332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Екатерина Юдина » Он (СИ) » Текст книги (страница 1)
Он (СИ)
  • Текст добавлен: 11 апреля 2021, 19:31

Текст книги "Он (СИ)"


Автор книги: Екатерина Юдина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц)

Глава 1. Утро

Уже с самого утра у меня возникло ощущение, что этот день будет ужасным.

Я проспала, а, когда бегала по своей комнате, пытаясь как можно быстрее собраться, поняла, что ночью пошел дождь и вся моя одежда, которую я после стирки вывесила сушиться на балконе, была насквозь мокрой.

– Просто замечательно, – сказала с сарказмом и обречено ладонью сжала ткань футболки, из которой тут же полилась дождевая вода.

Я понимала, что уже жутко опаздывала, поэтому просто схватила из шкафа первое, что попало под руку. Оделась в потрепанные джинсовые шорты, которые были мне на два размера велики, из-за чего весьма неприглядно висели на попе, а, так же в растянутую майку.

Вторым неприятным происшествием за это утро стало то, что пока я на велосипеде ехала к университету, опять начался дождь. Нет, я, конечно, понимала, что такое может произойти, так как видела, что небо застилали мрачные тучи, но все же надеялась на то, что успею доехать.

В университет я добралась вовремя, но в само здание вошла насквозь мокрая и замерзшая. Направляясь к лестнице, перекинулась несколькими фразами с подругами. От них и узнала, что лекцию, на которую я так торопилась, отменили.

Я шумно выдохнула и растрепала свои мокрые волосы, думая о том, что сегодня явно не мой день. С этими мыслями пошла на третий этаж. Хотела взять себе кофе и как раз около автомата встретилась с Тилем.

– Почему ты выглядишь так, словно тебя машина переехала? – светловолосый парень окинул меня взглядом и из мокрых волос достал пожухлый лист.

– Не поверишь, но чувствую я себя так же, – хотела подойти к автомату, но Тиль сам купил мне кофе и передал стаканчик. Мы с ним так давно общались и, настолько хорошо знали друг друга, что я совершенно не удивилась тому, что Тиль купил мне именно такой кофе, как я любила.

– Тебе бы работать меньше. Послушай меня и постарайся больше отдыхать. Если что, я всегда помогу. Например, я могу оплатить тебе квартиру.

– Тиль, чтобы я от тебя такого больше не слышала, – нахмурилась и сжала картонный стаканчик, чудом его не раздавив. Я не собиралась принимать денежную помощь даже от лучшего друга. Руки и ноги есть? Заработаю сама.

Тиль вздохнул и перевел тему беседы.

– Какие планы на вечер? – спросил он и накинул на меня кофту, заметив, как дрожу от холода.

– Совершенно никаких, – я отпила кофе, подумав, что стоило бы посидеть над конспектами и подтянуть учебу.

Решив не мешать студентам, проходящим по коридору, я отошла к стене и в этот момент зацепилась взглядом за группу девчонок, которые смотрели в окно, взволнованно перешептываясь.

Я тоже посмотрела туда, желая понять, что могло привлечь столь пристальное внимание и заметила на улице около въезда в университет, несколько черных машин. Да, они действительно вызывали интерес, так как не часто можно было увидеть столь дорогостоящие автомобили, прямо как будто выездная выставка известной марки вдруг расположилась прямо перед оградой.

– Хайди Нагель, – услышав, что меня кто-то окликнул, я обернулась и увидела преподавателя по социологии. – Вас вызывают к декану.

– Что-то случилось? – я вопросительно приподняла бровь.

– Нагель, пожалуйста, поторопитесь и идите к декану, – повторил преподаватель и нечто в его тоне подсказывало, мне действительно лучше не медлить.

– Ты опять что-то натворила? – тихо спросил Тиль.

– Нет, – я отрицательно покачала головой. В последние дни я вела себя, как примерная девушка. Ни с кем в конфликты не вступала, с преподавателями не спорила и исправно посещала лекции.

Все еще не понимая, что происходило, я по лестнице спустилась на второй этаж и постучала в дверь нужного кабинета. Прошло буквально несколько секунд и она распахнулась. На пороге возник декан.

– Здравствуйте. Мне сказали прийти к вам, – сказала мужчине, замечая, что он сейчас был каким-то непривычно для себя взволнованным.

– Да, конечно. Проходи, Хайди, – декан улыбнулся мне и сейчас говорил настолько учтиво, что у меня чуть не отвалилась челюсть от удивления. Против воли, вспомнила, как он буквально неделю назад кричал на меня за разбитое окно.

Я вошла в кабинет и в этот момент отвлеклась на то, чтобы хоть немного собрать влажные волосы, но слова декана услышала прекрасно:

– Вы, наверное, хотите поговорить с Хайди наедине. Я оставлю вас, – после этих слов он вышел, закрывая за собой дверь.

Я прекратила перебирать волосы и оглянулась, пытаясь понять, кто хотел поговорить со мной наедине. И сразу увидела высокого мужчину. Он стоял около окна и свет падал так, что черты его лица скрывали тени, создавая зловещий и мрачный эффект.

«Хозяин жизни», – моментально промелькнуло в моей голове.

Статный, широкоплечий, он держался настолько свободно и уверенно, что казалось заполнял собою абсолютно весь кабинет. Одежда лишь подчеркивала угрожающую силу этого человека. Черные брюки, белоснежная рубашка, воротник которой обвивал узкий галстук. Все было подобрано идеально. Четко, строго и со вкусом.

– Кто вы? – спросила. Мне действительно было интересно, о чем со мной хотел поговорить мужчина, наручные часы которого явно стоили в три раза дороже той квартиры, в которой я жила.

Никакого ответа не прозвучало, тишина вдруг стала гнетущей и давящей. Незнакомец изучал меня молча, оценивал без лишних слов, сканировал, будто предмет интерьера. Его взгляд ощущался на физическом уровне, от этого стало не по себе.

– Райнер Ланге, – хриплый голос заставил поднять голову и столкнуться с ледяным и совершенно равнодушным взглядом.

Этому мужчине было наплевать на меня и на то, как я сейчас выгляжу. Его глаза оставались холодными и безразличными, казались бездушными.

– Я твой отец.

Твердо. Спокойно. Без эмоций.

Я на несколько секунд замерла и посмотрела на мужчину широко раскрытыми глазами. После чего сдвинула брови на переносице и сказала:

– Очень плохая шутка, господин Ланге.

Его слова были сродни удару по голове. Я выросла в детдоме. Вернее, там оказалась, когда мне исполнилось чуть больше пяти лет и до этого возраста жила вместе с мамой, но этот мрачный тип точно не мог оказаться моим отцом.

Мужчина все еще держал ладони в карманах брюк и в этот момент пошел ко мне, его шаги раскатами грома отбивались у меня в ушах. Остановился лишь в тот момент, когда расстояние разделяющее нас, сократилось до полуметра.

– Я не собираюсь с тобой шутить, Хайди Нагель, – сказал он, продолжая смотреть так, что нереально отвести взгляд.

Глава 2. Тест

– Почему вы решили, что являетесь моим отцом? – я напряглась, пытаясь побороть странное воздействие этого человека на меня. Одно его присутствие рядом со мной и по спине бежал холодок.

Ланге посмотрел мне в глаза. Создавалось ощущение, что я была ему настолько неинтересна, что этот мужчина даже не видел нужды разговаривать со мной, но, тем не менее, он сказал:

– Недавно мне сказали, что у меня есть дочь и это ты. Поиск информации это подтвердил.

Я шумно выдохнула и еще раз поправила торчащие влажные пряди волос. Наверное, сейчас рядом с этим мужчиной я смотрелась, как деревянная тележка, рядом с дорогостоящим автомобилем.

– Я не хочу вас огорчать, господин Ланге, но поиск информации привел вас к ложному следу. Я точно не ваша дочь.

– Ты поедешь со мной. Сделаем тест ДНК, – сухо сказал он и посмотрел на наручные часы, словно проверял сколько времени потратил на бесполезное дело. То есть на меня. И от этого возникало какое-то неприятное ощущение. Никчемности. Пустого места. Поэтому, я решила больше не трать время Ланге и сказала:

– В этом нет нужды. Два года назад я уже нашла своего отца и сделала тест ДНК. Он был положительным.

Я действительно это делала. Когда мне было шестнадцать, Тиль помог отыскать моего настоящего отца. Им оказался агрессивный алкоголик, опустившийся на самое дно. С ним даже разговаривать было невозможно. Он не выходил из дурмана и существовал в ожидании новой порции выпивки, при этом, услышав, что я его дочь, с первых же слов, начал требовать у меня деньги.

Неудивительно, что моя мать послала его к чертям и переехала в другую страну, надеясь начать с чистого листа. Поэтому и я, после того, как нашла своего отца, об этом не распространялась, ведь, после единственной нашей встречи, решила, что его у меня просто нет.

– Я знаю, кто мой отец и это точно не вы.

Ланге еле заметно склонил голову набок и всего лишь на мгновение мне показалось, что в его стальных глазах мелькнул хищный интерес, но уже вскоре они стали все такими же безразличными, из-за чего я решила, что мне и правда лишь показалось.

Далеко не такой реакции на мои слова я ожидала.

– Подождите, – я мотнула головой. – Может, мне кажется, но у меня сейчас такое ощущение, что вы знали, что не являетесь моим отцом, – мне самой эта фраза показалась глупой, ведь, если Ланге знал, почему пришел сюда и сказал об этом? Но, тем не менее, именно это ощущение сейчас сгрызало мое сознание.

Мужчина сделал еще один шаг ко мне и уже это сокращение дистанции между нами показалось угрожающим. С того момента, как я сказала, что знаю, кто мой отец, от Ланге стала исходить более жесткая аура. Будто теперь ему не было нужды нежничать со мной. Разбрасываться ненужными фразами.

– С этого дня ты моя дочь. Так будут думать все. Так будешь считать и ты, – он находился настолько близко, что я ощутила горький, но будоражащий аромат туалетной воды.

– О чем вы? – я округлила глаза и сделала шаг назад, но уперлась спиной в стену. – Зачем это нужно?

– Это тебя не должно волновать.

– Но оно меня волнует. При чем, очень сильно, – я помотала головой. – Вы хоть понимаете, насколько эта ситуация дикая? Я вас не знаю. Вы для меня совершенно незнакомый человек. Но, при этом, говорите, что с этого дня я ваша дочь? Зачем все это? И почему я?

Ланге рукой облокотился о дверь рядом с моей головой и уже от этой неожиданной близости с крепким телом мужчины, меня будто током пробило. А он посмотрел на меня сверху вниз и сказал:

– Хватит вопросов. От тебя не это требуется.

Глава 3. Условия

– Я все еще не понимаю, что вы от меня хотите, но говорю вам «нет». И не вижу смысла дальше продолжать разговор.

Я извернулась и кое-как открыла дверь, после чего выскользнула в коридор. Ланге не попытался меня остановить. Он даже не сдвинулся с места, но, стоило мне сделать несколько быстрых шагов в сторону лестницы, как прямо передо мной возникли здоровенные охранники. Я попыталась быстро обойти их, но эти двухметровые шкафы, словно отделились от стены и напрочь перекрыли путь, ясно давая понять, что убежать я не смогу.

– Вернись в кабинет, – приказал Ланге.

Понятно. Было глупо надеяться, что все закончиться настолько просто.

– Хорошо, – пробормотала и, как только я зашла в кабинет, один из охранников, закрыл за мной дверь, вновь оставляя меня наедине с Ланге. Я шумно выдохнула и потерла лицо ладонями. – Вы сказали, что вопросы это не то, что от меня требуется. Тогда, что вам от меня нужно?

Я уже поняла, что Райнер Ланге был тем, кто словами не разбрасывался. Говорил по сути. Нет, приказывал. И следующие его слова, лишь подтвердили это.

– Переедешь в мой дом. Через время будешь представлена прессе, как моя дочь.

– Прессе? – я удивленно округлила глаза. Мужчина мой вопрос проигнорировал и продолжил.

– Ко мне ты ни по каким-либо вопросам не подходишь. Все будешь решать через моего помощника, – мужчина опять посмотрел на наручные часы. Будто время, которое он отвел на меня подходило к концу и ему уже следовало заниматься куда более важными делами, чем разговор со мной.

– Я не хочу переезжать к вам, – сказала упрямо. Еще не хватало оказаться в доме незнакомого мужчины. – Вы так и не ответили. Зачем нужен этот спектакль? – этот вопрос меня очень сильно волновал. – И почему я?

– Можешь считать, что ты для меня особенная.

После этих слов, мне захотелось фыркнуть, ведь я точно для него была не более особенной, чем пустое место.

– Переезжаешь сегодня, – Ланге убрал взгляд от наручных часов и посмотрел на меня. – Последнее. У тебя есть друг Тиль Краузе.

– Да, – я кивнула, отмечая, что Ланге предоставили информацию обо мне.

– Его не будет, если ты хотя бы одному человеку скажешь, что я не твой отец.

Эти слова прошлись острием ножа по моему сознанию и я на несколько секунд замерла, переставая дышать. То, что я призналась о том, что знала, кто мой настоящий отец, явно развязало ему руки и передо мной появилось чудовище.

– Вы мне угрожаете? – спросила на выдохе.

– Ставлю перед фактом. Только пока ты моя дочь – у тебя все хорошо.

– Так нельзя. Вы вообще понимаете, чего от меня хотите? При этом, ничего не объясняете. Зачем я вам? Какой интерес в том, чтобы я притворялась вашей дочерью?

Мужчина даже не посмотрел на меня. Разговор окончен – меня для него больше не было.

* * *

В этот день я не пошла на занятия. Была слишком взвинченной и казалось, что мое сознание вот-вот взорвется. Еще и Ланге оставил рядом со мной охранников, которые должны были помочь мне с переездом. Я напрочь отказалась садиться с ними в одну машину. Побежала к своему велосипеду и на нем доехала к своему дому, хоть и видела, что черный автомобиль ехал за мной.

Да что же происходит? Что мне делать?

Когда взбежала на второй этаж дома, в котором снимала квартиру, поняла, что дверь открыта, а, после того, как зашла к себе, увидела, что уже несколько девушек собирали мои вещи в коробки.

– Кто вы? – растерянно спросила и мысленно выругалась, увидев, что одна из девушек занималась тем, что доставала мое нижнее белье из ящика.

– Это горничные из особняка господина Ланге, – услышав эти слова, я обернулась и увидела незнакомого мужчину.

Мне было трудно понять сколько ему лет. На вид, наверное, между тридцатью пятью и сорока. Сам по себе он невысокий и жилистый. Волосы темные, но уже покрытые сединой. Мужчина был одет в строгий деловой костюм и сейчас стоял около моего стола. Курил, небрежно струшивая пепел в мою чашку. Курить в этой съемной квартире запрещалось, но, судя по всему, его это мало волновало.

– Меня зовут Колман Вальзер, – представился мужчина. – Я помощник господина Ланге.

Я немного опоздало кивнула, вспоминая, что Ланге говорил, что все вопросы я должна буду решать через его помощника. Наверное, он говорил про этого Вальзера. Вот только, я никакие вопросы решать не хотела. Желала лишь того, чтобы все эти люди ушли из моей квартиры и оставили меня в покое.

– Все ваши вещи будут собраны и перевезены в особняк господина Ланге, – сказал Вальзер.

– Я не хочу никуда переезжать, – отчаянно сказала, но тут же прикусила губу, вспоминая слова мужчины про Тиля. Возможная угроза и то, что этот мужчина не так прост, как казалось, меня настораживали.

– Думаю, нам стоит поговорить, – сказал Вальзер и посмотрел на горничных. – Но не тут.

Поговорить я хотела. Желала ответов на свои вопросы, поэтому кивнула. Мы вышли на улицу и остановились около машины, которая, как я поняла, принадлежала ему.

– Господин Ланге уже сообщил мне о том, что вам известно, что он не ваш отец, – сказал Вальзер, сразу давая понять, что он не входит в круг тех, перед кем мне нужно хранить эту тайну. – Я тут, чтобы предоставить вам все условия и отвезти в ваш новый дом.

– Почему он хочет, чтобы я притворялась его дочерью?

– Этой информацией я не обладаю, – мужчина подкурил новую сигарету. – На данный момент, легенда такова, что, когда господину Ланге было восемнадцать, у него были кратковременные отношения с вашей матерью. Потом они разошлись и недавно ему стало известно о том, что у него есть дочь и это вы. Сегодня был проведен тест ДНК и он был положительным. Делать вид, что вы дочь господина Ланге, это единственное, что от вас требуется. Во многом ваша жизнь не изменится, но, поскольку информация о вашем родстве будет предоставлена прессе, на некоторое время вокруг вас поднимется шумиха. Поэтому вы должны вести себя подобающе дочери господина Ланге.

– А как должна вести себя его дочь? Объясните, а то я не знаю, – я съязвила. Мужчина окинул взглядом мою растрепанную и мокрую одежду, после чего произнес:

– Как минимум, пристойный внешний вид и хорошее поведение.

Я потерла лицо ладонями и прикусила губу, после чего отчаянно сказала:

– Я не хочу всего этого. Меня это настораживает и пугает.

– Не вижу причин для испуга. Вам никто вреда не причинит и пока вы следуете правилам, все будет хорошо. Просто примите для себя мысль, что вы дочь господина Ланге и живите в новом статусе.

– Легко вам говорить, – я буркнула. Мужчина на это ничего не ответил. Вместо этого открыл дверцу машины и сказал:

– Садитесь. Я отвезу вас в ваш новый дом. Постепенно будете к нему привыкать.

Я хотела отказаться, но понимала, что, если не сделаю этого, может быть только хуже. Лучше притаиться и вести себя послушно. Может, что-то узнаю.

Уже, после того, как я села в машину, Вальзер сказал:

– У вас с господином Ланге будет по три ужина в неделю. Рестораны определены. Это график первого месяца, после он будет сокращен. Иногда вы будете ужинать только вдвоем, иногда, возможно, будет присутствовать его жена.

– У него есть жена? – я удивилась. – А дети есть?

– Нет, детей у господина Ланге нет. На госпоже Ланге он женат двенадцать лет, но до сих пор у них не получилось завести детей. И я сразу должен предупредить вас, что на данный момент о том, что вы не его дочь, известно только мне, вам и господину Ланге. То есть, даже перед его женой вы должны играть роль дочери.

Я опять потерла лицо ладонями и посмотрела в окно. Постепенно районы Мюнхена сменились и мы выехали за город. Сжимая пальцами ткань кофты Тиля, которая все еще была на мне, я нервничала и практически не дышала, когда мы приехали к массивным воротам, за которыми находился огромный особняк.

Глава 4. Взгляд

Уже после того, как машина Вальзера заехала на территорию, находящуюся за высоким забором, я растерялась. Округлив глаза, смотрела на сад, в котором деревья, лужайки и клумбы, выглядели настолько идеально, будто были специально приготовлены для фотографий лучшего журнала по садоводству.

– Добро пожаловать в особняк господина Ланге, – произнес Вальзер, после того, как мы вышли из машины и подошли к трехэтажному, необъятному зданию.

Мужчина открыл передо мной дверь и я сделала несколько шагов, после чего застыла на месте, разглядывая обстановку. Дом оказался под стать владельцу. Мрачный и строгий. Холодный. Сквозь высокие окна сюда проникало достаточно света, но мебель, декор и оформление в темных тонах создавали тяжелую атмосферу. Ощущение, будто попадаешь во дворец, на прием к важным персонам.

Но для себя я ставила акцент в другом. Тут не ощущалось опасности. Во всяком случае, пока что. Но, рассматривая это место, понимала, что Ланге действительно не простой человек. Поэтому вновь задавалась вопросом, зачем этот спектакль с дочерью и почему я?

– Прислуга заранее была оповещена о том, что вы приедете, – сказал Вальзер, вместе со мной остановившись в огромном холле. – Мажордом покажет вам вашу спальню и остальную часть дома.

– Кто такой мажордом? – переспросила.

– Управляющий домом. Если вам будет проще – дворецкий, – мужчина еле заметно качнул головой, без слов говоря, чтобы я следовала за ним. При этом, он продолжил: – Каждый прием пищи происходит в строго отведенное для этого время. Завтрак в семь утра, обед в двенадцать часов дня, ужин в шесть вечера. Господин Ланге чаще всего присутствует только на завтраке.

– Почему?

– Он занятой человек. Обеды и ужины практически всегда проходят вне дома. Но для вас важно понять другое: блюда подаются в главном обеденном зале. Кухню использует лишь прислуга.

– А где жена господина Ланге? – спросила. Я почему-то постоянно думала о ней. Понять не могла, какой может быть жена Ланге. Кто вообще по своей воле согласится выйти за этого мрачного, жесткого мужчину? Да и прожить с ним целых двенадцать лет.

Я немного опустила голову и посмотрела на свои грязные кроссовки. Мне до сих пор казалось, что все это мне лишь снится. Ну не может нечто подобное происходить в реальности.

– Госпожа Ланге гостит у своей сестры в Тулузе. Вернется через неделю.

Я решила задать пусть и глупый, но важный для меня вопрос:

– А как мне вести себя с ней?

– Так же, как и с остальными, – Вальзер остановился и посмотрел на меня. – Госпожа Нагель, мой вам совет. Просто забудьте о том, что вы знаете, кто ваш настоящий отец и примите то, что им является господин Ланге. Он пришел к вам и сказал о вашем родстве. Вы растеряны, но так же рады, так как наконец-то познакомились со своим отцом.

Мужчина сказал записать его номер телефона и, чуть что, звонить по любым вопросам. После этого отвел к управляющему и, негромко сказав мне: «Не волнуйся и обживайся», собирался уходить, но все же остановился и добавил:

– Госпожа Нагель, ни в коем случае, не заходите в последние комнаты правого крыла здания. Они закрыты для постороннего посещения.

* * *

Управляющим оказался мужчина лет пятидесяти. Сразу он окинул меня внимательным взглядом, но явно был слишком хорошо воспитан, чтобы открыто рассматривать внезапно появившуюся «взрослую дочь» своего работодателя. Этот мужчина показал мне особняк. Библиотеку, зимний сад, обеденный зал и остальные комнаты.

У меня мурашки по коже бежали от этого дома и атмосферы в нем. Слишком непривычно. Это точно не обшарпанные стены детдома, в котором я выросла и не моя съемная квартирка, находящаяся в неблагополучном Нойперлахе.

Комната, которую подготовили для меня, была огромной и имела в себе ванную и гардеробную. Оказалось, что пока мы ходили по особняку, мои вещи уже разложили по полкам и я все никак не могла отделаться от ощущения, что стареньким джинсам и слегка смятым футболкам не место в этом роскошном гардеробе.

Управляющий ушел, а я упала на кровать и посмотрела на потолок. Шумно выдохнула и подумала о том, что этот день был чертовски странным и, наверное, если завтра случайно встречу Крампуса – я этому уже не удивлюсь. И так непонятно, что происходило.

* * *

Ближе к шести я вышла из своей спальни. Целый день ничего не ела и живот уже бурчал. Поэтому, ужина я ждала. Хотела есть.

Я прошла по коридору и замерла у стены, увидев, что по ступенькам поднимался Райнер Ланге. Он просматривал бумаги, а рядом шел другой мужчина, темноволосый, в очках. Вероятно, еще один помощник, поскольку ловил каждое движение Ланге, ждал распоряжений.

– Снять с производства, – произнес Ланге, передавая ему какой-то листок.

Помощник заметил меня и окинул заинтересованным взглядом, но вскоре отвернулся, передавая мужчине новые бумаги. Сам Ланге на меня даже не посмотрел, а я поймала себя на том, что не могла отвести от него взгляда и, когда мужчина прошел мимо, еле ощутимо коснувшись своей рукой к моей, я ощутила, что сердце пропустило удар.

После ужина я побежала обратно в свою спальню и из рюкзака достала телефон. Увидела множество пропущенных звонков от Тиля, но перезванивать не стала. Не знала, что сказать другу и вместо этого, зашла в сеть и быстро набрала в поисковике «Райнер Ланге».

Оказалось, что он являлся достаточно известной личностью, но, правда, в сети все равно было не так уж и много информации. Удалось узнать лишь то, что Ланге являлся владельцем судостроительной компании, которую основал еще его дед. За ним числилось открытие нескольких фондов и множества грантов на обучение.

* * *

Наступила ночь, а я так и не могла уснуть. Не в этом доме. Не в сложившейся ситуации, которая просто взрывала мой мозг. Я все думала и думала. Расхаживала по комнате.

Когда уже была глубокая ночь, я очень сильно захотела пить и вышла из комнаты в поисках воды. Ненароком забрела в правое крыло здания и, вспомнив слова Вальзера, уже собиралась уходить, но все же настороженность взяла свое. Я прислушалась. Ничего не услышала и аккуратно заглянула в комнаты. Одна из них оказалась закрытой и было впору уходить, но я, вместо этого побежала к себе и взяла шпильку. Зубами откусила резиновые наконечники и сделала отмычку. В детдоме я часто пробиралась на кухню, шпильками открывая дверь. С этим еще ни разу не попадалась.

Тут замок был сложнее и я очень долго с ним возилась, но все же открыла. Заглянула внутрь комнаты и поняла, что это был кабинет Ланге. Я украдкой полазила по ящикам, но сразу ничего не нашла.

Очень сильно опасалась, что меня тут могли поймать, поэтому уже собиралась уходить, но в верхнем ящике ненароком увидела объемную папку. Казалось, что ее часто просматривали и это привлекло мое внимание. Я взяла папку в руки и открыла ее, тут же ощутив, как руки дрогнули.

– Что?.. Что это? – прошептала, широко раскрытыми глазами рассматривая свои фотографии, которые лежали в папке. Их тут было очень много и я даже не могла понять, в какой период снимки были сделаны, но с еще большим удивлением рассматривала бумаги, на которых виднелась информация обо мне. Она была очень подробной – вплоть до того, какую еду любила.

Я закрыла папку и быстро положила ее на место. Абсолютно все в кабинете вернула в первоначальный вид и так же закрыла дверь на замок. После этого, слыша, как в ушах отдавалось лихорадочное биение сердца, побежала по коридору к своей спальне, но, даже оказавшись с ней, не могла унять нахлынувший адреналин.

– Успокойся, Хайди, – сказала самой себе. В том, что я нашла, по сути, не было ничего необычного. Логично, что Ланге разузнал информацию обо мне. Но мне все равно было жутко.

Ночью я так и не смогла заснуть, поэтому, когда начало светать, ощущала себя выжатым лимоном. Но, при этом, мысли все еще бушевали.

Я поплелась в ванную и там разделась. Взобралась в душевую кабинку и долго стояла под теплыми струями воды, пытаясь привести сознание в порядок. Как-то усвоить все, что происходило.

После того, как вышла из душа, в многочисленных ящиках, находящихся в ванной так и не смогла найти полотенца. Поэтому, будучи полностью обнаженной и мокрой, вернулась в спальню. Но, так и не сделав даже пары шагов, замерла на месте, ощущая, что сердце замедлило биение, а вскоре и вовсе остановилось.

В кресле сидел Райнер Ланге и смотрел на меня мрачным взглядом своих стальных глаз. В них не было никаких эмоций, но мне почему-то стало страшно.

Сознание ошпарила мысль – Ланге понял, что я была в его кабинете.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю