290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нимфоманка из соседнего отдела (СИ) » Текст книги (страница 4)
Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)"


Автор книги: Джина Шэй






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 19 страниц)

Глава 8

Игорь глядел на меня, как удав на зачарованного его взглядом кролика. И медленно – чудовищно медленно – растягивал узел галстука на шее.

– Последний шанс сбежать, – вкрадчиво улыбнулся он, а я – при всем этом – ощущала, что шевельнуться-то не могу, не то что убежать.

– А если он вернется? – пискнула я, имея в виду, конечно, Печорского. Вряд ли генеральный будет рад осквернению своего кабинета и любимого диванчика, раз уж он этот диванчик сюда притащил.

– Позовем присоединиться? – иронично поинтересовался Игорь, вздергивая бровь. И вот на это скромная – при всей своей внутренней распутности – девочка Даша вспыхнула как вареный рак. Даже не сразу нашла, что ответить. Но, видимо, мое смятение было видно невооруженным глазом, потому что Игорь ухмыльнулся.

– Не волнуйся, – успокаивающе произнес он, – я не привык делиться своими женщинами, так что я просто попрошу Андрея погулять еще.

Мда.

Для Игоря-то Печорский – Андрей. Кажется, они дружили, вместе ездили на рыбалки и в боулинг – Ленка, по крайней мере, так рассказывала. И он наверняка мог попросить генерального «погулять», и тот наверняка уйдет. Но блин… Мне-то потом Печорскому на глаза показываться. Отчеты сдавать… И вряд ли его отношение ко мне останется прежним. Господи, как же страшно… Может, и вправду сбежать? Еще же не поздно, да?

Игорь придвинулся ко мне, заставляя к нему развернуться. Будто отрезал мне путь к бегству – и все мысли, которые тот побег требовали. Он будто вышиб из моих мыслей все, что в них было – как будто выбил страйк.

Не было пути назад – сейчас уже не было. Не когда одна его ладонь внаглую легла мне на колено и скользнула под юбку, а вторая – удивительно трепетно коснулась моей щеки.

И эти глаза, эти потрясающе красивые серые глаза уставились мне в лицо, вот только почему-то от этого завибрировала душа.

– Ты хочешь меня? – поинтересовался Игорь, а пальцы под моей юбкой, медленно кружась и слегка пританцовывая, ползли выше по бедру.

– Только тебя… – и это была правда… При всем уважении, ни один мужик не вызывал во мне такой реакции. Да, я хотела секса часто – слишком часто, если верить воплям Ника. Но лишь только Венецкий заставлял меня дымиться как не прогоревшая головня. Его я действительно хотела. Не просто потрахаться с любым более-менее подходящим кавалером, нет. Я хотела Игоря. Всего. Пусть даже и очень смутно представляла его форму. Хотя Ленка об Игоре вспоминала с восхищением – и я ей в те минуты жутко завидовала. Прямо задыхалась от зависти.

Господи, только бы не налажать. Только бы не ляпнуть что-нибудь, что ему сейчас это его обострение сексуальное перекрыло. Так, Даша, ты сегодня послушная девочка. Пока пульт в руках Игоря – такой и будешь. А потом? А что потом – сейчас бы трахнул разичек, о потом думать нечего.

Игорь подался вперед, будто обрушиваясь на меня.

Его тело – тяжелое, жесткое, пыщущее жаром, внезапно оказалось так близко, что мне аж дышать стало сложно, все что смогла – выдавить полузадушенный писк, скорей от неожиданности, чем осознанно стремясь ему подыграть. Гребанный хищник. Реально, я чувствовала себя какой-то загнанной газелью. Боже, ноги слабели, как будто были слеплены из какого-то мокрого песка и сейчас лишались всей крепости под гнетом лишь легкого ветра.

Он не говорил. Ни одного чертового слова – нет, и нет, он не стал меня целовать, хотя я этого подсознательно ожидала. И черт возьми, я была уверена, что от этого влипну даже еще сильнее. И непонятно, хорошо или плохо это было – но в губы меня Игорь целовать не стал, только в шею.

Это тоже сработало. Будто в моем мире случилось затмение, будто весь мой разум затопило чернотой. Я просто ахнула, слабея еще сильнее, впиваясь пальцами в лацканы его пиджака.

Игорь… Сногшибательное обаятельное красивое чудовище. Человек, который одним лишь взглядом, даже не прикосновением, превращал мое тело в какой-то неуверенный студень. Сейчас – мой, со всеми потрохами. Хочет меня. Не Ленку, не свою невесту, не жену – меня. И это переполняло мысли эйфорией, будто я перебрала с шампанским на голодный желудок. От этих мыслей хотелось растечься и воспарить…

Боже, Даша, ты что, как будто девственница? Ты реально хочешь, чтобы Венецкий запомнил тебя такой? У тебя второго раза не будет. И ты позволишь себе быть бревном с тем мужиком, по которому было столько влажных фантазий в твоей пустой головенке? А самоуважение у тебя после этого останется?

Я потащила рубашку Игоря из-под ремня. Кипенно-белую рубашку. Мазнула губами по его щеке, по шее – и припечатала алым росчерком помады «подпись» на воротнике. Пусть свинство. Пусть мне это еще припомнят, но мне смертельно хотелось, чтобы с этой «отметиной» Игорь походил хотя бы в течение дня. Пусть все наши работнички смотрят на помаду и думают – а чья же она. А я-то помаду с губ смою и буду таинственно улыбаться.

Ох, напрасно я предполагала, что с вибратором Игорь закончил, отнюдь – залез мне в трусики, удовлетворенно фыркнул, явно оценив «уровень влажности», а потом сжал пальцами клитор, медленно его теребя, одновременно с этим включив вибратор. Я аж вскрикнула от неожиданности. Забыв про то, где нахожусь, про секретаршу Печорского – Ленку Патрикееву, от которой нас отделяла всего лишь одна дверь. Просто мне было настолько восхитительно, настолько было много острых ощущений, что сдержаться сил никаких не было.

– Тише, крошка, – шепнул Игорь, и я прикусила губу. Я же послушная девочка, так?

Боже, боже, боже… Я готова была взорваться от происходящего. Я сейчас не перенесла бы облома, так бы и умерла тут, от разочарования. Только бы не вернулся генеральный… А то я могла бы его сейчас убить случайно…

Кожа Игоря под пальцами – боже, от одного этого ощущения у меня в животе закувыркались морские ежи. Казалось бы, что такого, кожа как кожа, она у всех одинаковая, но… Я прикасалась к Игорю! К тому самому, с кем, честно говоря, уже три года как не надеялась даже попьяни после корпоратива переспать. Я искренне себя считала девушкой не из лиги, попадающей под сферу его интересов. И мне это было чрезычайно печально, но… Я себя утешала, что я хотя бы умная…

Но нет, сейчас я уже вжата в черную гладкую кожу дивана, на котором, блин, оргии можно устраивать, до того он широкий. Ох, господи, если бы мама сейчас меня увидела – вот такую – в одной лишь туфле, с задранной юбкой, едва слышно постанывающей и извивающейся и под кем – под собственным начальником, – мама бы сгорела со стыда. И меня бы отправила в монастырь, не иначе. И как я у нее выросла – такая бесстыжая, а?

Господи, нафиг, нафиг бесстыдство, я уже не могу…

– Игорь, пожалуйста… – прошипела я, впиваясь ногтями в его кожу. Пропади он пропадом тот маникюр… Хотя ладно, вроде еще ни одного ногтя не сломала…

– Умоляешь? – хищно осклабился Венецкий, впиваясь в мое лицо взглядом.

– Если ты меня не трахнешь – я прямо сейчас сдохну, – выдохнула я, потянулась к нему, впилась зубами в кожу на его шее. Смертельно хотелось это сделать, хоть как-то дать выход одолевающему меня желанию.

– Не могу этого допустить, ни в коем случае, – рыкнул Игорь. Как и следовало ожидать, как и всякий мужик, который как и хищник приходил в ярость от сопротивления жертвы, – пальцы Игоря сжали мою кожу до боли. Лишь раздухарился. Ладно, дорогой, значит получишь столько непокорности, сколько увезешь. Любишь укрощать, а?

А он рванул наотмашь мои трусики, сдирая их с моих бедер. Твою же мать, я явственно слышала треск ткани… Кажется, сегодняшний день мне предстоит проходить без трусов…

Игорь вытащил из меня вибратор, и игрушка тут же полетела на пол, а «пустоту», в которой раньше вибратор находился, тут же «заполнили» пальцы Игоря. А-а-а-а!!!!

Я задыхалась. От жара, от этой мучительной истомы, от того идиотского предвкушения, что меня сейчас переполняло.

– Господи, Даша, какая же ты… – Венецкий не договорил, лишь завозился с пряжкой ремня, а затем – судя по специфическому запаху – с презервативом. Нужно отдать ему должное, справился Игорь быстро, очень быстро, я обычно ждала гораздо дольше. Ну… Венецкий был явно поопытней Ника, который, такое ощущение, что до меня голую женщину вообще не видел – и как мне с ним «так» повезло, хрен его знает.

Когда наконец Игорь засадил в меня свой член – до предела, на всю глубину, без всяких церемоний, я чудом не заорала. Я чудом не взорвалась, как гребанный, переполненный восторженным гелием шарик, проткнутый иглой. Я жмурилась, отчаянно жмурилась, потому что ничего не хотела видеть, я хотела сейчас только ощущать член. Охренительно твердый, крепкий мужской член, вонзающийся в мое тело. Говорят, презервативы приглушают ощущения. Наверное, если бы не презерватив, я бы просто сейчас словила инфаркт. Бывают инфаркты от радости, а?

Господи, как сложно не орать… Как сложно всего лишь хватать воздух ртом. Мне даже не орать хотелось, мне хотелось материться. Таким восторженным трехэтажным матерным ямбом. Всем запасом, сформированным за семь лет работы по строительным фирмам и тесном – очень тесном общении со строителями. Вот на каждый толчок в мое тело, на каждый взрыв удовольствия хотелось реагировать чем-нибудь, вроде «ах ты ж нечестивая женщина, как же ах-х-хорошечно…». Я была готова умолять вселенную, чтоб этот секс никогда не заканчивался. И мне было похрен даже то, что в этот кабинет могли зайти люди: пускай бы себе ходили мимо, а я бы ни за что в жизни не расплетала ног, которыми сейчас обвивала талию Игоря, не разжимала пальцев, хватающих кожу на его заднице, под брюками. Это было слишком хорошо. Как никогда хорошо. Тот самый секс, который я, кажется, запомню на всю свою чертову жизнь. Пять звезд. Сто процентов восторга.

Со мной творилось что-то не то… Будто что-то сильное, оглушительное подступало все ближе, я ощущала это по обостряющейся сладости от проникновений, по тому лишь, насколько сильнее сама подавалась бедрами навстречу члену Игоря. И молчать становилось все сложнее, все сильнее приходилось прикусывать губу…

А потом – мир взорвался… Снова! Теперь – оглушив, раздавив, растерев меня в пыль, и я забилась под Игорем от этого удовольствия – как забилась бы пригвожденная тяжелым копьем к земле лань. Она бы умирала – и умирала сейчас и я. От незнакомого, охренительно оглушительного, невыносимого кайфа, заставившего меня ослабеть всем телом, напрочь потеряв способность к концентрации.

Господи, это что, оргазм?

Глава 9

К своему стыду Игорь продержался не особенно дольше Даши. Не то чтобы у него было желание тянуть кота за хвост и оттягивать собственное удовольствие, но даже если бы и было – то его бы реализовать не удалось. Кончил и навалился на нее всем телом, пытаясь отдышаться, пока в ушах надсадно шумело, а сердце билось так бешено, будто марафон пробежал без единой остановки.

Ох, Даша… До чего же она оказалась… Вкусная! Весь день бы с нее не слезал, трахал бы и трахал, чтобы даже шевельнуться от изнеможения не могла. Тем более, что она действительно его хотела – причем «только его», сама сказала. Вот и неплохо было бы дать ей понять, с каким озабоченным придурком ее связывают желания. Было в этом намерении нечто садистское, эгоистичное, голодное… Вот сейчас – надо было с Даши слезть, оторвать свои губы от ее шеи, перестать балдеть от тонкого, такого ненавязчивого, нежного запаха духов. Но губы будто выглаживали кожу девушку по своей собственной воле, и что там надо их хозяину – им было до лампочки. Хозяин сам не знал, чего хотел, а часто так вообще не делал то, что хотел, руководствуясь какими-то принципами.

Еще никогда Игорь от окончания секса не испытывал столько разочарования. Он вообще не разочаровывался обычно в этом процессе, особенно от его финала – ведь собственно ради него-то все обычно и затевалось. Но сейчас это все означало только одно – нужно Дашу выпустить, пусть и хотелось немедленно закинуть ее на плечо, отнести в машину и взять на пару недель отпуск за свой счет – и для себя, и для Даши.

Игорь в принципе не мог припомнить, чтобы секс производил на него такое сильное впечатление, чтобы затмевались все другие женщины, будто они были банальными резиновыми куклами. Наверное, проблема заключалась в том, насколько долго Игорь ходил вокруг Даши и не давал своим озабоченным мыслишкам ход. Это просто нельзя было заткнуть одним разом.

Насытиться ею – с одного раза не получилось. Хотелось отодрать ее еще раз – уже сейчас, вот только вряд ли бы удалось сейчас Дашу на это сподвигнуть. Андреналин схлынул, какие-то импульсивные эмоции, подтолкнувшие ее в сторону выгодного для Венецкого решения, уже наверняка сошли на нет. Сейчас она опомнится и… Все будет как раньше. И это на самом деле жутко раздражало. Не хотелось Игорю как раньше. А как хотелось – он толком и не понимал.

В голове роились слишком невнятные мысли, Игорь Венецкий обычно раскладывал содержимое своей головы по полочкам, там всегда был идеальный порядок, потому что столько повседневных задач держать посреди мысленного бардака ни в коем случае бы не получилось, а тут… Бардак, форменный бардак. Голова вообще норовила избавиться от всех «лишних» осколков мыслей, что там оставались. Изъявляла желание насладиться блаженной пустотой, подступающей с тыла. И ведь это было ужасно заманчивое намеренье, ему было так сложно сопротивляться, хотелось лишь только целовать эту нежную шею, а потом… потом, быть может, начать сначала.

– Игорь… – тихонько пискнула Даша, слегка приводя Игоря в чувство, вырывая из сумбурного водоворот ощущений. Кажется, девушка уже опомнилась. Смешно, девчонка отошла после перепиха быстрее, чем Игорь. И кто тут слишком заморачивающийся кретин, а?

С Даши Игорь все-таки слез. Это был практически героический поступок, и Игорь мужественно собрал волю в кулак и – «стал героем». Встал, подтягивая и застегивая брюки, по-прежнему пребывая в легкой степени катарсиса и рассеянности. Он же давал себе зарок не лезть к нормальным девушкам. Ладно – Патрикеева, ту грех было не оприходовать, ее кредо по жизни было – заиметь в списке личных интимных достижений как можно больше мужиков, работала Лена вполне так себе. Ее Игорь в постель затащил по принципу «почему нет». Девица была смазливая, ну и пусть пустоголовая. Это не самый страшный недостаток. Но блин… Даша была совсем другим случаем.

Она была отличным, знающим свое дело архитектором. Тем самым, который умело курировал процесс разработки каждого достающегося ей проекта, уделяя внимание каждой чертовой мелочи. Умная, чертовски умная девушка, специалист, которого потерять не хотелось ни в коем случае. Да – красивая, ужасно привлекательная, к ней как-то не липли грязные и пошлые мыслишки и шаблоны. Такую не хотелось поиметь «походя», чтобы утром вызвать такси и вытереть из контактов номер телефона. Нет, по молодости Игорь бы, наверное, завалил бы ее просто так, для галочки, хоть даже на спор, но сейчас – приоритеты были слегка иными.

Но такие девушки, как Даша, не спят ни с кем просто так – чисто ради перепиха. Они себе знают цену. Что, если Даша сейчас заговорит о будущем? Об отношениях? На тему, о которой Игорь и думать не хотел. Хватило двух браков, которым очень подходило именно слово «брак». Прямо емко характеризовало то перерождение отношений, что произошло после того, как отгремел свадебный марш и догуляли многодневный банкет. Ладно, допустим сейчас уже Игоря так легко не окрутишь и в загс не затащишь, но даже простых отношений, завязанных только на сексе, Игорь сейчас позволить себе не мог. Игорь еще не избавился от Аллы и вообще в принципе не знал, как это сделать, и не довести до второго инсульта отца. Тот в последний год совсем сдал, пусть суммы, отписываемые частной клинике, куда отца регулярно удавалось положить силами всей семьи, – но он там все равно лежал очень не долго, постоянно «сбегая», если так можно было назвать его поведение. Вроде бы взрослый мужик, а врачей ненавидел, даже частных, готовых лобызать убеленного сединами мультимиллионера хоть куда – хоть в пятки, хоть в задницу. А вся семья Венецких не могла надышаться на своего пусть слегка тираничного, но горячо любимого отца.

Приведя одежду в порядок, Игорь обернулся к Даше и не удержался от улыбки. Личико у девушки, причесывающей волосы, было ужасно растерянное. Будто она и сама не знала, что сказать. Но, черт возьми, какой же у нее чувственный профиль… Особенно сейчас, когда эти красивые скулы обрамляли ее пышные, слегка волнистые волосы. И губы, такие тонкие, нежные, заманчивые… Игорь ощутил, что, наверное, все-таки зря удержался и не стал ее целовать. Показалось, что эта чувственность сейчас может попросту быть воспринята неправильно, настроит девушку на разговор «что дальше» еще сильнее. Вот вроде хотел как лучше, а сейчас испытывал чувство неясной тоски от этой дистанции. Нельзя было целовать ее сейчас, Игорь знал, что непременно сорвется и оприходует девушку еще раз, а это сейчас было бы ужасно несвоевременно. После обеда переговоры с инвесторами, к ним еще нужно подготовиться… И все же ну не уходить же молча. Это точно по-свински и точно Дашу заденет.

– Как ты? – осторожно спросил Игорь, присаживаясь на корточки и заглядывая ей в лицо.

Она оторвала пальцы от переносицы, растерянно взглянула на Игоря.

– Хорошо, – тихо ответила она, – я – хорошо, спасибо.

– Спасибо-то за что? – усмехнулся Игорь, осторожно протягивая руку вперед и касаясь подбородка девушки.

В лице Даши что-то дрогнуло, будто она сомневалась в том, чтобы что-то говорить.

– Ну… За это… – она, смущенно покраснев, бросила взгляд на диван.

Ох-хо. Будто тонкие пальцы скользнули по струнам души Игоря, заставляя их зазвенеть с тихим, едва слышным гулом. И Игорь вдруг понял, что не отрываясь глядит в эти чудные, светло-зеленые глаза и никак не может даже моргнуть. Нет, это уже перебор. Нужно спустить это на уровне одноразового секса и уже вернуться к работе.

– Тебе спасибо, крошка? – отозвался Игорь и выпрямился, придавая лицу деловитый вид, вычищая из мыслей всякую лишнюю хрень. Сейчас нужно сосредоточиться на переговорах, а потом – выехать на объект. А лучше еще и заехать и проверить состояние дел у фундамента дома Кошкиных. Пусть не самый дорогой проект, но это же не повод делать его спустя рукава.

Как Игорь и ожидал – Даша среагировала «зеркально». Растерянность тут же выцвела на ее лице, ее место заняла сосредоточенность.

– Я могу тебя попросить…

Ну все, пропало… Если сейчас начнет просить о разговоре, заведет речь об отношениях…

– …не распостраняйся, пожалуйста, об этом… – хладнокровно произнесла Даша, поправляя на носике изящные очки, – у меня репутация. И надеюсь, что ты не хочешь мне ее испортить.

Сказать, что Игорь офигел – ничего не сказать. Но все же медленно кивнул, испытывая смутное разочарование. Разочарование? Неужели ему хотелось, чтобы она заговорила об отношениях? Да нет, бред. Наигрался же в это, чай не мальчик, чтобы бегать за девочками.

Даша встала с дивана, по пути надевая на ногу отброшенную туфлю. В остальном она уже привела себя в порядок, и Игорю ужасно хотелось… снова растрепать эти волосы, снова задрать эту юбку, обнажив ажурные резинки чулок, снова содрать с этого носика эти очки, снова заставить эту чертову карьеристку снова побыть для Игоря уязвимой, распаленной, голодной до него женщиной. Так, Венецкий, выдохни и вдохни. И еще раз! Отлегло? Молодец! Ты в первую очередь для этой женщины начальник. А уж потом кто-то еще. А кто еще? Правильно, никто! И кажется, она сама хочет, чтобы ты никем для нее и остался. Да, пусть тебя это бесит, но дыши, Венецкий, дыши. Сначала сам все обдумай, а уж потом…

Даша огляделась, будто что-то искала… И долго думать, что, не пришлось. «Потеря» сразу бросилась в глаза. Порванные трусики так и лежали на краю дивана. И Игорь сработал на опережение, качнулся вперед, выдергивая из-под тонких пальцев этот «трофей».

– Ну зачем? – в Дашиных глазах заплясали искры смеха.

– На память, – безмятежно улыбнулся Игорь, – можешь считать меня фетишистом.

– На стеночку повесишь? – ехидно фыркнула Даша.

– Ага, в рамочке и под стеклом, – Игорь ухмыльнулся. Блин, а ему ведь нравилось общаться с ней так – обмениваться колкостями, смеяться – свободно, без толики субординации.

– Ладно, – Даша повела плечами. Подняла с пола вибратор, вытащила пресс-пакет, упаковала игрушку в него, запихнула ее на дно сумки. И, наблюдая за этим всем, Игорь пытался не думать о сексе с этой девушкой, пытался не хотеть прихватить ее сейчас в охапку и разложить прямо на полу. Венецкий, але, у тебя что, недотрах? Вчера вроде Алла была, не должно же быть! Ну, так и веди себя не как озабоченный подросток. Легко сказать. А как сделать? Если перед глазами эти тонкие лодыжки, изящные икры… Да вся Даша была чрезвычайно приятной для глаз картинкой. Ее неумолимо хотелось распаковать, раздеть от этой оболочки костюмчика «по дресс-коду» и посмотреть – а что же там, под ней!

– Может, повторим как-нибудь? – сорвалось с языка Игоря, когда пальцы Даши коснулись ручки двери.

– Лучше не надо, – тихо откликнулась она, – до встречи, Игорь Вячеславович…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю