355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Геннадий Иевлев » Рубежи (СИ) » Текст книги (страница 4)
Рубежи (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:40

Текст книги "Рубежи (СИ)"


Автор книги: Геннадий Иевлев



сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 43 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

5

– Гросс капитан! Гросс капитан!

Громкий голос заставил Торэна оторвать взгляд от экрана вивв и оглянуться – за его креслом стоял Карак, астрофизик экипажа корабля планетарной разведки "Глор", того самого, капитаном которого сейчас и был Торэн. Дёргающееся лицо астрофизика показывало, что он сильно взволнован.

– Гросс, у цивилизации один – адмирал. Я всего лишь, господин капитан. – Состроив недовольную гримасу, Торэн вопросительно кивнул головой. – Что ещё случилось?

– Гросс… – Карак на мгновение запнулся. – Господин капитан! Анализатор пространственных вибраций зарегистрировал два мощных энергетических всплеска в двести четырнадцатом пространственном секторе на удалении около полулью.

– Совсем необязательно шляться сюда. – В голосе Торэна послышались резкие нотки. – Для этого есть связь.

– О значимых событиях у нас принято докладывать лично. – Карак дёрнул плечами. – Кэп всегда требовал детальных данных и выводы. Здесь это всё есть. – Он вытянул руку в сторону капитана, с зажатой в ней жёлтой пластинкой.

– Вы достали своими порядками! Когда только всё закончится! – Торэн зло стукнул кулаком по подлокотнику. – Эти? – Он кивнул головой в сторону экрана вивв, в верхней правой части которого отображались два красных туманных пятна, рядом с которыми извивались несколько разноцветных линий, построенных пространственным анализатором.

Астрофизик поднял взгляд на экран, его брови выгнулись высокими дугами.

– У вас уже есть полный анализ. – Толи спросил, толи просто констатировал увиденное астрофизик, его рука с пластинкой опустилась. – И что вы скажете? Кэп всегда высказывал своё мнение по проблемным событиям.

– Чёрт знает что. – Торэн уже приподнял руку, намереваясь отмахнуться от астрофизика, но, вдруг, передумал и решил всё же не нарушать традицию корабля и высказаться. – Что я могу сказать? – Он дернул плечами. – Всплески довольно необычны, даже можно сказать странные. Во-первых – энергодиаграмма этих всплесков очень схожа с диаграммой энергетики портаторного перемещения и во-вторых – детектор пространственных вибраций показывает на возможность присутствия в том месте пространства двух больших масс, которые почему-то не обнаружил анализатор скрытых пространственных масс. А как известно, после материализации, несколько мгновений портируемый объект всегда более-менее сносно наблюдается, какими бы полями его не укрывали. Эти всплески, явно, не по зубам нашим пространственным анализаторам и значит они имеют неизвестную нам структуру. А искусственного они происхождения или естественного, сказать не могу. Данных ещё мало. А как ты их объяснишь? – Торэн вопросительно взмахнул головой.

– А он их почувствовал? – Астрофизик кивнул подбородком в сторону второго кресла, в котором сидел штурман корабля.

– Я задал вопрос? – Торэн сдвинул брови.

– Возможно произошел выход наружу канала перемещения. – Карак дернул плечами. – Сбой.

– А почему два всплеска?

– Два сбоя. – Вскинув брови, будто удивляясь непроницательности капитана, Карак вновь дернул плечами.

– Не убедительно. – Торэн мотнул головой. – Если бы произошел выход канала перемещения была бы зарегистрирована волна, а не масса. Масса – разрыв канала. Две массы – два разрыва, чего быть никогда не может, так как мы используем один канал и разрыв может быть лишь один. И если бы произошел разрыв канала, то образовавшиеся энергополя на таком расстоянии виделись бы нашим анализаторам, будто сверхновые. Значит это была или намеренная портация с какими-то нарушениями или что-то, чего мы не знаем. Я склонен ко второму варианту. Или я не прав?

Астрофизик ещё раз дернул плечами. Его взгляд потух, плечи опустились.

Карак был совсем молодым зевсом. Он не был мощного телосложения и как чувствовал Торэн, не был физически крепок, но был строен и по мужски гармоничен и даже красив; был одет в умелого покроя полуспортивный костюм темно-зеленого цвета, который, видимо и скрадывал его физические недостатки. Он был светловолос, высоколоб, имел прямой нос, тонкие губы, гладкие, полноватые щеки, небольшой подбородок, тонкую, высокую шею и узкие плечи, которые прятались под искусно сшитой спортивной курточкой.

– И второе… – Продолжил Торэн. – Здесь нет наших каналов перемещения и потому не может быть и никаких их разрывов. Твоя версия неверна.

– Нужно идти туда. Тогда не придется гадать. – Негромко произнес астрофизик.

– Идти? – Торэн повернул голову в сторону экрана. – Стоят ли они того? – Он вновь повернулся к Караку. – Сколько подобных аномалий было за экспедицию? Наверное, не менее полусотни. И что? Была хотя бы одна полезна нам? Ты уверен, что когда мы окажемся там, пространство останется, как сейчас?

– Трудно сказать. – Карак дернул плечами.

– В таком случае, займись более детальным анализом. Сравни с другими аномалиями. Уверен, подобные у нас уже были.

– Слишком далеко. К тому же, скорость расползания аномалий невелика и первичный поток будет нам доступен не ранее, чем через сорок часов. За это время мы можем сходить туда и вернуться обратно, в эту же точку пространства.

– Я подумаю.

– Время…

– Я подумаю! – Торэн повысил голос. – Свободен!

Состроив, явно, недовольную гримасу, астрофизик ушел.

Дождавшись, когда за Караком закроется дверь зала управления, Торэн бросил взгляд в сторону соседнего кресла, где, прикрыв глаза, сидел штурман "Глор" Амп Грат. Создавалось впечатление, что штурман спит, но Торэн чувствовал, что его биополе активно, даже чересчур.

***

Амп Грат был лазуранин. Раса лазуран жила на самом краю галактической ветви цивилизаций, отгороженная от них огромными пылевыми облаками и потому цивилизация лазуран долго была неизвестна. Их нашел один из дальних космических разведчиков дворов, который, в поисках подходящей для колонизации планеты, из-за сбоя в системе навигационного оборудования забрался в самую гущу этих пылевых облаков и окончательно запутавшись, был вынужден совершить посадку на какой-то холодной болотной планете, вращающейся вокруг тусклого красно-оранжевого солнца. Казалось бы, какая там должна была быть жизнь, но едва экипаж разведчика ступил на землю, как оказался окруженным каким-то высокорослым серокожим народом, принявшимся кидать в пришельцев камни, палки и прочие предметы природного происхождения.

Дворы было похватались за зарды и открыли стрельбу, пытаясь отпугнуть аборигенов, но это не возымело на серый народ совершенно никакого действия. Более того, несколько серокожих, вдруг направились к пришельцам и безо всякого страха принялись гладить их оружие непрерывно повторяя: лазурана, лазурана. Как потом оказалось, это словно означало у них излучающий тепло. Но об этом узнали позже, а за серокожим народом тут же закрепилось название – лазуране.

По началу дворы недоумевали, почему лазуране зарды ассоциировали с излучателем тепла, когда он стрелял мощными энергетическими зарядами. Но впоследствии выяснилось, что тело лазуран покрыто очень толстой слоёной кожей и заряд зарда попадая на такую кожу, образовывал меж её слоёв энергетические вихри, которые нагревали её, не причиняя большого вреда, а так как тепло у лазуран очень ценилось, то и грозное оружие пользовалось у них большим уважением – они приходили в бурный восторг от полученного заряда. К тому же лазуране оказались очень мирными людьми и кроме камней с палками, другого оружия не имели.

Через какое-то время выяснилась ещё одна странная особенность лазуран – они прекрасно чувствовали энергетику пространства, что позволяло им превосходно в нём ориентироваться: будто собака по запаху, лазуранин по пространственным энергетическим нитям безошибочно приводил корабль в нужный район галактики, если хотя бы раз побывал там. Что служило основой их чувства было не непонятно, но это была не психотроника, хотя они были носителями достаточно мощного психотронного поля, сравнимого с психотронным полем сармат. Они тут же получили прописку на космических кораблях дворов, которые понятия не имели, что из себя представляют эти пространственные энергетические нити.

Лазуранами заинтересовались и зевсы, доминирующая раса объединённых цивилизаций и хотя их разведывательные корабли были нашпигованы массой различных анализаторов, но они тоже начали использовать лазуран в своих космических экспедициях.

Но были у лазуран и неприятные особенности – они очень плохо переносили перегрузки – трёх-четырехкратная перегрузка неизменно заставляла лазуранина терять сознание, а портацию так не переносили и вовсе – страх перед ней мог полностью лишить лазуранина разума на пороге зала портации.

Хотя на всех кораблях дворов и зевсов работали генераторы масс, создавая искусственную гравитацию и компенсируя перегрузку, но для лазуран начали устанавливать специальные противоперегрузочные кресла, но стоило появиться нарушениям в работе генератора масс, как лазуранин тут же терял над собой контроль.

***

Торэн, официально, считался сыном землянина и сарматы, хотя, скорее всего, это было совсем не так и обладая, достаточно, мощным психотронным полем был приписан к расе сармат. Он, ещё до появления этих аномалий, непонятным ему способом, скорее всего с помощью своего психотронного поля, почувствовал усиление энергетики пространства, но с чем его нужно было связать не осознавал. Сейчас же, когда аномалии проявились, он понимал, что это они способствовали появлению восприятия им энергетической неоднородности, но представляют ли они такой уж интерес, чтобы нестись к ним сломя голову, сказать это однозначно, он навряд ли бы смог. К тому же экспедиция полностью выполнила свою задачу по обследованию одной из захолустных планетных систем галактики и признав её, совершенно, не пригодной для создания на ней базы космического флота, возвращалась домой. Все были уставшие и раздражены, запасы жизнеобеспечения были на исходе и лишние двое суток навряд ли поднимут настроение экипажа.

Всплески находились далеко от проблемной зоны и можно было не опасаться встречи с тресхолдами, но так же далеко они находились и от "Глор".

На этом корыте туда ползти не меньше суток; сутки оттуда; несколько часов уйдёт на анализ. Размышлял Торэн, уставившись в ту часть экрана вивв, где двумя туманными красными пятнами обозначались аномалии. Ресурсов конечно хватит, но хватит ли терпения у экипажа. До базы осталось лишь восемь суток пути и все, кроме отдыха, больше ни о чём и не думают. Эти пятна интересны лишь Караку. Он молод и полон амбиций великих открытий. Он готов тащиться куда угодно и за чем угодно, лишь бы хотя бы как-то утвердить себя в ряду великих. Остальным, определенно, они не интересны. Может и в самом деле плюнуть на них. Единственное, что я обязан сейчас сделать – доложить об этих пространственных аномалиях на "Тосса". Пусть отправят к ним другой корабль. Он прометнулся взглядом по экрану вивв и не увидел ни единой зелёной точки. Однозначно, "Глор" сейчас ближе всех других кораблей к району этих аномалий. Продолжил Торэн свои размышления. Проклятье! Несомненно, прикажут повернуть. Может с ним посоветоваться? Он повернул голову в сторону Амп Грата. А на кой черт мне его мнение, как и его чувство? И зачем я только согласился на эту экспедицию?

– Что скажешь? Стоит туда идти? – Громким голосом, всё же, поинтересовался он у штурмана.

– Мне опротивел корабль. Я хочу на землю. – Едва шевеля губами, произнес Амп Грат.

– Значит нет. – Торэн отвернулся.

– Они не нарушили пространственную сеть, но могут служить канальными системами перемещения, но, однозначно, не принадлежат к пространственным переходам объединённых цивилизаций. – Донесся голос лазуранина.

Состроив гримасу, Торэн вновь повернулся к нему, но Амп Грат сидел в прежней позе, его лицо было совершенно спокойно, словно и не он произнес последние фразы.

Лицо Торэна исказилось недовольной гримасой. Лазуранин, вдруг, внес в его информационное поле толику сомнения. Где-то в глубине своего сознания он и сам понимал, что эти аномалии могут служить основой портаторных перемещений неизвестного типа, отчего пространственный анализатор не в состоянии классифицировать их, а может они относятся и вовсе не к каналам перемещения, а вообще неизвестно к чему. А теперь и штурман подтверждал его неприятную догадку.

– Что это тогда, по твоему? – Торэн кивнул подбородком в сторону экрана.

– Они вне энергетики пространства. Я их не чувствую.

– Я не понимаю тебя: то ты чувствуешь, то не чувствуешь. Выражайся яснее. – Голос Торэна прозвучал резко и даже зло, показывая его недовольство.

– Пространственная сеть не нарушена. Я их не чувствую. – Продолжал твердить лазуранин, все тем же негромким, бесстрастным голосом.

– Черт бы тебя взял вместе с твоими чувствами. – Пробубнил Торэн отворачиваясь от штурмана. – Придется идти разбираться с ними.

Он положил руки на панели управления и планетарный разведчик "Глор", описав широкую дугу, взял курс на непонятные пространственные аномалии.



6

Нельзя сказать, что Торэн был беспечен при подходе к району аномалий – он в должной мере контролировал и планетарный разведчик «Глор» и окружающее его пространство. Когда до аномалий оставалось, сравнительно, недалеко, их красные точки исчезли с экрана вивв, будто растворившись в нём и Торэн теперь вёл планетарный разведчик руководствуясь лишь своим психотронным полем, которое все более и более отчётливо чувствовало где-то впереди, но теперь почему-то лишь одну, энергетическую неоднородность. Вполне возможно, что пока они добирались сюда, две аномалии слились воедино.

У него, вдруг, всплыла мысль о некоторой схожести событий: произошедшего с ним два года назад и нынешнего и он всё пристальней всматривался в экран, ожидая, вот-вот, появления радужного кольца из вихрей. Энергетики прошлого кольца он не знал и потому сравнить с теперешней энергетикой пространства не мог. Если в тот раз были сильные помехи от горячих звёзд ассоциации, то сейчас ни звёзд ни каких-то других космических объектов поблизости не было и потому ничто не отвлекало его внимания от пилотирования.

Иногда он бросал взгляд и в сторону Амп Грата, пытаясь по его виду оценить верность своих решений, но лазуранин сидел в своей неизменной позе, откинувшись в кресле с опущенными веками и Торэну казалось, что тому, абсолютно, всё равно, что происходит в пространстве и куда идёт корабль. Мнения же планетарных исследователей Торэна совершенно не интересовали и он даже и не связывался с лабораторией, где они находились, будто забыл о них.

Когда до энергетической аномалии, насколько её чувствовал Торэн, осталось, буквально, рукой подать, он заглушил кроссфлектор и тут же, будто произошло нарушение в системе энергоснабжения корабля, экран вивв резко побелел и белой пеленой из него будто брызнуло Торэну в лицо, создавая впечатление, что экран взорвался. Торэн механически выбросил руки перед собой, словно намереваясь отгородиться от несущейся в его сторону пелены. И в следующее мгновение наступила кромешная тьма.

***

Тьма исчезла так же мгновенно, как и появилась. Торэн бестолковым взглядом смотрел на экран вивв, с редкой россыпью незнакомых звезд, словно тьма пеленой осела на нём, сделав менее прозрачным. Наконец, выйдя из оцепенения, он забарабанил пальцами по клавишам пульта управления, но россыпь звёзд на экране от этого не сделалась богаче. Тогда он, с нескрываемой злостью, ткнул ещё в одну клавишу, будто в последнюю надежду. С появившейся врезки на него смотрело растерянное лицо астрофизика экспедиции.

– Где мы? – Буквально выкрикнул Торэн.

– К-кажется с-с-седний р-рукав. – Едва слышно произнёс астрофизик.

– Какой рукав! – Торэн с силой ударил кулаком по пульту управления. – Где звёзды?

– Похоже, что мы попали в какое-то пылевое облако.

– Проклятье! Координаты базы. Немедленно!

– Господин капитан, вы меня не поняли. Это другой рукав нашей галактики. Мы в тысячах световых лет от базы. Пространственный сканер… – Карак несколько раз мигнул, словно готов был расплакаться.

Чёртова рухлядь! Мысленно выругался Торэн и махнул рукой в сторону врезки.

– Я тебя прекрасно понял. Убирайся!

Врезка с изображением астрофизика исчезла. Торэн повернул голову в сторону Амп Грата.

– Что скажешь?

– Девять, сто два, тридцать четыре. – Бесстрастным голосом, будто ничего необычного не произошло, заговорил лазуранин. – Выберемся из облака скорректируем.

– Выбираться долго?

– Долго. – Пришёл бесстрастный ответ лазуранина.

Отвернувшись, Торэн положил руки на панели управления и сориентировав "Глор" по сказанным Амп Гратом координатам, включил ускорение.

***

Нудный писк заставил адмирала Мартова поднять голову – с голограммы, висящей над противоположным краем стола, на него смотрел командир базы "Тосса" – старший офицер Гаррисон Гарр.

– Гросс адмирал! – Гарр кивнул головой в приветствии. – корабль ближней разведки "Глор" из экспедиции вовремя не вернулся. На связь не выходит. Сканирование возможных секторов его возврата ничего не дало. Он исчез.

– Сколько их нет? – Адмирал вопросительно кивнул головой.

– Трое суток.

– Всего лишь. – Мартов состроил гримасу. – Видимо где-то задержались.

– Исключено, гросс адмирал. – Гарр мотнул головой. – За восемь суток до срока возврата была связь. Они шли домой.

– Они нашли, что искали?

– Нашли. Но обследованная планетная система не удовлетворяет нашим требованиям.

– А не могли они отвернуть, чтобы обследовать ещё какую-то планету?

– Это достаточно близко от базы. Там нет неизвестных нам планет.

– Может это была не планета.

– Капитан обязан доложить об отклонении от курса. Этого не было. Хотя… – Состроив гримасу Гарр умолк.

– Что-то все же было? – Адмирал недовольно сдвинул брови.

– При последнем сеансе была реплика кого-то из членов экипажа, что астрофизик экспедиции уже поплыл и начал путать пятна на экране, с пятнами в пространстве. Все восприняли это, как весёлую шутку.

– Чья реплика?

– Он был вне экрана. Мы не придали этому значения.

– Хм-м. Попутал пятна. – Мартов покрутил головой. – Ты не находишь – это уже какая-то закономерность.

– Не понимаю, о чём вы? – Гарр мотнул головой.

– Как только капитан Торн уходит в экспедицию, так появляются непонятные пятна в пространстве. Словно они ищут друг друга.

– У нас нет аналитических данных. – Гарр дернул плечами. – Одни домыслы.

– Вот что… – Адмирал постучал указательным пальцем по столу. – Найди откуда была с ними последняя связь и направь туда эскадру. Пусть посмотрят там повнимательней. Если это вновь тресхолды, то дела наши совсем плохи. Доложишь сразу же, как обследуешь пространство. Выполняй!

– Да, гросс адмирал! – Кивнув головой, изображение командир базы "Тосса" исчезло.

Адмирал же, словно исчезнувший командир базы забрал с собой и часть его, ещё долго смотрел в ту точку, где только что была голограмма. Наконец, глубоко вздохнув, будто недостающая его часть вернулась, протянул руку к панели связи и нажал одну из клавиш – перед ним вспыхнула голограмма с изображением его адъютанта.

– Найди мне всё, что есть в глобальном информатории о капитане Торэне Торне и о зеннах; их анкеты и обязательно образы.

– Зеннах? – Брови адъютанта подскочили чуть ли не до волос на его голове.

– Когда-то, лет триста назад в объединённые цивилизации входила раса зеннов. Потом она куда-то исчезла. Возможно нашли более подходящее место в галактике. Они были весьма своеобразной расой. Найди о них всё, что есть в информатории. – Произнёс адмирал твердым голосом.

– Да, гросс адмирал. Я немедленно запрошу аналитический отдел.

– Не привлекай их. – Адмирал состроил кислую мину. – Сам займись.

– Да, гросс адмирал. – Адъютант кивнул головой и его изображение исчезло.

Мартов нажал ещё несколько клавиш на пульте связи – в голограмме появилось изображение одного из его заместителей, старшего офицера К"Рая.

– "Глор" не вернулся на базу. – Заговорил Мартов, без предисловий. – Уверен, опять тресхолды. Свяжись с командиром базы "Тосса" и закройте это направление. Я в Регат. Нужны более серьёзные меры, иначе они скоро будут на нашей шее. – Он похлопал себя по шее. – Цивилизации нам этого никогда не простят.

Ткнув в клавишу прерывания связи, адмирал поднялся и направился из кабинета…

Когда адмирал Мартов вернулся в управление и вошёл в свою приёмную, вскочивший адъютант бросился ему навстречу и протянул золотистую пластинку.

– Здесь вся информация о зеннах, которую мне удалось найти, гросс адмирал.

Молча взяв пластинку, Мартов прошел в свой кабинет и усевшись в кресло, сунул пластинку в стоящий на столе видеограф. Над столом вспыхнула голограмма с изображением капитана Торэна Торна. Затем мужской голос рассказал короткую биографию капитана, в которой адмирал не услышал для себя ничего интересного, пожалуй, кроме того, что капитан Торэн Торн, так как он считается рождённым сарматой от землянина, является носителем достаточно мощного психотронного поля, которое держит в пассивном состоянии, так как не имеет навыков управления им. После анкеты на капитана Торна шли голограммы с зеннами. Их было около сотни. Более-менее исчерпывающая информация была лишь о трети из них. Адмирал пролистывал без внимания всех, кто из них выглядел за средний возраст. Молодых набралось полтора десятка и все они некогда были стражами элитного клана. Некоторые, потом стали пилотами и капитанами космического флота зевсов. На капитанах адмирал и остановился. Таких оказалось четверо.

Вызвав изображение капитана Торэна Торна, он задал режим интерактивной идентификации. Профили капитанов прошлых лет, начали подстраиваться под профиль капитана нынешнего.

В принципе, совпадение, до сорока процентов, с Торном оказалось у всех четырех зеннов. Наибольшее оно было у первого капитана – Дакка и четвёртого – Буррона. Самое же большое сходство у Торна было с капитаном Бурроном. Они были примерно одного возраста и прически у них были примерно одинаковы – зачесанные назад короткие волосы, да и их имена были созвучны. Покрутив изображение капитана Буррона, адмирал вернулся к первому капитану – Дакку, уж слишком обширен у него был послужной список. Хотя капитан Дакк выглядел гораздо моложе, да и ёжик его тёмных волос торчал дыбом, но было в них какое-то неуловимое интуитивное сходство, чего адмирал не почувствовал у капитана Буррона. К тому же Буррон был капитаном лишь грузового корабля, да и то короткое время, а Дакк, кроме многолетнего капитанства на грузовиках, несколько лет ходил пилотом одного из космических заградителей в пространстве узла.

Убрав две голограммы и оставив голограммы Торна, Буррона и Дакка, адмирал принялся их вертеть. Вдруг ему пришла идея сравнить их профили: совпадение с Бурроном осталось на прежнем уровне, а с Дакком даже стало ниже. Он вновь вернул фас капитанов и мельком взглянув на Буррона, уставился в Дакка – что-то в нём было такое, что притягивало взгляд. Наконец, несколько раз хмыкнув, адмирал погасил голограммы и откинулся в кресле.

– Кто ты капитан Торэн Торн? Уверен, ты не простой капитан. Совсем не простой. И твоя амнезия ещё повернётся к нам боком. Только каким?… – Адмирал негромко хмыкнул. – Ольга, Ольга. Куда ты попала? Где ты? Где искать? – Тихо прошелестели его губы.

***

– Я уже говорил адмиралу – капитану Торну место на грузовике. Говорю это и тебе. – Старший офицер К"Рай надменно смотрел на голограмму с изображением командира базы "Тосса" Гаррисона Гарра. – Чем быстрей ты от него избавишься, тем меньше у тебя будет проблем.

– Да, собственно, с капитаном Торном никогда никаких проблем не было, господин старший офицер. – Гарр, состроив гримасу, поднял плечи.

– Зато теперь их выше ушей. Сколько у тебя фрегатов?

– При базе сейчас всего одна эскадра: двенадцать фрегатов и два заградителя.

– Заградители оставь на месте. Далеко до места событий?

– Дня за три фрегаты должны покрыть. Но если там действительно степперы, без поддержки заградителей им будет нелегко. Да, собственно, надежды никакой. – Гарр покрутил головой.

– К тебе уже направлены две эскадры вестинианских корбоутов. Приказ адмирала. Верфи не успевают клепать новые контроллеры, как ты их гробишь, так что приходится вытаскивать со свалок всё, что там ещё не сгнило. Корабли старые – экипажи неопытные. Не рассредоточивай. Пусть толпой побегают. Это всё!

– Да, господин старший офицер. – Гарр согласно кивнул головой и его изображение исчезло.

– Болван! – Негромко произнёс К"Рай, вслед исчезнувшему изображению командира базы "Тосса".

Если место капитана Торна на грузовозе, то твоё на рудниках Селе, с которых он будет возить добытую тобой руду. Один идиот лезет во все пространственные дыры не разбираясь, что они из себя представляют, другой – с таким же идиотизмом шарахается от них. Вы друг друга стоите. Добавил К"Рай уже мысленно.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю