332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Евдокимов » Вояж на Зензеру или беспокойные каникулы (СИ) » Текст книги (страница 4)
Вояж на Зензеру или беспокойные каникулы (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:32

Текст книги "Вояж на Зензеру или беспокойные каникулы (СИ)"


Автор книги: Дмитрий Евдокимов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 17 страниц)

Андре настолько увлекся работой, что вернуть его в реальность смог только весьма чувствительный тычок локтем под ребра.

– Нужно уходить! – заявила девушка, поднимаясь из-за стола.

– Ты же говорила, что здесь совсем близко, – Ларин, потирая ушибленный бок, взглянул на часы.

– Так надо, – ответила Томми, настороженно рассматривая улицу сквозь витринное стекло.

Только сейчас курсант обратил внимание на то, что напарница непривычно собрана и напряжена.

– Что случилось? – спросил он в пол голоса, на ходу собирая компьютер. Но ответа не получил. Ручински схватила его за руку и потащила к выходу.

На улице они нервно осмотрелись. Ларин не заметил ничего настораживающего. Но он не стал делать поспешных выводов, так как не знал причину беспокойства своей боевой подруги. Она тоже не обнаружила то, что так встревожило ее в кафе, поэтому немного успокоилась.

– Поехали отсюда, – заявила Томми, надевая на голову шлем и заводя мотоцикл.

– Может, показалось? – попытался успокоить ее Андре.

– Хорошо бы так!

К сожалению, опасения девушки оказались не беспочвенны. Не успели напарники отъехать от «Метеорита» и на пару кварталов, как из ближайшего проулка, завывая мотором, выскочил мощный мотоцикл и понесся прямо на них. Управлявший им здоровенный бритоголовый детина с развевающейся по ветру окладистой рыжей бородой резко выбросил вперед левую руку. Томми инстинктивно пригнулась к рулю и резко увеличила скорость. Андре спасла реакция – он успел откинуться назад всем телом, при этом лишь чудом удержавшись на сиденье. Прямо над ним со свистом пронеслась мотоциклетная цепь.

– Ни хрена себе! – возвращаясь в сидячее положение, пораженно воскликнул Ларин, – а ну-ка, тормози!

Но Томми и не подумала внять его приказу. Ее резвая «Пума» лихо маневрировала в потоке автомобилей, порою так опасно накреняясь в ту или иную сторону, что курсанту стоило немалых усилий не вылететь из седла.

– Держись крепче! – гневно крикнула девушка, когда после очередного крутого виража Андре судорожно уцепился за ее куртку, тем самым едва не заставив потерять равновесие.

– Какого черта? – раздраженно отреагировал Андре, тем не менее, крепко обхватывая ее за талию. Но она вновь не снизошла до ответа.

Оглянувшись назад, Ларин обнаружил нападавшего всего в каких-то тридцати метрах позади. Несмотря на то, что его мотоцикл казался громоздким и неуклюжим, управлял он им мастерски, а мощность двигателя позволяла на прямых участках без труда настигать беглецов. Но это была еще не вся проблема. Следом за рыжебородым неслись еще два таких же рычащих монстра, несущих на своих спинах по два человека. Эти байкеры были с ног до головы затянуты в кожу – кожаные сапоги с металлическими нашивками, кожаные штаны и куртки черного цвета. Довершали картину открытые рогатые шлемы на головах. Лица и этих участников неожиданной погони украшали бородки разных цветов и размеров.

– Прямо-таки «банда бородачей», – усмехнулся курсант. Несмотря на увеличившееся количество противников, он по-прежнему считал лучшим выходом остановиться и разобраться с ними по-быстрому в ближнем бою. Учащегося пятого курса Звездной Академии совершенно не пугало противостояние с пятерыми непрофессионалами вне зависимости от их комплекции. Но у Томми Ручински были свои соображения на этот счет, поэтому она всеми силами пыталась сбросить преследователей с хвоста или успеть прорваться в центр города, где байкеры не решатся применять грубую физическую силу.

Движение в северном пригороде было не очень интенсивным, поэтому проблем с маневренностью пока не возникало и напарникам удавалось поддерживать статус-кво. Все изменилось, когда на одном из перекрестков наперерез беглецам бросились еще двое мотоциклистов. Причем их мотоциклы были легкими и резвыми – такого же класса, как «Пума» Томми.

Чтобы уйти от столкновения, Томми не оставалось ничего иного, кроме как повернуть направо. Ларин очень скоро понял, что это направление по какой-то причине ее совершенно не устраивает. Девушка сбросила скорость, делая упор на маневрирование, беспрестанно бросая беспокойные взгляды на зеркала и оглядываясь. Выбрав момент, когда двое новых преследователей попытались обойти ее слева, она затормозила, резко развернулась и рванула прямо навстречу тройке бородачей. Те поспешили рассредоточиться по всей ширине дороги, чтобы гарантированно перехватить беглянку. Но перед самым их носом Томми совершила еще один резкий маневр – повернула влево, запрыгнула на тротуар, преодолев по нему следующие метров тридцать дистанции, и благополучно юркнула в какую-то подворотню.

Дальше «Пума», стремительно набирая скорость, помчалась по узенькой, не везде достигающей метра в ширину, грязной грунтовой дорожке. С обеих сторон мелькали облупившиеся задние стены каких-то низеньких строений. Поначалу Ларин идентифицировал их, как сараи или заброшенные мастерские. Но вскоре ему пришлось изменить свое мнение – кое-где слышались детские голоса и звуки включенных телевизоров, из открытых облупившихся окошек неслись запахи готовящейся пищи, а вскоре им пришлось беспрестанно уворачиваться от развешенной поперек дороги выстиранной одежды.

– Похоронили за приличными фасадами, – мрачно констатировал Андре факт обнаружившегося внутри квартала бедняцкого гетто.

– Чего? – не расслышала Томми.

– Я говорю: двое на хвосте! – оглянувшись и обнаружив только двоих преследователей на легких байках, прокричал курсант. Опять был вполне благоприятный момент – можно было прекратить убегать и расправиться со всего двумя противниками. А потом вынырнуть в каком-нибудь боковом проезде и отправиться по своим делам. Бородачам на трех тяжелых байках точно не удастся отследить все выезды из квартала.

– Тормозни, разберемся с ними! – предложил землянин.

– Увязнем и сами себя похороним! – Томми отрицательно мотнула головой и не подумав останавливаться.

Раз десять сменив направление, совершенно неожиданно для Андре, они вынырнули на заросший высоченным бурьяном пустырь. Проскочив прямо по большой мусорной куче, Томми на ходу заглушила двигатель и мотоцикл мягко вкатился в скрывшие их с головой заросли.

Через каких-то пять-семь секунд на пустырь вылетели охотники. Поозиравшись по сторонам и не обнаружив здесь объект преследования, они, не сговариваясь, свернули налево и метров через тридцать исчезли в следующем переулке. Когда звуки двигателей вражеских мотоциклов затихли вдали, Ручински приказала спешиться. Они покатили своего железного зверя вперед и примерно через двадцать-двадцать пять метров оказались на склоне неглубокого оврага. При этом приютившая их сорная трава, которую Андре принял за обычный земной бурьян, обильно посыпала их одежду мелкой желтой пыльцой.

Далее сбылись худшие ожидания Ларина – пришлось спускаться в овраг, по дну которого журчала маленькая, но чрезвычайно вонючая, речушка. Слава богу, что не пришлось мочить ноги, Томми снова завела двигатель, и они осторожно поехали по дну, поднимая тучу брызг.

За ближайшим поворотом овраг слегка расширился, а за следующим – весьма неожиданно перешел в бетонную трубу диаметром около двух с половиной метров. Уровень воды зажатой в бетонные берега речки несколько повысился, пахнуть стало еще хуже. Но это было еще ничто по сравнению с тем, что ожидало Андре и Томми впереди. Дело в том, что эта труба оказалась частью городского канализационного коллектора и вскоре в нее стали впадать боковые притоки меньших диаметров. Глубина стала достигать половины мотоциклетного колеса, заставляя беглецов поднимать ноги.

– По-моему, мы в полном дерьме! – констатировал факт Ларин.

– В полном дерьме мы будем, если нас поймают люди Чарли Свина! – ответила девушка.

Чтобы поменьше заляпаться в вонючей жиже, Томми снизила скорость до минимума, поэтому стало возможным общаться, хотя и перекрикивая шум двигателя и плеск рассекаемой мотоциклом воды.

– Что еще за Свин?

– Да есть тут у нас банда байкеров Чарли Кабана. Занимаются рэкетом и крышеванием проституции в нескольких районах Рамсея и северном пригороде. По мелочам промышляют распространением наркотиков, что-то типа мелких оптовиков при Клямсдейлах.

– Они участвуют в конфликте? – Андре готов уже был возмутиться, поскольку ни о чем подобном его не предупредили.

– Это вряд ли, – с пренебрежением ответила Томми, – у нас личные счеты.

– Нельзя ли подробнее? – Ларина уже порядком утомили эти игры в «казаков-разбойников», крадущих и так весьма ограниченное время для завтрашней операции. Той самой операции, которую ему еще нужно было разработать и спланировать каждый шаг, учитывая совершенно неизвестные ему возможности подчиненных.

– Кабан предложил мне стать его девушкой, я отказалась. Он посчитал это оскорблением и пообещал «пропустить через всю банду», – девушка пожала плечами, будто хотела показать, насколько ничтожной считает подобную угрозу. Но Андре чувствовал напряжение в ее голосе, поэтому ничего более уточнять не стал.

– Ну и как? Мы оторвались от них?

– Надеюсь, но они здесь каждую кочку знают, так что расслабляться рано. Кстати, он не любит, когда его называют Свином, просто с ума сходит от ярости. Так что, в случае чего, будь осторожен.

Уровень канализационных стоков медленно повышался. Бетонные стены были покрыты склизким налетом, чувство глубокого отвращения охватывало при одной только мысли о том, что при потере равновесия нужно будет прикасаться к ним руками. По всей видимости, дно было не менее скользким, чем стены – Томми приходилось то и дело справляться с заносами. А вот вонь уже не давила так, видимо сумели «принюхаться» к ней.

Между тем, впереди появился «свет в конце тоннеля». По непонятной причине коллектор вновь выныривал на поверхность. Вернее, его небольшой по продолжительности участок оказался открытым. Тут же раздавшиеся вширь берега ограничивались уложенными под наклоном бетонными плитами. Натужно взревев двигателем, «Пума» осторожно взобралась наверх, позволяя беглецам оглядеться.

Они находились посреди промзоны. Прямо по курсу коллектор снова уходил в трубу и подныривал под высокий бетонный забор, за которым виднелись макушки деревьев и крыши двух строений явно промышленного назначения. Справа, по ту сторону коллектора, и сзади тянулись длинные ряды бетонных заборов и сеточных ограждений, туда-сюда сновали грузовики и погрузчики, дымили трубы, отовсюду доносились звуки работающего оборудования. Слева пролегала разбитая тяжелой техникой грунтовая дорога, за которой снова тянулись бесконечные предприятия и складские помещения.

– Куда ведет дорога? – осведомился Ларин.

– Туда – в город, – махнула рукой за спину Томми, – туда – из города, – на этот раз ее рука указала вперед.

– Большой выбор, – вздохнул Андре, – поехали в город. И так уже массу времени потеряли, да еще и дерьмом пропахли.

– Нет, – возразила девушка, – там наверняка рыщут люди Свина. Попробуем вырваться из города и вернемся в центр по объездной дороге.

– Я бы на месте Свина обязательно перекрыл бы выезд из города. Там одна дорога, а в сторону центра – наверняка есть масса ответвлений. Там легче будет проскочить.

– Получше предложений нет? – с сарказмом осведомилась Томми, – развилок там немного и, я надеюсь, что как раз там нас сейчас и ищут.

– Невысокого ты мнения об умственных способностях противника, – равнодушно пожал плечами землянин, – будь у нас время, я бы предложил спрятать мотоцикл и выбраться отсюда на попутных транспортах…

– Значит, двигаем на объездную, – категорично заявила журналистка, направляя своего «железного коня» на дорогу. Ларину ничего не оставалось, кроме как снова пожать плечами, доверяясь мнению знатока местных реалий. Но он не упустил возможность немного съязвить:

– Нужно проявлять большее уважение к мнению мужчин. И будет тебе счастье!

– Не умничай!

Дорога была покрыта толстым слоем пыли, которая радостно взмывала ввысь при малейшем прикосновении к ней. По обочинам торчали редкие пропыленные и скукожившиеся от жары и выхлопных газов кустики полыни. Ровных участков на дороге практически не осталось: одна яма плавно перетекала в другую и так – до бесконечности. Куда ни кинь взор, повсюду глубокие колеи, кочки и колдобины. Инородными вкраплениями выглядели редкие островки чудом сохранившегося старого асфальтового покрытия. Несмотря на кажущуюся непроходимость, дорога отнюдь не была заброшенной. В обоих направлениях по ней осторожно пробирались с десяток грузовиков и пара бульдозеров, которым проще было бы двигаться с опущенными скребками – попутно принесли бы существенную помощь обществу.

На легком мотоцикле проще ехать оказалось вдоль дороги по траве – и трясло меньше и основные массы пыли проходили чуть в стороне. Томми опустила забрало шлема и включила режим фильтрации воздуха, жестом предложив Андре поступить также. Однако он не спешил полностью ограждать себя от окружающей среды, что-то его беспокоило, заставляя не только вслушиваться в доносящееся сквозь шум двигателя «Пумы» натужное гудение грузовиков, но и постоянно оглядываться.

Он негромко выругался и потряс своего водителя за плечо, когда обнаружилась причина беспокойства – всего в двухстах метрах позади них из облака пыли показалась тройка мотоциклов. Томми что-то сказала, но разобрать слова не представлялось возможным. Да и необходимости не было – и так было все понятно. «Пума» ускорилась, Ларину опять пришлось вцепиться руками в талию девушки, во избежание вылета из седла на очередном ухабе. Преследователи не отставали.

Дорога сделала крутой поворот и на открывшемся взору беглецов участке оказалась зажата между высокими бетонными заборами. Зато качество дорожного полотна было несравненно выше предыдущего участка, поэтому скорость удалось еще нарастить, а трясти стало на порядок меньше. Байкеры Свина тоже показались из-за поворота, при этом еще немного сократив отставание. Но хуже всего было то, что из-за виднеющегося метрах в трехстах впереди очередного поворота, тоже вынырнула группа мотоциклистов.

Томми сбросила скорость до минимума и отчаянно озиралась вокруг в поисках выхода из положения. Можно было бы попытаться повторить трюк с лобовой атакой трех мотоциклов, но за их спинами вошли в поворот еще четыре байка. Спереди приближались восемь байков, причем на антенне одного из них развевался розовый вымпел с головой черного кабана. Видимо сам Чарли Свин возглавил охоту.

Андре похлопал запаниковавшую девушку по плечу, и указал на виднеющийся по левую сторону от дороги большой пролом в заборе. Ручински решительно направила туда «Пуму». Но за забором напарников постигло большое разочарование. Большая бетонная площадка оказалась с трех сторон огорожена трехметровыми сеточными заграждениями. В одном месте виднелась рамка ворот, но, приблизившись к ней, беглецы обнаружили висящий на толстой цепи внушительных размеров замок. Сзади в пролом начали втягиваться мотоциклисты Чарли Свина, то бишь Кабана. Мышеловка захлопнулась.

Несколько секунд Томми стояла неподвижно, разглядывая предательски запертые ворота. Потом, резко выжав акселератор, практически на месте развернула мотоцикл навстречу врагам. В какой-то момент Ларин испугался, что сейчас станет участником безумной лобовой мотоциклетной атаки, но этого не случилось.

– Лезь через сетку, беги за помощью, – глухо заявила из-под шлема Томми, покидая седло.

Байкеры тоже спешились. Восемнадцать человек, оставив свой транспорт у забора, не спеша приблизились, остановившись метрах в пяти от Ручински. Чуть впереди всей толпы оказался грузный мужик лет сорока пяти навскидку. Не смотря на жару весь затянутый в кожу – сапоги до середины голени, штаны в обтяжку, застегнутая на молнию куртка из-под которой выпирало внушительное уже брюшко. Длинные волнистые волосы цвета воронова крыла с заметной проседью были подвязаны черной банданой.

– Томми, радость моя, – разведя руки в стороны, радостно воскликнул предводитель банды, – куда же ты так спешишь? Я так долго тебя ждал, что не мог не засвидетельствовать тебе свое почтение! – Чарли Кабан гротескно поклонился, вызвав громкий хохот у своих приспешников.

– Я тоже рада тебя видеть, – осторожно ответила девушка, – но очень спешу.

– Наверное, ты спешила развлечься со своим молодым человеком? – участливо поинтересовался Кабан, иронично склонив голову набок.

– Он тут ни при чем и уже уходит! – резко отрезала Томми и резко дернула правой рукой. Из рукава легкой кожаной куртки с тихим шелестом вывалилась мотоциклетная цепь.

– Он уже уходит? – разочаровано протянул Чарли, – а я думал, что он составит нам компанию. А может и составит? Эй, – он развернулся к своей братве, – Чих, Пень, поработаете сегодня над молодым и свежим?

В ответ опять раздалось громовой ржание, сквозь которое донесся довольный голос рыжебородого амбала:

– Ежели для дела нужно, то отчего ж не потрудиться?

– Слышь, дружок, – обратился Чарли Свин к Ларину, – ты не бойся. Пень – он только с виду страшный, а на самом деле очень ласковый!

– Кабан! – стараясь перекричать дикий гогот байкеров крикнула Томми, – я же сказала: он ни при чем! Отпусти его!

– Отпустить его? – неожиданно лицо главаря банды перекосило от ярости, – вот кого ты предпочла мне? Какого-то сопливого недомерка! Не тряси тут своей цепью, не усугубляй свое положение. Поедешь с нами. И дружок твой поедет! Никто не смеет отказывать Чарли Кабану!

Словно по мановению волшебной палочки вся банда моментально ощетинилась ножами, арматурой, кастетами, цепями. По сравнению с их арсеналом цепь журналистки выглядела не более чем детской игрушкой.

– Ты! – Кабан вытянул руку в направлении Томми, – иди сюда! Живо!

Тем временем Андре, которому и в голову не пришло следовать совету напарницы и бежать за помощью, спокойно, по крайней мере, внешне, наблюдал за происходящим. Только пристроил рюкзачок с компьютером на сиденье «Пумы», да сверху бросил свою куртку-ветровку. Наметанный глаз тренированного бойца, без пяти минут офицера элитного спецподразделения быстро оценил степень опасности противника. Причем оценил ее, как низкую. Многие члены банды сами по себе были крупными ребятами, но единственным их физическим упражнением на протяжении двух-трех последних лет было поднятие пивной кружки от стола до рта, поэтому никого из них нельзя было отнести к опасным противникам. Небольшое беспокойство могло бы вызвать их более чем солидное численное превосходство, но невооруженным взглядом было видно, что дисциплиной банда не блещет. Поэтому Ларин решил не беспокоить Брюллова – у того и так забот было выше крыши.

Как только банда обозначила намерение перейти к активным действиям, землянин тут же оказался рядом с изготовившейся к отчаянному бою девушкой.

– Стоп-стоп-стоп! – Андре поднял над головой свое удостоверение, – я – курсант Звездной Академии, слыхали о такой?

– А мы уж думали, что ты коп! – насмешливо произнес Пень, вызвав еще один взрыв хохота, – копа утопили бы в канализации, а так – будет у нас на сладенькое курсант!

– М-да, – обратился Ларин к своей спутнице, не спеша натягивая тонкие перчатки с обрезанными пальцами, – ну и дыра тут у вас! На Земле любая банда уже бы улепетывала со всех ног, а эти придурки даже не поняли с кем связались!

– Эй, свиньи, или как там вас называют? Банда Свинака? – байкеры настолько опешили от подобной наглости, что на несколько секунд над площадкой установилась тишина, позволившая всем оппонентам услышать предупреждение курсанта. – У меня спецподготовка по программе звездных пантер, могу ненароком покалечить. Предлагаю в последний раз – валите отсюда!

– Ты кого назвал свиньями? – первым оправившийся предводитель банды решительно шагнул к наглому выскочке, занося руку для удара.

Встречного движения Ларина никто из присутствующих разглядеть не сумел, потому никто толком не понял, каким образом вдруг тело Чарли Свина взмыло в воздух и смачно плюхнулось брюхом в пыль прямо перед ногами Томми Ручински. При падении из уст Свина вырвался сдавленный звук, напоминающий нечто среднее между кваком и хрюком. Землянин тут же оказался рядом и легонько пристукнул поверженного противника ладонью по затылку, благодаря чему тот временно затих.

– Пригляди, пожалуйста, чтобы никуда не ушел, – спокойно обратился Андре к Томми и развернулся навстречу к пришедшей в движение банде.

– Ага, – только и смогла вымолвить девушка в ответ и нерешительно поставила левую ногу на шею Свину. Несмотря на испуг, не смогла отказать себе в таком удовольствии.

На первый взгляд не спеша, Ларин отправился навстречу бежавшему первым, размахивая цепью, Пню. Однако середину первоначально разделявшего их расстояния первым преодолел именно он. Каким образом это произошло, Томми объяснить не могла, да и не до того было. Для байкера столь быстрое перемещение противника тоже стало неожиданностью – словно зацепившись ногами за невидимую преграду, рыжебородый верзила споткнулся и кубарем покатился по земле, вздымая вокруг себя тучи пыли. Вдогонку ему полетела оброненная им мотоциклетная цепь. Дальше какой-то бритоголовый тип в синих джинсах и красной майке с ликом неизвестного широкой публике рок-певца попытался ударить землянина ножом. Но в результате нож полетел в одну сторону, а его владелец – в противоположную.

Дальнейший ход сражения родственнице Брюллова разглядеть было проблематично, ибо поле боя скрылось в густой пыльной туче. С замиранием сердца она вглядывалась в мелькающие в пыли размытые силуэты, каждый раз молясь богу, чтобы очередное вылетевшее оттуда тело не оказалось телом ее единственного защитника. Но все пока обходилось. Туча пыли постепенно смещалась в сторону забора, время от времени выбрасывая из своего чрева незадачливых байкеров и их оружие. Некоторые умудрялись подняться и вернуться в драку, но у большинства сил хватало лишь на медленное отползание в сторону. Те же, кто возвращался, очень быстро вылетали обратно, чтобы уже наверняка присоединиться к своим товарищам. Вскоре крики и стоны дерущихся стали перемежаться со звуками падающих байков, из чего можно было сделать вывод о том, что поле боя достигло припаркованных у самого пролома в бетонной стене мотоциклов банды.

Чарли Свин пришел в себя, завозился на земле, сделал попытку подняться. Но спохватившаяся Ручински покрепче впечатала его голову в дорожную пыль.

– Ах ты, сука! – кашляя и отплевываясь, Свин ухватился руками за ее ногу и попытался освободиться.

– Лежать! – больше от страха, что враг поднимется-таки на ноги, чем от злости, воскликнула Томми и что есть сил приложила его цепью по спине и мягкому месту. Предводитель банды вскрикнул от боли, но руки убрал и затих.

– Это тебе за суку! – дрожащим голосом добавила девушка, словно пытаясь оправдаться перед противником за чрезмерную жестокость.

– И правильно! За базар отвечать нужно! – похвалил ее появившийся из пыльного тумана Ларин. Совершенно целый и невредимый. Лишь немного запыхавшийся и хорошенько запыленный.

– Что, все? – удивлению напарницы не было предела.

– Да, – спокойно отряхиваясь от пыли, ответил курсант, – Пень только с третьего раза успокоился, остальные вели себя более прилично.

– Но их же человек двадцать!

– Восемнадцать, – поправил ее Андре, – но Свин все время был с тобой, четверо сбежали, как только поняли, что возникли трудности. Семерым хватило одного удара. Остаются пятеро и наш рыжебородый друг. А шестеро непрофессионалов против одного курсанта Звездной Академии – это уже не преимущество.

– Андре, ты – киборг? – не успокаивалась девушка.

– Что за ерунда? – поморщился Ларин, – поехали отсюда, и так сильно задержались. Тебя трофеи интересуют?

Томми обвела все еще ошалевшим взглядом поле боя. Пылевая завеса медленно рассеивалась, открывая постороннему взору копошащиеся на земле фигуры байкеров. Кто-то из них пытался отползти в сторону, кто-то – подняться на ноги, нашлись и такие, у кого хватило сил добраться до стоянки мотоциклов и сейчас они искали в груде поваленных друг на друга байков свои транспортные средства. Среди всеобщей мотоциклетной свалки гордо возвышался байк Чарли Свина с лениво шевелящимся, в условиях почти полного безветрия, розовым вымпелом. Рыжебородый громила сидел на земле, обхватив голову руками и мерно раскачивался взад-вперед. В сравнении с ним, даже сидящим, Андре выглядел не более, чем щупленьким пареньком и было совершенно непонятно, каким образом он умудрился трижды отправить в нокдаун своего оппонента.

– Пожалуй, от флажочка не откажусь!

– Хорошо, – легко согласился Андре и направился за трофеем.

Вот тут-то, что называется, на ровном месте, напарников и поджидала пресловутая «ложка дегтя». Увидев вновь приближающегося к ним курсанта, участники банды, настолько быстро, насколько каждому из них позволяло здоровье, ринулись наутек. При этом один из байкеров наступил на пытающегося отползти в сторону товарища, тот дернулся, наступивший потерял равновесие и, отчаянно размахивая руками в попытках удержаться на ногах, врезался в спину Ларину. Получив неожиданное ускорение, Андре сделал несколько судорожных шагов вперед и сумел-таки устоять на ногах. Но уткнулся лицом в торчащий край руля байка главаря банды. И удар-то был не очень сильный, но зато пришелся он в мягкую ткань правого «подглазья».

Землянин бессильно выругался. Даже ему было заметно, как в месте удара стремительно набухает гематома. Подняв с земли чей-то нож, он придавил приятно холодящим лезвием синяк, сорвал «свинский штандарт» с антенны и вернулся к напарнице.

Сначала Томми, как и положено, проявила обеспокоенность. Но, рассмотрев полученный напарником ущерб и убедившись в его несерьезности, она нашла ситуацию настолько комичной, что ее буквально захлестнула волна веселья.

– Ну, кто бы мог подумать, Андре, – отсмеявшись, она непринужденно чмокнула курсанта в щеку, – кто бы мог подумать, что, победив восемнадцать головорезов, стоит опасаться какой-то бездушной железяки!

– Рад, что тебе понравилось, – буркнул Ларин.

– Не расстраивайся ты так! Всего лишь несчастный случай! Сейчас доберемся до аптеки и современные мази сведут твой синяк за сутки!

– Сильно сомневаюсь, – Андре был мрачнее тучи, – мне очень тяжело набить синяк, но, если уж набил, то сходить будет долго. Неделю, не меньше. Особенности организма.

– Да? Ну, ничего, ты и так красивый! – пришедшее к девушке хорошее настроение и не думало развеиваться, – поехали?

– Минутку! – держа в руке нож, Андре склонился над тихонько лежащим Кабаном. Тот испугано вскрикнул и дернулся, решив, что пришел его последний час. Но курсант ловко перерезал его брючный ремень, а потом, немного подумав, еще и распорол штаны Свина по шву от пояса до промежности.

– Слушай внимательно, Чарли Свин! – считая, что так противник лучше услышит и уяснит сказанное, курсант приподнял за волосы голову Чарли, – если с этой девушкой когда-нибудь что-нибудь случится плохое, на вашу гребаную планетку прибудет целый взвод таких, как я. Мы вывернем Зензеру наизнанку и у тебя даже земля будет гореть под ногами! Ты все понял?

– А если не из-за меня? – просипел Свин.

– Оправдаем посмертно! Все, поехали! – Ларин быстро потерял интерес к поверженному байкеру.

Томми быстро сделала своим смартфоном несколько снимков Свина, лежащего в грязи с разрезанными штанами, и помахала у него перед носом реквизированным вымпелом.

– В туалете повешу!

Лишь после этого напарники смогли покинуть негостеприимную промзону и отправиться-таки на встречу с таинственным Шпицем. Правда, с заездом в аптеку, где девушке пришлось делать напарнику надрез кожи для выпуска крови. И с посещением галантерейного магазина, где Ларину подобрали приличные темные очки.

На встречу в итоге они опоздали, за что получили раздраженное бурчание хакера. Встреча происходила в дешевой пивной с круглыми столиками на высоких ножках. День уже клонился к вечеру и заведение быстро наполнялось работягами всех мастей. Несмотря на все усилия двух стареньких кондиционеров и потолочного вентилятора, в пивной висела тяжелая смесь запахов пива, табачного дыма и пота. Шум стоял невообразимый. Чтобы слышать друг друга приходилось низко склонять головы над столом, зато можно было не бояться, что кто-то сможет подслушать. По крайней мере, никто из непрофессионалов. На случай же профессионалов у Андре была своя управа.

Шпиц оказался невысоким по-спортивному подтянутым мужичком лет так сорока. Аккуратный ежик коротко остриженных темных, без намека на седину, волос, тонкий нос с небольшой горбинкой, цепкий взгляд серых глаз свидетельствовали о том, что этот человек к делу относится серьезно. Внимательно выслушав предложение Ларина, он не стал поднимать собеседника на смех, но и принимать предложение не спешил.

– Когда вы хотите сделать это? Вернее, когда вы хотите, чтобы я это сделал? – спокойно осведомился хакер после минутных раздумий. Его ворчливость и раздражение уже давно испарились.

– Завтра утром.

– Нет, это невозможно, – Шпиц немного разочарованно мотнул головой, – серьезные дела так не делаются.

– Сколько же нужно времени? – осведомился землянин.

– Три-четыре дня, как минимум. Поймите, у меня есть кое-какие наработки, но под банковскую программу нужно специально подстраивать софт. Желательно еще и поэкспериментировать. Иначе меня или не впустят дальше клиентской зоны или быстро вычислят и прихватят. Это, извините, не карточки для игровых автоматов подделывать.

– Это все понятно, – спокойно отреагировал Андре и протянул Шпицу флэшку, внимательно при этом глядя на него, – здесь маленькая программка. В хакерских кругах она известна под названием «ДФ-1785».

Хакер испуганно отпрянул и принялся затравленно озираться, взгляд моментально стал колючим, а голос грозил сорваться на визг:

– Что вам нужно? Вы ошиблись! Я вас не понимаю!

– Не дергайся, ты не сможешь ее ни скопировать, ни взломать. Программа сработает один раз, после чего самоуничтожится.

– Вы ошиблись! – взвизгнул Шпиц, продолжая оглядываться.

– Ты всерьез полагаешь, что если за тобой следят спецслужбы, то ты сможешь обнаружить направленные на тебя видеокамеры и микрофоны? – усмехнулся Андре, отпил пиво из своего бокала и пренебрежительно поморщился, – хотя, может быть, тут так и работают. И пиво у вас хреновое.

Настроение Ларина окончательно испортилось. Пол дня они с Томми добирались к этому «специалисту», а он пошел на попятную, едва услышав о «ДФ-1785». Ну и что с того, что разработана эта программа была по заказу силовых ведомств? Это ж уже лет пять назад было! Да, если поймают с поличным, по головке не погладят, но, во-первых, в этой дыре и ловить-то некому, а во-вторых, кто ж ему позволит сохранить программу у себя? Она действительно самоуничтожится после единственного применения. То же самое произойдет при попытке скопировать ее или «разобрать по частям». Но – нет! Из-за этого типа, считающего себя крутым специалистом, одна из частей и так непростого плана готова рухнуть под откос! Как же все уже достало! Клямсдейлы, Чарли Свин, синяк под глазом, Шпиц, плохое пиво… Что же каникулы-то так скверно начинаются?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю