290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Глубокая любовь (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Глубокая любовь (ЛП)
  • Текст добавлен: 15 октября 2019, 22:00

Текст книги "Глубокая любовь (ЛП)"


Автор книги: Келли Эллиотт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Переводчик и сверщик и редактор – Анна Бродова и Надежда Смирнова

Русификация обложки – Настёна

Оформление – Анна Бродова


АМЕЛИЯ

Начало марта

Я смотрела на экран ноутбука с глупой улыбкой на лице.

– Ну же, Эйприл. У меня мало времени, дорогая. Мне нужно, чтобы ты, наконец, родила теленка.

– С кем ты разговариваешь.

Я оглянулась через плечо, и моя улыбка стала больше.

– С Эйприл.

Мой брат Митчелл закатил глаза.

– А, жирафиха?

– Единственная и неповторимая, – со смехом ответила я. – Да ладно, еще скажи, что ты нисколько не интересуешься ею.

– Я нисколько не интересуюсь ею.

Я надулась, повернувшись к ноутбуку. У меня был крайний срок сдачи книги, и последнее, чем мне нужно было заниматься, это смотреть на задницу жирафа.

– А где все остальные? – спросил Митчелл.

– Ну, у Стида и Пакстон медовый месяц, на случай, если ты забыл, а мама с папой взяли Хлою покататься.

Старший брат сел в кресло и вздохнул.

– Я помню о Стиде и Пакстон, умная задница. Я имел в виду маму, папу и Хлою.

– У тебя сегодня выходной? Что привело тебя сюда?

– У меня неделя отпуска, – ответил он.

Я подняла брови.

– И поэтому ты здесь дуешься?

– Я не дуюсь, – нахмурился он.

– Дуешься.

– Мне скучно. Я думал, что взять отпуск весной хорошая идея, но я слишком привык работать.

– Хочешь поехать со мной в Нью-Йорк? Я уезжаю завтра утром. Потусуюсь с Вайелин.

– Нью-Йорк, да? – загорелись его глаза.

С дьявольской улыбкой я добавила:

– Мы можем напиться и повеселиться. Под весельем я подразумеваю бессмысленный секс с красивыми богатыми людьми.

Митчелл засмеялся.

– Черт, я не думаю, что мне нравится как моя младшая сестра, говорит о трахе с людьми.

– Я сказала: «бессмысленный секс». Я не говорила – трахаться.

Он удивленно откинул голову.

– Мели, разве это не одно и то же?

– Нет. Когда ты говоришь – трахаться, это звучит вульгарно. Когда я говорю – заниматься бессмысленным сексом, это звучит не так уж плохо.

– Блин, как ни крути…

– Уф! – я издала длинный стон. – Ты мог бы отправиться в Нью-Йорк и трахнуть кучу новых женщин. Тех, которых ты еще не трахал в задней части своего грузовика, прежде чем разбил их сердца, когда они поняли, что единственное, что получили от тебя – это твой член, и только на то время, чтобы несколько раз выкрикнуть твое имя.

Он выгнул брови.

– Святое дерьмо, ты всегда говоришь так грязно?

Моя челюсть упала, и я ошарашено уставилась на него.

– Ты сейчас это серьезно?

Он покачал головой:

– Папа вымыл бы твой рот с мылом, если бы услышал, как говорит его ангелочек.

Улыбаясь, я покачала головой.

– Что ж, папа сделал бы намного больше, если бы узнал все то, чем я занималась. Как ты думаешь, я описываю такой горячий секс? Это называется обучение на рабочем месте, – злорадно подмигнула я. – На самом деле, даже твой друг Родни, научил меня паре новых позиций.

Глаза Митчелла едва не выскочили из орбит. Он вскочил, чуть не уронив кресло, на котором сидел.

– Я к черту оторву его член, если он коснется тебя.

Я усмехнулась:

– Он сделал гораздо больше, чем прикосновение, старший брат, – откинувшись назад, я схватилась за стол и начала изображать оргазм.

Сжав кулаки, он начал нервно ходить.

– Я убью его. Нет. Я потеряю работу, если убью его. Мне нужно найти того, кто его убьет, но сначала сделаю ему больно... и надолго.

Расхохотавшись, я подошла к нему.

– Митчелл, ты реально думаешь, что один из твоих друзей когда-нибудь коснется меня? Черт, половина парней в этом городе боятся даже взглянуть на меня, не говоря уже о том, что бы переспать со мной. Ой, подожди, как ты выразился... трахать меня.

– Не говори так, – он закрыл уши ладонями.

Я закатила глаза.

– Садись, и забудь про Родни. Он действительно хороший парень. Я пыталась приударить за ним однажды. Использовала свои лучшие приемы, а он мне отказал. Сказал, что ценит свою жизнь больше, чем член.

Митчелл расслабился и издал смешок.

– Ты понимаешь, что почти вынудила убить одного из моих самых близких друзей, Амелия?

– Ну, знаешь ли, – я пожала плечами, – у меня был секс и с некоторыми людьми, которых ты знаешь.

Он вздрогнул.

– Почему мы ведем этот разговор?

– Ты сам об этом заговорил!

– Нет, я этого не делал. Просто сказал, что я в отпуске. Ты – заговорила о сексе!

В этот момент папа, мама и Хлоя зашли через кухню и остановились. Мама посмотрела на меня и по буквам с паузой спросила:

– У кого С.Е.К.С?

– Я знаю, это означает секс! – выкрикнула Хлоя, и пробежала мимо всех нас в игровую комнату.

– Господь Всемогущий, этот ребенок – ходячая энциклопедия, – сказала мама. – Возвращаясь к моему первоначальному вопросу, кто занимается С... о, черт, сексом?

– Митчелл, – проговорила я быстро. Митчелл повернулся и посмотрел на меня.

С серьезным взглядом, мама продолжила:

– Я надеюсь, что ты используешь П.Р.Е…

– Мама, пожалуйста, – прервал ее Митчелл, подняв руки.

Митчелл убедился, что родители не смотрят на меня и «выстрелил» в меня пальцем, а я закрыла рот руками, чтобы не рассмеяться.

– Не «мама, пожалуйста», молодой человек. Практиковать безопасное... празднество... Никогда не стоит уклоняться…

Я уронила руки на колени, и я уставилась на маму.

– Празднества? – одновременно сказали Митчелл и я.

– Маленькие ушки вокруг. Маленькие ушки, – сказала мама, подмигнув и улыбнувшись. – Амелия, то же самое касается и тебя.

От внезапного громкого звука я и мама вскрикнули. Митчелл чуть не запрыгнул за кресло, чтобы укрыться. Отец стоял в дверном проеме, у его ног лежала большая сковорода с жареным мясом и овощами, частично разбросанными по полу. Выражение его лица было ужасным.

– Амелия... что?

Вставая, я улыбнулась и сказала:

– Ну, я думаю, что это идеальное время, чтобы пойти поиграть с племянницей. Увидимся позже, ребята.

Я пробралась в свою старую детскую комнату и улыбнулась, когда увидела Хлою на полу, играющую со всеми моими старыми игрушечными лошадьми. Присев на пол, я взяла свою любимую.

– Дух, – сказал я с огромной улыбкой на лице.

– Ты назвала их всех? – спросила Хлоя, наклонив голову.

Повертев пластикового коня в руке, я кивнула:

– Если ты посмотришь на их животы, увидишь имя. Бабушка не могла запомнить их всех, поэтому ей пришлось записать.

Хлоя хихикнула.

– Ничего, что я с ними играю, тетя Мели.

Я потянулась за другой лошадью.

– Конечно, Хлоя. Я достала их из шкафа и отдала твоему отцу, чтобы ты с ними поиграла.

Ее улыбка растянулась до ушей.

– Спасибо тебе! Надеюсь, Санта принесет мне мою собственную лошадь на Рождество. Такую, как у тебя – лошадь Стэнли.

– О, он точно это сделает! – вылетело изо рта, прежде чем смогла остановить себя.

Глаза Хлои загорелись надеждой и волнением, в то время как я съежилась внутри. Дерьмо. Я практически подтвердила, что она получит лошадь на Рождество. Стид убьет меня.

– Как ты думаешь, папа и мама веселятся в свой медовый месяц?

С усмешкой я ответила:

– Готова поспорить, что это так. Твоя мама всегда хотела поехать в Ирландию.

Хлоя взяла лошадь и уставилась на нее.

– Почему такое грустное лицо? – я убрала локон ее волос за ушко.

– Я хотела поехать с ними, но папа сказала, что я не могу.

Я издала тихий смешок.

– О, милая, я уверена, что они оба по тебе скучают.

– Тогда почему они не взяли меня с собой?

Господь. Как это объяснить?

– Ну, когда мамы и папы женятся, они всегда уезжают в отпуск одни. Это способ отпраздновать.

– Одни? – голубые глаза посмотрели в мои.

– Это всего лишь фраза.

– Фраза?

– М-м-м… поговорка?

– А?

Я закатила глаза.

– Неважно. Хорошо, давай попробуем так. Однажды, когда ты выйдешь замуж, то отправишься в медовый месяц со своим мужем. Только вдвоем. Такова традиция.

– Мне нравятся традиции! – она улыбнулась. – Давай сделаем традицию, Мели! Как играть с лошадьми.

Хлоя взяла другую лошадь и начала проигрывать сцену из одного из своих «фильмов». Тихо вздохнув, я пробормотала:

– Нужно было начать с этого.


АМЕЛИЯ

– Ты уверена, что ничего не забыла? – спросила мама.

– Прямая трансляция отключена! – я в шоке уставилась на телефон.

– Прямая трансляция?

– Это чертова жирафиха, мам. Амелия одержима ею, – пояснил Тревор, забирая чемодан из моей руки.

Мама пихнула меня:

– Боже мой, Амелия. Тебе больше нечем заняться, кроме как весь день наблюдать за беременной жирафихой?

После того как нажала иконку «обновить», и Эйприл снова появилась на экране, я бросила телефон в сумочку.

– Почему? У меня есть книга, которую нужно сдать через три недели. Мне нужно вдохновение, чтобы писать.

– Тебя вдохновляет пялиться на задницу жирафа? – спросил Тревор.

Я ударила его по руке.

– Заткнись. Ты знаешь, как сильно я предвкушаю рождение жирафика. Когда я узнала об Эйприл, то влюбилась в нее. Теперь мне нужно довести ее до конца. Когда вы читаете хорошую серию, то должны обязательно закончить ее, чтобы убедиться, что все получат свой хэппи-энд.

Мама и Тревор закатили глаза.

Тревор слегка усмехнулся и сказал:

– Пойдем уже, отвезем тебя в аэропорт. Кстати, я встречаю Уэйда через несколько часов после твоего отлета.

Подняв брови, я спросила:

– Уэйд?

Тревор закрыл заднюю дверь и посмотрел на меня.

– Да. Я учился с ним в A&M (Прим.: Техасский университет). Он был на год впереди меня, и получил высшее сельскохозяйственное образование.

– Почему он приезжает сюда?

Он улыбнулся и подмигнул.

– Я нанял его для работ на ранчо.

Я видела счастье в глазах моего брата. Наш отец знал, как сильно Тревор любил наше ранчо. Не сказать, что и другие братья не любили, но Тревор жил ради него. Его целью было принять ранчо от отца и управлять им изо дня в день.

Мама переплела наши руки.

– Он гордится тобой, Тревор. То, что ты делаешь для ранчо, не остается незамеченным.

Я улыбнулась, когда мой брат, приподняв шляпу, наклонился к маме, чтобы поцеловать ее в щеку.

– Нам лучше отправиться в путь, если мы хотим доставить тебя в аэропорт вовремя, Мели.

Кивнув, я обняла маму:

– Я буду скучать по тебе.

Ее рука мягко погладила меня по лицу. Милые любящие глаза смотрели в мои.

– Я буду скучать по тебе, дорогая. Скажи Вайелин, что я скучаю по ней, и не могу дождаться, когда увижу снова.

Моя рука накрыла мамину ладонь.

– Конечно. Меня не будет всего две недели.

Она улыбнулась и шагнула в сторону, а я забралась в грузовик Тревора, опустила окно и помахала рукой.

– О! Если Стид спросит, это не я подала Хлое идею подарка лошади на Рождество.

Мамина улыбка исчезла, она закрыла глаза и укоризненно покачала головой, а Тревор рассмеялся.

Двухчасовая поездка в аэропорт Сан-Антонио, казалось, тянулась и тянулась. Тревор слушал какое-то спортивное ток-шоу по радио, а я от скуки уже собиралась рвать на себе волосы.

– Итак, кто этот парень, Уэйд? – спросила я.

Тревор выключил радио, посмотрел на меня, и опять уставился на дорогу.

– Я уже тебе говорил.

– Нет, ты сказал, что учился с ним, и что он приедет работать на ранчо. Что заставило тебя нанять его? У тебя степень управляющего ранчо.

Он хмыкнул.

– Да, но, его специализация больше подходит для научной стороны управления ранчо. Земля, на которой пасется скот, корм, преимущества органического производства. Все это.

– Органического? Вы хотите перейти на органику?

Пожав плечами, он ответил:

– Еще не знаю. Вот тут Уэйд и вступит в игру. Парень умен, когда дело доходит до скота. Черт, не только скота. Он уже работает с какой-то девушкой в Фредериксбурге, которая производит натуральные продукты из козьего молока. Она ищет поставщика, и Уэйд думает, что мы могли бы продавать ей козье молоко.

– Поразительно. Его имя – Уэйд, неудивительно, что он предприимчивый (Прим.: с англ. Wade – идущий, преодолевающий). Где он работает? Откуда он?

– Дом его отца в Колорадо.

Я повернулась к Тревору.

– Колорадо?

– Да. Почему ты так удивлена.

Тихо посмеиваясь, я покачала головой, уставившись в окно.

– Не удивлена, скорее поражена. Действия в моей последней книге происходят в Колорадо. Я подумываю о поездке туда.

Я представила себе этого Уэйда тощим занудным ковбоем, который любит науку, и не может отказаться от своих корней.

– Вы были хорошими друзьями в колледже?

Тревор засмеялся.

– Да. Были. Он взял меня под свое крыло, когда я увлекся развлечениями. Он больше любит книги, чем вечеринки.

Динь. Динь. Динь. Да. Ковбой-ботаник.

– Ну, может быть, он сможет мне помочь, если у меня возникнут вопросы о Колорадо.

Тревор засмеялся.

– О, поверь мне, он поможет со всем, как только тебя увидит.

Я собралась спросить, что он имел в виду, но Тревор подъехал к обочине и припарковал грузовик.

– Ну, ладно. Счастливого полета, сестренка и поцелуй за меня Вайелин.

Я выпрыгнула из грузовика и стала ждать, пока он достанет мой чемодан с заднего сиденья.

– Будь осторожен, возвращаясь домой, хорошо?

С огромной улыбкой, с ямочками в придачу, Тревор обнял меня.

– Я люблю тебя, Мели.

– Я люблю тебя больше, Трев, – обняла его в ответ.

Стоя на обочине, я наблюдала, как он уезжал, чтобы убить время до прилета Уэйда.

Потянулась за чемоданом и направилась в аэропорт, где зарегистрировалась и устроилась в зале ожидания. Я сидела и смотрела на пустой документ Word на экране. Это был худший случай за время писательства.

Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо.

– Что со мной случилось? – хихикнула я.

Я знала, что случилось. Мне нужно перепихнуться. Прошло слишком много времени после Райана, моего бывшего. Единственный парень, ради которого я открыла свое сердце, только для того, чтобы он растоптал его. Обманщик, гнилой ублюдок! С тех пор я встречалась с парой парней, но ничего серьезного.

Посмотрев на экран в течение десяти минут, я отключила ноутбук и начала одно из самых моих любимых занятий. Ну, кроме того, чтобы следить, родила ли Эйприл.

Я смотрела на людей.

К сожалению, все счастливые пары вокруг вызывали рычание. Тьфу. Серьезно, те, что сидят напротив меня, нуждаются в гостиничном номере. Закатив глаза, отвернулась. Я не хотела признавать, но желала, чтобы мое сердце болело от взгляда мужчины. Я писала о любви, но казалось, мне не суждено ее найти.

Еще одна пара привлекла мое внимание. Мужчина мягко положил руку на лицо женщины, улыбаясь ей с такой любовью. Затем он наклонился и поцеловал ее.

– Глупая чертова любовь, – пробормотала я, и полезла в свою огромную сумку за любимой книгой. «Читающая кружево» Брунонии Барри (Прим.: ориг. – «The Lace Reader»). Вскоре я погрузилась в историю Таунер, и быстро забыла о своих собственных проблемах.

АМЕЛИЯ

Крик моей сестры отозвался эхом в зале аэропорта, он вынудил меня издать собственный вопль и броситься в распростертые объятия, как только ее увидела.

– Вайелин! – я заплакала, когда она обняла меня, крепко прижимая.

– Я так рада, что ты здесь, – прошептала она самым грустным голосом, который я когда-либо слышала.

Отступив назад, осмотрела ее лицо.

– Что случилось?

Она отрицательно покачала головой.

– Ничего. Теперь, когда мы вместе, все замечательно.

Что-то глубоко внутри подсказывало, что она лжет сквозь улыбку. Я видела это по ее глазам. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, мы были ближе, чем если бы являлись близнецами. Именно Вайелин, напоила меня в первый раз. Научила меня, как правильно целовать парня по-французски, и даже показала, как дрочить… на огромном огурце. То, во что мы с ней ввязались... Ох, если бы узнал отец, он бы отправил нас обоих в монастырь.

– Какие проблемы нам нужны? – спросила Вайелин, вцепившись в мою руку и ведя в багажную зону, но ее натянутая улыбка не пропала.

– Ну, если мне не удаться перепихнуться в Нью-Йорке, то у нас серьезная проблема.

Моя старшая сестра хихикнула.

– Так… На первом месте в нашем списке дел: потрахаться.

Я подняла голову и посмотрела на небеса.

– Слава Богу!

– Ты не должна останавливаться в отеле, Мели.

Положив сумку с ноутбуком в кресло, я повернулась к сестре.

– Знаю, но мне здесь более комфортно. Кроме того, я не нравлюсь Джеку.

Вайелин вздохнула и села на край кровать.

– Джеку наплевать на всех, кроме Джека.

Я оперлась на стол.

– Мы волнуемся, Вайелин. Мама попросила меня копнуть, пока я здесь. У тебя явно что-то случилось.

Она притворно хихикнула.

– Я много думала, особенно читая сообщения от мамы, где она спрашивает, как идут дела, – Вайелин тяжело вздохнула. – Да, дела обстоят не очень хорошо. Его никогда не бывает дома, всегда в командировках, а когда он здесь, я всегда выполняю лишь показушную функцию, сопровождаю его и выставляюсь как витрина в универмаге Macy's.

Я вздохнула.

– Ты понимаешь, что ты для него всего лишь эскорт, Вайелин. Почему ты с этим миришься?

Нахмурившись, она встала.

– Потому что люблю его. По крайней мере, раньше любила. В последнее время я уже не так уверена в своих чувствах.

Я подошла и крепко обняла сестру, переживая за нее всем сердцем.

– Мне очень жаль, Вайелин. Я знаю, как много он для тебя значит.

Она шмыгнула, а потом отстранилась, снова закрываясь.

– Пойдем, устроим какое-нибудь дерьмо! В конце концов, ты в Нью-Йорке.

Я ухмыльнулась и покачала головой:

– Звучит как план.

Мы провели остаток дня, исследуя Вест-Виллидж, улицу известную клубами, кофейнями, необычными магазинами и домами, в которых жили многие известные люди искусства, и ели все, что видели. К тому времени, как я вернулась в отель, меня уже тошнило. Когда пришло сообщение Вайелин, я застонала в знак протеста, и потащила свою задницу с кровати к телефону.

Вайелин: У меня приглашение в «Электрик Рум»! (Прим.: ориг. – ElectricRoom – известный клубный рок-бар).

Мое сердце подпрыгнуло от возбуждения. Я улыбнулась.

Я: Ты издеваешься надо мной? Вайелин, ты знаешь, как трудно попасть туда?

Вайелин: Вау! Да! Я попрошу водителя Джека забрать меня в одиннадцать, а потом мы заедем за тобой. Хорошо?

Я: Да! Я буду готова.

Следующее сообщение, я отправила моей лучшей подружке Джен, в Оук-Спрингс.

Я: Ты никогда не догадаешься…

Джен: Бьюсь об заклад, я могу играть в эту игру лучше. У меня есть кое-что…

Мое любопытство пробудилось.

Я: Ты думаешь, у тебя есть что-то лучше, чем у меня?

Джен: Я уверена, что у меня есть кое-что получше. Достойное книги.

Мои брови приподнялись, и я набрала ее номер.

– Привет, – Джен задыхалась.

– Ты бегаешь или что-то вроде того?

– Да. Мне нужно проветрить голову.

Это было плохо. Джен никогда не бегала.

– Что случилось.

– Ты сидишь?

– Да, – я села на край кровати.

– У меня был секс с Мартином.

Мои глаза расширились от шока.

– Мартин, курьер из «ЮПС»?! (Прим.: UPS – United Parcel Service – крупная служба доставки в США)

– Боже, – застонала Джен. – Амелия, я отправлюсь в ад.

Смеясь, я откинулась на кровать и уставилась в потолок.

– Почему? Из-за того что у тебя был секс с горячим парнем?

– Он доставил мне моего БОБа (Прим.: марка фалоимитатора), и я, возможно совершенно случайно, сказала ему, что в посылке. Потом подумала, что было бы мило спросить, не хочет ли он помочь мне его опробовать.

Я выпрямилась.

– Ты не…

– Да! И прежде, чем договорила, мы уже были друг на друге. Одежда летит. Мы даже не добрались до спальни. Он трахнул меня моим новым вибратором в прихожей, а затем снова своим довольно большим членом в гостиной.

Я прикрыла рот, чтобы не рассмеяться, и встала.

– Я догадывалась, что он большой! Ты могла бы и не говорить.

Джен снова застонала. На этот раз громче.

– У меня был секс с парнем из «ЮПС». Я как одна из тех одиноких домохозяек, у которых начинается роман с почтальоном или чистильщиком бассейна.

Я хихикнула.

– Это забавно... и как у тебя может быть роман, когда ты даже не замужем.

– Да, наверное, именно так.

– Ты хорошо провела время?

Тишина на другом конце телефона была для меня ответом. Ей понравилось, но она стеснялась в этом признаться.

– Я шлюха, если скажу, что понравилось? И... что он вернется сегодня вечером.

– Нет, ты не шлюха. Ты девушка, а он парень, и вы флиртовали со времен школы. Эй, погоди. Разве он не был помолвлен с Мелани Энн?

– Да, но они расстались. Я только что подумала, а сколько еще женщин он трахает, пока доставляет посылки? Он как непослушный Санта, который приносит специальные пакеты в городе только плохим женщинам? О, Боже мой, что я наделала.

Я пожевала губу. Та же мысль пришла мне в голову одновременно с Джен.

– Не все мужчины – свиньи, Джен. Только те с кем встречалась я. Думаю, ты в безопасности.

Она засмеялась, и я услышала, как включается душ.

– Мне лучше пойти в душ. Он будет здесь в ближайшее время. Я готовлю ужин, а потом мы направляемся в бар к Корду.

– Если ты беспокоишься об этом, спроси его, но сейчас, повеселись.

– Обязательно. И ты тоже! Переспи с каким-нибудь богатым бизнесменом, который нагнет тебя над своим столом и возьмет сзади.

– Такие вещи случаются только в моих книгах, Джен.

– Ну, как и заниматься сексом с курьером «ЮПС», и посмотри на меня.

Мы обе рассмеялись и попрощались.

После того, как отключила телефон, я вышла на балкон своего номера. Вид Нью-Йорка захватывал дух, но он и рядом не стоял с видом, открывающимся с заднего крыльца родительского дома. Сидя в кресле, я сделала глубокий вдох. Я была счастлива за Джен. Она заслуживала найти мужчину, будь то старая школьная любовь или богатый нефтяной магнат. Она жаждала любви. Как когда-то и я, пока мое сердце не разлетелось на миллион кусочков.

Воспоминания накрыли меня в полную силу…

Стук в дверь дома Райана остался без ответа. Я собиралась повернуться и уйти, когда потянулась к дверной ручке, чтобы проверить.

Открыто.

Улыбаясь, я прошла в дом его родителей. Мы оба были дома на весенних каникулах, перед последним годом в университете.

Я пробиралась через дом, задаваясь вопросом, где Райан. Его грузовик был на подъездной дорожке, поэтому я знала, что он где-то внутри.

Громкий звук наверху заставил меня подняться по лестнице. Я открыла рот, чтобы позвать Райана, когда услышала стон. Женский стон. Мое сердце сжалось в груди.

– О, да! О, да! Так приятно...

Рукой закрыла рот, медленно поднимаясь по ступенькам. Стоны становились громче

Кроме голоса Райана слышались еще два женских голоса.

Тошнота прокатилась по моему телу и застыла в животе.

– Да! Райан, да…

Я остановилась у спальни его родителей, откуда доносились голоса.

– Анжелика, Боже, ты чувствуешься потрясающе.

Кто такая Анжелика?

Все во мне кричало, что я должна бежать, но я потянулась к дверной ручке и повернула ее. Дверь медленно открылась, и я не могла поверить своим глазам.

Райан был в постели не с одной женщиной, а с двумя. Он трахал одну, пока другая смотрела.

Эта-то девушка и увидела меня.

– Прости, дорогая, я следующая.

Комната начала вращаться, и единственное, что я могла делать, это стоять как идиотка, и смотреть на мужчину, которому отдала свое сердце, пока он трахал какую-то женщину, а другой сосал сиську.

– Веселишься? – наконец-то удалось проговорить.

Райан быстро вскочил с девушки и спрыгнул с кровати, даже не потрудившись прикрыться. Его шлюхи также, похоже, не заботились о том, что их застали голыми.

– Амелия! Что ты здесь делаешь? Я думал, что ты не вернешься домой до завтра.

Не отвечая, я стащила обручальное кольцо с пальца и изо всех сил швырнула в него.

– Даже не думай связываться со мной. Если ты это сделаешь, я расскажу отцу, что ты натворил.

Развернувшись, я направилась из спальни вниз по лестнице, и вышла из дома не позволяя упасть горящим слезам.

Стук в дверь номера вернул меня в настоящее. Я прошла через комнату и открыла дверь. Там стоял посыльный, держа пакет.

– Доставка для Амелии Паркер.

– Это я, – сказала с улыбкой, и взяла у него пакет и конверт. – Одну секунду, – и протянула чаевые.

Закрыв дверь, я положила пакет на кровать и вытащила из него красивое черно-белое коктейльное платье. Открыв конверт, я нашла записку от Вайелин:

«Это платье мне купил Джек неделю назад, но думаю, что на тебе оно будет смотреться красиво. Увидимся после одиннадцати».

Улыбаясь как глупая девчонка, я разделась и пошла в душ. Сегодня я не собираюсь думать о прежних парнях и разбитых сердцах. Я собиралась выпить и повеселиться.

АМЕЛИЯ

– Амелия, ты вообще меня слушаешь?

Я взглянула и улыбнулась своему агенту Аллисии. Мы встретились в Café Bene расположенном недалеко от Таймс-сквер, чтобы поговорить о делах, пока я в Нью-Йорке.

– Извини, у меня сильно болит голова. Вайелин и я прошлой ночью хорошо повеселились. Возможно, я слишком много выпила.

Аллисия улыбнулась и понимающе кивнула. Я засомневалась, что она понимала. Ей тридцать три года, она мама двух маленьких детей и замужем за адвокатом. Бьюсь об заклад, она не была в клубе лет десять.

– Я говорила о плане покупки серии, которую ты пишешь.

Кивнув, я ответила:

– Да, я думаю, это было бы идеально.

Аллисия слегка нахмурилась и улыбнулась:

– Ты знаешь, издательство прямо сейчас записывает твою аудиокнигу.

– Ты шутишь? – оживилась я. – Сможем ли мы взглянуть украдкой, как это происходит?

– Давай посмотрим, смогу ли я это устроить, – и Аллисия достала из сумки свой телефон.

Ей не потребовалось много времени, чтобы завершить разговор и объявить, что мы можем посетить студию. Мое сердцебиение ускорилось, пока мы быстро оплатили счет и вызвали такси.

Почему я так нервничаю?

А как, черт возьми, не нервничать?

Войдя в студию, где для аудиокниги записывался один из моих любовных романов, первое, на кого я обратила внимание, стал потрясающе красивый парень, который в кабинке для записи давал жизнь моим словам. Вероятно, потому что он относился к тому типу парней, у которых имелась привычка постоянно теребить волосы, его светлая шевелюра была растрепана.

Ну, здравствуй, Джеймс.

Еще чуть-чуть и мне пришлось бы вытирать слюни. Джеймс был героем моей книги, и этот мистер Сексуальность перед микрофоном, почти идеально соответствовал описанию моего персонажа. Уверена, это просто совпадение, но, тем не менее, мои внутренности немного растаяли.

Я слушала, как он озвучивает текст, и мой пульс бился учащенно, а желудок сжимался. Иисус! У мужчины был голос, который мог уговорить любую женщину. Мои читатели полюбят эту аудиокнигу. Черт, даже меня затянуло, а ведь это мое собственное произведение.

– Мы закончим эту главу, а затем дадим шанс встретиться с Лиамом, – сказала Аллисия.

У меня мелькнул образ актера Лиама Хемсворта. Вкусный.

Через несколько минут Лиам вошел в аппаратную. Я тяжело сглотнула, пока осматривала его.

Высокий… Проверено!

Сложен как греческий бог… Проверено!

Красавец, без сомнений… Проверено!

И… Проверить, проверить!

Лиам протянул руку.

– Амелия, приятно познакомиться.

Ради всего святого, где твой голос, Амелия!

– Лиам, очень приятно. Ты из Австралии?

Он улыбнулся, и я услышала пение ангелов. Это незаконно, когда мужчина так улыбается женщине.

– Да.

Я кивнула головой.

– Как долго ты живешь в Соединенных Штатах?

– Уже четыре года.

Я снова кивнула.

Мне казалось, что я могу только кивать. Все мое тело заныло от взгляда на этого парня и потребовало проделать некоторые безумные вещи.

– Что ж, спасибо, что озвучил моего Джеймса. Судя по услышанному, ты отлично справляешься.

Лиам наклонился ближе и прошептал:

– Он немного грязный парень, не так ли.

Мои щеки мгновенно вспыхнули.

– О, да! Конечно.

Выпрямившись, он подмигнул.

– А ты из Техаса?

Я кивнула, пытаясь выкинуть из головы его сексуальный голос.

– Да. Был там когда-нибудь?

– Нет, – рассмеялся он. – Хотя с удовольствием бы побывал.

Я ничего не ответила... в основном потому, что боролась со словами: что он может поехать в Техас вместе со мной, но только после того, как заставит меня кончить.

После нескольких неловких секунд молчания я все же сказала:

– Тебе стоит навестить меня как-нибудь.

Подожди, что? Какого черта я это сказала?

Его улыбка, засиявшая на тысячу мегаватт, привела меня в замешательство, что я еле удержалась на ногах.

– Я бы с удовольствием... Амелия.

О. Мой. Бог.

Повтори мое имя еще раз! Скажи еще раз!

Я настолько сильно прикусила свою губу, что думаю, останутся следы. У меня давно уже не было мужчины, способного так воспламенить. Возможно, он так на меня влияет, потому что озвучивает Джеймса, моего любимого персонажа, о котором я писала до сих пор. От него я практически падала в обморок почти в каждой главе.

От Лиама в обморок? Интересно.

– Нам лучше позволить Лиаму вернуться к работе. У них плотный график, – напомнила Аллисия, глядя то на меня, то на Лиама.

– О, да-да. Было приятно познакомиться, Лиам, – сказала я, протягивая ему руку.

Но Лиам взял ее и нежно поцеловал. Когда я повернулась, чтобы последовать за Аллисией, то почувствовала на своей руке его руку, останавливающую меня.

– Сегодня вечером присоединяйся ко мне и напиткам, – его хриплый голос скользнул по моему уху.

Я осмотрела помещение. Никто не обращал на нас внимания. Мы находились позади всех. Повернувшись к нему, я подняла бровь:

– Что за напитки?

Он хмыкнул:

– Присоединишься ко мне попозже за пивом?

Я вновь прикусила губу. Покопавшись в своей огромной сумке, в маленьком кармашке я нашла визитку и протянула ему.

– С удовольствием. Вот моя визитка. На ней есть мой номер мобильного телефона.

Развернулась и вышла за дверь с огромной улыбкой.

Ну, моя поездка превратилась в развлечение.

Я увижу твоего мужчину из «ЮПС», Джен, и познакомлю тебя с горячим австралийским актером.

– Что значит, ты встречаешься с парнем за ужином?! – спросила Вайелин, во время прогулки по обувному отделу в универмаге «Бергдорф-Гудман».

– Он записывает персонажа для моей аудиокниги. Все нормально, Вайелин. Я не подбирала парня на обочине дороги и не просила меня трахнуть.

– Ты хочешь, чтобы он тебя трахнул? – спросила она удивленно.

Смеясь, я ответила:

– Ну, если ты спрашиваешь – я не прочь опробовать австралийца.

Она хлопнула меня по плечу и покачала головой.

– Ты плохая.

– А, то! – подмигнула я ей.

– Тьфу. Куда подевалась моя младшая сестра?

– Она выросла. И прости, не ты ли меня представила доктору горячие штаны, когда я была здесь в последний раз? Если я правильно помню, нам с ним было очень весело. Думаю, тот раз стал последним, когда у меня был настоящий секс.

Вайелин остановилось.

– Настоящий секс?

– Да, секс с кем-то, а не с устройством на батарейках.

Две пожилые женщины, проходящие мимо, раздраженно стрельнули в нас взглядами, полными неприязни.

– Мэнни Тейт был твоей последней интрижкой?

Я щелкнула пальцами.

– Мэнни! Вот как его зовут, – я замерла в раздумье и улыбнулась. – О, да, он точно знал, что делает своими руками.

– Слишком много информации, Мели. Слишком!

Я взяла пару от «Джимми Чу» и нахмурилась, глядя на ценник. У меня была уже одна пара, но после того как я дорого за них заплатила, провела в отчаянии целую неделю. В отличие от моей сестры, которая стояла рядом со мной одетая в безумно дорогие туфли от «Маноло Бланик» и стоящие, должно быть, более тысячи долларов, я не могла позволить себе тратить деньги таким образом. Конечно, она была замужем за одним из богатейших людей Нью-Йорка, и должна была одеваться соответственно. Когда она находилась дома, то надевала спортивные штаны, старую футболку и кеды. В общественных местах она должна соответствовать положению нью-йоркской светской львицы, одеваясь в меха и шелка, но я знала, что она это ненавидит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю