290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нимфоманка из соседнего отдела (СИ) » Текст книги (страница 6)
Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)"


Автор книги: Джина Шэй






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 19 страниц)

Глава 13

Мое пятничное утро было до безоблачности наивным. Я даже встала гораздо легче, чем вчера. Вот какое животворящее действие оказывал на озабоченный организм хороший секс. И все же… Все же это было, как с голодухи ложку варенья съесть. Хотелось еще… Вот чтобы так же, до гребанной трясучки, до изнеможения, чтобы себя собирать из чертовых ноликов, на которые разваливался мир.

Так, Дашенька, чисти зубы, не отвлекайся. И что-то ты как-то слишком сильно размечталась. Какой нахрен еще секс? Во-первых, ты сама вчера решила, что не будешь больше прыгать на член к Венецкому. Нет, он-то наверняка не откажется, по морде лица же видно, что ходок, но один раз чпокнулись и хватит. И пусть хоть носом роет землю, хоть членом – ты, дорогая, будешь стоять на своих пуританских бастионах, хотя бы потому, что тебе с ним еще очень долгое время работать. Ну, или ты, конечно, можешь уволиться. Хотя что, это вот твоя цена? Струсишь после одного перепиха и сбежишь? Серьезно, выбивалась в ведущие специалисты, выживала из отдела любого потенциального конкурента, чтоб вот так вот взять и слиться, просто потому что у тебя в трусах екает в сторону своего начальника? Хех, сколько у тебя там екает? Третий год? Ну и что, ты не возьмешь себя в руки.

Глянула на себя в зеркало, поморщилась от кругов под глазами – ну и все. Кто тебя в таком виде захочет? Правильно, никто! Вот и молодец.

Иногда в жизнь хочется вдохнуть цвета. В пятницу, например. Именно для этого в моем гардеробе водится юбка цвета морской волны. Длинная – на ладонь ниже колена, без разрезов. Печорскому она не очень нравилась, но вроде был не конец месяца, и сегодня я могла обойтись без отчета перед ним.

И все равно стоило вытрясти из головы всякие ванильные озабоченные мыслишки – как паршивость моего настроения не исправил даже кофе. Кстати, кофе из турки куда вкуснее аппаратной дряни. Даже в нашей кафешке так кофе не варят, как варю я и моя привезенная из Турции керамическая подружка. Но кофе – он и в Африке кофе, вкусный-невкусный – дело второе, а на работу я уже опаздывала. И все-таки длительное отсутствие регулярного партнера для секса – есть зло. Ну, для меня, при моей озабоченности – так точно.

Судьба на эти мои мысли среагировала странно. Честно говоря, я кого угодно ожидала встретить на пропускной у охраны, заполняющим бланк-заявку. Стаса Михайлова даже. Но не Ника. Не Николя Афанасьева, того самого, который скрасил полгода моей жизни и месяц назад был сослан к маме.

И честно говоря, даже заметив его, я вполне прошла бы с невозмутимой физиономией мимо, потому что никакие проблемы Ника меня уже больше не волновали. Если бы не…

– Даша! – и как гарпуном, между лопаток – попал и потащил…

Нет, серьезно? Сколько раз его нужно послать на поиски фаллического символа, чтобы он уже от меня отвалил. Я обернулась с дружелюбной улыбкой голодного крокодила.

– Ба-а-а, Ник, – едко протянула, разглядывая его, взглядом не желая здравствовать и ненавязчиво косясь на часы. Черт, десять минут до рабочего дня, вот нахрена я приперлась так рано? И повода уйти – вроде нет. А сойдет за повод его отсутствие? Может, просто показать фак и отчалить?

– Боже, как ты выглядишь… – Ник восхищенно округлил глаза, а я… рассеянно поняла, что, кажется, волосы в хвост не зачесала. По инерции. Почему-то. Ладно, в кабинете есть резинки, причешусь там…

– Как распустеха, – прохладно заметила я, – ты что тут забыл?

– Вообще хочу прицениться к проекту дома у вас, – Ник постарался скорчить важную физиономию. Вопрос был лишь только в том, что я-то знала, что он редкостное трепло. За слова вообще не держался. А уж как легко с его языка слетали комплименты и оскорбления – ох-хо-хо. Легче было фонтан Дружбы народов носками заткнуть, чем Ника в момент ссоры или когда его просто несло.

– Как мама? – чтоб уж совсем не быть безразличной стервой, поинтересовалась я. Лишь по выцветшей физиономии Ника я поняла, что, кажется, вопрос был… не в тему. Мама у Ника давно болела. Рак с метастазами, хреновой критической четвертой стадии, обнаруженный четыре месяца назад… Вообще, если б можно было – я бы жила с ней, а не с Ником. Тетка она была очень душевная.

– Давно? – тихо спросила, смягчаясь в тоне. Просто потому что к таким новостям безразличье особо не изобразишь – не то у меня воспитание, чтоб вот такое спокойно с рук смыть и дальше пойти.

– Неделю назад, – откликнулся Ник, глядя куда-то мимо моего плеча. Блин. Как же так совпало-то, и уход его мамы, и наше с ним расставание… Ну… Да, врачи говорили, что счет уже идет на каждый день…

– Соболезную.

Он коснулся моего плеча, и во взгляде, брошенном мне в лицо, сквозило нечто действительно глубокое. То, что в поверхностном Нике я не думала увидеть.

– Спасибо, – шепнул едва слышно Ник, а я вдруг поняла, что, съежившись, гляжу ему в лицо, пытаясь увидеть то трепетное, то искреннее чувство, что в нем мелькнуло. Ну… Маму Ник всегда любил, что уж там. И это было его главное достоинство.

– Мне пора, – мягко заметила я и снова встряхнула запястьем с часами, поддергивая его в поле зрения Ника.

– Даш, может, пообедаем? – он говорил так грустно, что я как-то слишком быстро кивнула.

– Трубку-то возьмешь? – печально фыркнул Ник, а мне слегка стало стыдно, что я не взяла трубку на его звонок на прошлой неделе. Наверное, он звонил на счет похорон, и… я бы даже пришла, если бы знала. Уж по этому поводу поддержать его я могла.

– Возьму, – торопливо бросила я, уже прикладывая магнитный пропуск к индикатору.

Я опаздывала. Уже опаздывала. Для Зануды – даже две минуты опоздания были поводом для очередной попытки вычерпать весь мозг опоздавшего вилкой для устриц.

Господи, ну что за день такой? Почему даже у гребанного лифта я должна была столкнуться с Венецким? И соседний лифт, как назло, уже вспорхнул к небесам, унося к своим офисам более пунктуальных сотрудников.

– Даша, заходите уже! – раздраженно буркнул Игорь, заметив, что я замерла у двери, растерянная. – Вы будто не опаздываете.

А, хрен с ним.

Лифт… Сколько всего эротических фантазий можно было связать с лифтом? Сколько всего можно было нафантазировать за двенадцать секунд – практически вечность, пока лифт вспархивал с первого этажа на тридцать четвертый? Бесконечность. А ведь Игорь даже не глядел на меня. Стоял себе у стенки лифта, запрокинув голову, прикрыв глаза, сунув руки в карманы брюк. Красивый, черт возьми, хоть картины с него пиши. И самолюбие уязвленно заныло, что, мол, зря Ленка вчера наобещала, не захочет тебя Игорек больше, но я это нытье благополучно заткнула. Ничего ты от этого мужика не хочешь, Даша, особенно – его самого. Тоже мне невидаль – мужик с членом. Куча таких по улице ходит…

– Проект Чебышева, Дарья, не забудьте.

И это мне вместо доброго утра? А да хрен с тобой, Игорь Вячеславович. Тоже мне, принц.

Примерно с этими мыслями я отпирала дверь в собственный кабинет.

Открыла такая дверь, замерла на пороге, глянула на свой стол и… закрыла дверь…

Быстро пролетела тот коридорчик, что отделял наш отдел от строительного, побарабанила в дверь кабинета Венецкого.

– Игорь Вячеславович, можно?

Сказать, что мой шеф поднял от бумаг невинный взгляд – ничего не сказать. Морда лица у него была такая ни к чему не причастная – хоть канонизируй.

– Дарья, вы хотите меня порадовать досрочно сданным проектом?

– Игорь Вячеславович, какого хрена? – емко поинтересовалась я. И пусть скажет спасибо, что я не швырнула в него его гребанным веником, оставленным у меня на столе. Это, блин, был, мать его, перебор. Сколько там было этих белых роз? Сотня? Две? Вот еще, делать мне нечего, подсчитывать. И как оно оказалось в моем кабинете так рано? Служба доставки?

– Я вам все сказала же, – недовольно произнесла, опуская ладони на его стол. Игорь вздохнул, глянул на меня снизу вверх и откинулся в кресле.

– Я тебя понял, Даш, – мрачно откликнулся он.

– Незаметно, – выдохнула я, пытаясь не растерять запал. Ей-богу, Венецкий, перестань на меня так смотреть, мне теперь из-за чертовой Ленки в твоем взгляде мерещится лютый голод.

– Это что-то вроде «спасибо», – Игорь невесело усмехнулся, – больше я себе ничего не позволю, не волнуйся.

– Жаль, – твою же мать, когда это сорвалось с языка, я едва не взвыла. Но просто невыносимо – на него смотреть и пытаться не думать, о том, что могло бы быть… В глазах Игоря же что-то полыхнуло, и он качнулся вперед, лишь одним резким движением оказываясь на ногах. Я не успела даже пискнуть, как горячие губы Игоря смяли мои. Боже, я так и знала: я пропаду от одного его поцелуя. И я пропала, бесследно, можно было даже не пытаться найти.

Как, как было не слабеть в ногах от этого яростного вихря, от алчных губ, которые не утоляли внутренний голод по этому мужчине, нет – лишь распаляли еще сильнее. От горячих ладоней, обнимавших мое лицо – от них я просто таяла как свечка. И нет, я не могла выпутаться сама – лишь сам Игорь решил разорвать этот поцелуй, а я бы… я бы сейчас согласилась на что угодно, лишь бы он не останавливался. Кому я врала, что смогу его не хотеть? Себе? Нет. Я этого не могла. Что там я вчера говорила? Мне важен авторитет? Боже, да нахрен бы тот авторитет, лишь бы Игорь продолжал меня целовать – вот так, что у меня кружилась голова и подкашивались ноги.

Нет. Остановился. На краткий миг, не выпускал мое лицо из колыбели своих ладоней, так и стоял, прижимаясь к моему лбу, тяжело дыша мне в губы, так, будто только что пробежал стометровку.

– Даша… – выдохнул так измученно, будто я для него была чем-то вроде жесточайшей пытки. А затем выпрямился, отстраняясь и стирая со своего лица все следы хоть каких-то эмоций. Да, вот эта его маска бесстрастного профи мне была хорошо знакома. Только ее я и видела все это время. Больше никак он на меня не смотрел.

– Не говори мне больше ничего подобного, – негромко произнес Игорь, – иначе мне придется настоять на твоем увольнении.

Это было практически как удар под дых. И я даже не нашлась, что сказать, всего лишь стиснула пальцами край стола, так, что от напряжения побелели костяшки на пальцах. Ну вот почему? Почему? Что могло мешать ему? Даже я уже хотела передумать!

– Это подло, я знаю, – тихо продолжил Игорь, – увольнять тебя только потому, что я тебя хочу. Но… Даш, у меня невеста. Беременная невеста. Я не могу поступаться своими обязательствами и не буду рисковать своим ребенком – и заводить любовницу, даже если ты вдруг на это согласишься. Хотя я и уверен, что нет – не согласишься. Поэтому, пожалуйста, выкинь меня из головы.

Панцирь… Панцирь я, в принципе, себе нарастила давно. Очень твердый, толстый панцирь. Но под ним… Под ним всегда оставалась я. Живая, гребанная чувствительная я. Та самая, которую эти слова полоснули, будто плетью между лопаток – резкой, острой, пронзительной болью. И как-то даже жутко обидно было, что хотела-то я Игоря, а не кого-то, кто не стал бы мне грозить увольнением при том, что сам полез целоваться.

Игорь не увидел предательской слезы, рванувшей из уголка моего правого глаза лишь по одной причине – я просто резко развернулась и выскочила из его кабинета, раньше, чем это можно было сделать. Ужасно чесались ладони, уж очень уже постфактум хотелось залепить Игорю пощечину, но… С чего? Субординация, Даша, субординация…

Дура, какая же ты дура, Даша! Как ты вообще могла дать себе настолько размечтаться в эту сторону?

Нет… Не думать о Венецком, не думать! Отключиться, срочно! Так, где там телефон Ника?

Глава 14

Когда Даша заявилась на обед в компании смазливого блондинчика, у Игоря, пришедшего в кафе раньше нее, аппетит испортился напрочь.

А она еще как назло – хотя почему «как» – Даша, как только заметила Игоря, совершенно точно назло села со своим кавалером напротив столика Игоря и Андрея, которые, раз уж так совпало, обедали вместе. Андрей мечтательно рассказывал о новом проекте, под который нашел инвестора. Проект был охренительный – целый поселок под частную застройку, на побережье Волги, в очень удобной излучиной. Инфраструктура тоже была в наличии, рядом был мелкий, но, в принципе, довольно неплохой провинциальный городок. Если исхитриться – можно было сделать отличную базу для отдыха премиум-класса, а потом распродавать всем желающим – предварительно распиарив еще и экологическую чистоту местечка. Но… Игорь до сих пор сомневался, насколько по силам это «Печорскому». Да, они строили много, очень много, но не слишком ли это масштабно?

А тут еще Даша, с этим ее хлыщом…

– Я думал, что этот бастион благополучно взят и списан, – задумчиво произнес Андрей, заметив, как Игорь волком косится на злополучный столик Ильиной. Игорь на друга зыркнул недовольно. Хотя вообще, Андрей был прав, Игорь обычно куда легче относился к случайному сексу, вспомнить ту же Ленку, на которую они с Андреем тогда поспорили – ведь успокоился же после первой же пары раз. Он – успокоился, поимел с Андрея выигранную бутылку вискаря, а потом в охренении открыл для себя, что вообще-то друг продолжил ухаживать за собственной секретаршей – исключительно в нерабочее время. И вообще, зная Андрея, было слегка удивительно, как он с Игорем не расплевался, вообще-то Печорский был на редкость ревнив. Но дело-то было прошлое, счетов между Игорем и Андреем вообще-то не было. В конце концов, Игорь на Ленку никаких долгоиграющих планов не имел, да и не порывался влезть между ней и Андреем. Вот это и имело значение. И хорошо, что так было и для Игоря, и для Андрея.

Но Ленка – это одно, Даша – совсем другое дело. Увы, тут избавиться от наглых собственнических мыслей никак не получалось. Хотя какое право Игорь имел на ту ревность? Кем он был Даше? Начальником – и только. И не ему было лезть в ее интимную жизнь, и не его было дело – с кем она обедала. Обед не считался рабочим временем, его она могла проводить с кем хотела.

– У тебя невеста дома, – мягко напомнил Печорский, а Игорь скривился от этого напоминания. Формально, предложения Алле он так и не сделал – но уже с утра девушка бомбардировала его вопросами по свадебной тематике. Дизайн приглашений, цветовое решение приглашений, украшения приглашений… Было страшно подумать, что будет, когда Алла дойдет до украшения зала… И ведь нет, ее абсолютно не тревожило отсутствие предложения, все было уже будто бы решено. И от этого ощущения у Игоря неприятно посасывало под ложечкой. Он не привык себя ощущать вот так – будто он в своей жизни вообще ничего не решал. Ну, какого же хрена, а? Два раза женился, все было нормально, а тут… И кольцо, обручальное кольцо так и лежало на работе, в верхнем ящике стола, даже прикасаться к нему не хотелось. Ладно, он сделает предложение – хотя бы для себя, для галочки. Нормально. Пусть без особой охоты – но ради ребенка же. Его сын, да и внук Вячеслава Игоревича Венецкого без отца и вне брака расти не должен был.

– Это какой-то бзик, – честно заметил Игорь, глядя, как Даша болтает со своим ухажером. Легко. Непринужденно. Смеясь. Она сейчас действительно походила на флиртующую девушку, и это безумно раздражало. А сам был идиот, Игорь Вячеславович. Что ты ей наговорил? А она взяла и приняла к исполнению, послушная, мать ее, девочка.

– Какого рода «бзик», – Андрей задрал бровь, всем своим видом выражая недоверие. Игорь даже призадумался, это как же он отличился перед лучшим другом, что тот был о нем такого рода мнения. Хотя… Оба брака в общей сложности длились чуть больше года. Досвадебные отношения, и те продолжались дольше. Что-то свадьба меняла, что-то портила. И не только для Игоря – ту же Алису под Валерку Игорь не подкладывал. Но раз уж легла, раз уж прыгнула в постель младшего в династии Венецких, то и хрен с ней.

– Вот было у тебя такое ощущение – что хочешь только одну чертову козу, – когда Дашин кавалер поймал ее за ладонь, Игорь чудом не раздавил в руке хрупкую кофейную чашку, – не выходит из головы – и все тут. Скачет себе перед глазами, жутко бесит, но, черт возьми, – хочешь именно ее, а от других баб напрочь воротит.

– Ну как же, – Андрей фыркнул, – было. Собственно, именно с такой женщиной я сейчас сплю.

Игорь глянул на друга мельком.

– Ты про Ленку, что ли?

Печорский улыбнулся краем рта, вроде как подтверждая.

– Господи, хоть в запой уходи, – тихо пробормотал Игорь, в очередной раз понимая, что пялится на то, как скользят по Дашиному запястью пальцы ее кавалера, и хочет эти наглые пальцы сломать. И запихнуть в задницу этому придурку.

– Не, не поможет, – хладнокровно заметил Андрей. – Я там был, поверь – там не лечат.

– Слушай, Печник, – Игорь хмуро глянул на друга и обнаружил, что рожа у него на редкость довольная, – ты чего, злорадствуешь?

– Ну… – протянул Андрей, – да, не без этого.

Сволочь злопамятная. Вроде и не предъявлял за Ленку, но вот сейчас – большей причины для его радости и придумать было сложно.

– Друг называется, – тихо пробурчал Игорь.

– Ты не выпендривайся, Князек, – фыркнул Андрей, – чесслово, не был бы другом – я б тебя выпер с фирмы, а я ж не выпер?

– Из-за бабы бизнес бы под удар подставил? – тут уже пришел черед Игоря насмешливо задирать брови. – Ну кому ты лепишь, трюфелек, ты ж у нас не из мажоров, ты себя сам делал, для этого? Чтоб все прохерить?

Андрей глянул на Игоря тяжело, но вполне мирно. В конце концов, они действительно хорошо друг дружку знали. И из-за той же Ленки не конкурировали даже. И бизнес этот Печорский действительно строил всеми правдами и неправдами – и Игоря в свое время к этому же привлек. На заре «Печорского» пахать приходилось столько – сейчас даже вспоминать было страшно.

– Хорошо, – Андрей пожал плечами и сменил тон, – и что ты намерен с Дарьей делать?

– Ничего, – процедил Игорь, в очередной раз отрывая взгляд от Даши. А она между тем внаглую склонялась к уху своего парня и что-то ему нашептывала. Что именно, интересно? Воображение Игоря подсовывало ему, как назло, самые непотребные варианты. И как же отчаянно хотелось, чтобы именно ему эти губы шептали что-то дерзкое, эротичное, чтобы именно его ухо опаляло горячим дыханием. Нельзя было смотреть, но глаза сами так и тянулись – к ней.

– Из-за Аллы?

Это был риторический вопрос. Естественно из-за нее, из-за кого еще-то? Игорь дернул плечом, даже не желая озвучивать очевидное.

– А что Дарья?

– Ничего. Я надеюсь – ничего, – Игорь через силу отвернулся и уставился на Андрея. – Я надеюсь, что она считает меня мудаком, глубоко и безапелляционно, и пускай ни в коем случае не меняет своего мнения.

– Что сделал? – с интересом спросил Андрей. Нет, ей-богу, лучше бы о проекте говорил. А так – будто две темы для разговоров, бабы и работа. Понятно, почему Виталик увлекается футболом, у него хоть третья тема для беседы, если что, есть. Правда, на ней стухает уже сам Андрей, но так ему и надо.

– Уволить пообещал, – вздохнул Игорь. Решение было не самым красивым, слишком быстрым, но уж больно шибануло в голову ему от того поцелуя.

– В конец охренел? – возмутился Андрей. – Ты уже свой член к работе примешивать стал? Я тебя быстрей уволю, чем ее. Это ж у тебя в штанах свербит.

– Не кипешуй, – Игорь поморщился, – я просто хотел, чтобы она обиделась. Посильнее. Больше обижается – меньше обо мне думает.

– Ну-ну, – Андрей скептически поджал губы, бросил взгляд на парочку за столиком напротив, – судя по той мелодраме, что сейчас нам предлагается к просмотру, – так себе получилось.

– Пусть. Пусть мстит, – Игорь вздохнул. – Глядишь, втянется и уже займет свою умную голову этим своим…

– Да уж, во всем Дарья умная, но вот с тобой конкретно сглупила, – Печорский покосился на часы, встряхнулся и развернул плечи, – так, друже, я на переговоры. А ты тут постарайся не убить никого из клиентов.

И свалил. И занять свое внимание стало решительно нечем. Только чертовой парочкой за столиком напротив. А меж тем еще пара минут наблюдения действительно грозила обернуться для Игоря каким-нибудь очень тяжелым сроком за групповое убийство.

Не стал дожидаться даже официантку с ее счетом, оставил на столе нужную сумму и пошел в туалет. Не столько по физиологической потребности, сколько из желания охладить пылающую озабоченную голову. Думай о работе, Игорь, только о работе. Не о девушке. Не о чертовой красивой, такой желанной девушке, которая так удовлетворяет твоему гребанному вкусу, что ты ее даже трахнуть три года не знал, как осмелиться – и которой ты ничего предложить не можешь. Не твоя она – не твоя. Как бы ты ни ненавидел этот факт – его тебе изменить не под силу.

Умываться не стал – этого было мало, просто сунул голову под струю ледяной воды.

Вот. Так хорошо. От контраста температур в голове стало как-то посвежее. Выпрямился, глянул на себя в зеркало, раздраженно сплюнул, провел рукой по волосам, стряхивая – а местами даже отжимая с них лишнюю воду. Чучело ты, Венецкий, ты вроде уже взрослый мужик, а до сих пор думаешь головкой члена вместо головы. Вот как ты это все разгребешь?

Дверь у туалета открывалась беззвучно, а вот стук женских каблуков – по кафелю мужского туалета – оказался очень резким, контрастным звуком.

Игорь развернулся к двери и замер, увидев Дашу. Прижимающуюся спиной к двери, дерзко прикусывающую губу – не дающую никаких поводов для сомнений – она тут не случайно. И снова шибануло в виски гудящим пламенем пожара, который практически мгновенно пожрал все те вехи для самоконтроля, что Игорь смог для себя установить.

Два шага – хотя это были практически два прыжка, и Игорь просто впечатал ее тело к двери, сжимая пальцы на ее бедре, уже забравшись под юбку, а губами – затыкая ей рот. А она – она тихо постанывала, вздрагивала от прикосновения его холодных мокрых пальцев и льнула, льнула к нему, как будто замерзшая, истосковавшаяся по хозяйским рукам кошка. И сам Венецкий чувствовал себя как пьяный, в голодной жажде впиваясь в этот сладкий рот. Господи, какая же вкусная, чокнутая девица. Сердце билось как лихорадочное. И больше ничего не было, только Даша сейчас – бросившая своего блондинчика и явившаяся к нему.

Как в лифте сегодня утром хотелось задрать эту узкую яркую юбку – аж глаза жмурил, чтобы не искуситься лишний раз. Господи, да Даша почти стонала сейчас у него в руках, извивалась, скулила от удовольствия – а сам Игорь даже не сразу понял, что уже с минуту трахает ее тремя пальцами, практически безжалостно засаживает их в мокрое скользкое лоно. Господи, как он ее хотел – дышать, и то не так хотелось, как ее – особенно после этих сорока минут, когда она заставила его исходить молчаливой яростью от кипучей ревности. Хотел, хотел всю, до дна, хотел заставить пожалеть о тех чертовых мгновениях, что она провела с другим мужчиной, выжечь, вытрахать из нее каждую мысль, в которой она думала не о нем – не об Игоре.

– Дашка, останови меня, – простонал измученно, впиваясь губами в шею, – останови, умоляю.

Только одно ее «нет», и он смог бы от нее оторваться. Он никогда никого не заставлял и ее бы – не стал. Только скажи, только одно лишь слово, Даша… Оставь хоть что-то живое, не своди с ума, не до конца…

– Не дождешься, Венецкий, – прорычала чертова фурия, сжимая пальцами и без того дыбом стоящий член, прямо сквозь брюки, так жадно – что у Игоря мозг кипел, не ослабевая, чудом пар из ушей не шел, – не дождешься!

Да раздери ж тебя, дьявол, да на четыре части, ладно, Дарья, ты сама напросилась!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю