332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгений Дес » Гражданин (СИ) » Текст книги (страница 22)
Гражданин (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 09:00

Текст книги "Гражданин (СИ)"


Автор книги: Евгений Дес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 24 страниц)

– Хотелось бы в рассрочку, свободных средств маловато, а кредитная линия исчерпана.

– Вы разве у нас что-то брали? – Удивился собеседник. Впрочем, не он один.

– Нет, впервые обращаюсь.

– А, так вы про банковский кредит, – рассмеялся мой визави.

– Да, – пожал плечами, весьма заинтригованный тем, что есть еще и иные формы кредитов. Вроде как в Содружестве даже криминал деньги не ссуживает. Вернее, только под незаконные дела, да и то, кредитная линия без обременения позволяет направлять средства куда душе угодно.

– Скажите, – вкрадчиво заговорил собеседник, – насколько, по Вашему, разумно ссориться с военно-космическими силами Его Величества?

– Полагаю, – заговорил бодро, с этакой молодцеватой придурью – конфликтовать с нашими славными доблестными ВКС – довольно экзотический, но вполне надежный способ самоубийства.

– Отлично сказано, вы далеко пойдете, юноша. Итак, в какой разумный срок вы сможете вернуть двадцать корпов?

«Кхе», – сказал я себе. Затем подумал и повторил. Раз пять. Помогло, мозги встряхнулись, взбодрились и за дело принялись. Так, трюм у «Гнезда» двадцать тысяч, но это не руда, а концентрат, а он в десять и более раз дороже руды стоит. Значит, если мозги не вскипят от управления дронами и одновременной работы с обогатителем… Нет, давай без этого. Тебя спросили о надежных сроках, а не Стахановских.

Тогда у нас получаются работы с перерывом. Вначале дроны, потом загрузка и обогащение. Накинем для надежности пару дней. Итого – две декады на трюм. Плюс перелет до станции, увы, но концентрат требует проверки и сертификации, так что «грибок» – не мой вариант.

Не забываем о дисконте «Астроминерал», сдавать-то только им могу, с такими объемами хода на биржу нет. Еще минус всякая мелочь на расходы и, если работаю с Эльдорадо, в сухом остатке где-то три и девять десятых корпа. Плюс-минус, ведь и обогатителю надо расходники брать, а цены на них плавающие. И про десять корпов на выкуп парней забывать не стоит, и еще кредит в банке гасить, себе… Так уж и быть, на себе можно и сэкономить. Ладно, еще немного урежем осетра, пусть будет три с половиной корпа, и на форс-мажор накинем немного времени.

– Примерно двадцать декад, – выдохнул ответ.

– А голова у вас от такого не треснет? – Хмыкнул в ответ собеседник.

– Если в хламе окажется медкапсула, то как-нибудь переживу.

– Будет вам медкапсула, – ответил он и прислал договор.

Страшно в такие долги влезать. Это же, если что, тюремный контракт на десятилетия обеспечен. «Примерно сто сорок лет в худшем случае», – посчиталось само собой. Порой – ненавижу нейросети. Скинул договор юркорповцам, получил быстрый ответ – все чисто. Типовой контракт ВКС. Знать бы еще, сколько такое подписавших потом жалело. Все, хватит ныть. Хвала все тем же нейросетям, даже полтора века – это еще не конец жизни. Всего лишь три четверти. Тьфу.

«Ну, бездна, я упорный», – поставил подпись и отослал. «Упоротый ты», – сказал здравый смысл.

– Кораблик вам сегодня в ангар переведут. Хорошего дня.

– Благодарю, и вам того же.

Вот и все. Если в парашютном спорте с первого раза не получилось – значит, он не для вас. Земля вам пухом. Какая же чушь лезет в голову. Нет, не чушь. Это мне так подсознание подкинуло мысль о запасном парашюте. Если уж влипну в тюремный контракт, так хоть отрабатывать его буду в комфорте. Все равно меня по специальности определят и наличие собственного корабля изрядно облегчит жизнь. Изымать его не станут, разве что совсем уж решат жизнь испортить.

– Добрый день, Алекс, – сразу ответил на вызов Клод.

– Добрый, я готов оплатить ремонт «Ежа» без модернизаций.

– Как хотите. Есть особые пожелания? – Он был явно разочарован. Ничего, переживет.

– Нет.

– Высылаю контракт.

Вот и все. Денег осталось только на заправиться и закупиться в путь-дорогу. Может еще наберется мелочишки в баре посидеть, но как-то не тянет. Уж лучше в ангаре, подальше от приключений.

У внешних ворот вспыхнуло поле удержания и створы распахнулись. В ангар влетела огромная клешня буксира. Приблизилась к «Ежу», аккуратно обхватила его, подняла и подалась назад. Прошла сквозь мерцающую завесу и серо-стальная броня вновь закрыла звезды. Поле погасло. «Брр, однако», – передернул плечами, сбрасывая наваждение. Ощутить себя муравьем, рядом с которым прошел тапок – не самый приятный опыт в жизни.

Вскоре пришло сообщение от Клода: «Корабль принял, приступаем к ремонту. Ориентировочное время – две с половиной декады». Вот и хорошо.

Появилась мысль подождать прибытия «Гнезда» вне ангара, но здравый смысл подсказал сидеть на месте. У меня, вон, скаф все еще не до конца в порядок приведен. Им и занялся. Навел марафет, пластины повесил, протестировал, так время и скоротал. Огляделся, посмотрел на вытащенное барахло, подумал, чем бы еще таким заняться, а тут снова поле внешние ворота перекрыло и сквозь него звезды замерцали. Недолго, практически сразу весь створ огромная туша корабля перекрыла. «Вот это тапок, а то детский ботиночек был», – подумал, непроизвольно шаг назад делая.

Военный шахтер типа «Гнездо» медленно вплыл в ангар, выдвинул опоры и приземлился. У меня возникло ощущение тесноты. Умом понимал, что он не более семидесяти процентов объема занял, но… Все познается в сравнении.

– Приветствую, – махнул спускающийся по аппарели пилот. – Прекрасный агрегат, – сказал он, протягивая руку.

– Вечер добрый, – пожал ладонь пилота, – поделитесь впечатлениями? – Спросил, посылая запрос на обмен контактами.

– Принимайте, – улыбнулся он, ответив своими данными и сбросив короткий файл воспоминаний.

В нем содержался опыт слияния с кораблем, и… Они мне понравились. Если образно, то их можно свести к «высоко сижу – далеко гляжу» с одной стороны и помеси урчания кота с басовитым гудением улья с другой. От последних ощущений возникало что-то вроде чувства щекотки. Не сильного, скорее такого ласково-игривого, поднимающего настроение. «Хм, да тебе, братец, давно с прекрасным полом пообщаться стоит», – мысленно сказал себе, пересылая пилоту акт приемки.

– Благодарю, – кивнул ему на прощанье.

– Это тебе спасибо, считай, на ровном месте получил увольнительную, – он подмигнул и широко улыбнулся.

– Тогда хорошего загула.

– А-то, – он вскинул руку со сжатым кулаком.

Видимо это что-то означало, но что именно понятия не имел, но не портить же бойцу настроение. Немного голову наклонил и легкую улыбку изобразил. Универсальный такой жест, как хочешь, так и трактуй.

За пилотом закрылись внутренние ворота ангара и я пошел знакомиться с кораблем. Вернее, налаживать контакт с его искином. Военная техника на слово не верила, скорее уж на мысль, да, не суть. Паранойей она здравой обладала, так что пришлось вспомнить опыт покорения «Обжоры» и повторить. Разве что в настройки не полез. Во-первых, на это допуск нужен и подтверждение большого начальства. Во-вторых, у меня теперь есть нейросеть и это просто не требуется.

Искин корабля признал во мне хозяина и приступил к самодиагностике. Несколько неожиданно подал голос Вояка, желая уточнить текущий статус. Мягко говоря, удивился, но все оказалось просто. Мой «ручной» искин проанализировал ситуацию и решил, что хозяин допрыгался и загремел на губу или на ещё какие меры дисциплинарного характера нарвался. Собственно, единственное, что нарушало стройную и логичную картину вывода Вояки – он сам. Его у меня не изъяли, что, с точки зрения военного искина, казалось нонсенсом.

Молодой он у меня и зеленый, всю жизнь на складе провалялся, да так и не пригодился, ушел с молотка и мне достался. Опять же, возможности самообучения у него в зачаточном состоянии, только чтобы к хозяину подстроиться. Так сказать, перенять образ мыслей, чтобы эти самые мысли сподручней в пакеты оформлять было и в бою шибче слать мог. Повышая эффективность офицера.

Подумал, подумал, усмехнулся, да и сообщил Вояке, что мы на секретном задании в тылу врага. Еще и благодарность за службу вынес, припомнив дока с Ципсом. Искин на это выдал положенное «Служу Империи» и успокоился. Что-то мне как-то не весело стало. Этак и впрямь уверую в то, что секретный агент.

Нет, а что, соотечественников выжило мало и что-то они не стремились землячество создать. Даже в сети ресурса не сделали. Конечно, работорговцы нас с разных стран надергали, опять же проблемы у всех свои, шок там и все такое прочее, но столько лет уже прошло и – никто инициативы не проявил? Положим, ты и сам ничем таким не озаботился и… Если память не изменяет, только в начале новой жизни о чем-то этаком думал. Мельком.

Не до того мне было. Ага, а другим значит до того. И вообще, о наведенной личности ты знаешь, так почему бы не предположить, что ты, друг ситный, такая себе матрешка? Одна личность над другой и прикрытая третьей. Нет, полный бред. Надо исходить из логики целесообразности. Вот, а она нам что подсказывает? Да только то, что никто такие сложности городить не станет. Ради чего? Ради работорговцев на заштатной станции в дальнем фронтире? Пф, не смешите. У Величества нашего, да посещает его икота долгие лета, семейный, даже родовой, бзик на эту тему, но не настолько же.

Кто такие местные работорговцы? Да никто. Они и на мелкую сошку не тянут. Тьфу на них, и даже растирать нечего будет. Если уж и обратят в центре внимание и решат огород городить, так скорее их как канал засылки агента используют. Сыграют в темную и прикопают по-тихому. Все. Не будем терять здравый смысл. В конце концов, я же не док, уж я точно знаю, кто я такой. И вообще, у меня долгов полно, работать надо. Вперед и с песней, на проверку корабля. Ать-два, бездна тебя побери.

Глава 22

Военный шахтер типа «Гнездо» относился к малым кораблям среднего класса и, номинально, в штатном расписании ВКС, числился фрегатом, хоть и тянул на него исключительно по массогабаритным характеристикам. Внешне он походил на классическую летающую тарелку, но вытянутый передний край несколько портил впечатление. В выпуклой спине и днище корабля расположились чашеобразные углубления приемников руды, способные так же выполнять роль параболических антенн. В своей второй ипостаси к ним еще и фазированные решетки добавлялись и антенны превращались в подобие зубастой пасти.

Выше и ниже оси корабля расположились кольцевые ангары с дронами двойного назначения. В каждом ангаре имелся свой ремонтный комплекс и склад боеприпасов. Таким нехитрым способом конструкторы обеспечили оперативный ремонт и перезарядку «ос». В отличие от гражданских носителей у «Гнезда» имелось поле удержания атмосферы. Собственно, если экипаж желал вживую посмотреть на звезды, только через него он и мог это сделать. Подойти к любому «летку» и любоваться до посинения. Иных возможностей не имелось. Рубка и жилые отсеки оказались упрятаны в центр носовой части.

Военные не слишком заботились о комфорте, так что, по сравнению с гражданскими шахтерами, на первый взгляд все казалось печально. В принципе, по штатному, нет, не расписанию, а скорее задумке, «Гнездом», как и любым его одноклассником, должны управлять три человека: капитан, оператор дронов и работающий с обогатительным комплексом технолог. Для членов экипажа предусматривалось кресло в рубке, личная каюта, общий отсек с удобствами и универсальное помещение, которое служило кухней, столовой, комнатой совещаний, отдыха, спортивным залом и много чем еще.

Но опыт боевых действий привел к появлению базы «шахтер универсал», ставшей обязательной для экипажа. Теперь каждый специалист на борту мог полноценно управлять кораблем в одиночку. Впрочем, как раз поэтому, во флоте старались укомплектовать шахтерские корабли полным экипажем. Таким образом создавался мобильный резерв кадров.

Вообще, военные корабли проектировались по принципу «стакана жизни». Вначале его заполняли крупными камнями основных функций, потом мелкими вспомогательных, и под конец засыпали песок еще чего-нибудь до кучи. В моем случае этим «чего-нибудь» стали пустые отсеки. Хочешь лазарет разворачивай, хочешь рембокс, а хочешь, так и вовсе казармы десантуры. Благо в летки не только их штурмовые челноки пройдут, но и техбот пролезет.

Впрочем, абордажники на шахтере и его роль в качестве носителя десанта – это бред. Не тот корабль. Хотяааа… Тут мне вспомнилась идея замаскировать льва под овцу и сделать козу пиратам. Смертельно удивить и очень огорчить потенциальных пленителей – соблазнительно, вот только финансов на это нет. Из всех бойцов у меня только я сам. Ладно, с моими «осами» до абордажа не дойдет.

Тем более, свободные отсеки забиты «нагрузкой». Чего мне только не впихнули. Тут тебе и залежалые расходники, и боеприпасы столетней давности, и горы военного имущества времен позапрошлой войны с Халифатом, от комбезов до скафов, и даже древний учебный комплекс. Этому мамонту и вовсе за триста лет будет. Причем, им так ни разу и не воспользовались. До сих пор в пленке. Будет где полноценно навыки военных баз отшлифовать. Древний-то он древний, но базовые принципы уже лет так семьсот не меняются.

Особняком стояла медкапсула. Разумеется, военного образца. Естественно, позапрошлого поколения. Зато с автохирургом. Впихнули ее в тот самый универсальный отсек жилого модуля экипажа. Просто не влезла в забитые отсеки. Там тоже по принципу «стакана жизни» наполняли. Крупный и древний хлам, затем хлам компактный, остальное – всякая всячина вроде пайков, бронепластин, патронов, источников питания, всяких картриджей и прочих мелочей. Если во всем этом покопаться, так пару отделений мяса укомплектовать смогу.

«И хоть сейчас в пираты», – рассмеялся, но резко заткнулся, вновь вспомнив про мысли брать на абордаж абордажников. Прямо таки – грабь грабителей. Классическое такое «Пошли за шерстью, вернулись стрижеными». Нет, надо гнать такие мысли подальше. Пора лететь. Искин проверку завершил, я все осмотрел и проверил. Отличный корабль, только-только с консервации. «К походу готов? Всегда готов! Так вперед», – скомандовал и дал приказ «Гнезду» на вылет.

По уму, стоило бы весь хлам выгрузить и в ангаре оставить, но надо же чем-то во время прыжка заниматься. Пусть у меня и военный шахтер, но привод у него не шибко лучше гражданского, а баз для учебы нет. Даже на позапрошлые кредитов не осталось, вот и коротал время, возясь с «довеском». Первым делом подключил медкапсулу. Дело нехитрое – хоть и сумел растянуть час работы на день, сделав все руками и лично. Затем, при помощи ремонтных роботов, перетащил в зал тренажерный комплекс и рядом с медкапсулой поставил. Чтобы после интенсивных занятий сразу в нее забираться и результат закреплять. Опять же, минимум времени с малоприятными ощущениями.

Благодаря месту, освободившемуся в отсеке, смог начать сортировку хлама. Мне даже список «довеска» не скинули. Подозреваю, они и сами не очень в курсе. Видимо не слишком заморачивались и пихали, пока лезло. Как бы тут не на два, а на все три корпа хлама не оказалось. Впрочем, это тот самый случай, когда мало иметь ненужное, надо еще найти идиота покупателя.

За время прыжка разобрался с одним отсеком и успел за другой приняться. Нашел пластины с базами. Обрадовался, но, увы, все оказалось знакомым. Впрочем, находка была ценна тем, что поддержала трудовой энтузиазм. Откровенно говоря, к концу прыжка он изрядно угас, и всерьез подумывал отправить «нагрузку» в пустоту. Собрать скопом и вышвырнуть. Пусть проветривается.

В обычный космос вышел в режиме слияния, но не как раньше. Никаких щитов или РЭБ, только двигателями «пыхнул». Вот серьезно, решил, что если и тут, на краю системы в случайно выбранном месте нарвусь на неприятности – проще самому застрелиться. Но все обошлось. Никто меня не сканировал, никто в меня не стрелял – и вообще никого не было.

«Спасибо, Бездна», – искренне поблагодарил и к Эльдорадо порулил. Выпустил половину дронов, просто на всякий случай, и тихонько пополз. Словно хищник к добыче.

Приближался и мысленно приговаривал: «Камушек, камушек, я тебя, гадину такую, разгрызу. Хоть с третьей попытки, но кусок урву». В общем, в самом что ни на есть боевом настрое приближался, аж руки, э-м, скорее уж мозги, чесались дронов на астероид напустить и пилить его, гада такого, пилить! Прямо аж во рту вкус крошева бетонного появился. Сам не знаю, с чего именно такой, может просто ассоциации другой не нашлось. Опыт прошлого так проявился. Довелось как-то в молодости на стройке поработать.

«Возмущение метрики пространства», – сообщил искин. «Опять», – подумал буднично и обреченно. Слияние, щиты развернуть, РЭБ активировать, «осы» на вылет, стволы на разогрев, реактор в зону, маневровыми «пых-пых». На все про все секунда, теперь и форсаж врубить можно.

Из прыжка вышло четверо. Шахтеры. Модель «Крот». Двушки. В голове тут же всплыла информация о их корабликах. Трюм меньше среднего, всего десятка, зато приличное вооружение. Осевая плазменная пушка, пара ракетных башен и пяток турелей обороны. Фактически, помесь штурмовика и торпедоносца, двух самых опасных мне типов МЛА. От таких не убежишь, и такие быстро не завалишь. Впрочем, шахтеров я почти наверняка успею расковырять раньше, чем они нанесут непоправимый вред.

Мысли эти не мешали управлять «роем» и выстраивать его в формацию атакующего когтя, такая себя лапа в сторону противника с усиленным центром построения, служащим щитом мне. «Кроты» быстро сориентировались и укрылись щитами, но РЭБ задействовать не стали. Умные, понимают, что против моих сенсоров это пустая трата энергии. Впрочем, бросаться в атаку они не спешили и вообще принялись оборонительную формацию строить.

«Слушай, а ты кукухой не того?» – Спросил самого себя и отрубил системы РЭБ. Похоже, мозги совсем деформировались, раз все исключительно в боевом ключе воспринимаю. И наличие причин для этого меня не оправдывает. Скорее уж усугубляет. Нормальный вояка должен в комплексе ситуацию оценивать, а не мыслить узколобо шкурными болячками. Шахтеры ведь, как нормальные люди, вышли в зоне на границе астероида, это я с окраины системы змеем приполз и только-только в ту же сферу возле Эльдорадо влетел.

Поступил входящий сигнал вызова. Так, спокойно, сейчас поговорим и решим проблему. Астероид большой, руды в нем всем хватит. Ясно же, что у нас тут просто конфликт интересов. Прямо таки юридический казус. Но он не нов, случалось уже такое, когда два шахтера одновременно к цели приходили. Не всегда мирно заканчивалось, но это больше исключения, а не правило. Так, хватит тупить, отвечай уже.

Перевел вызов на проектор. Паранойя проснулась. Мало ли, вдруг попытаются вирусную атаку на нейросеть провести. Дело заранее обреченное, но на секунду-другую в замешательство привести может. В рубке возникла голограмма бритоголового. «Ну бездна, ну ты юмористка», – расхохотался до слез, смотря на знакомую морду.

– Братан, ты это, не нервничай, – заговорил бритоголовый вожак квартета. – Камень большой, всем погрызть хватит.

– Здорово, бандиты, – сказал, снимая шлем. – Парни, вот серьезно, век бы ваших рож не видел, но сейчас, словно братьев готов обнять и расцеловать, – выдал проникновенную речь и утер выступившие от смеха слезы.

– О, Отшельник, – удивился бритоголовый. – Да ты, братан, нехило поднялся, – он улыбнулся и башкой качнул. – Вот на хрень время не убили бы, так тоже на чем таком рассекали. Ну, типа четверок.

– А что же не взяли? Неужто с кредитами туго? – Поинтересовался, возвращая корабль на курс. – К камню рулите, а то еще кого принесет, – дал совет квартету.

– Это да, – кивнул бритоголовый, и их «Кроты» двинулись к астероиду. – Да мы никогда особо при кредитах не были. Как-то не задерживались они у нас. Вот на эти кораблики хватило, ну мы и это, того, решили, короче, рискнуть и пару ходок сделать. Нам же еще эти, базы надо.

Далее он вкратце поведал о том, что, изначально, они в шахтеры метили, но их почти сразу в пехоту профсоюза завербовали. Буквально от станции орбитального лифта. Они и не грызли еще камней в реале. Только на симуляторе, когда второй ранг подтверждали.

– Отчаянные вы, – хмыкнул на такую исповедь. – Я бы не решился.

– Так у нас выбор не богат. Нас же это, всей станцией ловят. Не отмахаемся. Вот и свалили в бездну. Мы ж не ты, – добавил он с уважением.

Ох и достали же вы меня со всем этим. Еще немного и начну нос задирать. «На чем и погоришь», – любезно поделился откровением здравый смысл. «И вообще, один в поле не воин. Тебе, как минимум, спать надо», – добавил он.

Тут же возбудился инстинкт самосохранения и оперативно изобразил картину вражин, набрасывающихся на меня во время отдыха. Ага, особенно в медкапсуле, из нее мгновенно не выскочить и сходу отмахиваться не начать. Возьмут тепленьким и все, поминай как звали. И кто тебя помянет? Разве что док с Ципсом.

Мысль пробежала по цепочке ассоциаций и разум родил вполне здравую мысль о том, как сделать хорошо себе и вставшим на правильный путь быкам. Нет, просто мужикам.

– Вот что, бойцы, – сказал бритоголовому, но готов спорить на трюм концентрата, меня и остальные слышат, – как насчет помочь друг другу?

– Так это, мы завсегда. Че делать надо?

– Для начала остальных к разговору нормально подключи и давайте познакомимся как люди.

– Это ща, сделаю.

Похоже с кораблями своими они до сих пор на «Вы». Минуты две бритоголовый возился, но не справился. Пришлось помочь. Не знаю, то ли они мне настолько доверяли, то ли не совсем понимали возможные последствия, но дали удаленный доступ к искинам. В пять минут наладил связь. Теперь между моим «Гнездом» и их «Кротами» была полноценная сеть. Причем, не чета той, которая, в свое время, объединяла «Обжору» с кораблями Смита и Яна. Сейчас я сетку на совсем ином уровне прокинул. Фактически, это был аналог боевой сети эскадры. Что поделать, паранойя у меня, опять же, желтый сектор, а тут готовая коробочка кораблей прикрытия ближней сферы. Грех такое игнорировать.

– Мое имя Алекс, но если вам так проще, можете и дальше Отшельником звать, – начал знакомство, когда в рубке появились четыре голограммы.

– Гор, – представился бритоголовый, – можно Бугр, на бугра обижаюсь, – пояснил он. Мне показалось, что последнее он сказал смущенно. Да нет, не показалось, вон как старается руки держать и глазами лишний раз не шевельнуть.

– Нильсон, можно Нил, – представился обладатель плоского, много раз сломанного носа.

– Он у нас Модный, – усмехнулся Гор и остальной квартет заржал. Включая самого Нила.

Он же мне и рассказал, как это его угораздило такую странную кличку получить. Все же, ничего такого в его внешности не было. Оказалось, в детстве им с сестрой купили совершенно одинаковые считыватели. Видимо по очередной акции навроде «два по цене одного». Вот он и умудрился их перепутать. Спешил с пацанами интересным видео поделиться, активировал, а там каталог одежды и нарезка из столичного парада мод. Вот с тех пор и стал Модным.

– Шон, можно Храп, за Хрипа могу в морду дать, – тихо сказал третий член квартета. Помимо приплюснутых ушей и едва приметных веснушек он обладал неестественно хриплым голосом.

Не знаю, то ли он в моем лице что-то заметил, то ли, по примеру Нила, решил кличку пояснить, но представление он дополнил краткой историей.

В юности ему повредили гортань, а криворукий медтехник то ли не долечил, то ли напортачил, вот с тех пор он и хрипит. Первое время он своего голоса стеснялся, копил кредиты, а потом заметил, что его молчаливость часто идет на пользу. К тому же, когда он говорил тихо, слова получаются весомые и убедительные. Он так первую девушку закадрил, купилась она на его загадочность и сделала Храпа мужиком, вот и не стал он к медицине обращаться.

– Схат, можно Хат, – сощурил и без того раскосые глаза последний участник «банды».

В этом скуластом парне проявились черты эмигрировавших из Кайской Империи предков. Кличка пояснения не требовала, но, следуя примеру остальных, он решил дополнить ее хоть чем-то и рассказал о своем появлении в квартете.

Ничего особенного. Он все детство страдал из-за особенностей внешности, и она же помогла ему сойтись с остальной компанией. Они его не травили, обидных прозвищ не давали, а когда помогли отмахаться от обидчиков он и вовсе стал готов за них в огонь и воду.

Свела меня бездна с типичными ребятами окраин. Парни явно знакомы с детства. Вместе росли на улицах в не самом благополучном районе столицы. Но, похоже, во всяких бандах они не состояли и бычками стали уже на станции. Окрутили их и к делу пристроили. Почти уверен, они первое время просто мышцой на фоне играли, это потом уже кулаками помахивать стали. Впрочем, вряд ли подобное им особо претило. Скорее по разряду нормы проходило. Но за черту не перешли и то, насколько их зацепила история с представительным, говорит само за себя.

– Тема в концентрате, – заговорил, внимательно отслеживая реакции, даже Вояку к делу подключил. – Вы помогаете копать, я обогащаю, как десятка собирается, грузим на «Крота» и один из вас везет его на станцию. Остальные работают тут. Еще десятка и летит второй. Потом третий уходит, а как четвертый готов будет, первый вернется. Карусель сделаем.

Квартет переглянулся, молча, одними взглядами посовещался и Гор кивком выразил общее мнение. «Хм, а может они и не так просты», – подумал, ожидая вопроса о разделении прибыли, но его что-то все не поступало и не поступало. Аж нервничать стал. Ладно, сам озвучу.

– С трюма, на руде, вы двести китов поднимете, с концентрата выйдет два корпа, вам четверть.

Компания удивительно синхронно захлопала глазами и далеко не сразу друг на друга с вытянутыми лицами уставилась. «Нет, что-то я определенно в этой жизни не понимаю», – сказал мысленно себе, наблюдая за пантомимой.

– Так, ты это, под свою руку нас берешь? – Озвучил общий вопрос Гор.

Вот загнул, так загнул. Прямо бароном себя ощутил. Графом, бездна его забери, Монте-Кристо, себя почувствовал. Вообще, аристократия в Осской Империи имеет место быть, но официального сословного разделения нет. Так что у нас тут нечто вроде Великобритании, правда со своим колоритом вроде пережитков махрового средневековья. Но это в виде всяких оммажей и прочего вассалитета между своими проявляется и простых смертных постольку-поскольку коснуться может.

– Беру.

– Ну, это, спасибо, – улыбнулся Гор.

– Пожалуйста, и давайте уже делом займемся.

– Это мы завсегда, – заверил он.

Повезло мне с ними. В первые же часы понял, почему концентрат в десять и более раз дороже руды стоит. Дело даже не в том, что его сразу в синтезаторах и прочем использовать можно, а в сложности работы. Первые дни меня физически не хватало на управление дронами и обогатителем. Это при всех моих базах и природном КИ, за две сотни перевалившем. Если бы часть поставок руды на квартет не перевесил, так и спекся бы мозгами по результатам первых трудодней, а так, ничего, по стеночке до медкапсулы добирался и падал отдохнуть.

Понемногу становилось легче. Медленно но верно втягивался. Благодаря бдящему квартету смог позволить себе ежедневно отлеживаться по восемь часов. При помощи медтехники восстанавливался. Попутно в ускоренном темпе проходил адаптацию к нагрузкам. За две декады вышел на режим, а когда со мной один Схат остался, так и вовсе бодро отработал полную смену. Во всяком случае, в медкапсулу полез после ужина и душа, а не сразу в нее заполз.

Гор вернулся. Отрапортовал об успехах. Порадовал немного выросшей ценой на наш концентрат. Сообщил, что перевел по указанным мной счетам полтора корпа. Переслал соответствующие подтверждения и поделился новостями с фронтов охоты за квартетом и мной. Вместе со Схатом они долго, до красных рож и слез, ржали над бывшим боссом.

Он и без того репутацию потерял, не сумев меня прищучить, но тут хоть у него оправдание нашлось, остальные так же успеха не достигли, но после истории с квартетом и парочкой маньяков его перестали считать за авторитетного человека. Не будь он главой крупнейшего профсоюза станции, так и вовсе бы начали ноги вытирать. В принципе, еще неизвестно, что хуже – когда тебя прямо ни во что не ставят, или когда все то же самое, но ещё приправлено лицемерием.

Схат ушел в прыжок, мы с Гором продолжили работать. Мой разум к этому времени вполне адаптировался и вполне справлялся с нагрузкой. До привычной по «Обжоре» легкости еще оставалось очень и очень далеко, но парой фраз перекинуться и послушать вполне мог. Вот и слушал, поддакивая и замечания вставляя. Просто идеальные уши из меня вышли.

Гор чувствовал себя ответственным за парней, он же у них за главного, вот и не мог, вернее, считал себя не в праве делиться с ними всем наболевшим, а тут я подвернулся. Начал он издалека и с себя. Еще бы, все мы любим о себе поговорить.

История его жизни ничем особенным не выделялась. Обычный парнишка с не самой благополучной окраины. Худо-бедно в детской капсуле учился, но больше предпочитал на улице с другими ребятами торчать. Родители – простые работяги. Зарабатывали не много, но на жизнь хватало. Его батя немного химичил. Помогал знакомым барыгам подделки выпускать. Какая-то бытовая химия.

Собственно, из-за этого Гор и обзавелся оригинальной прической. Ему было лет пятнадцать, когда пришла моды на бритые головы. Вот он и воспользовался запасами реагентов отца. Единственное, что он не учел – концентрацию состава для удаления волос. Мода прошла, лысая голова осталась. Процедура восстановления оказалась подростку не по карману, а папка денег не дал. Решил, видимо, урок отпрыску преподать. Когда у Гора появились кредиты на восстановление волосяного покрова, он уже в космосе был и на профсоюзы пугалом работал. Опять же, привык давно и начал плюсы в подобной прическе находить.

– Алекс, ты это, пойми, я же за них жизнь отдать готов, – говорил Гор. – Нас ведь в покое не оставят и просто кости не поломают. Убьют или еще что хуже сделают.

– Куда уж хуже, – ответил ему, подправляя подачу сырья в третьем контуре обогатителя и меняя схему работы объединившейся компании дронов, которые додумались срезать мешающий им выступ. Если б они ещё сообразили, что он отлетит в работающих по другую сторону «ос», цены б им не было.

– Да много что хуже быть может. Рабство там, или химия всякая.

– Угу.

– Главное, чтобы они в одиночку гульнуть не решили. По себе знаю, как кредиты карман жгут.

– Ты же их предупредил.

– Ну да. Только это, ну мало ли. Ведь столько никогда не было. Это же соблазн. Девочку снять. Оттянуться. Ночку отдохнуть и на вылет.

– Это да. Но они же понимают, что всех подставят. Вы же в стороне не останетесь.

– Не, – мотал он головой. – Мы точно полезем. Друзья же. Братья считай.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю