушло меньше двадцати секунд, теперь с одной стороны стало удобней, если стрелять от бедра, но о прицельной стрельбе придется забыть, к счастью, автоматы были универсальны, и прикупить отдельно приклад не было никаких проблем. Держа оружие наготове, Лавров переступил порог мостика. То, что андроид был один, он уже не сомневался, как и не было сомнений, что экипаж мертв, если сейчас вышвырнуть поврежденного робота в космос, то никто и никогда не узнает, что стало с членами экипажа «Гагарина». Но на андроида у Арсения были свои планы.

Похоже, эта часть корабля сохранилась в целости и сохранности, древние приборы, примитивные огромные экраны, сделанные на основе объемного изображения, голографические дисплеи появились спустя пятнадцать лет. Арсений внимательно осмотрел мостик: пять кресел, место капитана в центре, остальные напротив пультов, расставленных по периметру. Место пилота по центру, но ниже, перед огромным панорамным иллюминатором, который был сделан почти вполовину корабля, без малого двадцать метров, если учитывать, что сигарообразный корпус всего сорок метров в ширину, также несколько панорамных иллюминаторов шли и по бокам, давая команде необходимый обзор. Целесообразность такого остекления была подвергнута сомнениям в результате первых столкновений во время «войны передела», и все корабли были модернизированы, огромные иллюминаторы убрали, а функции обзора доверили камерам, выдающим информацию на появившиеся к тому времени голографические дисплеи. Арсений обошел мостик, у места навигатора обнаружился разъем для питания, подключенный к пульту, видимо, андроид подпитывался от основных систем. Ему не нужна еда, да и дышать тоже особой необходимости не было, так, симуляция жизни, фактически, при наличии источника энергии, вечный организм. Как ни странно, все приборы функционировали. Арсений внимательно изучил показатели, правый реактор уничтожен и заглушен, а вот левый, к которому вел разрушенный коридор, функционировал на пять процентов от мощности.

– Славак, что у тебя там? – раздался в шлемофоне голос Ниманда.

Арсений усмехнулся, в голосе капитана «Верна» было неподдельное любопытство.

– Я на мостике, – доложил Лавров, – все аппаратура исправна и находится в пассивном режиме, один реактор заглушен, второй функционирует на пять процентов. Могу хоть сейчас перевести его в рабочее состояние и выдать минимум пятьдесят процентов.

– Не торопись, – посоветовал контрабандист. – Мне Марьям доложила, что были проблемы с прежним экипажем.

– Полу свихнувшийся андроид, – пояснил Арсений, – атаковал внезапно и хорошенько мне накостылял, если бы не наемница, то он бы меня уделал. Но девчонка молодец, точным броском вогнала свой ножик прямо в блок питания, так что после небольшого ремонта, мы будем иметь живого свидетеля.

– Что с экипажем?

– Погиб. Похоже, кораблем рулил андроид, капсулы анабиоза, что в рубке, пусты, тел нигде не видно. Сейчас разберусь с мостиком и осмотрим остальной корабль. Но от заглушенного реактора прет радиация, фон превышает смертельный в двадцать раз. Долго в таких скафандрах мы не протянем.

– Тогда поторопись, – приказал Ниманд и отключился.

Арсений приступил к дальнейшему осмотру. За триста лет, что минули с момента исчезновения «Гагарина», техника далеко шагнула вперед, его коммуникатор не имел необходимых разъемов, чтобы снять бортовой журнал корабля с пульта капитана. Арсений изучал старый компьютер, пытаясь понять, как забрать бесценную информацию. Порывшись в базах данных коммуникатора, он нашел описание устройства. Беспроводная сеть с устаревшим протоколом, несколько разъемов микро super usb2 и гнездо для карт памяти.

Арсений быстр порылся в нескольких небольших шкафах, спрятанных в стенах, и нашел то, что искал: пачку совершенно чистых информационных носителей. С интерфейсом он разобрался без проблем, все было на русском, переписав бортовой журнал и заметки капитана, он продолжил осмотр. Посмотрев расстояние, которое прошел корабль, Арсений присвистнул, двадцать восемь парсеков. Ознакомившись с отчетами о состоянии корабля, Лавр погрустнел, управление вышло из строя около ста лет назад в результате метеоритного дождя, тогда же был заглушен второй реактор, и скорость существенно замедлилась, андроид, управлявший кораблем чуть меньше четырехсот лет, исправно вел журнал, понятие скука ему было незнакомо, все записи с датами, написанные сухим, деловым языком, но великолепно проясняющие все, что произошло с момента исчезновения и до сегодняшнего дня. На данный момент неуправляемый корабль шел к своей гибели и, если бы «Верн» случайно на него не наткнулся, «Гагарин» был бы обречен. Но сейчас появился шанс спасти его.

Арсений еще минут двадцать изучал показания приборов, после чего, покинув мостик, он с трудом доволок тело поверженного Марьям андроида до переборки и трижды постучал, та немедленно поднялась. Протиснувшись в щель, они вдвоем с девушкой вытащили робота, после чего совместно разработали план действий согласно полученным данным. Робота быстро доставили в шлюпку и упаковали в просвинцованую обертку, которую захватили на всякий случай, и как оказалось не зря.

– Керт. ты сможешь починить управление?

Немец пожал плечами.

– Надо попробовать, внимательно осмотрев повреждения. Набросать план.

Вот за что Арсений любил немцев, так это за педантичность, сначала посмотреть, потом уже обещать.

– Займись, если я правильно понял, то поврежденный узел находится с левой стороны, там должна быть пробоина.

– Здесь везде пробоины, – иронично заметил немец, – правда, сквозных всего несколько, остальные мелкие, пробит только первый слой корпуса. И чего ты вообще возишься с этим куском металлолома. Надо выгрести из него все ценное, и пускай летит себе на поле астероидное.

– Об этом после, – задумчиво произнес Арсений, – сейчас надо привести его в состояние, долететь до Амстердама, если такое, конечно, возможно.

Марьям, сидящая в шлюпке, участия в беседе мужчин не принимала. Керт пожал плечами, принимая приказ, и, сменив кислородный баллон, перешел в шлюзовую камеру.

– А мы с тобой осмотрим корабль.

Девушка кивнула и тоже, сменив баллон на запасной, последовала за Арсением.

На «Верна» они вернулись спустя одиннадцать часов, абсолютно вымотанные и притащившие с умирающего корабля почти полтонны трофеев. Оставив остальных разбираться с находками, Арсений и его группа быстро поели. Когда в кают-компании остался только Лавров, пришел Ниманд.

– Рассказывай.

Арсений несколько минут молчал, после чего вытащил пачку сигарет и бросил ее на стол, сходил до кухни и притащил небьющееся блюдце, приспособив его под пепельницу. Закурив, он минуту пускал в потолок кольца, немец не торопил его.

– Корабль сильно поврежден, Керт провел осмотр, говорит, что наладить управление возможно, на это ему нужно два дня. Второй реактор тоже поврежден, давать на него больше двадцати пяти процентов опасно, но в любом случае при таком раскладе «Гагарин» сможет самостоятельно добраться до Амстердами. Из двух двигателей функционирует один, о посадке на планету и речи быть не может, максимальная скорость, которую сможет развить корабль, около тридцати тысяч километров в час. При таком раскладе потребуется дней двенадцать-тринадцать.

– Я должен быть на Амстердаме через пять суток максимум.

– Значит, у меня есть сутки или чуть больше, чтобы привести корабль в состояние, когда он сам сможет продолжить полет, – подвел итог Арсений.

– Ты хочешь забрать его себе?

Арсений кивнул.

– Я думаю, ты уже успел узнать мнение своего механика, и он наверняка сказал, что это корыто, как корабль, ничего не стоит.

Ниманд кивнул.

– Но ты забываешь, что этот корабль легендарный «Гагарин».

– Не забываю, – покачал головой Арсений, – ты видел вещи, которые мы привезли оттуда.

– Да, это бешеные деньги, коллекционеры удавятся за такие раритеты. Точно не знаю, но ориентировочно их цена около миллиона, а то и больше.

– Это твоя доля и доля команды, в обмен я прошу отказаться от корабля.

Немец задумался, предложение было заманчивое, на такие деньги можно купить хороший подержанный корабль, или полностью переоборудовать этот, если и не новейшей техникой, то оборудованием четвертого поколения, а кое-где и пятого.

– Почему ты не хочешь вытащить оттуда все, что можно, и купить новый корабль?

Арсений покачал головой.

– Я хочу этот.

– Я думаю, мы договоримся, – после нескольких минут раздумья произнес капитан.

Арсений довольно улыбнулся, правда, улыбка была усталой.

– Отто, с тобой приятно иметь дело, а сейчас мне надо несколько часов поспать и возвращаться на корабль.

Немец кивнул.

– Не задерживаю, отдыхай. Потом еще поговорим.

Арсений проснулся через четыре часа, сейчас время было бесценно, вернее, у него была цена, собственный корабль. Быстрый завтрак, натянуть продезинфицированный скафандр, на этот раз полетели вдвоем с Кертом, в присутствии Марьям не было никакой необходимости, и Арсений сумел настоять на том, чтобы она осталась на тащившемся параллельным курсом «Верне». Через двадцать шесть часов ремонт рулевого управления был завершен. Арсений перешел на мостик и провел несколько простейших маневров. Корабль хоть и плохо, но был управляем. Арсений даже позволил себе чуть прибавить скорость, увеличив мощность реактора до двадцати восьми процентов. Немец, внимательно следящий за показаниями приборов, поднял большой палец.

– Но это придел, скорость тридцать две тысячи, и я бы тебе не советовал увеличивать ее.

Арсений несколько минут сам изучал показатели и пришел к такому же выводу.

– Керт, ты молодец, здорово потрудился.

– Спасибо, Славак, думаю, ты сможешь дотянуть на этом корыте до Амстердама. Там есть неплохая орбитальная платформа, рассчитанная на стыковку транспортов типа «Атлант» и грузовых судов класса «Исполин». У меня там знакомец есть, вот его координаты, – Керт быстро переслал данные на коммуникатор Арсения, – занимается ремонтом всего и вся. Обратись, скажи, что от меня, думаю, он сделает тебе небольшую скидку.

– Спасибо, – еще раз поблагодарил Арсений, он уже задал параметры автопилота, выставив координаты точки расположенной в ста километрах от орбиты Амстердама. Его груз продолжал полет на «Верне», и с Нимандом уже была договоренность, что тот позаботится о его сохранности, но если с Арсением что-нибудь случится, то товар перейдет в собственность Отто.

– Ладно, пошли в шлюпку, мне нужно припасы собрать и вещи свои. Корабль никуда не денется. Сейчас последний раз приму душ, зашвырну все необходимое в шлюпку и обратно.

– Может, мне с тобой пойти? – предложил Керт, за два дня они нашли общий язык, можно даже сказать стали приятелями, или, как называл это немецкий механик, дружба гаечного ключа.

– Нет, Керт, у тебя жена и дети, если это корыто развалится, то гибель почти стопроцентная. Это у меня никого, это моя мечта.

Немец отнесся к отказу с пониманием. Скафандры неплохо защищали даже против такого мощного излучения, но рисковать здоровьем никому не хотелось. Все были в курсе договоренности Ниманда и Славака о том, что они получат все деньги с доставленных на «Верн» раритетов, а приятель капитана – разваливающийся корабль, всех это вполне устраивало, каждый получал то, что хотел. Через десять минут Арсений отстыковался от «Гагарина» и взял курс на «Верн».

Сборы не заняли много времени, закинуть в шлюпку баллоны с кислородом, несколько коробок с едой так, чтобы хватило дней на пятнадцать, отдельная благодарность Дитриху за то, что тот приготовил несколько блюд, которым не грозило испортится в течении пяти дней, сумку с вещами которую пришлось целиком замотать в освинцованную противорадиационную ткань, последним занял свое место еще один тюк, обмотанный освинцованной защитой, андроида решили переправить обратно.

– Готов? – появившись возле шлюпки, поинтересовался Ниманд.

Арсений кивнул.

– Готов. Удачи вам.

– Это тебе удачи, считай, мы уже почти на Амстердаме. Твой передатчик полное дерьмо, так что связь с нами пропадет уже через несколько часов. Ты останешься совсем один, ты действительно думаешь, что риск того стоит?

– Мечта всегда стоит того, чтобы умереть за нее, – немного пафосно произнес Арсений. – Все будет хорошо, но у меня есть к тебе просьба.

– Все, что угодно, я по-прежнему твой должник.

– Мне тащиться до Амстердама дней десять-двенадцать, и это, если ничего не откажет, вы же там будете к концу вторых суток, так что, если не появлюсь к намеченному сроку, не сочти за труд, поищи меня, вдруг я еще живой и просто болтаюсь в космосе. Если станет совсем плохо, переберусь в шлюпку.

– Поищем, можешь на меня рассчитывать.

– Тогда прощай, – улыбнулся Арсений, думая о том, как хорошо, когда есть человек, которому можно доверится.

Они обменялись крепким настоящим рукопожатием.

– Удачи тебе, товарищ.

Арсений уже собирался забраться в шлюпку, когда в коридоре появилась Марьям. То, что девушка направляется нему, не вызывало никаких сомнений. Она остановилась рядом с капитаном и пристально посмотрела ему в глаза.

– Мы обязательно увидимся, – произнесла она на английском, – Арсений.

Лавров удивленно приподнял бровь, полу индианка полу палестинка как всегда исковеркала русское слово, но удивление было не от этого. А от того, что она знает его настоящее имя.

– Откуда тебе известно, кто я? – спросил он на английском.

– Я с первой минуты знала, кто ты такой, – ответила она, – мой брат воевал на Калифорнии, ты взял его в плен, а когда его собирались расстрелять, ты вступился за него.

– Как его звали?

– Капрал Навин Каматх.

– Я помню его, – кивнул Арсений, – передавай ему привет.

Девушка кивнула.

– Передам, но это не последняя наша встреча, мы обязательно увидимся на Амстердаме.

Арсений улыбнулся и, махнув рукой на прощание, запрыгнул в шлюпку. Через десять минут он посадил ее на корпус «Гагарина» и быстро перетаскал в рубку все вещи. Керт отладил подъемный механизм и теперь не было нужды вращать и держать ручку.

Арсений занял кресло капитана и осмотрелся по сторонам, он был на своем корабле, конечно, прежде чем он станет его официально, нужно будет заполнить около сотни бумажек, и это немного пугало. Но то, что у него теперь есть свой корабль, компенсировало все неудобства.

– Говорит исследовательский корабль «Гагарин», вызываю транспорт «Верн».

– «Верн» на связи, – раздался голос Ниманда.

– Я на мостике, все системы работают нормально, готов к самостоятельному полету.

– Удачи, Арсений, – произнес Отто. – До встречи на Амстердаме, постарайся не угробить мою шлюпку.

– И вам благополучно не нарваться, – пожелал Лавров, – смотрите в оба, вас могут еще искать.

– Мы будем осторожны. Прощай! – И связь оборвалась.

Арсений посмотрел в боковой обзорный иллюминатор, несколько минут корабли шли параллельно на одной скорости, но вскоре «Верн» начал ускоряться и довольно быстро ушел вперед, а через сорок минут и вовсе исчез с радара. Теперь он был один, астероидное поле осталось справа и позади, впереди пустой космос и минимум одиннадцать дней в полном одиночестве, даже скафандр снять нельзя, несмотря на задраенную переборку.

– Что ж, пора приступать, – произнес вслух Арсений и посмотрел на экран монитора, на котором был открыт бортовой журнал. Почти две недели на четыреста лет записей, к тому времени, как «Гагарин» появится вблизи пункта назначения, для Лавра не останется тайн, связанных с кораблем. Ему предстояло первому узнать историю легендарного корабля.

Лавров поудобней устроился в кресле капитана, хотя теперь это его кресло, почти всю команду, за исключением троих, нашли в анабиозных камерах научной палубы. Тел первого помощника Грачева, корабельного врача Семеновой и главного техника Жарова найти не удалось. Возможно, они погибли вне камер или несли вахту и их тела нашли могилу среди космической пустоты. Скорее всего, эту загадку он раскроет, когда прочтет журнал.

Самым символичным было то, что страт «Гагарина» состоялся двенадцатого апреля две тысячи шестьдесят первого года в день столетнего юбилея первого полета человека в космос. В КПК, который удалось зарядить, нашелся дневник Александра Новикова, и за кратким отдыхом Арсений успел прочитать начало. Там было описание старта, приветственной речи президента страны, все было очень торжественно. «Гагрин» был первым кораблем из целой серии, которые за следующий год разлетелись в разные стороны от Земли. У каждого из них была своя цель. Из одиннадцати кораблей обратно вернулись лишь четыре, остальные пропали без вести в космосе, и только «Гагарин» добрался до конечной цели своего путешествия. Правда, сделал это не так, как полагалось, угодив в странную аномалию за Марсом, которая одиннадцать лет непонятно где его носила, а затем выкинула в данной системе. К две тысячи пятидесятому году проблемы перенаселения, нехватки продовольствия для почти что двадцати миллиардов жителей стали критическими. Несколько лучных городов, поселение на Марсе, пара орбитальных жилых комплексов не могли решить проблем, тогда и возник проект «Новый дом». Могучая тройка ведущих стран, объединившись, за десять лет разработала новейшие корабли, которым и суждено было найти новый дом для миллионов землян. Так началось освоение далекого космоса. На земле развернулось полномасштабное строительство космического флота, в год с заводов выходило больше двух десятков гигантских лайнеров, конечно, им далеко до тех, что летают по космосу сейчас, но транспорт для десяти тысяч человек поражал воображение. А через одиннадцать лет пришел сигнал с «Гагарина», он пропал на одиннадцать лет и вдруг сигнал – «Цель достигнута. Новая система найдена, мы прошли через странную аномалию». Дальше шли координаты, а потом он снова пропал…

Но это было уже не важно, сотни кораблей взяли свой курс на новую солнечную систему, у могучей тройки было гигантское преимущество. Китай запустил в первый год после открытия больше ста двадцати судов, до цели добрались девяносто семь. Но если суда Европы, Америки и России были рассчитаны от силы на десять тысяч поселенцев, то китайцы в такие же по размерам коробки запихивали двадцать тысяч, а иногда и больше, что в последствии привело к «войне передела». Первыми на планеты вступали исследователи, ученые и люди, которым предстояло адаптировать обнаруженные планеты для жизни землян. Все называли их экологами, хотя название не совсем подходило, но было наиболее близким. «Гагарин» обнаружил семь планет, три из которых условно годились для заселения, через год число достигло одиннадцати, через три двадцати шести. Всего в системе было три десятка планет, которые вращались вокруг солнца, и почти полсотни лун. Только Большая Москва имела четыре спутника. Маленькие научные суда проделали путь от земли до новой галактики за восемь лет, по какой-то причине скорость и масса судов влияли на аномалию: первые большие транспортники появились в новой системе через четырнадцать, и к тому времени, как в обнаруженной галактике появились первые колонисты, для заселения было пригодно пять планет. Еще на шести шли экологические процессы, которые должны были завершиться в течении года. Потом грянула «война передела», стоившая жизни нескольким десяткам миллионов поселенцев. Все это было из истории освоения, и экипаж «Гагарина» об этом ничего не знал, да и никогда не узнает. Арсений без особого интереса прочел часть судового журнала посвященного полету к новой системе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю