355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Геннадий Иевлев » Рубежи (СИ) » Текст книги (страница 11)
Рубежи (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:40

Текст книги "Рубежи (СИ)"


Автор книги: Геннадий Иевлев



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 43 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– В таком случае я приму более значимые меры.

Дакк освободил свое поле и замер, пытаясь определить, кого из круглоголовых атаковать первого. Образы исчезли, за ними и исчезли и покалывание со жжением.

– Они могут прекратить, но проблемы останутся. – Произнёс Амп Грат.

– Почему бы им тебя не изучить?

– Они меня знают.

– Уже изучили, что ли? Когда? Когда я спал? – Торэн перестал дёргать обруч и опустил руку.

– Поймёшь, когда увидишь.

– Что увижу?

– Их мысли.

– Я их и сейчас вижу.

– Это слова. Когда они поймут тебя, ты будешь видеть их мысли, они видеть твои.

– Мысленное общение?

– Ты узнаешь.

Чёртов бегемот. Всплыла у Торэна нелестная мысль о лазуранине. Когда-либо ты способен сказать сразу больше пяти слов или тебя всегда клинит на шестом?

– Пусть продолжают.

Спрятав поле, Торэн устроился в кресле поудобнее и прикрыл глаза. Через несколько мгновений жжение кожи под обручем возобновилось и появился первый образ…

Торэн открыл глаза – ни жжения обруча, ни игл больше не было. Он крутанул головой по сторонам: с одной стороны от него в кресле сидел Амп Грат; с другой – Олига. Он уставился в девушку, будто увидел её впервые в своей жизни.

– Почему ты здесь? – В голосе Торэна скользнули недовольные нотки.

– Я прождала тебя два часа рядом с дохлым инопланетянином. – Заговорила Олига, явно, повышенным голосом. – Мне что, рядом с ним ложиться? Я пошла тебя искать. Эта единственная дверь на их корабле, которая была открытой. Ты оказался здесь. Они предложили и мне кресло.

Ничего больше не сказав, Торэн отвернулся от девушки и уставился в командира Миттлайтера, другие кресла уже были повёрнуты к нему спинками.

Проклятье! Долго же ты изучал меня? И что ты из меня выудил? Не придётся заставлять тебя забыть всё, что узнал? Всплыли у него саркастические мысли.

– Здравствуй. – Прозвучавшее в голове Торэна слово, заставило его прервать ток своих мыслей и сосредоточиться.

Слово, именно, прозвучало и именно в голове, так как губы Миттлайтера не шевельнулись. Торэн попытался определить, как может выглядеть образ слова приветствия, как у него в голове прозвучало ещё одно слово.

– Говори.

– Здравствуй. – Тут же механически произнёс Торэн. – Кто вы? Почему уничтожаете корабли моей цивилизации?

– Мы цивилизация археев. Мы не уничтожаем корабли твоей цивилизации.

Прозвучали в голове Торэна достаточно искажённые, но всё же понятные фразы. Скорее всего это была мысль, но которая каким-то образом воздействовала на слуховые нервы, заставляя их слышать. Звучащая мысль.

– Вы лжёте. Ваши корабли уничтожили уже несколько наших колониальных кораблей, почти с двадцатью тысячами переселенцев.

Наступил долгий перерыв в получении следующей говорящей мысли. Паузу нарушила Олига.

– Вы уже сами с собой разговариваете, господин капитан?

– Я разговариваю с их командиром.

– Это тот, что на нас смотрит? Но он ведь молчит?

– Он разговаривает мыслями. Захочешь, они и тебя научат понимать их.

– Я подумаю…

– Наша система ещё плохо освоила твой язык. – Зазвучали слова в голове Торэна, заставившие его прервать диалог с Олигой. – Как я понял: ты обвиняешь нас в массовом уничтожении жителей твоей цивилизации. Это неправда. Наши корабли никогда не пересекали границ пространства твоей цивилизации. Ты сейчас в нашем пространстве.

Искажённые, с трудом понятные слова заставляли Торэна гримасничать в их осмысливании.

– Вы сами притянули меня сюда. – Практически выкрикнул он, с нескрываемой злостью, недовольный выдвинутым контробвинением.

– Это невозможно. Мы даже не знаем, кто ты и откуда пришёл.

– Я повторяю… – Торэн перешёл на нормальный голос. – Я не пришёл – вы украли мой корабль со всем его экипажем. Я хочу вернуться в своё пространство, а вы удерживаете меня.

– Мы не понимаем друг друга. Требуется другое общение. Мы должны подумать о вас.

Пришли достаточно странные фразы, заставившие Торэна на некоторое время задуматься.

– Мы арестованы? – Поинтересовался он.

– Нет. Но я надеюсь на вашу разумность.

– Хорошо. Заберите своего члена экипажа из моего корабля. Я кажется перестарался. Я не приемлю, когда без разрешения пытаются ковыряться в моей голове.

Торэн поднялся и механически взявшись за обруч, снял его с головы и тут же уставился в него, непонимающим взглядом. Дёрнув плечами, он провел второй рукой по лбу, где находился обруч и не почувствовав никаких изъянов на коже, бросил обруч на кресло и перевёл взгляд на Олигу.

– Уходим отсюда.

– Амп Грат останется здесь. – Прозвучавшая у Торэна в голове фраза, заставила его мысленно выругаться и уставиться в обруч недоумённым взглядом. – Это представитель одной из рас нашей цивилизации. – Продолжали звучать слова в его голове. – Расы, выбравшей отличный от нас путь своего развития, который привёл их в тупик, к вымиранию.

Торэн перевёл взгляд на лазуранина.

– И ты молчал г-г… Они требуют, чтобы ты остался. Я не возражаю. Но имей ввиду – ты, всё ещё под домашним арестом. Скроешься – клянусь, найду и отдам под суд.

Лазуранин даже не шевельнулся.

Обведя зал продолжительным взглядом, Торэн повернулся к двери и направился в свой корабль. Олига пошла рядом.

Впереди них шли два архея. Войдя в "Глор" они взяли мёртвого круглоголового за одежду и будто негодную вещь, потащили его по переходному тоннелю. Олига состроила гримасу отвращения.

– И это высокоразвитая цивилизация. Пещерный век. – Она, вдруг, зажала рукой нос. – Какая вонь.

– В нашей атмосфере очень большое содержание кислорода, что, скорее всего, очень негативно для их плоти. – Торэн помахал перед собой рукой. – Амп Грат похоронил наших?

– Я не видела. Можно посмотреть в холодильнике. – Олига мотнула головой. – Куда мы?

– Я в зал управления. Принеси мне тоник. Посильней.

Отвернувшись друг от друга они направились в разные стороны…

Усевшись в зале управления в своё кресло капитана, Торэн включил панорамный обзор экрана вивв и внешнее освещение. В ярком свете отчётливо проявились контуры степперов: впереди и позади "Глор" – поодаль и один сбоку – вплотную.

Эти степперы были несколько не такими, которые встречались ему в пространстве зевсов: насколько он видел, те корабли имели по одному крылу с фьютами с каждой стороны, а у этих было по два, по крайней мере их было столько на стороне повёрнутой к "Глор" и к каждому было прицеплено не менее трёх десятков фьютов. К тому же эти степперы выглядели гораздо массивнее и выше и длиннее, хотя, это, возможно, было из-за их близости и были вытянуты в вертикальной плоскости, нежели, как корабли зевсов, имевшие, в большей степени, горизонтальную ориентацию. Большего размера иллюминатор на носу, большие носовые скосы, как вверх, так и вниз, больше дюз движителя – у повёрнутого к "Глору" степпера их было семь, а не пять, как у встречавшихся до сих пор: три огромных центральных и по два от них в разные стороны меньших размеров. Он взглянул на хронометр – по времени зевсов, была глубокая ночь.

Вошла Олига и протянула Торэну баночку с тоником и какую-то упаковку. Взяв их Торэн тряхнул упаковкой.

– Что здесь?

– Питательная галета. Тебе сейчас не помешает. Ты долго проспал.

– А ты?

– Я не голодна. – Она подошла к креслу, которое всегда занимал Амп Грат и усевшись, уставилась в экран.

Молча дёрнув плечами, Торэн принялся за еду. Расправившись с продуктами, он бросил упаковки в утилизатор под пультом управления и повернулся к Олиге.

– И что ты думаешь об их цивилизованности? – Он ткнул указательным пальцем в сторону экрана.

– Думаю их цивилизованность находится на очень высоком уровне, несмотря на их, даже, грубое отношение к своим мертвым собратьям. – Олига, вдруг, рассмеялась. – Ты как-то странно общался с ними. Будто с немыми. Удалось поговорить?

– Удалось. – Лицо Торэна приняло озабоченный вид. – Надеюсь, завтра наше общение продолжится.

– И что же ты узнал?

– Оказывается они прекрасно знакомы с расой лазуран и потребовали, чтобы Амп Грат остался у них.

– Потребовали? – Олига высоко вскинула брови. – Зачем?

– Не сказали. – Торэн мотнул головой.

– Это всё?

– Они называют себя археями и это не они уничтожают наши колониальные корабли.

– Кто же тогда?

– Не знаю, но мне думается – они не врут. Пока, совершенно, ничего не ясно. Скорее всего и им тоже. – Торэн погасил внешнее освещение и поднялся. – Пойдём отдыхать. Завтра будет не простой день и мы должны быть в хорошей форме.

– Мне страшно одной. – Тихо произнесла Олига, вставая. – Я буду с тобой.

– Как пожелаешь. – Дёрнув плечами, Торэн направился из зала управления.

После времени любви Олига сразу же уснула, а Торэн заложив руки за голову, уставился в потолок – спать не хотелось, думать о завтрашней встрече с археями тоже. Больше всего его беспокоил вопрос о появившемся после долгого сна новом свойстве его поля – существовать, будто, отдельно от его тела, да и протяжённость его действия стала гораздо обширнее и дальше. Высвободив его, он попытался нащупать пристыкованный к "Глор" степпер. Вроде что-то получилось – он почувствовал большое количество энергополей, среди которых чувствовались несколько неясных биополей: многие из которых перемещались, но большая часть находилась в стационарном состоянии. Выбрав наиболее ощущаемое биополе, он попытался проанализировать его, но анализ не удавался – с подобными биополями он прежде никогда не встречался. Он попытался проникнуть в него глубже – поле тут же встрепенулось и заметалось по сторонам. Понимая, что это он стал причиной его беспокойства, Торэн оставил его в покое и решил заняться другим. Вдруг ему показалось, что одно из биополей знакомо. Он попытался проанализировать его – несомненно, это было биополе лазуранина, но был ли это Амп Грат или на борту степпера были другие лазуране, он мог лишь гадать. Лазуранин находился в окружении нескольких других биополей, которые для Торэна были непонятны. Все они находились в спокойном состоянии. Оставив эти биополя в покое, Торэн продолжил свои исследования по изучению корабля археев.

Задремал он лишь под утро, по среднегалактическому времени зевсов.

11

Проснулся Торэн от толчка в плечо. На него смотрели большие глаза Олиги.

– Соня, ты собираешься вставать? – Произнесла она с широкой улыбкой. – Я уже больше часа жду, когда ты проснёшься.

– Уже утро? – Торэн повернул голову в сторону хронометра. – Ох ты ж… – Он вскочил. – Могла бы и разбудить.

– Я и разбудила. – Олига потянулась.

Торэн, мысленно проклиная себя за столь долгий сон, направился в санационную. Приведя себя в порядок, он заглянул в спальную комнату, намереваясь отправить в санационную Олигу, но спальная платформа была приведена в порядок, а её там уже не было. Не оказалось её и вообще в его каюте капитана.

Хмыкнув, Торэн заглянул в холодильник и опорожнив найденную там баночку с тоником, направился в зал управления.

Включив внешнее освещение и ближние обзорные камеры и не найдя вокруг "Глор" никаких перемен, он вновь перевёл сканеры в режим дальнего обзора – экран вивв покрылся густой россыпью ярких незнакомых звёзд. Все же Караку удалось настроить фильтрацию и экран вивв не был излишне перегружен ненужными сполохами.

– Куда мы направляемся? – Раздался позади голос Олиги.

– А куда ты хочешь направиться? – Поинтересовался Торэн, оборачиваясь.

– Домой.

– Туда-то, как раз, мы и не попадём?

– Куда же тогда? – Олига развела руками.

– Пойдём в гости. – Торэн поднялся. – Думаю, нас уже ждут.

– Они не слишком-то гостеприимны. Предлагаю позавтракать.

– Я уже выпил тоник.

– Я настаиваю. – В голосе Олиги появилась твёрдость. – Я уже всё приготовила. В каюте тебя не оказалось и я решила, что ты здесь.

Торэн приподнял брови – он, вдруг, осознал, что Олига перешла с ним на ты.

Это могло обозначать лишь то, что их отношения стали очень тесными и однозначно, будут иметь продолжение.

– Хорошо. – Он направился к выходу.

Оказавшись в камбузе, он удивлённо поднял брови – стол был заставлен массой пустых и полных тарелок и баночками с тоником. Он остановился и посмотрел на Олигу.

– Ты кого-то ждёшь?

– Тебя. – Девушка нежно улыбнулась.

– Для меня одного это слишком. – Он покрутил головой. – А ты не боишься, что при таком обилии нам скоро будет нечего…

Торэн умолк. У него перед глазами, вдруг, возник другой камбуз, стол которого был заставлен ещё большим обилием еды и питья, за которым сидело несколько, орущих что-то, пьяных мужчин не совсем похожих на зевсов. Где он это видел, он не имел представления.

– Мы умрём с голода и никогда не доберёмся до дома. – Завершил он высказывание своей озабоченности.

– Нас осталось трое, а еды ещё много. А ещё у меня сегодня день рождения. У тебя когда день рождения?

– День рождения. – Торэн сдвинул брови. – Это когда… Нет. – Он мотнул головой. – Не знаю. У меня его нет.

– Разве такое возможно? – Олига развела руками. – Все когда-то родились.

– Возможно. – Торэн дернул плечами. – Нет. – Опять мотнул головой. – Не знаю.

– Жаль. – Олига упёрлась рукой Торэну в спину. – Проходи, на своё капитанское место. Насколько я помню, ты никогда не ел с нами и твоё кресло всегда оставалось пустым. Ты был загадкой для нас всех.

– Я сам себе загадка. – Усмехнувшись, Торэн прошёл к креслу капитана и сел.

Олига направилась к жарочному шкафу и достав из него несколько дымящихся упаковок раскрыла, выложила в тарелки содержимое и начала расставлять перед Торэном. Покончив с сервировкой, она достала из одного из шкафов бутылку с вином, ловко откупорила и налив в два куба, поставила бутылку, села рядом с Торэном и взяла один из кубов.

– За меня. – Она широко улыбнулась. – Что бы жила долго и счастливо.

Торэн поднял свой куб.

– Я не против.

Олига, вдруг, легонько стукнула своим кубом, о куб Торэна. Рука Торэна, от неожиданности, дрогнула и куб скользнул у него в руке и лишь его реакция удержала его за самый верх. Глаза Олиги сделались очень большими.

– Фу-у. – Торэн покрутил головой. – Зачем ты хотела выбить куб у меня из руки?

– Напугал. – Олига шумно вздохнула. – У землян есть такой обычай. Называется – чокнуться. Я не подумала, что тебе он может быть неизвестен.

– Впервые узнаю о нём. В чём его суть?

– Не знаю. – Олига дёрнула плечами. – Никогда не интересовалась истоками его происхождения. Есть и мне этого достаточно. Пей, уже. – Она выпила вино и поставила куб на стол.

Торэн тоже опорожнил куб и поставив его, принялся за еду. Когда он остановился, большая часть тарелок на столе была пустой.

– Кажется, я наелся. – Он перевёл взгляд на Олигу и дёрнул плечами.

– Я рада! – Девушка поднялась и принялась за уборку стола.

Дождавшись, когда она приведёт камбуз в порядок, Торэн поднялся и направился к выходу.

– Не отставай. Иначе нас сочтут за невоспитанных дикарей. – С усмешкой в голосе произнёс он.

Поправляя на ходу свои роскошные волосы, Олига шла за ним.

Когда Торэн вошёл в тот же самый зал степпера, то у него тут же сложилось впечатление, что археи никуда отсюда не уходили, а лежа в своих креслах, дожидались их. Амп Грат тоже был здесь, только сидел теперь рядом с Миттлайтером. Кивнув головой в приветствии Торэн занял своё вчерашнее кресло. Вместо кивка головой, Олига произнесла "здравствуйте" и то же уселась в своё вчерашнее кресло.

– Мы рады вновь видеть вас. – Прозвучали слова в голове Торэна, но теперь они звучали, практически, без искажений, видимо, ночь для археев прошла не только во сне. – Будет правильным, если в диалоге будет участвовать и женщина Олига.

Олига встрепенулась и уставилась в Торэна широко открытыми глазами.

Почувствовав её тревожный взгляд и волнение, Торэн махнул рукой в её сторону, словно приказывая успокоиться и отвернуться.

Олига, действительно, отвернулась от Торэна и уставилась в Амп Грата, но тот был неизменно невозмутим и тогда она остановила свой взгляд на Миттлайтере.

– Амп Грат член экипажа "Глор", его штурман и его место рядом со мной. – Произнёс Торэн, стараясь придать голосу твёрдость.

– Предоставим право выбора ему самому. – Пришёл ответ.

Амп Грат не шевельнулся. Немного подождав, Торэн решил, пока, оставить его в покое.

Торэн по-прежнему мог лишь гадать, говорил ли с ним сам Миттлайтер или названная им вчера, какая-то система. Он решил это выяснить незамедлительно.

– Я хочу знать, кто ведёт диалог? – Заговорил он. – Я привык иметь дело с конкретным собеседником.

– Сегодня – я, командир первой эскадры защиты границ Миттлайтер. Вчера с тобой общалась система контактов с разумами иных миров. За ночь я прошёл полную адаптацию.

– Весьма недурно. – Торэн качнул головой. – Я рад, что наш язык оказался не сложным для вас. А почему бы мне, с помощью нашей системы контактов с иными мирами, не изучить ваш язык, вашу информациологию?

– Тебе это ни к чему. – Пришёл ответ, похожий на отказ.

– В таком случае наш диалог больше похож не на обмен информацией между цивилизациями, а на допрос и тогда мы ваши пленники. – Произнёс Торэн с нотками сарказма.

– Это, совершенно, не так. Я уже убеждал тебя в этом, но ты всё ещё недоверчив. Я имел ввиду, что тому, кто может получать информацию напрямую, не зачем пользоваться какими-то аппаратами. К тому же, мы уже утратили, привычное вашей цивилизации голосовое общение, мы общаемся на мысленном уровне, а общение с вами голосом требует от меня большой изворотливости, возбуждая ваши слуховые нервы.

– Я не могу общаться с вами напрямую, вы закрыты.

– Это столь существенно для харрана?

Торэн состроил гримасу недоумения. У него тут же сложилось мнение, что Миттлайтер несет какую-то несуразицу.

Однозначно, это меня он назвал харраном. Кто это такой? Всплыла у Торэна мысль крайнего удивления. Может быть так они называют расу сарматов? Определённо, Амп Грат всю ночь рассказывал им о цивилизациях объединённых рас.

– Нас очень тревожит вопрос, почему великий созерцатель ВЕЧНОСТИ, могущественный харран, оказался на службе у столь недалекой в своём развитии цивилизации? – Прозвучала в голове Торэна ещё более непонятная фраза.

– Откуда у вас эта информация? – Поинтересовался он, оказавшись в полном замешательстве.

– После твоего ухода, мы почувствовали твоё поле разума. Только могущественные харраны имеют такое мощное всепроникающее поле разума.

– О чём это они? – Раздался, явно, тревожный голос Олиги. – Почему они тебя называют могущественным харраном? Какую ВЕЧНОСТЬ ты созерцаешь?

– Узнаешь, если будешь терпелива. Всему своё время. – Ответил Торэн, бросив в сторону Олиги быстрый взгляд.

Вы совсем не просты, если почувствовали моё поле. Всплыла у него мысль. А если это опять Амп Грат им помог в этом? Я всегда чувствовал, что его поле не такое простое, каким его знают зевсы. Не зря археи посадили его рядом с собой, наверное опасаются, что разделаюсь с ним. Нажаловался. Чёртов лазуранин. Всплыли у Торэна уже раздраженные мысли. Однако, у них чувствуется уважение к харранам. Нужно этим, непременно, воспользоваться и выяснить, кто они такие и каким образом я принадлежу к ним.

– Кто вы такие? Откуда знаете харранов? – Задал он прямые вопросы.

– Наша ветвь галактики упирается в пространство харранов. Мы неоднократно пытались войти в контакт с твоей цивилизацией, но видимо вам очень трудно оторваться от созерцания ВЕЧНОСТИ и снизойти до каких-то ничтожных археев. – Торэн впервые услышал в надменно звучащих до сих пор словах Миттлайтера, нотки горести, даже какой-то жалости. – Вы неизменно превращали наши корабли в искореженные груды металла, а нас в раздавленные куски плоти и разбрасывали их по галактике. А когда мы попытались организовать к вам туннель, вы уничтожили почти все наши энергостанции, на сотни лет лишив нас нормального общения между собой. И вдруг, вы помогаете низшей расе. Чем они заслужили ваше внимание?

– Я ещё не услышал, кто вы?

Торэн постарался придать своему голосу, словно, небрежность, будто, действительно, представитель чрезвычайно могущественной расы, между прочим, уделил несколько мгновений своего драгоценного времени, расе, крайне незначительной.

– Наш рассказ был бы утомителен в большей степени для нас самих и потому мы приготовили для вас небольшую озвученную видеозарисовку.

Миттлайтер поднял руку – свет в зале пригас и на экране внешнего обзора появилась большая врезка, по которой замелькали кадры из жизни цивилизации археев: прекрасная зеленая планета, голубое небо с огромными белыми облаками, стремительными летательными аппаратами, большие водоёмы с прозрачной водой, красивые сверкающие огнями города, широкие улицы со снующими авто и идущими улыбающимися археями. Раздался приятный высокий голос, определённо принадлежащий архею женского пола – архее.

– Мы прошли в своём развитии путь длиной уже почти тридцать тысяч лет. Конечно, это ничто, для жизни харрана, но поверь, для нас этот путь оказался весьма непрост. В своей изначальной жизни мы были похожи на раннар. – На экране появилось изображение Амп Грата сидящего в кресле с прикрытыми глазами, словно ему это видео, нисколько не интересно. – Только кожа была не столь толста и её цвет был более приятен, но по мере своего развития мы решили ускорить свой эволюционный путь и сделать свои тела более универсальными ко всем природным стихиям, способными без каких-то защит жить, как в атмосфере и вне её, так и в различных жидких средах. Это нам удалось. Но видимо мы что-то упустили в своих опытах, а скорее всего из-за того, что успех вскружил нам головы и мы отнеслись к тестированию своих новых тел без должного внимания, продолжительность нашей жизни значительно сократилась.

Раннары не захотели эволюционировать свои тела и ушли. Мы не препятствовали им и никогда не искали их новый дом. Это их право. Теперь однозначно – кто выбрал правильный путь эволюции.

Торэн бросил быстрый взгляд на Олигу: девушка сидела уставившись в экран огромными круглыми глазами и приоткрытым ртом, заставившим Торэна негромко хмыкнуть. Ничего не сказав, он вновь повернулся к экрану.

– Мы принялись усиленно искать способы увеличения продолжительности жизни. – Продолжал невидимый голос. – Было несколько мнений: даже было предложение вернуться к прежним своим телам, но все же мы решили остаться в своих новых, более прогрессивных телах и попытаться найти ошибку в своих экспериментах, а чтобы как-то приостановить смертность, было решено создать искусственные тела, в которые бы перемещался разум архея из состарившегося тела. Нам это удалось. Теперь при подходе к критическому возрасту, разум архея безболезненно перемещался в его новое, совершенно идентичное тело, созданное с помощью специальной биологической заготовки – матрицы. Новые, полные энергии, тела понравились всем. Наступила эйфория. Все другие исследования как-то незаметно сошли на нет. Археи начали теперь заказывать себе матрицы задолго до своего естественного ухода, на всякий непредвиденный случай и всюду таскать их с собой. Было лишь одно неудобство: масса матрицы должна быть не меньше массы тела архея, а лучше, если превышать его, а это достаточный вес и в руках его не поносишь и потому были спроектированы всевозможные перемещающиеся аппараты с хранилищем матриц, так как для поддержания её в определённом состоянии требовалось некоторое количество энергии и определённая энергетическая среда. Казалось для археев наступила эра счастья.

Но через какое-то время появились первые тревожные симптомы.

Первым из них был – сокращение рождаемости. Если ты начинаешь жить, практически, вечно, зачем тебе продолжатели твоего рода, ты сам являешься своим продолжателем. Детей становилось все меньше и меньше и они начали с трудом компенсировать убывание численности через различные несчастные случаи, когда перемещение разума архея, погибшего от несчастного случая, в новое тело не успевало происходить.

Матрица стоила достаточно дорого и археям приходилось усердно трудиться, чтобы оплатить её и затем поддерживать в функциональном состоянии. Законом запрещалось иметь больше одной матрицы для одного архея и их выращивание находилось под строжайшим контролем. Но все мы разные. Те которые находились на вершине общественной пирамиды, начали нарушать закон единственности и различными преступными путями приобретать для себя вторые матрицы, а затем и третьи. Вначале тайно скупались матрицы трагически погибших археев: аварии, катастрофы и прочие катаклизмы цивилизации всё же имеют место и от этого никуда не деться.

После смерти разум должен был быть перемещён в новое тело за ограниченное время, а если это было сделать некому или по какой-то другой причине, то матрица высвобождалась. По закону, она должна обязательно утилизироваться, но нечестные археи, создавая видимость утилизации, начали тайно продавать эти матрицы, а потом, когда появился на них устойчивый спрос, организовали их незаконное выращивание, даже усовершенствовав их до такой степени, что матрица стала самодостаточной, то есть способной самостоятельно поддерживать свою функциональность и даже некоторую степень разумности, хотя закон строжайше запрещал придавать матрице хотя бы какие-то признаки разумности.

И в нашу цивилизацию пришёл настоящий кошмар – у археев появились двойники и их становилось всё больше и больше. – На экране замелькали ничем не отличимые друг от друга археи.

Конечно их разумность была весьма ограничена, но для выполнения каких-то определенных несложных дел её вполне хватало. К тому же подпольные разработчики постоянно совершенствовали свои незаконные матрицы, делая их все более и более разумными. Службы безопасности боролись с двойниками. Был даже какой-то успех, но пришёл день, когда в цивилизации археев наступил коллапс – из экспедиции вернулся корабль с экипажем, полностью сгенерированным матрицами. Они были совершенно другими. Ни одного настоящего члена экипажа на борту корабля не было.

Дело было в том, что для членов разведывательных экспедиций выращивались матрицы с некоторой долей направленной разумности, чтобы в случае гибели архея, матрица могла сама сгенерировать тело и инициировать переход в него разума.

Что произошло с настоящим экипажем, насчитывающим более пятисот археев, в какой трагической ситуации он оказался, осталось загадкой. Только, едва опустился трап вернувшегося из экспедиции корабля, все сгенерированные тела экипажа – они были больше похожи на вас, чем на нас, вновь превратились в матрицы и разлетелись по всем сторонам неуловимыми корпускулярно-волновыми объектами.

Официально, матрица выращивалась для однозначно-определённого своего будущего индивидуума и защита не позволяла ей генерировать никакое другое тело, но нарушителями закона защита или блокировалась или перекодировалась и тогда матрица могла служить основой для создания любого тела. К тому же, новое тело не имело обратной ветви времени, то есть не могло вновь сворачиваться в матрицу, так как при генерации тела формула матрицы бесследно уничтожалась, да и начинающиеся химические процессы в новом теле надёжно блокировали процесс регенерации. Как выяснилось позже, защита на матрицах вернувшегося корабля была заблокирована, а формула матрицы в её новом теле сохранялась. Кто это сделал и зачем, так и осталось загадкой.

– Что такое формула матрицы? – Раздался голос Олиги.

– Все вопросы позже. Слушай. – Не оборачиваясь, к ней ответил Торэн.

– Казалось бы, пятьсот матриц не велика угроза для трёхмиллиардного населения, но стая, наделенных разумом невидимок, начала бессистемно метаться по всей планете, самостоятельно генерируя для всех подряд, встречающихся у них на пути археев, их двойников, через какое-то время вновь регенерируясь в матрицы.

Археи, думая, что это их настоящие матрицы оказались дефектны и сами стали превращаться в их двойников бросились в центры генерации, бросая свои хранилища незащищёнными.

Матрицы, изготовленные законным путем были безопасны и без энергии вскоре погибали, но матрицы сгенерированные подпольно с разблокированной защитой и имеющие разумность и способность к самоорганизации, вырвались из хранилищ и тоже начали самостоятельную жизнь, почти ничем не отличающуюся от пришедших из космоса матриц. На планете началась паника.

Экран погас.

– Какой ужас. – Раздался голос Олиги. – Жаль что мы не можем вам показать сейчас видео о нашей цивилизации. Но я могу смонтировать. У нас есть кое-какие записи.

– Не стоит. – Возникли слова в голове Торэна и он понял, что теперь говорит Миттлайтер. – Что нас интересовало о вашей цивилизации мы уже узнали от Амп Грата. К тому же, мы в состоянии наблюдать за вашей цивилизацией из нашего пространства.

Олига без стеснения хмыкнула.

– Как можно жить в состоянии постоянного страха? Вы как-то собираетесь выпутываться из сложившейся ситуации? – Поинтересовалась она.

– Из трёх миллиардов населения осталось чуть более ста пятидесяти миллионов. – Пришли слова Миттлайтера. – Сейчас средой нашего обитания является вода. Мы не отказались от перехода своих разумов в искусственные тела, но этот процесс теперь под строжайшим контролем и происходит в специальных центрах и ни у кого теперь нет личной матрицы. Мы вернулись к исследованиям по продлению жизни другими способами. К тому же, мы достаточно интенсивно занимаемся естественным увеличением своей численности, через рождение детей, хотя это даётся с большим трудом, так как многие наши женщины утратили способность иметь потомство. Но к сожалению, долгая жизнь под водой начала менять наши тела и отнюдь не в лучшую сторону. Часть из археев, порядка трёхсот тысяч, не выдержав, ушла и обосновала колонию на Флат, той планете, с которой вы только что ушли. Флат означает у нас возрождение, но к сожалению они поторопились со своим возрождением – через какое-то время матрицы их нашли и теперь там нет не только их, но и вообще никакого живого мира.

– Ты хочешь сказать, что ваши матрицы способны перемещаться в пространстве? – С тревогой в голосе произнёс Торэн.

– Ещё как способны. – В пришедшей фразе было нечто, похожее на усмешку. – Но самостоятельно они перемещаются достаточно медленно, а вот на боррах чрезвычайно быстро.

– Что за борры? – Поинтересовался Торэн.

– Военный корабль на котором вы сейчас находитесь.

– А как они в них оказались?

– Поначалу случайно, во время паники, а потом уже направленно начали захватывать корабли в пространстве.

– Я что-то не совсем понимаю, каким образом они уничтожили вашу цивилизацию? – Раздался голос Олиги. – Они ведь не убивали вас?

– Они сами себя убили. – Ответил за Миттлайтера Торэн.

– Он прав, Олига. – Продолжил уже Миттлайтер. – В вашем корабле мы видели два мертвых тела. Кто их убил?

– Гад! Так и не похоронил. – Пробурчал Торэн.

– Их убили двойники. – Тихо произнесла Олига.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю