332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » К. Шаталова » История одной женщины » Текст книги (страница 1)
История одной женщины
  • Текст добавлен: 11 июля 2021, 03:07

Текст книги "История одной женщины"


Автор книги: К. Шаталова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Вступление

Давайте познакомимся. Меня зовут Катерина Шаталова и я обычная женщина с обычной судьбой. Мне очень давно хотелось написать книгу о своей жизни, в которой было много взлетов и падений, слез и разочарований, любви и ненависти. Эта книга содержит в себе совершенно правдивые истории, начиная с самого моего рождения. Я обещаю вам честные, без преувеличений рассказы о себе и своей семье, которые не редко будут шокировать вас, но вместе с тем заставлять улыбаться. Возможно, в какой-то момент, вы будете злиться, читая мои истории и даже откладывать книгу, обещая себе больше к ней не возвращаться, но уверена, что не сможете сдержать свое слово, потому что вам будет очень интересно дочитать её до конца.

Добро пожаловать в мой мир!

ФОТОГРАФИЯ ОБЛОЖКИ БЫЛА ВЗЯТА С САЙТА https://pixabay.com/ru/users/1643606-1643606/

История моей семьи

Глава 1

Дедушка был из хорошей семьи потомственных кондитеров. Его отец, мой прадедушка, в своё время несколько лет жил в Персии и преподавал в одном из пищевых институтов. Там же он встретил прабабушку, которая стала его спутницей на всю жизнь. В Персии он заразился тифом и попал в госпиталь. Бабушка ухаживала за ним и за остальными мужчинами и женщинами в палате. Много суток они были между жизнью и смертью, но её любовь и вера спасли дедушку и остальных людей от неминуемой смерти. Она же единственная не заразилась. Её поступок стал примером для нескольких поколений нашей семьи. «Вера и любовь могут сотворить чудо», – так говорила наша прабабушка.

Когда работа по обмену закончилась, они вернулись в Москву. Там у них родились двое детей, мой дедушка Коля и его сестра Тамара.

В детстве с дедушкой произошло несчастье, и он лишился глаза. Соседский мальчишка, стреляя из рогатки в птичку, вместо неё попал в моего дедушку. Из-за этого, когда он вырос, его не взяли на фронт, поэтому похвастаться его боевыми заслугами я не могу.

Семья была зажиточной, из тех, кто ел хлеб с маслом. Кстати, именно такой бутерброд и свёл моих бабушку и дедушку вместе.

Их семьи жили на одной лестничной клетке. В самом центре Москвы, в Камергерском переулке, в доме с огромным градусником, который показывал температуру на улице.

Однажды, выходя из дома, дедушка собирался съесть свой бутерброд. Спускаясь вниз по лестнице, он столкнулся с моей бабушкой, они только переехали в этот дом.

Бабушка увидела дедушкин бутерброд и сглотнула, ей не удалось сдержать урчание живота и голодный взгляд. У дедушки этот бутерброд встал поперёк горла, и аппетит пропал. Он молча протянул его ей, а бабушка, забыв про стеснение, его взяла.

Так они познакомились, стали друзьями, потом влюбились, поженились. Они оба закончили пищевой институт и пошли работать на одну кондитерскую фабрику «Большевик». Дедушка инженером, а бабушка работником кондитерского цеха – она специализировалась на кремах.

Потом появилась моя мама, единственный ребёнок в семье. Очень долгожданный, желанный и выстраданный.

Мама

Глава 2

Она была единственным ребёнком в семье. Вокруг всегда были бабушки, дедушки, мамочка, папочка, и она в кругу обожателей – в буквальном смысле «центр вселенной». Детство было беззаботным, а юность безрассудной.

Конечно, ведь родители много работали, и в основном она находилась с бабушкой, но в 50-е годы разве могло быть по-другому? Дедушка занимал хорошую должность главного инженера на кондитерской фабрике «Большевик», бабушка работала вместе с ним, но на должности попроще – она отвечала за кондитерский отдел по изготовлению кремов для тортов и пирожных.

Мама училась в центре Москвы, одевалась в заграничные наряды и радовалась жизни. Золотой ребёнок послевоенного времени. К тому же она обладала редкой красотой и женской хитростью. Это сочетание просто сводило с ума мужчин, которые окружали её постоянно. Густые чёрные волосы по пояс, карие глаза, высокая, упругая грудь, тонкая талия и широкие бёдра, тонкие щиколотки и ножка 35-го размера.

Она привыкла к вниманию ещё с детства, когда прохожие оглядывались на неё, провожая восторженными взглядами. Уверена – её призванием был театр или телевидение, но жизнь распорядилась по-другому. Хотя не жизнь, а она сама выбирала дороги, по которым ей предстояло пройти, и двери, в которые зайти.

На первом курсе института она влюбилась. Как ей тогда казалось, это было самое сильное чувство, которое она испытывала к кому-либо в своей 19-летней жизни. Он был студентом факультета экономики и учился уже на 5-м курсе.

Красивый, успешный, порядочный, с хорошим чувством юмора. При виде его она теряла сознание, сердце выпрыгивало из груди, ладони потели, а голос просто пропадал.

Ей было легко было завладеть его вниманием, никаких усилий к завоеванию она не приложила, любовь она не выстрадала и влюбила в себя очень быстро. А почему? Потому что она была красива и знала об этом. Мама обладала умом и женской хитростью, которые помогали ей за считаные дни стать любовью всей его жизни.

Почему, собственно, он не должен был быть её мужчиной? Ведь он был лучшим в её окружении, а она привыкла получать только самое лучшее. И снова прохожие оглядывались и восторженно провожали взглядами её и её избранника.

– Какая потрясающе красивая пара, – доносился восхищённый шепот им вслед.

В октябре они познакомились, а в мае решили стать семьёй.

Родители мамы были в шоке! Как? Их сокровище, их надежда, их доченька решила покинуть отчий дом? И с кем? Он же даже не москвич, мы ничего не знаем про его родителей. Семья парня, кстати, тоже были сильно удивлена его решением создать семью в столь раннем возрасте.

На родительском совете было решено встретиться на территории невесты. Дедушка выбрал хороший ресторан, куда пригласил родителей парня в назначенное время.

Судьба снова преподнесла двум семьям подарок. Они очень понравились друг другу. У дедушки с отцом жениха оказалось много общего, и не только во взглядах на жизнь, но и в рабочих моментах.

Женщины же просто стали добрыми подругами с первого же дня знакомства. Все были счастливы! Совместными усилиями родители выделили некоторую сумму на покупку хорошей трёхкомнатной кооперативной квартиры в строящемся районе Москвы. Молодым же предстояло самостоятельно её обставить в процессе их счастливой семейной жизни.

Конечно, была сыграна роскошная свадьба в дорогом ресторане с множеством гостей.

Меньше, чем через год у них родился сын, которого они назвали Александр. Он был очень красивым, круглолицым младенцем с золотыми кудрями и большими синими глазами, восторженно смотрящими на этот мир. Но, так как учеба в институте была ещё не закончена, родные приняли решение взять мальчика в их дом на воспитание, кто же лучше прабабушки, бабушки и дедушки позаботится об Александре, а мама с папой будут приезжать к нему на выходные и прекрасно проводить с ним время.

– Тебе необходимо доучиться в институте, – твердили маме родители. – Получить диплом, устроиться на работу, а потом малыш подрастёт, и вы заберёте его к себе, как только всё устроится.

Александр переехал к родителям мамы, а молодые супруги осталась в огромной трешкё, предоставленные сами себе.

После учёбы мама любила проводить время со своими подружками или заходить ненадолго в театральное кафе. Молодой муж не поддерживал её образ жизни и предпочитал вечера проводить дома за чтением книг, газет или просмотром телевизора.

Ей бы тоже почитать книги рецептов и научиться готовить. Обласканное и избалованное дитя не умело приготовить даже нормальную яичницу. Но это было не для неё! На деньги, полученные от любимого папочки по почте, она прекрасно обедала, а иногда и завтракала в городских кафешках. С приготовлением же ужина отлично справлялся муж. У него была самая вкусная жареная картошка в мире!

Шли годы, он устроился на работу в НИИ, она окончила институт и устроилась в НВЦ, а их сын продолжал жить с её родителями. Ребенок не нуждался ни в чём, его детство проходило так же безоблачно и счастливо, как и у его мамы. По крайней мере, маме хотелось так думать.

Ей было уже около двадцати шести лет, когда она поняла окончательно, что семейная жизнь ей наскучила. Муж никуда не хотел с ней ходить, постоянно её ревновал и хотел, чтобы она сидела дома с ним и никуда вечерами не ходила.

– Ну что интересного в том, чтобы сидеть рядом, читать одну и ту же книгу и потом её обсуждать? Или учиться вместе готовить, или просто сидеть и разговаривать обо всём на свете.

Именно этого он от неё хотел, именно об этом умолял её почти каждый вечер, прося остаться дома, а не уходить в очередную компанию с подружками. Она же пыталась вытащить его с собой в кафе, в кино, да просто вечером прогуляться по набережной. Сходить на Красную площадь или пойти в её актёрское кафе, в котором он, к слову сказать, так ни разу не был.

У каждого из них была своя правда. Им ничего не стоило идти друг другу на компромиссы и уступки, но мудрость в отношениях приходит с годами. Оба в паре отказались работать над отношениями, каждая их ссора и недопонимание давали всё больше и больше трещин в семейной жизни.

В один из вечеров маме стало окончательно понятно, что дома просто невыносимо скучно и ревность мужа переходит в паранойю. Она сказала ему, что пойдёт прогуляться, и домой больше не вернулась.

Но главная причина была скрыта в новых отношениях, которые она завела на стороне от скуки и безделья. Золотая девочка, привыкшая есть с ложечки и получать всё, что ей хочется, с одного щелчка, получила такой жизненный урок за свою самоуверенность и избалованность, который я могу сравнить лишь только со сказкой «Звёздный мальчик», кстати, моей любимой.

Большая социальная разница

Глава 3

Виталий был водителем моего дедушки. Попав на работу по рекомендациям, он устроился вполне себе неплохо, так как его начальник был человеком занятым, часто уезжал надолго за рубеж, но зарплата Виталию выплачивалась независимо ни от чего.

Он родился в многодетной семье, состоявшей из мамы, папы и двух старших сестёр. Самая старшая была рождена от другого отца. Его, своего жениха, мама потеряла во время войны, и воспоминанием о нём осталась лишь дочь, которую он так и не увидел. Будучи младшим ребенком, да ещё среди сестёр, Виталий получал много внимания и был избалован. Умом особым не блистал, не смог закончить даже школу. В восемнадцать лет устроился к своему отцу на завод, который работал там сварщиком. Но и там не смог удержаться надолго. Лень в сочетании с праздной жизнью, которую он желал вести, не позволяли Виталию быть простым представителем рабочего класса.

Только счастливый случай помог ему войти в семью мамы, а затем сломать ей жизнь. Он был очаровательным, ни о чём не думал и любил жить на полную катушку. Именно этого ей недоставало в жизни с бывшим мужем. Маме не приходило в голову то, что разговаривать с ним ей не о чем. Но он пошел в её актерское кафе и вёл в нём себя непринуждённо и весело, отпуская время от времени остроумные шутки вперемежку с анекдотами. Он был стройным высоким блондином с необычным цветом глаз, которые имели оттенок сочной осоки. Зелёные радужки с золотой окантовкой. Мама была очарована им и, как глупая бабочка, полетела на свет, который оказался огнём, сильно опалившим ей крылья.

Бабушка была потрясена, когда мама объявила о своём разводе и познакомила Виталия с родителями, представив его как своего избранника. Дедушка был разгневан на своё любимое чадо так сильно, что лишил всей финансовой поддержки. О том, чтобы отдать Александра маме, даже не было и речи.

Мама летала в розовых облаках. Наконец она нашла себе мужчину со схожими взглядами на жизнь.

Неважно, что он не окончил институт, бывший муж окончил, и что? Зануда страшный, скупердяй и скучнейший из мужчин, встречавшихся в её жизни. А Виталик не такой, с ним весело, надо только сделать так, чтобы он окончил среднюю школу и устроился на более-менее приличную работу. Тогда и деньги будут, и веселья ещё больше. Но Виталий вскоре оказался совсем без работы, естественно, с должности шофера он был уволен дедушкой незамедлительно.

– Ничего, – весело щебетала мама, – прорвёмся, главное, что есть ты у меня.

А Виталий задорно смеялся вместе с ней и вторил:

– А ты у меня!

Дедушка с бабушкой держались за голову и просили у вселенной вернуть их дочери разум, но, увы, всё было тщетно.

Семья Виталия, кстати, тоже не испытывала к маме огромной любви. За глаза они называли её «вшивой интеллигенцией». Со слов мамы, его сестры не раз пыталась копировать, как она держит чашку во время чаепития, но это выходило смешно и нелепо.

Ещё родители Виталия возмущались тем, что мама с хвостом. Зачем в семье чужие дети? Но мама с улыбкой, хоть и не без грусти, успокаивала их тем, что Александр живёт с её родителями и не станет тяжёлой обузой в их семье. Виталий мечтал о сыне, но при этом никогда не проявлял интереса к Александру, да и мальчику этого не требовалось, у него был свой замечательный папа.

Парадокс заключался в том, что Виталий уже был женат и имел дочь от первого брака, но это обстоятельство никем не учитывалось. Мама же вообще не обратила на это обстоятельство никакого внимания. Ей даже в голову не приходило поинтересоваться причиной их разрыва с бывшей женой, а если бы она это сделала, то, возможно, не вляпалась бы в ту грязную лужу, из которой ей долго пришлось выбираться в будущем.

На их свадьбе родители мамы не присутствовали, они были категорически против этого союза. Мама сильно обижалась на них за это, но бабушка с дедушкой были непреклонны в своём решении.

Из большой, светлой трёхкомнатной квартиры маме пришлось уехать и закрыть её на замок. Перевезти свои вещи в квартиру нового мужа, так как родня категорически запретила ему даже ступать на эту территорию. Она была куплена общими усилиями её родителей и родителей бывшего мужа, в ней они должны были прожить долгую и счастливую жизнь. Но если мама приняла решение уйти и начать всё заново, то пусть переезжает на территорию избранника и прочувствует наконец все прелести жизни без поддержки родных.

Виталий был крайне недоволен этим, но сделать ничего так и не смог. Спали они в одной комнате с родителями, отгородившись ширмой. Сёстры Виталия продолжали ненавидеть маму, и только работа позволяла ей видеть их немного реже. Выходные она проводила с сыном, на территории бабушки и дедушки, так как речи о том, чтобы брать его с собой хотя бы на пару дней в неделю, даже не было.

Так они и жили, пока мама не забеременела. Виталий был на седьмом небе от счастья, он так ждал Диму!

Спустя некоторое время ему всё же удалось устроиться на работу. По знакомству его взяли на городское кладбище, торговать гранитным камнем. Там он завёл много новых друзей, с которыми просто обожал проводить время, порой даже забывая о беременной жене.

Мама же почти до последних дней работала, потому что деньги в семью приносила только она. Её родители в какой то момент вообще перестали поддерживать с мамой связь, потому что им было больно смотреть на то, как их золотая девочка, воспитанная в роскоши и купавшаяся в любви, тонет в помойной яме.

Я не должна была родиться

Глава 4

Я родилась совсем маленькой и в экстремальных обстоятельствах. Во время схваток произошло непредвиденное: моя рука выпала из родовых путей матери. В 80-х годах это были очень серьёзные родовые осложнения. Так как ребенок уже долго находился без воды, а мама стремительно теряла кровь – необходимо было срочно что-то решать.

Собравшийся консилиум врачей принял решение спасать мать, а девочку вытаскивать по частям. Последнее, что мама помнила, перед тем как её ввели в наркоз, – это вопрос врача, есть ли у неё ещё дети. Она ответила, что сын 9 лет, и отключилась.

Несмотря на сложившиеся обстоятельства, я родилась. От родов у мамы остался огромный поперечный шов на весь живот, а у меня порез от скальпеля на плече. Нас спасли, но это было только самое начало трудного пути, так как дальше у нас обеих продолжалась борьба за жизнь.

Маме было необходимо срочное переливание крови. В универмаге «Москва» на Ленинском проспекте, рядом с роддомом, в котором лежала мама, по громкоговорителю раздалось экстренное объявление о том, что одна из рожениц умирает и ей срочно требуется кровь первой группы. На это сообщение сразу же откликнулся молоденький милиционер, сдавший свою кровь и спасший тем самым жизнь моей маме. Придя в сознание, она с болью посмотрела на врача и уже собиралась зарыдать, когда увидела открывшуюся в палату реанимации, дверь и молоденькую санитарку с кульком в руках. Это было против правил – заносить дитя к матери в реанимацию, но доктор был очарован красотой мамы и нарушил правило. Она не могла подняться и взять меня на руки, не говоря даже о том, чтобы приложить меня к груди.

– У вас девочка, – сказала санитарка. – Она родилась очень маленькой, но очень звонкой.

– Да уж, – подтвердил врач, – кричала она так, что я боялся за окна в операционной. Быть ей или оперной певицей, или базарной бабой.

Мама увидела две слипшиеся рыжие ресницы и слёзку на моей щеке.

– Девочка, – улыбнулась она и потеряла сознание. Борьба за её жизнь продолжалась ещё несколько дней.

У меня же на вторые сутки вскочил уровень билирубина. Начиналась желтуха, и в сочетании с золотистым стафилококком, занесённым мне уже в роддоме, это давало сильные осложнения. И всё бы, наверное, закончилось хорошо, если бы на плановой процедуре под лампой меня вовремя переворачивали, чтобы не допустить перегрева. Но про меня забыли, и я, получив ожоги и осложнения, срочно была переправлена в Морозовскую больницу.

Уже там выявили ещё одно осложнение в моём организме, которое по сравнению со всем остальным невозможно было вылечить. У меня не произошло сокращения вилочковой железы. (Тимус, или вилочковая железа – главный орган иммунной системы нашего тела. Т-лимфоциты, вырабатываемые тимусом, защищают человека от чужеродных клеток, противостоят инфекционным агентам, возникновению злокачественных новообразований. Дисфункции и заболевания тимуса у детей выражаются в широком диапазоне проявлений – от повышенной склонности к простудам, гриппу, ОРВИ до необходимости жить в полностью стерилизованном пространстве.) Врачи Морозовской больницы не особо надеялись на то, что я выживу.

Через одинадцать дней маму выписали из роддома в удовлетворительном состоянии, и она в тот же день полетела ко мне в больницу.

Одна из санитарок шёпотом посоветовала брать меня в охапку и бежать из больницы как можно быстрее, в то время по неизвестным причинам в отделении, в котором я лежала, была очень высокая смертность.

Сердце моей матери, которое и так уже натерпелось горя, дрогнуло, и она приняла решение бежать!

Написав расписку о том, что сама несёт ответственность за жизнь дочери, под укоризненным взглядом заведующего отделением она укутала меня в байковое одеяло и, прижав к сердцу, вышла из больницы, не оглядываясь.

Трудный ребёнок

Глава 5

Перед самыми родами бабушка и дедушка сжалились над мамой и разрешили вернуться в квартиру. В ней мама наконец сделала отдельную детскую, ведь сын не прожил в этом доме ни одного дня. Накануне родов она сама повесила в комнате занавески, поклеила обои и поставила чудный ночник, который привезла ей подруга из Португалии. Осталось только купить и собрать кроватку. Это она поручила сделать отцу, так как была суеверна.

Выйдя со мной на руках из больницы, мама зашла в таксофон и набрала домашний номер. Трубку взял один из друзей отца, пьяным голосом он поздравил маму с пополнением и передал ему трубку.

Отец не мог связать двух слов. Все эти дни он заливал горе утраты мечты о сыне. Мама поняла, что помощи ждать неоткуда. Достав из кармана последние пять рублей, со мной на руках она пошла ловить такси.

Приехав домой, она обнаружила шумную компанию пьяных мужиков, передвигающихся по пыльной квартире практически по стенке. Детская была заблёвана, кроватки не было. Собрав все свои силы в кулак, сжав губы и засучив рукава, мама сначала выгнала всю пьяную компанию вместе с отцом из дома, а затем принялась отмывать квартиру от следов рвоты и разлитого по всему полу алкоголя.

В доме не было ничего для младенца: ни коляски, ни кроватки, ни пустышки. Это она поручила приобрести Виталию, когда писала ему длинный список покупок и отдавала на это все свои декретные деньги. Молока у мамы не было, а на дворе стояло тридцатое апреля. Это был последний день работы магазинов, молочных кухонь, поликлиник и всего остального. В те годы город в майские праздники полностью был парализован. Все люди отдыхали и отмечали его, не думая о плохом.

К счастью для мамы, в лифте по дороге домой она познакомилась с женщиной, умилившейся моей беззубой улыбкой. Оказалось, что она живёт несколькими этажами ниже и у неё тоже есть малыш одного возраста со мной. Спустившись к ней, мама, робко позвонив в дверь, попросила меня покормить. Так они стали подругами, а я приобрела молочного брата – кстати, тоже Александра.

Через несколько дней отец пришёл просить прощения. Мама простила только потому, что физически не могла справляться со мной самостоятельно. Деньги он, естественно, пропил, но принёс с собой красивую люльку, оставшуюся от другого малыша, которую ему отдал один из друзей. Войдя в дом и посмотрев на меня, он сказал фразу, после которой, как утверждает моя мама, он умер для неё на всю оставшуюся жизнь.

– Какая она красная, сморщенная, на фига ты забрала её? Она же вся больная и всё равно не жилец, сама же говоришь, что что-то у неё там не сократилось. Давай отдадим её и через полгодика попробуем ещё раз, тогда у тебя точно получится родить мне сына.

Мама развернулась и ушла в детскую, надеясь на то, что в отце снова говорит алкоголь и он не ведает, что несёт.

Я постоянно болела. Отсутствие иммунитета сопровождалось болезнями с высоченными температурами и судорогами. Перерывов между ними практически не было, угрозу для меня составлял любой фактор: сквозняк, чих прохожего, насморк мамы. Я часто теряла сознание, иногда даже от плача, переходившего в истерическое закатывание. Моя мягкая половинка была исколота антибиотиками, я даже писала с их запахом.

Районный педиатр после первого планового осмотра заключил, что я не жилец и проще будет взять меня за ногу и выбросить в окно – это дословно. Мама же спустила с лестницы его.

Счастье, что у мамы появился друг. Он был фельдшером на скорой помощи и жил в соседнем подъезде. Регулярно он колол мне антибиотики или ставил уколы для снижения температуры.

Так мама вытягивала меня долгих 5 лет, пока вилочковая железа не сократилась. Только тогда она увидела, что небо голубое, птицы красиво поют и вообще она всё еще пока жива. Но это будет чуть позже, а пока история с моим отцом развивалась по грустному сценарию.

Прошло около двух лет, мои постоянные болезни, обмороки, судороги измотали её окончательно. Отец не подходил ко мне, ни разу не взял меня на руки, я была его сильным разочарованием.

Денег от маминых родителей не поступало, на что он очень рассчитывал, когда на ней женился. Им приходилось жить на алименты отца Александра, которые тот регулярно высылал. Его же работа на кладбище приносила доход, который он регулярно вкладывал в разгульную жизнь с друзьями. Ну и, конечно, в оплату коммунальных услуг за квартиру, но об этом он врал и ничего не оплачивал.

Однажды мама вернулась домой с рынка, это было то волшебное время, когда я несколько недель не температурила. Он находился далеко от нашего дома, и она вынуждена была меня оставить с отцом на много часов.

Я стояла в пыльном углу, задвинутая диваном, и рыдала. На ногах у меня были ботиночки, которые я носила в годик.

Отец сидел в кресле и смотрел телевизор, врубив на всю мощность звук, чтобы заглушить мой рёв, который его раздражал. На столе стояла уже вторая начатая трёхлитровая банка разливного пива.

Мама взяла меня на руки, успокоила и сняла обувь, ножки мои были скрючены, и пальчики даже не разгибались. Она отнесла меня в ванну, распарила ноги и затем искупала, поиграв немного, покормила и уложила спать. Затем она пошла в спальню собирать вещи отца. Он пьяно храпел на диване, поэтому торопиться было некуда. Ноги её гудели от долгой дороги, и нервы были на пределе. Как же она его сейчас ненавидела!

Она присела в кресло. Ей хотелось всего две вещи на свете: чтобы я перестала бесконечно болеть и последний раз в своей жизни видеть моего отца.

Закрыв на минутку глаза, она вспоминала жизнь до моего рождения.

Только сейчас она осознала, как сильно её любил бывший муж. Мама была для него всем – его воздухом, сердцебиением, жизнью. Михаил не мог на неё надышаться! Часто утром мама просыпалась от того, что он лежал и смотрел на неё счастливыми, влюбленными глазами. Он даже боялся дышать, чтобы не разбудить своего прекрасного ангела (так он часто её называл).

Михаилу было всё равно, что питался он исключительно тем, что готовил себе сам, что рубашки гладил и стирал тоже сам, а находя в куче не глаженого белья её блузку, с трепетом вдыхал запах, исходивший от её вещей.

Когда мама родила ему сына, любовь Михаила увеличилась в миллион раз. Любимая подарила ему продолжение его – красивого мальчишку с пухлыми розовыми щёчками и огромными синими глазами. Он носил её на руках, боготворил и безумно любил своего ребенка. Ночами он наравне с мамой вставал на пеленание, летел с работы, чтобы успеть к вечернему купанию, в выходные с радостью выходил на утреннюю прогулку с сыном, давая любимой отоспаться.

Михаил очень страдал от того, что она решила отдать Александра своей маме на воспитание. Зато она была рядом, вся его безраздельно. Вот только маме с каждым днём становилось с ним все более скучно.

– Зато сейчас весело, – прошептала она, утерев слёзы, и пошла собирать вещи отца.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю