290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нимфоманка из соседнего отдела (СИ) » Текст книги (страница 16)
Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Нимфоманка из соседнего отдела (СИ)"


Автор книги: Джина Шэй






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 19 страниц)

Глава 33

– Лен, есть разговор…

Патрикеева красила ногти в кроваво-красный. Воняла своим лаком на всю приемную, но сказать ей было нечего – чисто теоретически был обеденный перерыв, в него она могла делать все что хотела.

Ленка аккуратненько опустила кисточку в пузырек с лаком и глянула на Игоря.

– Сколько лет, сколько зим, Венецкий, ты давно меня замечаешь? – Нараспев и слегка насмешливо поинтересовалась она.

– Я тебя не замечаю ровно с той поры, как ты спишь с моим другом. – Отрезал Игорь.

– Ну, тебя никто на повтор горячих ночей и не звал, – Ленка рассмеялась. – Я бы сама не стала рисковать, но ты мог бы хотя бы иногда со мной разговаривать не только по работе, а?

– Лен, я прекрасно знаю Печника. – Игорь поморщился. – И вообще, его бесило…

– Что ты у него выиграл? – Ленка прищурилась, рассматривая Игоря как какой-то любопытный музейный экспонат. – Да. Знаю. Его это до сих пор бесит. А, между прочим, ты и выиграл, просто потому, что этот гений додумался на меня поспорить. А я об этом узнала.

– Ой, ладно. Первый раз – возможно поэтому. Во второй и третий разы ты сама приезжала. – Игорь усмехнулся, припоминая детали пресловутого пари и его исход.

– Ну что поделать, трахаешься ты очень качественно, а Зануда наш тогда стул свой от ревности обгрызал и морозился, вместо того чтобы приступить к активным действиям. – Ленка ухмыльнулась широко и с легкой ностальгией. Да, тогда и Печорский, и Венецкий были вполне себе молодыми не поотбившимися идиотами. Сейчас к их идиотизму в довесок прилагались года, статус, достижения, но в целом – почти ничего не изменилось. Разве что душа больше тяготела к постоянству, чем к сиюминутным победам.

На самом деле персонажем Ленка Патрикеева была прекрасным, очень обаятельным, вот только на вкус Игоря ее своенравность зашкаливала за все разумные пределы. Хотя, честно говоря, если бы Игорь пять лет назад размышлял на тему серьезных отношений… Хотя нет. Поставить рядом Ленку и Дашу – забрать все равно захочется последнюю. И если раньше Игорь думал, что только он сделает такой выбор, теперь – уже сомневался.

– Ты хотел поговорить о делах нашего с тобой бурного прошлого, Игоречек? – Мурлыкнула Ленка, вставая из-за стала и присаживаясь на него бедром, благо юбка у нее в кои-то веки позволяла это сделать. – А ты уверен, что Ильина мне после таких бесед волосы не проредит? Не хотелось бы терять такую замечательную собу… собеседницу. Кстати, ты мне должен за рекламу, твой пресс, член и задницу мы с ней хорошо так обсудили на прошлом корпорате. Дашуня была очень впечатлена.

Игорь прикрыл глаза и попытался вспомнить – зачем пришел.

– Лен, пять минут постарайся побыть серьезной, а! – Выдохнул он почти раздраженно. Всерьез злиться на Ленку было невозможно, но сейчас – Игорь в принципе был слишком обеспокоен, чтобы искать поводы для смеха.

– Я, может, соскучилась. – Фыркнула Ленка, но сдаваясь, подняла ладони. – Ладно, чего ты хотел, Венецкий? Что там у тебя такое случилось, что ты решил нарушить свой обет молчания?

– Лен, Андрей тебе изменяет?

Вопрос повис в воздухе. Ленка поджала губы и молчала, прищурившись. Выражение лица у нее сейчас было очень опасное.

– Это вопрос или утверждение? – Медленно проговорила она, глядя на Игоря пронзительно, пробирающе, так, будто хотела взглядом сделать рентген, – И если ты сейчас этого замечательного человека начнешь выгораживать – я ж тебе все оторву, до чего дотянусь, Венецкий.

Вообще-то… Сейчас у Игоря Печорского выгораживать никакого желания не было. Более того, он вполне бы направил Ленкино желание что-нибудь оторвать слегка по другому адресу, и сам бы помог с большим удовольствием.

– Вообще-то это был вопрос.

– И чем вызван этот вопрос? – Убийственным тоном поинтересовалась Ленка. – Ты с кем-то его видел?

Видел? Да, видел. За эти две недели дохрена количества раз. Если не видел – слышал, голос Печника фоновым шумом, практически всякий раз, когда звонил Даше, чтобы узнать, куда она пропала. А пропадать она начала с завидной регулярностью. Дошло до того, что она начала пропадать в рабочее время. Могла отсутствовать по полдня – и всегда, всегда в это же время на работе не было и Андрея. Игорь спрашивал у Даши – она отвечала, что Печорский отправил ее на курсы повышения квалификации, и, в принципе, Андрей это подтверждал, но ведь не было, не было никаких направлений на курсы. Игорь узнал в бухгалтерии. И никак не мог понять, что ему с этим делать.

Почему? Почему она могла вдруг вот так с ним поступить? Почему не с кем-нибудь, а с его же лучшим другом? Что он такого сделал, что пообещал, что она вдруг могла согласиться? Или что – одного начальника окрутила, начала покорять другого?

– Венецкий, кто она? Ну, говори же! – Ленка аж вперед подалась, хватая Игоря за руки. В темных глазищах плескалась паника. Да что там, Патрикеева почти ревела, торопливо смахивая слезы из уголков глаз.

– Так и знала, так и знала. – прошептала она, пока Игорь отмалчивался, – так и знала, что он от меня устал… Так и знала, что нашел кого помоложе…

– Ленка, ну тише, – Тихо произнес Игорь. – Я честно толком не знаю.

– Он редко приезжал на этой неделе. – Отстраненно произнесла Ленка. – Говорил, что слишком много работы, приезжал на ночь раза два всего. Хотя вообще-то он у меня почти живет. И рубашками своими мне весь шкаф занял, гад. Игорь…

Было что-то в ее голосе измученное, исступленное, из-за чего Венецкий не смог не взглянуть в Ленкины влажные глазищи прямо.

– Кто она? Говори уже. Я должна знать.

Произносить это было сложно. Сложно было озвучивать даже для себя. И все же – если все так.

– Возможно, Даша, Лен…

Глядеть на бледную, напуганную Ленку было страшно.

– Твою же мать… – Тихо протянула она, глядя в пространство. – Твою же мать…

– Я только несколько раз видел их вместе…

Ленка отрывисто кивнула, пребывая в глубокой прострации.

– Нет, надо было думать, что долго мой характер ни один нормальный мужик не выдержит. – Глухо произнесла она. – Но честно говоря, надеялась… Но Дашка… Как же? Она же в тебя по уши…

Игорь пожал плечами. Он до сих пор не очень представлял ни "как же", ни "почему же". Он даже часто называл себя параноиком, а потом Даша приезжала домой на несколько часов позже чем обычно – и на машине Андрея. Да, параноик проверял камеры… У него хватало гордости, пока не залезать в Дашин телефон, в общем и целом – проще было просто припереть ее к стене, но честно говоря – все разы что Игорь пытался это сделать – он просто в который раз затаскивал ее в постель, стремясь выжать из нее все силы, чтобы утром у нее не было даже мысли поискать удовлетворения на стороне.

Игорь смертельно боялся ее потерять. С ней все было гораздо серьезнее, чем с кем либо. И как он сможет без нее – было не понятно. Вот только с ней и так – чем дальше, тем невозможней было продолжать. И поневоле слова Вяземского про карьеристок шли на ум…

– Так. – Ленка стерла со щеки еще одну слезинку, на секунду подошла к компьютеру, что-то в нем посмотрела. – Пошли, Венецкий.

– Куда?

– К ней. – Рвано выдохнула Патрикеева, стеклянными глазами глядя перед собой. – Если у нее есть яйца увести у меня мужика, после того как она пила мое кьянти и рыдала в мою жилетку – пусть скажет мне об этом в лицо.

– Лен…

– Не волнуйся, – Ленка глянула на Игоря искоса. – Бить я ее не буду. Я просто хочу знать правду.

– Я не волнуюсь. – Терпеливо возразил Венецкий, тем более что навредить Даше он бы не дал – даже вопреки измене. – Просто с чего ты взяла, что она на месте? Она вообще-то уезжала до обеда.

– Пятнадцать минут назад ее пропуск был использован на проходной. – Спокойно произнесла Ленка. – Кстати его пропуск – тоже. В тоже время, с разницей в минуту. И заметь – к себе в кабинет он не заявился.

Игорь заметил. Вот зачем Ленка подходила к коспьютеру. У секретаря был доступ к системам контроля, потому что именно Ленка вела учет рабочего времени всех работников. И рабочего времени генерального директора – тоже, да.

В лифте они стояли молча, каждый думая о своем. Ленка покусывала губу. По идее сейчас… Сейчас все должно было вскрыться. Слишком мало было шансов, что все это просто так. И сейчас уже пути назад не было.

Ленку Игорю было слегка жалко, но все-таки – правда действительно должна была победить. Нельзя было смириться с изменой. Конечно, может если бы Печорский и не выбрал себе в цели женщину Игоря, может тогда бы зашла речь о мужской солидарности, дружбе, и "кто из нас не изменял". Но если предательство началось с той стороны – покрывать "друга" Игорь в таком случае не хотел. Хотел только дать по морде, придушить – и еще тринадцать вариантов расправы.

Шагов за пять до двери Дашиного кабинета Ленка остановилась. Замерла, глядя в одну точку.

– Нет, наверное, не стоит. – Тихо произнесла она, гипнотизируя взглядом злосчастную дверь с табличкой "Ведущий инженер ПТО", – пожалуй, я не хочу знать.

– Хочешь, – отрезал Игорь, – но боишься. Пошли.

Сказал и подтолкнул ее вперед, легонько.

– Ты – садист, Венецкий, – Ленка аж всхлипнула. А без маски она оказалась довольно чувствительной.

Игорь промолчал. Но действительно нечто садистское в этом желании страдать за компанию. Одному себя накручивать? Ну нет, надо же разделить… Блин, надо было все-таки подойти к Печорскому и разобраться с ним, вот только… Нет, это снова было бы бездоказательно. Курсы могли оказаться оплаченными "просто так" самим Андреем, встречи могли оказаться случайными – всему могло найтись объяснение. А вот застукай Дашу с Печорским в критический момент – и объяснения теряли свою необходимость.

Дверь толкнул сам Игорь. Стучать не стал. Открыл и замер на пороге, пытаясь сфокусироваться на происходящем.

Да.

Объяснения теряли необходимость.

А лучше бы глаза потеряли способность видеть…

А сердце в груди – перестало бы биться…

Может – тогда бы не было ощущения, что оно взорвалось в груди, рассыпавшись в кровавую пыль.

Потому что Печорский действительно был тут. Полуголый. Держащий рубашку на вытянутых руках перед собой и что-то на ней разглядывающий. И Даша тоже была.

Печорский и Даша повернулись к двери одновременно, пару минут Андрей глядел в лицо Игорю, а затем вздохнул и пожал плечами, и бросил взгляд на сидящую на окне Дашу.

– Ну что ж, прелесть моя, кажется, нас все-таки поймали с поличным. – Вальяжно произнес он. – Ну, шила в мешке не утаишь…

Оставалось только понять, как этого Иуду не урыть прямо на месте…

Глава 34

Если бы Ленке довелось описывать, что она пережила за эти пятнадцать минут разговора с Венецким, а потом торопливых шагов в кабинет Ильиной – у нее не нашлось бы ни одного цензурного слова.

Нет, у Печорского была манера – паршивая манера, к слову – регулярно зарабатываться, и он мог месяц приезжать в нормальном режиме, а потом уходить в трудовой запой на несколько недель. Особенно это обострялось к отпускам и концу строительного сезона, а тут они взяли и наложились друг на друга. В принципе – Ленка к этому привыкла, и искренне считала, что две недели на Бали стоят того, что пару недель секса и внимания ей достанется меньше, чем обычно. Но вот таких новостей – она не ожидала, совсем не ожидала. Печорский завел другую любовницу…

Но… Почему Ильина?

Не то, чтобы Ленка ее не считала за соперницу. Даже наоборот – если и не считала, то просто потому, что с козырями Ильиной было сложно соперничать. Честно скажем, Дашка просто была в другой категории женщин, с которыми Ленка соперничать не могла. У Дашки были мозги. Может она и не сшибала с ног мужика одним только взглядом в его сторону, но вот реально – взгляд Ильиной стоил дороже, чем взгляд Ленки.

Да, Ленка умела добиваться от мужика того что ей нужно, но блин, все равно – каждый день был как последний. Всякое слово, всякое действие в уме отдавалось мыслью, что вообще-то наверняка есть женщины, жизнь с которыми чревата меньшим геморроем. Женщины, вроде той же Ильиной, которую наверняка любой нормальный мужик предпочтет, когда окончательно задолбается терпеть Ленкины капризы. И так оно и было – с тем же Венецким, и с кучей мужчин до Андрея. Все они появлялись в Ленкиной жизни, некоторое время были рядышком, а потом теряли интерес – и заменяли ее либо надежной, спокойной женой, либо другой "куклой" – для разнообразия.

А потом в жизнь Ленки вошел Печорский, и плотно закрыл за собой дверь…. Андрей был собственно первым, кто продержался рядом с Ленкой уже который год. Единственный мужчина, требования которого Ленка соблюдала – просто потому, что не заметила, как он перестал быть для нее очередным любовником, и стал чем-то гораздо большим. Блин, да ей до сих пор было страшно сознаться ему, что она его действительно любит, чаще всего она эту фразу заменяла более простым: "Ты мне нужен". Боялась, что он уже поставит галочку, услышав про любовь – и пойдет дальше. А сейчас… Может он уже задолбался ждать и пошел искать любви где-то в другом месте?

И… Почему все-таки Ильина?

Почему девушка Венецкого? Что это за психологический задвиг такой – выбирать лишь тех баб, что бывали любовницами у друга? А с женами Венецкого Печорский тоже спал?

И все-таки, когда Игоря качнуло вперед, когда он каким-то чудом удержался от того чтобы не сделать этот шаг, и дать Печорскому по морде – именно Ленка вцепилась в плечо Игоря, стремясь удержать его от драки.

– Он тебя разводит. – Безжалостно произнесла Ленка, глядя в синие глаза Андрея. Потому что было вообще не понятно, на что этот клоун может рассчитывать – уж Патрикеева-то его прекрасно знала. Знала, что может задать ему вопрос и даже если бы его лицо не вздрогнуло при ответе – она бы все-равно поняла, врет он или нет.

И Ленка не могла себе представить, что у него в лице вообще никак не проявится сожаление. Если бы он изменял, вот так – нахлобучивая Ленку в перерывах между Ильиной, при виде и Игоря, и Патрикеевой – хоть как-то, хоть что-то бы в нем и дрогнуло. Андрей же явно знал, о чем они подумали. Он знал – и лицо у него было ликующее.

"Шалость удалась"

Ленка же втайне пожалела, что не может дать ему по физиономии. Наверное, нужно было подождать, пока Игорь все-таки сорвется, а уж потом его оттащить. Просто потому, что этот шут совершенно точно знал что делал, и сейчас – когда на заднем фоне Ильину косило от этого его "моя прелесть", Андрей чудом не смеялся. Урод. Ему было весело. Очень весело. Вот сейчас по его физиономии было видно, что из мести оприходовать женщину Венецкого – нет, это вряд ли, а вот сделать вид, что он ее оприходовал – а почему бы и нет…

Когда в Печорского полетела туфля – Ленка не удивилась. Удивилась она исключительно тому, что этой туфлей в своего непосредственного начальничка запустила не сама Ленка – а Ильина. Та самая, которая была вообще-то фактически Зануда№ 2 и на субординацию едва ли не молилась.

– Мы так не договаривались. – Прошипела Даша. Выглядела она раздраженной.

– Мы вообще не договаривались, что делать, если нас все-таки спалят, – невозмутимо ответил Андрей, бросил свою несчастную рубашку на спинку Дашкиного же кресла, поднял туфлю, бросил ее Ильиной обратно. Мастер двусмысленных формулировок. И все-таки Ленка по этой наглой морде видела – Печорский блефовал. Отважно, внаглую, чтобы потом было что вспоминать и чем подкалывать Венецкого. Даже если сейчас Игорь даст ему по роже – это тоже будет победа для Андрея, потому что припоминаться потом это будет очень долго. Маленькую вечность.

– А, ну давай тогда я тебя сейчас сдам, сладкий. – Усмехнулась Даша. – А то почему это только мне отдуваться?

Она? Сдаст Печорского? Взгляд Андрея, адресованный Даше, был тяжел донельзя. Интересно, что у них там за тайны совместные.

– Мы договаривались, что ты будешь молчать.

– Ага. – Даша держала туфлю в руке, явно прикидывая: не запустить ли ею в Печорского снова. – Мы – договаривались. Но раз ведешь ты себя "неоговоренным образом" – понятия не имею, зачем мне вообще молчать.

– Я себя так веду, потому что Венецкий – сволочь, – невозмутимо заявил Андрей, – и себя просто так накрутил, и мою женщину в придачу.

Это был какой-то сюр. На самом деле Ленка уже начинала реально верить, что может эти двое действительно любовники? Ну, такие наглые до невозможности любовники, которые сейчас, походя, разыгрывают странную загадочную сценку, в панике соображая, что соврать.

– Вы что хотите сделать вид, что ничего особенного не происходит? – Хрипло поинтересовался Игорь, который явно от этого цирка уже охренел до ручки. До сломанной ручки двери, которую он, кстати, сжимал в кулаке.

– Не совсем. – Печорский глянул на Игоря, и на его губах вовсю цвела усмешка. Да, таким вот он на работе практически и не был. Что сейчас такого происходило?

– Печорский… – Это Ленка прошипела даже в более опасных интонациях, чем ей хотелось. – Ты либо даешь объяснения, либо я приму меры… Любовника заведу, нахрен. Без всяких разводов, реально заведу, и живи с этим как хочешь.

– Даш, сходите вон, а. – Тихо произнес Андрей

Вообще-то от этого взгляда у Ленки мороз по коже пошел, но она независимо задрала голову, придала взгляду максимум раздражения и скрестила руки на груди. Вот хрен тебе, Печорский, а не трепет. Не заслужил.

– Это мой кабинет. – Насмешливо заметила Ильина, то ли не желая упускать зрелище, то ли просто из желания вставить Печорскому, что тут устроил хренов цирк, палку в колесо.

– Это моя фирма. – Процедил Андрей, будто напоминая всем присутствующим, что он вообще-то не только редкостный придурок, но и действительно – владелец предприятия. Причем как руководитель-то он был тем еще занозой, просто – сейчас слегка расслабился… Но переходить ему дорогу все-таки не стоило.

– Я к тому, что вообще-то у меня в кабинете камера стоит. – Насмешливо парировала Даша. – Так что если соберетесь трахаться, не забывайте, что на пункте охраны будет хоум-видео ваших приключений.

– Даш… – Тоном генерального директора выдохнул Андрей.

Ильина усмехнулась, поставила чашку с недопитым кофе на специальную подставочку, соскочила с подоконника, и спокойно процокав каблучками к двери, прихватила Венецкого – охреневшего, и тоже не понимающего что вообще происходит – за галстук, вытащила его в коридор.

За спиной Ленки закрылась дверь. И осталась – только она и Андрей. Тот самый, с которым она пятнадцать минут назад почти попрощалась. Тот самый, который весь стоил целого мира. И который, стоял и молчал, разглядывая Ленку своими чертовыми синими глазищами. Без каких либо угрызений совести, нужно отметить!

Подошел, сжал пальцами подбородок, заставляя поднять лицо.

– Тысячу раз говорил ведь, что в моем мире есть только ты и все. – Глухо произнес он, а Ленка опустила ресницы. Не дай бог, увидит в глазах виноватость. Да, говорил. И да – ей было сложно в это поверить. Ей много кто и много чего говорил. Когда слова начали значить хоть сколько-то?

– А какого хрена? – взвизгнула она, ударяя его ладонью по голому плечу. Несильно, не больно, но все же, обида рвалась из груди. Он заставил ее ревновать. В этом она уже не сомневалась. Вот сейчас, глядя ему в лицо, Ленка понимала что да – заставил. И Игоря – заставил тоже. И если Игоря – для профилактики, то ее-то за что?

Андрей не ответил. Лишь улыбнулся уголком рта. Даже проигнорировал ругательство.

– Хочешь узнать, да? – Шепотом спросил он.

– Печорский. Я тебя только придушить хочу, потому что ты свинья.

Он целовал ее так, что подкашивались ноги. Он целовал ее так, что лишь только усилием воли Ленка не сжимала пальцы на его плечах. Так что действительно не было сомнений, что Ленка ему по-прежнему важна. Так, что казалось действительно, он решил дать кому-то из службы охраны передернуть на чужой бурный перепих.

А Ленка – Ленка чуть не всхлипывала от облегчения. Нет, он не изменил. Он по-прежнему нуждается в ней, и ни в ком другом. Господи, спасибо – потому что без этих горячих губ и жадных пальцев жизнь была бы совершенно не в кайф еще долгое время.

– А теперь еще раз спрашиваю. Ты хочешь узнать, в чем дело? – Усмехнулся Андрей, отрываясь от Ленкиного рта и глядя в ее глаза. Вот же зараза… Пробрался же, в самую душу пробрался, корни там пустил, заставлял неровно дышать. И это сейчас, после нескольких лет вместе. Чертова неизлечимая болезнь.

– Хочу, – Тихо пискнула Ленка. Хотела сказать потверже, но не очень-то получилось.

– Ну, тогда ты сейчас выйдешь из кабинета. Спустишься вниз. И попробуешь не сбежать в течении десяти минут. Поняла?

– Вот еще, сбежать! – Ленка передернула плечами. Хотя, уже через восемь минут, когда преодолев пропускной пункт, она вышла на парковку – она поняла, что может и не настолько в своем решении уверена.

Потому что на парковке стоял свадебный лимузин…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю