332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Дес » Гражданин (СИ) » Текст книги (страница 6)
Гражданин (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 09:00

Текст книги "Гражданин (СИ)"


Автор книги: Евгений Дес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 24 страниц)

Мысли свернули в техническую сторону, прикинул в уме, сколько может стоить поддержание проекций, получалось немного, но если в рамках целой станции, так вроде и солидно. С другой стороны, внезапно слетевший с катушек оператор какой-нибудь системы или диспетчер мог на ровном месте такой ущерб организовать, даже без злого умысла, что устранение его последствий с лихвой окупит поддержание проекции лет на сто вперед.

– Устал я что-то, находился, – пожаловался Ян.

– Пошли в бар, цыпочек каких найдем и все такое, – сказал вынырнувший из раздумий Смит.

– Лучше базы корабельные поучить, нам же вылетать скоро, долгов на каждом, – напомнил парням, но те только отмахнулись.

Аж обидно стало, чувствую себя старым ворчуном, но они правы – им эти базы выучить раз плюнуть, у них нейросети есть, это мне с нейрокомом корячиться.

– Алекс, ну так как, ты с нами? – Спросил Смит.

– Нет, пойду базы «Обжоры» изучать.

– Пф, да что там тебе с них, жалкие полпроцента эффективности и это в лучшем случае, – сказал он.

– Кредит к кредиту – кит, – ответил ему местной поговоркой, на что лишь пожатие плечами получил. Двойное.

Ян моего стремления погрузиться в учебу не разделял, но, в отличие от Смита, не считал себя вправе решать и указывать. В общем, разошлись мы в разные стороны. Я в номер, мозгами скрипеть, парни в бар, подруг искать. Ладно, дело молодое, главное, чтобы обошлось без приключений.

Глава 6

Парни вернулись на следующий день. Мятые, похмельные, но довольные и голодные. Я к тому времени успел треть баз по «Обжоре» осилить и уже начал волноваться. С утра даже позвонить собирался, но потом решил – нянька им что ли? – и в учебу погрузился. Нацепил виртшлем, побродил немного по проекции корабля, прикидывая, что куда поставить и как разместить, и загрузил очередную мини-базу. Скоротал время до обеда под «глюки» из схем, диаграмм, графиков и текстово-визуальных пояснений. Там и Ян со Смитом приползли.

– Как погуляли? – Спросил, убирая шлем на прикроватную тумбочку и вставая. Залежался что-то, тело нагрузки требовало.

– Хорошо погуляли, таких цыпочек сняли, – закатил глаза Смит.

– Зря с нами не пошел, – включился в разговор Ян.

Короче говоря, в два голоса на перебой рассказали мне о своих похождениях. Аж умилялся с них. Словно не двадцатилетние лбы, а пятнадцатилетки первыми любовными похождениями хвастающиеся. В общем, весело они вечер провели и ночь хорошо скоротали, даже немного завидно стало, но вот за обед пришлось платить мне. Ладно, бывает. Не стал парней напрягать, но решил их чувство вины на пользу направить.

– Раз хорошо погуляли, значит пришло время поработать, – объявил, когда с едой покончили.

– Я бы лучше поспал, – предпринял вялую попытку отбрехаться Смит.

– Да нет проблем, – одарил его широкой и, надеюсь, плотоядной улыбкой. – У вас же нейросети? – Оглядел их с прищуром.

– Угу, – кивнули они синхронно, без труда поняв, куда клоню.

– Вот и учите базы в трансе, а что не успеете – ночью добьете. Поужинаем и спать завалимся, завтра корабли придут.

Последнее парней воодушевило и мы дружно заняли горизонтальное положение по койкам, прикрыли глазки и погрузились в учебу. Часов до восьми вечера плавили мозги, потом перекусили и вновь по кроватями расползлись. Хорошо им, они за счет нейросетей больше моего выучили, за ночь остальное доучат, а вот мне уже на корабле заканчивать придется. Ладно, будем утешаться приростом КИ и тем, что контракт меня все равно по рукам-ногам связывает.

Второе утро на станции началось с сообщения о прибытии наших корабликов. Прислали его не только мне, но и ребятам. Те были готовы хоть сейчас в ангар бежать, но я их порыв осадил.

– Час-другой роли не играет. Давайте позавтракаем, да как следует подумаем, чего нам еще не хватает и что пригодиться может. Денег у меня немного осталось, но на кое-какие мелочи хватит.

– Да нам первую партии руды сдать, и сразу же все купим, – возразил Смит.

– Ты сорокой-то не становись, – покачал в ответ головой, – для начала определись, что надо, и про долги не забывай. Большая часть заработка на погашение кредита пойдет.

– Может не станем спешить, – высказался Ян и тут же пояснил мысль, – платить по минимуму, а остальное на счете держать, мало ли что.

Звучало вполне логично, но с моей точки зрения имелось два нюанса. Во-первых, если случится что-то действительно серьезное, нам вряд ли помогут небольшие накопления, а с мелочью мы и сами справимся. Благо мой корабль многое позволял. Во-вторых, чем меньше долг, тем выше шанс избежать арестантского контракта. Опять же, рейтинг растет. В отличие от земных кредитов, тут досрочное погашение всячески приветствовалось, так как не позволяло экономить, и банки получали свое в полном объеме. Вот эти соображения и озвучил парням, попутно заказав плотный завтрак.

– Ладно, убедил, рабовладелец, – усмехнулся Смит, уступая Яну место у трубы пневмодоставки.

– Надо бы пищевые синтезаторы поставить, – сказал Ян, принимая свой заказ.

– Пока рационами обойдемся, а там по финансам решим, – отмахнулся вилкой с кусочком бекона на конце. Возражений не последовало, все оказались заняты едой.

Плотно набив брюхо и скормив одноразовую посуду утилизатору, хрустнул пальцами и махнул на баулы. Вперед, мол, други, нас ждут великие дела.

– Ох, – крякнул Смит, поднимая свою часть груза. – Они же легче были, – пожаловался он.

– Угу, – просипел Ян, пытаясь извернуться и поймать своевольную лямку рюкзака, никак не желающую даваться в руки.

– Вам бы какую базу военную выучить, хотя бы ранга до второго и собой заняться, – сказал, помогая Яну и забирая у Смита один баул.

– Пф, – отмахнулся Смит, – станем еще такими же скучными.

– Военные базы башку правят, становишься этаким правильным, – пояснил Ян, заметив мое удивление.

– Это точно или слухи? – Напрягся от таких новостей и как-то совсем иначе на свою возню с этими оболтусами взглянул.

– Ну, слухи всякие ходят… – Начал было напускать тумана Смит, но Ян испортил ему игру:

– Чушь это все, обычная профессиональна деформация, такая от любой базы есть. Просто первое выученное как бы общий вектор задает.

– Еще от предрасположенности многое зависит и опыта, – буркнул Смит, недовольный тем, что лишился развлечения и возможности блеснуть.

– Пошли уже, – махнул на дверь и первым подал пример.

Разумеется, пока до ангара добирались, устроил парням допрос. В итоге стал еще больше Грега в хитром плане подозревать. Наверняка же нам не только сны навели, но и кое-какую информацию сняли. Вряд ли делали полное ментосканирование, слишком уж опасно, но вот поверхностно в головах пошарили. Логично, мало ли, вдруг псих или там маньяк какой, такого проще либо сразу перепрошить, либо и вовсе на удобрения тихонько пустить.

Тут, кстати, интересный момент. В Содружестве жизнь человека считалась величайшей ценностью. Полагаю, во многом из-за ее продолжительности. Но имелся нюанс – ценилась жизнь гражданина своего государства. Так что некондиционного иммигранта, особенно дикого, можно было и приморить по-тихому. Сбой в анабиозной капсуле и добро пожаловать на переработку в компост – не пропадать же добру.

Государственные органы правопорядка занимались убийствами и экономическими преступлениями, да и то не всякими. Разной мелочью, вроде насилия, тяжких телесных или там доведения до самоубийства, они не занимались. Это все находилось в ведении местных органов. К примеру, на станции этим занималась корпоративная полиция «Астроминерал». Впрочем, как раз в Осской Империи государственная полиция еще и работорговлей ведала. Так уж сложились обстоятельства, что с одной стороны мы граничили с Халифатом, а с другой с Аварской Империей. И там и там официально существовало рабовладение. Разные малоприятные типы пытались разбогатеть путем захвата живого товара, от того-то и сложилось в Осской Империи специфическое отношение к работорговле. Потому-то и случались чуть ли не каждые полвека войны то с одним соседом, то с другим.

Возвращаясь к куратору в миграционном центре. Уверен, Грэг имел что-то вроде общий выжимки и моего психопортрета, который и использовал. По идее, его за это можно засудить, но доказать что-то будет сложно, а главное – нет желания. Скорее уж благодарить стоит. В прошлом я не то чтобы в каждой бочке затычкой был, но, мягко говоря, назвать себя равнодушным гражданином не мог. Вот на это-то обостренное чувство справедливости и легли военные базы. Сами по себе они патриотизма или там жертвенности привить не могли, да и не пытались, хотя бы потому, что это скорее повредить могло, и лишь очень немногих зацепить. Нет, все хитрее и проще.

Базы развивали так называемое чувство локтя. Причем, в самом широком смысле. Можно сказать, они нацеливались на то, чтобы молодые военнослужащие накрепко сдружились с теми, кого сочтут достойными, сочтут своими. Для кадровика направить такую заготовку в подходящий взвод, эскадрилью или еще куда – плевое дело. Так как подобная прививка «чувством локтя» никуда не пропадает и даже развивается, ветераны с радостью берут новичка под крыло, а тот в свою очередь принимает их покровительство после нескольких взбрыков-проверок. В итоге имеем сплоченный коллектив без внутренних проблем, способный действовать максимально эффективно.

«А еще из него мало кто захочет добровольно уйти, значит и контракт с армией или флотом будет продлен», – подумал об еще одном плюсе. Впрочем, скорее это просто побочный эффект. К тому же, никто ведь волю не подавляет и ни к чему не принуждает. Скорее это просто помощь, подсказка, нечто вроде совета, но не инструкция и каждый решает сам.

– Обалдеть, – выдохнул Смит, прерывая мои размышления.

– Знал, но все равно, – тряхнул головой Ян.

Только тут я обнаружил, что настолько в себя ушел, что и не заметил, как мы до ангара добрались. Да что там, на автомате дал добро на пересылку кода владельца и умудрился пропустить открытие дверей. Точнее то, как внутренние ворота в пол ушли. В оправдание могу сказать – сделали они это быстро, плавно и бесшумно.

«Фиг с ним с Грэгом. Не в обиде. Всегда таким был. Если уж дружил, так за своих был готов глотки грызть», – быстро подытожил размышления и шагнул через порог, жадно рассматривая звездолеты. Третий и четвертый класс – никакого сравнения с тем микробом, на котором экзамен-практику сдавал. Нет, он тоже впечатлил, такая себе длинная девятиэтажка из металла с соплами двигателей в корме, но на фоне старших собратьев – да как та же девятиэтажка рядом с небоскребом. Ворота за спиной вернулись на место.

Производители шахтерских кораблей о эстетике своих творений не заботились. Потому и суденышки наши выглядели этакими кирпичами. Два стометровых параллелепипеда и один раза в полтора крупнее. И все же они впечатляли. Не столько даже размерами, сколько ощущением – свое. Даже как-то не верилось, что вот на этом здоровяке предстоит летать в космосе и работать. Так, надо собраться и приступать к делу.

– Вперед, парни, – хлопнул в ладоши, привлекая внимание, – хватит глазеть, надо все проверить, акты приемки отослать и за дело браться.

– Ага, – тряхнул головой Смит, да так, что лицо шевелюрой закрыл.

– Да, надо, – протянул Ян.

– Не суетимся, действуем по инструкции. Вперед, – скомандовал и пошел к «Обжоре».

Пилоты, перегнавшие корабли, нас дожидаться не стали. Логично, их дело в указанный ангар судно доставить и, покинув борт, перед работодателем отчитаться. Дальше один сигнал, условный код, и корабли консервируются, обнуляются и ждут кода хозяина. Только он, да особый протокол и может их пробудить.

В отличие от парней, мне пришлось помучиться. Они-то просто с искином корабля связались, так сказать представились, полномочия подтвердили и он им аппарель выдвинул, да любезно шлюз распахнул, а вот у меня начались танцы с бубном. Внешне-то все так же было, но вот в шлюзе пришлось задержаться. Чтобы внутренние створки открылись, я и удостоверение к сенсору прикладывал, и в сканер глядел, и кровью на анализатор капал. Сплошные мучения, но выбора не было. Сам себе злобный Буратино.

Наконец корабль признал меня хозяином и впустил внутрь. Вот вроде и не сказать, чтобы прям много времени потерял или что-то особое делал, а как-то устал и раздражительным стал. Может дело в серо-стальных коридорах, где лишь светящиеся панели потолка и позволяли его от пола со стенами отличить? Нет, скорее просто мандраж и внезапное осознание реальности всего происходящего. «Тормоз ты, братец», – сказал самому себе и потопал в рубку. Благо до нее два шага было.

Ага, так меня и пустили в святая святых без новых мытарств. Вновь прошел проверку, и когда доказал, что я – это я, мне наконец-то дали добро. Бронедвери разошлись и искин поприветствовал меня механическим голосом, который тут же предложил настроить на желаемый. «Фиг тебе, болтливая железяка», – сказал ему, и принялся проходить третью проверку. Без нее не имелось возможности изменить настройки безопасности, а каждый раз доказывать машине свои права не хотелось.

Четвертая проверка для подтверждения внесенных изменений, зеленый огонек перед глазами и я растекаюсь по капитанскому креслу довольной лужицей. Теперь мой нейроком считается доверенным и может выполнять роль нейросети. Проще говоря, достаточно мысленной команды кораблю и… Да все, собственно. Никакого тебе больше геморроя.

«Повезло, с третьим рангом такое бы не провернул», – подумал, следя за виртуальной полоской прогресса самотестирования корабля. Парни, поди, и вовсе уже к осмотру перешли. Так и мне бы не мешало. У них-то обычные кораблики, а в моём имеется летная палуба с дронами и ремонтный блок для них же. Сам-то «Обжора» добывать руду не умеет. Классический носитель. «Потому и брал», – хлопнул ладонями по подлокотникам кресла и резко поднялся. Хватит время терять. Вперед и с песней, дела не ждут.

Вообще, комплексная база шахтера, как и любая другая, на самом деле состоит из целого набора сведенных вместе баз, из которых убрали повторы информации и оптимизировали подачу. Опять же, на мой взгляд, слово шахтер не совсем подходит. Скорее уж стоило говорить о ком-то вроде космического геолога, а то и планетолога. Этакого универсала, исследователя, пионера и первооткрывателя в одном флаконе. С другой стороны, именно «шахтер» лучше всего отражает современное положение дел. Но исторические основы профессии никто не трогал.

Потому-то я и пилот, и техник, и технолог второго, и кибернетик с программистом, и даже инженер. Есть у меня и военно-учетные специальности, так же в комплексную базу входящие. Разумеется, в четвертом ранге лишь базовый «шахтер», который на деле все же геолог, но и остальные все минимум во втором, а тот же техник с кибернетиком и вовсе в третьем. Как и пилот. Уж не знаю, то ли составители базы из поколения в поколение сплошняком лентяи, то ли руководствуются принципом «работает, проверенно, вот и не трогай», то ли тут какой-то умысел с прицелом на будущее. Такой себе кадровый резерв спецов, который можно быстро перепрофилировать под конкретные нужды. В любом случае, жаловаться причин не вижу.

Первым делом прогулялся до бокса и запустил на самодиагностику ремонтный комплекс. Затем сходил на летную палубу и взялся за дронов. Эти машинки отличались изрядной примитивностью, но менять их на что-то более самостоятельное слишком дорого. Впрочем, сейчас меня интересовала их работоспособность. Сами себя проверить они не могли, пришлось поработать ручками и головой. Грубо говоря, прозвонил цепи, да прогнал стандартный набор тестов. На первый взгляд все было в порядке, но, ради полного спокойствия, озадачил ремонтный комплекс полной проверкой дронов. Вернее, поставил ему эту задачу после окончания диагностики.

Прошелся до реакторного отсека, вручную снял показания датчиков, проверил целостность кожухов ручным сканером, убедился в полной исправности и потопал любоваться двигателями. Благо, они рядом были и, вообще-то, могли частью реакторного считаться. Тут пришлось провозиться подольше. Масса узлов и агрегатов требовала внимания, но за часа полтора управился. К этому времени и искин самодиагностику закончил, порадовав отчетом об идеальном состоянии корабля. Оставалось дождаться результатов работы ремонтного комплекса и можно вылетать.

– Как успехи, парни? – Спросил напарников, как только они ответили на вызов.

Организовал такое себе селекторное совещание, совместив его с обедом. Благо для разговора хватало четко сформулированного желания сказать что-то, задействовать голосовые связки не требовалось.

– Состояние соточка, – отрапортовал Смит.

– Все в норме, – сказал Ян.

– Ты там долго еще возиться будешь? – Спросил Смит.

– Не терпится поскорее за работу взяться? – Ответил вопросом и мысленно усмехнулся, представив его скривившееся лицо.

– Хочу поскорее заработать и по барам прошвырнуться, – ответил он честно.

– Если мы после каждой сдачи руды будем загулы устраивать, два года провозимся, а то и больше. Лучше уж навалиться на дело и за год-полтора управиться.

– Это будет тяжело и скучно, – заметил Ян.

– Зато выгодно и безопасно. Парни, у нас еще лет двести жизни впереди…

– Вот именно, – перебил Смит, – каждый год на счету.

На это я только и смог, что промычать что-то невнятное. Вот оно, отличие дикаря от местных. Им двести лет, как мне семьдесят. Вот только для меня эти семьдесят внезапно стали парой веков, а для них… Ну, теми же остались. Они просто не понимают этого. Черт, да и я в двадцать не особо думал о времени. Это же полвека впереди было. Прорва времени, некуда спешить, а уж теперь и подавно не вижу поводов бояться развлечения упустить. Хотя, в отличие от них, я-то успел понять, что все эти бары-вечеринки и прочее, мягко говоря, однообразное и довольно скоро приедающееся дело, а уж когда о семье думать приходиться, так и вовсе к ним интерес пропадает. Надо же, подумал о своих, и впервые не сдавило сердце.

– Я думаю, нам стоит выбрать что-то среднее. Например, раз в месяц на станцию летать, – внес предложение Ян.

– Давайте решим позже, – решил уклониться от ответа, и вместо этого предложил высказываться на тему – кому и чего для вылета не хватает.

Всем всего хватало, а чего не хватало, без того обойтись можно. «И вообще, отработаем, каждый сам докупит», – сказал Смит, и спорить с этим никто не стал. На том и порешили. Ремонтный комплекс закончил проверку шахтерских дронов и я отправил поставщику акт приемки. Все, теперь можно лететь. Да здравствуют трудовые будни.

Перед внешними воротами ангара вспыхнуло удерживающее атмосферу поле. Створки разошлись и наши корабли, ведомые искинами диспетчерского управления, вылетели в космос. Ворота за нами шустро закрылись и мы устремились в зону свободного полета.

– Куда прыгать будем, босс? – Вышел на связь Смит, пользуясь тем, что нас ведут диспетчеры.

Хороший вопрос, как-то я об этом не подумал. За последний век в системе изрядно выработали внутренние реки, но оставались еще внешние. Там даже пару станций приема руды и контроля пространства повесили. Правда, народ предпочитал работать в соседних системах. Там было столь же безопасно, но иногда удавалось найти астероид с чем-то подороже стандартной руды по кредиту за куб. Впрочем, такое случалось редко. Зеленые сектора – это не только безопасность, но и исследованность.

– Прыгаем к внешней реке, проверим гиперпривод, накопаем на полные баки и приноровимся к кораблям.

– Как скажешь, босс, – ответил Смит и отключился.

И почему сам себе напоминаю кота, трогающего лапой лед на луже по осени? А, да в бездну это все. Устал просто, еще и нейроком этот дурной. Поставил бы сеть и жил как белый человек. Нет, блин, самый умный и больше всех надо. Так, хватит ныть. Отставить метания. Просто сходи с парнями в бар и отдохни.

Не скажу, что полегчало, но отпустило, а там и диспетчера нас в вольное плавание отпустили. Обозначил точку прибытия, да начал разгон. Пусть приводы у нас и схожи по характеристикам, но синхронный прыжок и выход – это целое искусство. Флотские годами только тем и занимаются, что это отрабатывают. Хотя, ну какое мне дело до разброса? Тем более без нейросети и слияния все равно на одну удачу надеяться можно. Тут не столько расчет, сколько слаженность и умение чувствовать напарников роль играют.

– Готов.

– Готов.

Отрапортовали парни, набрав скорость, достаточную, чтобы успеть в пузырь перехода влететь.

– Прыгаем, – сказал, и тут же отдал мысленную команду кораблю.

В синхронизации этой самой команды и была суть проблемы. Разница активации привода в миллиардные доли секунды играли свою роль и выливалась в разброс по прибытии на место. Причем, чем на большее расстояние совершался прыжок, тем больше становился разброс. Непредсказуемая ориентация корабля по выходу в обычное пространство так же добавляла свою изюминку и головную боль. Впрочем, все это касалось военных и прочий боевитый люд, занимающийся проводкой конвоев и другими рискованными делами.

Прыгали мы не далеко, потому и разбросало нас не слишком сильно. Скорее уж нам это на пользу пошло, так как смогли сразу большой кусок астероидной реки просканировать. Разумеется, ничего ценного не нашли. Стандартная руда по кредиту за куб. В чем-то ее можно сравнить с нефтью – в том смысле, что на Земле массово использовался получаемый из нее пластик, а у нас из этой копеечной руды делают корпуса и обшивку для всего на свете.

– Работаем, – отметил участки на карте с результатами сканирования. Нарезал, так сказать, делянки.

– Приступаю, – ответил Ян.

– Ух, сейчас вгрыземся, – выдал Смит.

– Аккуратней, парни, не спешим, привыкаем к кораблям, – не смог смолчать, чтобы не напомнить. Естественно, получил закономерный ответ в духе «не волнуйся мамочка».

«Надо бы что-то кадровое поучить», – подумал, машинально выдавая целеуказание дронам, покидающим ангар. В отличие от станции, на «Обжоре» поля удержания атмосферы не имелось, поэтому приходилось откачивать воздух. Впрочем, это было так, мелочью. И вообще меня больше занимал дурацкий вопрос – похож ли мой корабль на улей, а дроны на пчел? Наверно все же нет, но аналогия понравилась. Даже немного поразмышлял на тему названия артели. Как-то она у нас безымянной оставалась. Точнее, у нее имелся длинный буквенно-цифровой код, но имени собственного мы придумать не удосужились. Да и не пытались даже.

Решил не отвлекать парней сторонними разговорами, а вскоре и вовсе не до отвлеченных мыслей стало. Дроны принялись астероиды пилить, мне же пришлось за ними следить и направлять. Конечно, львиную долю работы взял на себя искин, но в том-то и беда, если бы он мог полностью с подобным делом справиться, профессия шахтер в лету б канула. «Или бы вернулась к истокам и я сейчас ползал по какому-нибудь миру за границей изученных территорий», – подумал, отводя дрона за секунду до выброса газа из недр астероида. Искин просто не успел просчитать результаты сканирования и последствия воздействия режущим излучателем. Мое подсознание оказалось быстрее и, как минимум, спасло дрона от повреждений выброшенными газом камнями.

В первый день отработали десять часов без продыху и так умотались, что просто и бесхитростно завалились спать. Только и сделали, что обменялись краткими сообщениями о наполненности трюмов. Второй день и третий день мало чем отличались от первого. Парни все так же пилили свои делянки, а вокруг меня сновали дроны. Они приносили вырезанное из астероидов в дробилку, заправлялись, заряжались и летели трудиться дальше. Аналогия с пчелами и летней страдой крепла во мне все больше, а вот усталости становилось меньше.

На пятый день нашел достаточно сил, чтобы доучить базы по «Обжоре». На производительности это не сказалось, так как напоследок оставил чисто технические вещи по агрегатам корабля, но ощущение законченного дела порадовало и помогло открыть второе дыхание. Парни же наоборот сдали. Кажется, теперь начинаю понимать, почему в четвертом классе почти сплошные носители шахтерских дронов, а в третьем они редкость. Представил мысленно, каково это совмещать пригляд за «пчелами» и самому излучателями управлять, так сразу и поплохело.

Девятый день ознаменовался своеобразным прорывом. Работа почти не утомляла и стала доставлять удовольствие. Парни наоборот выглядели серыми от усталости и с трудом по восемь часов отрабатывали. Странно это как-то все. Ради интереса полез в сеть информацию искать. Что удивительно, нашел. Правда вначале советы бывалых попались. Опытные камнегрызы рекомендации иметь базы на уровень выше или ставить дополнительный имплант на интеллект. Отталкиваясь от последнего на что-то вроде форума медиков попал, там-то и узнал, что КИ на способность мозга мыслить не влияет, а вот на его выносливость очень даже да. Чего там конкретно не хватало искусственным узлам создаваемым нейросетью не понял, но из горячего спора уяснил, что ученые мужи и сами не в курсе. Теории есть, работа ведется. Впрочем, в моем случае все это не имело значения.

– Полный, – сообщил Ян на пятнадцатый день.

– Еще часа два, – проинформировал Смит.

Последнее время наши корабли находились в постоянной связи, организовав локальную инфосеть, так что теперь мы могли спокойно болтать без дополнительных вызовов. Организовали это по моей инициативе, так как всерьез начал волноваться за ребят. Выглядели они паршивей некуда. Этакие панды-дистрофики с красными глазами и впалыми щеками. Видимо идея сразу начать с корабля третьего ранга оказалась паршивой. Меня природный КИ и закалка на комбайне выручала, а вот им явно стоило на шахтере-двоечке для начала поработать.

– Скоро закончу, – порадовал парней новостью, но они не отреагировали. Ян спал, а Смит сидел со стеклянными глазами в рубке.

Я же краем сознания приглядывал за дронами и думал. Размышлял над тем, само ли оно так сложилось, или кто-то все заранее продумал и рассчитал. Дело в том, что шахтеры первого и второго класса имели довольно компактные трюмы. Примерно по пять и двенадцать тысяч кубов соответственно. Первые дней за пять заполнялись, вторые за восемь. Самое оно для людей с небольшим природным КИ, усиленным нейросетью. У тех же Яна со Смитом еще бы и базы на уровень выше оказались – работали бы и не напрягаясь, потихоньку адаптировались, теперь же у них корабли на пятьдесят тысяч кубов, заполняющихся за пятнадцать дней в норме. Не удивительно, что они больше на зомби похожи.

Ладно, добью свои полтораста тысяч, сдадим руду и полетим на станцию. Сейчас они все равно никакие работнички, да и соображают туго. Отоспятся, тогда и поговорим. Без пары имплантов на интеллект и память они работать не смогут. Выдохнутся через пару месяцев или придется по неделе на станции проводить, а это меня не устраивает.

Во-первых, кредит платить надо, но это еще туда-сюда. Во-вторых, чем чаще мы на станции, чем выше шанс общения с профсоюзными агитаторами. Сразу они не подходят, вначале приглядываются и собирают информацию, затем начинаются разговоры. Давят на психику. Когда все желающие пообщаются и получат отказ, тогда и начинается что-то сродни свободной охоты на строптивца и в дело идут физические методы убеждения. Вот как раз скорость прохождения всех этих этапов хотелось замедлить путем уменьшения сроков и частоты пребывания на станции.

Слетали до ближайшего терминала по приему руды, похожего на гриб с ножкой-бункером под концентрат, выгрузились, получили на счет четверть миллиона кредитов. Порадовались сумме и оплатили топливо с кредитом. Погрустили над остатками. Впрочем, платили по минимуму, так что на деле у нас еще о-го-го оставалось. Правда сделал это умышленно, в связи с предстоящими расходами на апгрейд парней, но те мало что соображали и по прибытии на станцию дружно вырубились, кое-как до коек в жилых отсеках добравшись.

Прибыли мы ранним вечером по времени станции, но я решил не отрываться от коллектива. Правда, перед сном, купил базу позапрошлого поколения по дронам. Пятый ранг, а цена как у второго. Да и наплевать, мне с этого ни горячо ни холодно, главное – будет что учить с пользой для дела. Не оставшимися же военными базами пробавляться. Нет, их то же доучить надо, но без полноценного военного тренажера и времени, с одной имеющейся капсулой-тренажером и работой по двенадцать часов, быстрого прогресса не добиться. И так в четвертом ранге все. Благо военно-учетные специальности особым объемом информации не отличаются и во многом пересекаются. Особенно имеющиеся у меня.

Утро началось с завтрака и жесткого разговора с парнями.

– Загул отменяется, – объявил, покончив с едой. – Я тут в сети покопался и выяснил, от чего вы такие квелые. Ознакомьтесь, – сбросил им подборку материалов, и пока они со стеклянными глазами сидели, допил сок.

– И что… – начал Смит, но я его перебил.

– Кредит оплачен по минимуму. Сейчас мы дружно идем в «Нейросеть» и вы там ставите себе по два импланта плюс десять интеллекта.

– Так у нас еще на погулять… – обрадовался Смит, но я ему вновь не дал закончить.

– А на остальное мы купим две базы шахтера четвертого ранга прошлого поколения и вы будете его учить в перерывах между работой.

– Но… – начал Смит.

– А кто не согласен, тот может покинуть артель. Его корабль останется на балансе, а свой долг он заберет с собой. Перечитайте устав и договор.

Парни снова остекленели глазами, мысленно поблагодарил юркорповцев. Не просто так они свою репутацию завоевали, ой не просто. Их всегда отличала ориентированность на клиента и прекрасная внутренняя коммуникация. Они учли мой вопрос о схеме с артелью и предусмотрели соответствующие форс-мажоры с разными проблемами. «Не только мне подмахивать не дочитывая», – усмехнулся, припомнив Грэга. Поставлю нейросеть – обязательно заведу полочку для виртшлема, пусть будет вечным напоминанием.

Против договора не попрешь и насупленные парни поступили так, как было сказано. Ничего, посопят-посопят, да и отойдут. Не дураки, поймут и оценят, а там и дуться перестанут. «Не дети чай, соображать должны», – думал во время прыжка в соседний зеленый сектор. Проапгрейженные парни согласились ударно поработать, явно желая побыстрее избавиться от деспота в моем лице. «Вот и хорошо, злость мотивирует, а общий враг объединяет», – похмыкивал, краем глаза наблюдая за тем, как Смит с Яном ударно вгрызаются в астероиды.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю