290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нимфоманка из соседнего отдела (СИ) » Текст книги (страница 5)
Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)"


Автор книги: Джина Шэй






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц)

Глава 10

Бывает так, что некая часть тебя орет дрянным, трубным голосом о том, как ты налажала. Я же сейчас подозревала, что я не нимфоманка, а шизофреник, потому что внутри меня, казалось, сражались две разъяренных амазонки.

И надо было заканчивать теплотехнический расчет для наружных стен у дома для Чебышева, а я смотрела в СНИП и видела фигу, а не необходимые мне коэффициенты.

«Ты что, дура, отказала Венецкому?» – верещала эмоциональная часть меня.

«Все правильно сделала. И вообще давать не нужно было!» – материлась вторая моя половина – та, которая принадлежала приличной девочке Дарье Андреевне.

И в целом – в целом мне было с чем согласиться и с чем поспорить при подробном рассмотрении обеих этих мыслей.

Да. Отказала. Даже вопреки тому, что это был, мать его, первый оргазм в моей интимной жизни, пережитый, блин, во время секса с мужиком. Не миотонический – от напряжения мышц пресса, не клиторальный, и без участия в процессе какого-нибудь «дружка».

Не сказать, что мужиков у меня было много, обычно я слишком надолго влипала в отношеньки, и прежде чем разочаровывалась в очередном тараканистом кавалере давала потрахать меня не только физически, куда положено, но церебрально. Но блин… Мне никогда не было так! Обычно я могла выдержать даже не один час секс-марафона (жаль способный на такой «забег» у меня был всего один, и тот быстро слился). Я, блин, никогда не ощущала, как подрагивают от мучительно сладкого изнеможения ноги. Может быть, дело не в Игоре? Может, в тех эмоциях, что я к нему испытывала? То ли в своем личном профайле я прописала Венецкого как секс-совершенство, и ожидания решили заявить, что они соответствую реалиям, сотворив для меня «эффект плацебо», то ли…

Ох, при мысли о втором варианте мне хотелось только тоскливо выть.

То ли просто я была Игорем увлечена куда глубже, чем была уверена. Не так, как стоило увлекаться начальником. Если бы только было сексуальное притяжение, это ладно, это можно перетерпеть. Пятый год же терплю, пока это чудовище мимо меня ходит и смотрит тоже – мимо.

Но… Но неужели больше? Так. Стоп, Даша, нет, ты не будешь сейчас давать этим мыслям ход. Опасное направление. Нельзя думать о том, что вообще-то у Игоря есть достоинства кроме внешности. Ведь есть. И ум, и ответственность, и твердость… И даже жесткость – ты считала за положительную черту, ведь она свидетельствовала, что человек действительно конкурентоспособен на поприще карьерных завоеваний. Мда…

А если все-таки дело в Игоре? В том, что он был охренительный любовником?

И почему я в таком случае отказалась от шикарного секса? На самом деле, потому что согласись я хоть еще на один раз – и от моего самоуважения бы не осталось ни кирпичика. Один раз для удовольствия, дать волю застарелой слабости – это можно. Но… секс без обязательств… Я в это не умела. А обязательства… Боже, ну я же знала, что мужики вроде Игоря не вступают в серьезные отношения с женщинами вроде меня. Я была даже не на один класс ниже – рядовая работница пусть и довольно крупной строительной фирмы на рынке частной застройки, но… Игорь был гребанным наследником мультимиллионера, пусть и болтался в не самой крутой фирме, но тут он руку набивал и самоутверждался, что он чего-то стоит без отца. И стоил же! Между прочим, его практические навыки уже могли позволить ему открыть свою фирму и уже через пару лет потопить «Печорского». Ну о чем вы, какие обязательства, ни фига бы они ему не помешали. Просто с Занудой они дружили, фирма была их совместным детищем и Игорь в одинокое плавание не уходил. Оставался в роли зама генерального, де-факто крутя фирмой как угодно, оставив за Печорским задачу лишь проверять финансовые отчеты, да находить новых инвесторов.

Итак, подведя черту, простой любовницей я быть не умею, гордость не позволяет – стерва такая. Только жизнь мне портит, вообще-то. Но увы, слишком эта дама для меня важна, чтоб я прям так взяла и отказалась от нее.

Я потерла переносицу, стащила с носа очки. Глаза все равно никуда смотреть не хотели, пока в голове был такой хаос.

В дверь постучали.

– Да-да, – ровно произнесла я, взглядом находя рядом с рукой дырокол потяжелее. Если это Тихонов, то на обед он поедет на скорой и с проломленной башкой, и никак иначе. В универе я отлично играла в волейбол и попадать в цель тоже умела как никто. Тем более что цель была весьма крупная.

Однако, это был не Тихонов. И даже не Лика. Ко мне в кабинет, одергивая короткую юбчонку на своих практически бесконечных ногах, ввалилась Ленка Патрикеева. Вот это нежданчик. А ведь раньше мы с ней только на корпоративах и болтали – и то – перебрав шампанского.

– Что-то случилось? – недоуменно спросила я, раздумывая, уж не стало ли известно Печорскому про наши с Игорем развлечения на его любимом диване, но… разве стал бы он Ленку для вызова на ковер лично ко мне гонять? Телефон же есть!

– Орала ты слишком громко, хоть и редко, вот что случилось. – Без обиняков и в лоб заявила Патрикеева, покручивая на пальце колечко с ключом от приемной.

Мне в лицо аж кровь бросилась. И что ей нужно? Будет шантажировать сдачей генеральному? Или по старой памяти решит разобраться с любовницей бывшего любовника?

– Пойдем пообедать, Дарья Андреевна, – ухмыльнулась Ленка, – мне зверски хочется узнать, почему Венецкий был такой злющий, после того как ему дали. Довольный же должен был быть.

Вообще, я обычно обедала с Ликой. Но явление Ленки, ее ироничный и явно дружелюбный тон меня сбили с толку настолько, что про подругу я вспомнила уже стоя в лифте и глядя, как разъезжаются двери на этаже кафешки. Вспомнила, смутилась, но возвращаться было поздно. Скинула СМС-ку, надеясь, что Лика не обидится. Вообще-то Ленку она терпеть не могла, по не очень ясным причинам. Могла и разозлиться, что «эту стерву» предпочли ей. Но метаться было подновато. Тем более что Ленка уже меня каким-то образом зацепила и притащила в кафе.

Ленка снова проявила свои «ведьминские способности», заказала себе бизнес-ланч с двойным десертом. Блин, как она умудряется столько жрать и не толстеть? В фитнес-зале живет, что ли?

– Значит, Игорек тебя все-таки оприходовал, да, дорогая? – Ленка глядела на меня с насмешливым прищуром.

– Все-таки? – напряглась я, отрываясь от своего «цезаря».

– Ага, все-таки, – невозмутимо кивнула Ленка, – я уже полгода угораю на то, как Венецкий пялится на твою задницу. И ведь не трахал же, хотя что мешало?

– Может, он не знал, что я его хочу… – тихо буркнула я, разглядывая в салате сухарики.

Ленка захохотала в голос, так, что к нашему столику аж заоборочивались.

– Детка, ты, может, мнишь себя стальной леди, но вот это – был отнюдь не секрет, – выдавила она, смахивая слезы, пока я пыталась сделать вид, что совсем не сконфужена, – и все Игорь знал, просто у него же при-и-и-инципы.

Последнее слово Ленка произнесла особенно насмешливым тоном, чуть прищелкнув пальцами. Стало ясно, что о принципах Игоря она кое-что да знает.

– Принцип «никаких служебных романов»? – уточнила я. Хотя какой тут служебный роман. Служебный перепих скорее.

– Ну, со мной-то он трахался, – фыркнула Ленка, – так что нет, Дашуня, тут что-то другое.

Вообще, я первый раз общалась с трезвой Ленкой. И оказалось, что вообще нет особой разницы, что с пьяни ее бросало из стороны в сторону и от официального «Дарья Андреевна» до «Дашу-у-у-уля» и «детка», по-прежнему было ничто малое расстояние, что сейчас. Впрочем, меня не коробило. Ленка вела себя, как умела, а умела она приручать мужиков – ну, некоторое их большинство, но так, чтобы они ели у нее с рук и не помышляли о том, чтобы пикнуть против ее желаний.

Хочешь Леночка шубку из черного соболя – держи Леночка.

Хочешь сережки с брильянтами – скажи, сколько карат, ты хочешь, заинька.

И вот эта восхитительная стерва, державшая нашего генерального на коротком поводке, могла называть меня как угодно. Если без оскорблений – мне было похрен. Не «эй, ты» и на том спасибо. Все равно рядом с этой охренительной девицей я смотрелась как занюханная ботаничка рядом с королевой бала. Потому что тут было все – и томные огромные, слегка наивные глаза, и фигура Анджелины Джоли, и чувственные губы, и роскошная грива темных кудрей, и изящный тонкий носик. Да на нее даже сейчас, даже зная, что за один только подкат к Ленке генеральный уже уволил шестерых с «волчьим билетом» в характеристике – практически плотоядно поглядывали парни из отдела информационной безопасности. Ну, только поглядывали.

– Есть два варианта – Игорю было тебя жалко портить, – задумчиво прознесла Ленка, иррационально сначала придвинув к себе блюдечко с малиновым капкейком, – ты ж как очень симпатичный синий чулочек, вообще не похоже, что секс тебе интересен.

Ну, охренеть, мнение со стороны. А как бы сделать так, чтобы со стороны казалось обратное? Может, спросить все-таки? Очень надо же.

– С другой, более прагматичной стороны, все-таки ты, конечно, чулочек, но не занюханная метелка, – беспощадно заявила Ленка, – и если Игорек тебя не пытался завалить, значит – ему есть об кого трахаться. А он в этом плане не любит разбрасываться.

Ревность, кольнувшую сердце, я как надоедливую муху пришибла одним лишь резким движением самообладания. Никакой ревности. Я на нее права не имею. «Один лишь раз» мне тех прав не дает.

– Но, ты не парься, Дашуня, – вполголоса заметила Ленка, – если он тебя все таки отделал – значит, он там, скорей всего, уже расстался.

– Скорей всего… – я поморщилась, – ладно, мне вообще-то на это пофиг, знаешь ли.

– Отшила? – Ленка прищурилась, оценивающе разглядывая меня. – Неужели – серьезно отшила? А что он тебе предложил?

– Предлагал еще раз, – шепотом буркнула я, глядя мимо Ленки. Почему я вообще с ней откровенничала? А вдруг она имела на Игоря виды? Вдруг хотела его вернуть? А мне – подложить свинью. От ревности! Даша, ты – хренов параноик.

На этот раз Ленка засмеялась беззвучно, спрятав лицо в ладонях. А потом посмотрела на меня, и, глянув в ее веселые глаза, мне стало даже слегка стыдно, что я думала о Патрикеевой плохо. Не было у нее планов на Игоря. В ее беспокойстве вообще сквозило что-то материнское, типа «может, хоть пристрою непутевого в добрые руки».

– Чего ты ржешь? – смущенно поинтересовалась я и отругала себя тут же за «ржешь». И так-то чувствовала себя рядом с Патрикеевой то ли мужланом, то ли деревенщиной.

– Страйк, детка, страйк, – выдавила Ленка, хихикая, – лучший способ поставить Венецкого на дыбы – это ему отказать. Ты ж ему явно запала в… душу, но я бы сказала что «в яйца» – и ты отказалась от продолжения. Да он землю носом рыть будет, чтобы ты снова ему дала.

Блин… Если она права… То этого я совсем не хотела… Наверное…

– И что мне делать? – смущенно уточнила я.

– Трепещать от превкушения, конечно, – усмехнулась Ленка, – и постараться получить удовольствие от происходящего.

Глава 11

– Ты сколько будешь еще гипнотизировать взглядом этот несчастный стакан пива, товарищ? – насмешливо поинтересовался Вит, подкидывая в ладони ключи от машины.

Игорь мрачно покосился на него, а затем – снова на стеклянный бокал на столике перед собой. Завалиться в спортбар – была идея Вита. Андрей сегодня отсутствовал, ехидно сообщив Игорю, что ему тоже надо «оформить документы». Предатель хренов.

Ну, конечно, можно понять, Ленка-то была пособлазнительней футбола, которым Печорский тоже не особо интересовался, в отличие от племянничка. Ну и, кажется, Игорь его раздразнил. Андрей же все понял, вся система шифров-намеков была согласована уже не первый год. В конце концов, диван в кабинете Андрея действительно стоял не просто так и не в первый раз служил для сброса напряжения и генерального директора, и его зама.

Поговорить с Витом же – было совсем не то, что поговорить с Андреем. Виталик вроде как был тоже друг, но… Но больше приятель все-таки. Игорь и сам понимал, что, наверное, зря напрягается на его счет, но слишком уж много Вит ворчал на Дашу, при том, что вообще-то повода она ему не давала. И так делала больше, чем следовало по ее должностным обязанностям. Но Вита и это бесило, особенно то, что Печорский-таки замечал Дашины заслуги и регулярно ее премировал. Куда регулярней, чем премировал «любимого племянничка». Ну, зная скопидомность Андрея, Игорь не удивлялся. Печорский действительно поощрял только ценных сотрудников. По его мнению, Виталик был поощрен уже тем, что обязанностей у него было меньше, а зарплата – побольше, чем у Даши. Если бы Виталик смел вообще не работать, то даже кровные узы с генеральным директором его бы не спасли.

От ужина с отцом – и отцом Аллы – Игорь отбрехался, потому что «много работы». Договорился заскочить завтра, тем более пятница к отдыху в семейном кругу больше располагала. Домой к Алле ехать не хотелось, хотя – все равно пришлось бы. Хотя бы даже вещи забрать. По вектору своего настроения этим вечером Игорь понимал, что дело закончится именно этим. Хотя это можно сделать не сегодня же, так?

Вит был заядлым болельщиком. Спортсмен из него был никакой, больше того – никаким видом спорта Вит себя не напрягал, лишь каким-то чудом не отрастив себе животик. Зато в футболе хорошо разбирался. Игорь же за беготней придурков на экране наблюдал со скепсисом. В его голове эта херня явно бы оказалась лишней, если бы даже он и попробовал это туда загрузить. Спорт имел значение для тебя лично, потому что помогал повышать качество твоей жизни. Ну, когда ты сам с кем-то играл, опять же – чтобы свою форму поддержать и самому повеселиться в компании. А когда кто-то там что-то для своей жизни делал, а ты сидел на диване и смотрел на это – ну… короче странный вид увлечения, но с тараканами друзей не особо и спорят. Хотелось Виту поподпрыгивать на диване и поорать «Ну, дебилы кривоногие» – пускай себе прыгает. Игорю это думать о своем не мешало. Ну не рассказывать же Виту, что за идиотизм у Игоря в голове сейчас все новые бутоны распускает.

«Лучше не надо».

Этими словами Даша Игорю по самолюбию чуть ли не наотмашь скальпелем полоснула. Почему это лучше не надо, а? Будто не она извивалась под его руками, будто не она просила ей, наконец, засадить, будто не она под Игорем кончила. Ну, вот скажите, в чем дело, а?

Может, он ее по итогу разочаровал? Может, были у нее любовники получше? Ну… на женский вкус прелюдии наверняка было маловато. Опять же, торопливый был перепих, да – с острыми ощущениями, но все же – не долго.

Опарафинился, да, Игорь Вячеславович? Как сопляк – взял и не смог впечатлить женщину. Расслабился. Привык же, что на тебя вешаются, что все дается легко. Привык нахлобучивать все подряд, тех которые раз дадут – и уже думают, что им по гроб жизни обязаны.

А Даша… Видать, не дура была, и не так легко было на нее произвести впечатление. Оно и верно, девочка была с фантазией и знала себе цену. Это Игорь, как идиот, сегодня весь остаток дня, находясь не в офисе, только и мог думать о том, что где-то там по офисным коридорам Даша носится без трусиков под своей строгой юбкой.

На этой девушке его, кажется, заклинило еще сильнее, чем раньше. И вроде добирался до объекта, загружался состоянием дел – и удавалось отключиться от этих мыслей – а после возвращался в машину, тянулся в карман за телефоном, натыкался пальцами на позабытый пульт от вибратора и все начиналось сначала.

Так и не вернул же. Блин, а ведь если девица была настолько подкованная в эротических играх – это было ужасно заманчиво. Это заводило фантазию. Большинство девушек, попадавшихся Игорю, не особенно напрягались во время секса. Поза «наездницы» считалась за верх какой-то инициативности со стороны женщины, и вообще, и ее-то любовницы Игоря как-то не практиковали – хотя Ленка любила, но она скорей была исключением. Обычно же – девушки просто лежали на спине и ждали – пока их обработают. И не то чтобы Игорь был против той обработки, но то и дело у него возникали не очень-то приятные сравнения с такими экземплярами. И сравнения все сплошь были то деревянные, то резиновые…

Господи, ну трындец. Это когда ж Игоря так заклинивало, что полдня ходил со стояком, лишь титаническим усилием воли и дыхательными упражнениями заставляя себя успокоиться. Нет, с Аллой нужно было завязывать поскорее. Причем даже не завтра, а сегодня. Потому что чем дольше с этим дерьмом тянуть – тем дольше оно будет отравлять Игорю жизнь. Нет, у него не было каких-то серьезных планов насчет Даши, но все-таки – ему почему-то не хотелось пытаться соблазнять ее, будучи все еще в этих резиновых недоотношениях.

Разобраться, а потом… Потом бросить Вита с его футболистами и поехать к Даше. Адрес ее Игорь знал, ну, потому что в личное дело не один раз заглядывал. И можно загадать, что если этим вечером она окажется дома – то он ее компенсирует все то разочарование, что она могла с ним испытать. Картинка перед глазами нарисовалась прекрасная – он звонит в дверь, Даша открывает – вся такая слегка расслабленная, с распущенными волосами, в домашнем платьице – в джинсах тоже можно, и даже в какой-нибудь мешковатой футболке. Вот у нее округляются удивленно глаза, а потом Игорь шагает к ней и целует, размазывая девчонку эмоционально тонким слоем по паркету. Ну а дальше – мучит всю ночь, чтобы точно мало не показалось. Заласкает до изнеможения, вытрахает досуха, так, чтобы с кровати встать не смогла и запросила отгул. И если она с утра повторит свое «лучше не надо» – тогда точно придется брать отпуск за свой счет… Она его хотела, это Игорь знал. Вот только «хотела» и «давала желаниям ход» – это были разные вещи. И так себе достижение, если тебя хотели, но не настолько, чтоб с тобой спать.

– Я сейчас, Вит, – вполголоса сказал Игорь и, когда приятель, оторвав взгляд от экрана, кивнул, вышел из зала спорт-бара. На улице было свежо, и моросил легкий сентябрьский дождь. Да, с объектами нужно было поторапливаться, в конце концов – конец строительного сезона не за горами. Хотя у них вроде все было по плану, но перепроверка никогда не вредила делу.

Алла ответила с третьего гудка. Кажется, ждала звонка, даже вопреки предусмотрительно сброшенной СМС-ке.

– Привет, – негромко ответила она, – скоро будешь?

– Привет, – Игорь прокашлялся и сбился с мысли. Вот как бы то ни было, но он так и не научился грамотно бросать женщин, отношения с которыми можно было считать хоть сколько-то постоянными. Лучше без отношений – и без претензий в итоге, чем с ними – и с этой необходимостью сознательно послать женщину куда подальше. Это всегда казалось ужасно неправильным поступком.

– Нескоро, да? – Алла вздохнула, и перед глазами Игоря так и нарисовалась картинка, как она капризно надувает свои пухлые губки. Слишком много чертовых раз видел эту картину. И блин, она бесила даже сейчас, заочно, дистанционно. И как он вообще вляпался в это дерьмо? Блин, давно он трахает одобренных папой девочек. Нет, все ясно, конечно, что папу надо беречь, но, кажется, все-таки вот с этой уступкой Игорь конкретно переборщил. Никто же не сказал Валере, что трахать бывшую жену старшего брата – некомильфо. Трахает же – и по сей день. И счастливы в браке они с Алисой по самое нельзя. И только старшенький по кой-то хрен удостоился папенькиного участия в своей личной жизни.

– Да, я нескоро еще приеду, – все еще растерянно откликнулся Игорь, уже сформулировавший фразу, – Аль, нам нужно поговорить…

– Да, я сама хотела, – голос Аллы неожиданно стал каким-то бодрым, – хотела не по телефону, правда, но… Не могу уже терпеть.

В сценарий это не вписывалось никоим образом, и Игорь завис. Ладно, пусть скажет. Это, наверное, никак не помешает.

– Я слушаю.

– У нас ребенок будет, – сбивчиво выпалила Алла.

Глава 12

Игорю было уже не девятнадцать лет, и слов «У нас будет ребенок» от девушки, с которой он спал, Венецкий уже не боялся – лет десять как. Но вот конкретно сегодня – у него аж в глазах потемнело, и зазвенело в ушах. И с пару минут он молча смотрел в одну точку, собирая разлетевшиеся по всей черепной коробке отдельные буквы в целые слова. Причем желательно же было, чтобы эти слова вышли цензурные, а не такие, какими можно взять и травмировать психику беременной женщины.

Наконец, искомая буквенная комбинация в мозгу сформировалась, да и молчание слишком затянулось.

– Как это «у нас будет ребенок», – как можно спокойней поинтересовался Игорь, – Аль, разве ты мне не говорила, что принимаешь таблетки?

Вообще-то говорила. И вообще-то синяя упаковка с какой-то американской супернадежной хренью, которую Алле посоветовал ее супер-врач из супер-частной клиники стояла у зеркала в ванной, и таблеточки оттуда регулярно исчезали – Игорь проверял. И кое-кто так-то орал, что детей ему рано и ни-ни, но… презервативы Алла не любила. И блин, Игорь же доверился, а оказывается зря – доверять по-прежнему можно было только представителям резиновой промышленности.

На том конце трубки замолчали и туманно задышали.

– Я пару месяцев назад пропивала антибиотики, – виноватым голосом, наконец, сообщила Алла, – ну и тогда мне противозачаточные запретили принимать, это бы вызвало осложнения. Ну и видимо из-за перерыва оно и вышло, таблетки же тоже не сразу работать начинают.

– А почему ты мне об этом не сказала? – мягко поинтересовался Игорь голосом ласковой – но очень злой акулы убийцы. Серьезно, если бы сказала – вернулись бы к самому доступного из всех средств предохранения.

– Ну, ты… Ты же вроде тогда говорил со своим отцом, что хочешь детей, и я подумала…

Подумала она… Но ведь об этом Игорь говорил с отцом – а не Аллочкой, и на дальнюю перспективу, вообще держа в уме, что детей от Аллы точно не хочет. А тут блин, такой сюрприз, да еще в такой охренительно неподходящий момент. Но ведь не скажешь – сейчас уже и не скажешь. Сейчас уже дело сделано, не открестишься, не отвернешься.

– Аль, это точно? – глухо поинтересовался Игорь. Нет, вряд ли, если бы было не точно – она бы не сказала.

– Я у врача была. – откликнулась Алла, – да, точно, шесть недель. У меня даже справочка есть.

У Игоря в голове как разъяренный улей гудели мысли. Нет, кажется это реально знак. Существуй Игорь Вячеславович в своей системе координат, и не думай о нормальных девушках. Вот прямо красиво вселенная свои знаки разложила. Стоило только размечаться, стоило только дать себе волю и уступить принципам раз, и вот – держи Игорь, разгребайся. Хотя, как тут разгребешься…

– Ты рад, милый, – чирикнула Алла.

– Ага, – растерянно выдавил Игорь. Ребенок… Честно говоря, это была бы хорошая новость, если бы не… Если бы будущей мамой не должна была бы стать Алла. Но… Честно говоря, сейчас стоило заткнуть внутреннему привереде рот и смириться с необходимостью.

– А точно от меня? – это сорвалось с языка отчаянно, неосторожно, Игорь и не думал произносить это вслух, но все же – и мысль была, порхала на подкорке подсознания, и слова как-то слишком легко оказались озвучены.

– Идиот, – рявкнула Алла, – я, между прочим, ни с кем кроме тебя не спала.

И швырнула трубку. Тишина оказалась наградой, потому что в голове у Игоря шумело нахорошо. На самом деле с намеком в сторону измены это он зря. Как-то так получалось, что они с Аллой за эти полгода даже отдыхать выезжали вместе. Где она могла найти себе любовника? Нет, эта конфетно-сладкая блондинка вполне могла подцепить хоть даже какого-нибудь инструктора по плаванию, но это все был нее ее уровень. Алла предпочитала статусных любовников, и как и Игорь – предпочитала не разбрасываться. Ну, по крайней мере, говорила она об этом. Но повода она Игорю не давала – вот если бы дала, вот тогда он и избавился бы от нее с вопиющей легкостью. Об этом он к слову и предупреждал ее еще, когда они начали встречаться «для сброса напряжения». Узнает про измены, да хоть даже заподозрит – и они распрощаются. Аллочка тогда моргнула, махнула своими кукольно-длиннющими ресницами, и сказала: «Ну что ты, я никогда…» И так и было. Никогда – за эти шесть месяцев их «свиданий», и две недели вынужденного сожительства. Как бы Игорю сейчас не было раздражительно – но повода ему не давали. А хотелось бы, чтоб был. Это сделало бы жизнь проще.

Ребенок… Все же об этом стоило подумать вплотную. Это было куда серьезнее, чем все эти бесящие привыкшего к лаконичности и «ничего лишнего» в дизайне Игоря ангелочки. И не хреновые таланты Аллочки в кулинарии – хрен с ними, в конце концов, деньги вообще-то позволяли нанять повара. И даже не одного.

Мозг запоздало подсунул Игорю воспоминание о Даше. А как же она, мол. Никак. Игорь поморщился, и отправил эти мысли вон из головы. Говорить нечего – хотеть нечего. Тут большие и серьезные проблемы намечаются, и… Игорю есть чего опасаться. Беременность Аллы должна пройти нормально. И отцом он ребенку будет каким надо. А Даша… Лучше не надо, Венецкий, все она тебе правильно сказала: лучше не надо. И как бы тебе не хотелось сделать наперекор – как бы не хотелось провалиться в этот тихий омут с головой, но… Не порти девушке жизнь, если ты ничего ей дать не можешь. А ты не можешь. У тебя теперь обязательства.

– Ты долго, – ворчливо заметил Вит, когда Игорь вернулся, – уже даже перерыв почти закончился.

Вот и в жизни Игоря кажется уже закончился перерыв. Это конечно было печально, но в перспективе в кои-то веки стать отцом так-то тоже была радость. Настоящий мужчина же должен воспитать сына!

– Водки, – сухо бросил бармену, – и такси мне вызовите.

– Что-то случилось? – прищурился Виталик, разглядывая Игоря. Откровенничать по прежнему не хотелось. Не с Витом. С Андреем еще можно было, а с Витом – нет.

– Я домой, – Игорь печально вздохнул, залпом махнул водку из придвинутой к нему стопки, – там проблемы кажется.

Вит с нейтральным видом кивнул. Хотя, честно говоря, не понимал о чем речь вообще. Он же был закоренелый холостяк, кучу баб держал в любовницах – не делая разницы, замужние они, не замужние… Его интересовало не наличие спутника жизни, а то, что стоило ему сделать звонок – и очередная дамочка все бросала и неслась к нему, к Виту, напев благоверному про очередные сверхурочные, на которые вызвал шеф. Ни одна не смела закатить Виту скандал, потому что избавлялся он от любовниц с вопиющей легкостью. Будто от дешевеньких колечек, легко снятых с пальца и отправленных в ближайшуюю помойку. И на что они велись? Не было у Виталика особой мужественности, ну да, болтун он был редкостный, блондинчик, бабы на это западали. Но все-таки иногда Игорь смотрел на этого сопляка и диву давался – и почему у этого полудурка баб было больше чем, собственно, у Венецкого? Он же вообще мог не работать, а быть исключительно альфонсом. Оказывается для этого потрясающих внешних данных нужно не было.

– Отношения – это зло, – практично заметил Виталик, будто поддакивая мыслям Игоря, – никакой практической пользы, одни проблемы. То ли дело свободная холостяцкая жизнь, спи с кем хочешь…

Игорь пожал плечами, покосившись на улицу через стеклянную стену спорт-бара. Такси еще не подъехало, но это и не было удивительно. В условиях Москвы спасибо, если оно до тебя доезжало за двадцать минут.

Отношения не были злом, злом были недоговорки. Уступки в принципиально важных местах. Или вот как это – согласился с отцом «повстречаться с дочерью его друга», ну а что, красивая же девочка, да? Только это и было важно. Ну и «говорят, с ума по тебе сходит». Все, этого было достаточно за глаза. Сам Игорь был убежден, что ни по кому с ума сходить не будет, и с Аллой, так и было.

Когда Игорь вошел в Аллину квартиру – тихую, темную, просторную – казалось, что он вошел в пасть к гигантскому чудовищу, и если шагнет чуть дальше – за ним беззвучно сомкнутся челюсти монстра, отрезая его от нормальной жизни раз и навсегда. Но тут уж обратного хода не было – как порядочный человек он был просто обязан.

Когда Игорь прошел в спальню – Алла даже не шевельнулась, хотя… Игорь каким-то шестым чувством ощущал, что она не спит. Никогда она не засыпала после ссор, лишь лежала, изображая из себя самого обиженного человека на свете. Игорь разделся, скользнул под одеяло, нашарил под ним девушку, прижал к себе. Как бы то ни было – она родит ему ребенка. Его ребенка. Хотя тест на отцовство Игорь все-таки сделает – тайком, но сделает.

– Прости, – шепнул Алле на ухе, и она – обиженно пыхтящая, кажется, задышала ровнее, – я просто не ожидал таких новостей.

– Ладно. – Буркнула Алла и развернулась к Игорю. Очень быстро сдалась. Очень-очень быстро. Никогда так быстро не сдавалась.

Наманикюренные пальчики скользнули по голым плечам Венецкого, царапая кожу – и это не заводило, это внезапно взбесило…

– Я соскучилась, – тихо мурлыкнула Алла, – может, займемся этим?

Ни сексом, ни любовью – этим. Так Алла всегда говорила. Секс для нее было «слишком вульгарно», любовь – «слишком ванильно». В итоге словом для обозначения соития служило лишь безликое «это».

Что-то было не так. Игорь лежал рядом с красивой ухоженной блондинкой, которую знал как облупленную, которая должна была стать матерью его ребенка – а внутри у него ничего не шевелилось. Ни трепета перед материнством, ни желания. Лишь какое-то не унимающееся раздражение. Игорь не хотел сейчас Аллочку – после того жаркого забега что сегодня случился в кабинете Печорского на его «священном» диване – не хотел. Слишком свежи были воспоминания о другом теле, о других руках, о других губах. О живой, такой естественной Даше. И сейчас, касаясь невесомо плеча Аллы и думая о Даше, Игорь чувствовал себя исключительно мудаком. Потому что не имел он права даже мысли себе допускать об Ильиной. Он должен был думать об Алле. О матери своего ребенка. Может… Может это только сегодняшнее? Завтра наверняка полегчает. А если не завтра – то послезавтра точно.

– Прости, я устал сегодня, – соврал Игорь и растянулся на простынях, невидящим взглядом глядя в потолок, пытаясь выгладить собственные мысли. Чтобы он не думал, как бы он не хотел – но раз когда-то он не сказал отцу «Нет», значит – сейчас у него выхода не было. Вот только принять это решение к исполнению, оказывается, было ужасно не просто…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю