332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Денис Владимиров » Стаф II. ПрОклятое городище (СИ) » Текст книги (страница 3)
Стаф II. ПрОклятое городище (СИ)
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 20:32

Текст книги "Стаф II. ПрОклятое городище (СИ)"


Автор книги: Денис Владимиров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 19 страниц)

– доступ к специальным заданиям (список обновляется 2 раза в сутки);

– понижение обязательного кланового налога до 10 %;

– повышение закупочных цен в официальных клановых приемных пунктах на 10 %;

– понижение цен на все товары в официальных клановых торговых точках на 10 %.

Данные привилегии действуют на территории и в зоне ответственности „Севера“ и некоторых союзных кланов.

Зарабатывайте баллы, участвуйте в различных программах, занимайтесь социально-значимой деятельностью, выполняйте задания, и награды не заставят себя ждать!».

И какая ложка меда без бочки дегтя. Именно бочки. А то двух.

Первая: «Внимание! Получен квест „Сохранение Тайны“, вы не должны в течение 10 местных месяцев раскрывать третьим лицам (которые не имеют доступа к соответствующей информации) каким образом и за что удостоились столь высокой награды! За нарушение – мучительная смерть!

Открыт доступ к специальной возможности магоинтерфейса SN-12 – „Харакири“, теперь Вы можете уйти из жизни в любой момент по своему желанию. Данная возможность позволяет избежать пыток при допросах, а также разглашению секретной информации. Помните, иногда лучше принять неизбежное, как данность, потому что в других случаях, Вы будете молить о приходе быстрой смерти».

А вторая…

Вновь громко выругался.

Забористо и вслух.

Маг только хмыкнул. Затем достал из верхнего ящика стола две нашивки и печатку с клановым знаком. Перед глазами возникла строка: «„Кольцо-идентификатор“ владелец Стаф. Данное украшение говорит о том, что человек, его носящий, является действующим членом клана „Север“. Настоящее место проживания: Норд-Сити. Статус: Обычный».

И точно такие же надписи сопровождали нашивки.

С губ рвались маты.

Если кто-нибудь подумал, что таким образом выражал радость, только «Йес!» не орал во всю глотку, то он – идиот. Мне стало страшно до жути. Несмотря всего лишь, что пребывал на Нинее сутки, я уже отчетливо понимал – просто так, за красивые глаза, на халяву, тут ничего и никому не дается. И за все придется платить – потом, кровью, здоровьем и, конечно, работой. Теперь выяснилось, еще и жизнью. Причем предстоит ее отдать добровольно, дабы сохранить, хрен знает, какую и чью тайну…

Да любой мало-мальски дружащий с логикой человек сможет сложить два плюс два на основании цепочки событий: спасение Саманты, о котором известно всем, доставка ее до сил Севера и неожиданно очумительный рейтинг социальной полезности, со всеми положенными плюшками. Что удивительно, вырос он после общения с представителями местной «кровавой гэбни»… У кого-нибудь, действительно, будут сомнения о каких заслугах перед кланом шла речь?

Суки!

И чем эта девушка так важна? Как говорил Флейтыч, даже тысяча рейта – это как орден от правительства на Матушке-Земле. Мне получалось «Героя Нинеи» присвоили? Или таки премию Дарвина вручили?

Так размышляя, я оказался возле коновязи, на улице стало заметно темнее, включились многочисленные фонари. Хорошо, что маршрут до постоялого двора был довольно простым, запутаться в хитросплетениях узких улочек, многочисленных тупиков, каких-то ответвлений – можно было на раз. Особенно без ее величества Алисы или Гугла – «теперь через двадцать метров поверните налево».

Я медленно ехал в направлении гостиницы, когда неожиданно замерцал конверт на периферии зрения. Развернул: «Внимание! Получено срочное анонимное сообщение. Желаете ознакомиться?». И текст: «Стаф, завтра в 11–00 в заведении „Грязь и кровь“ передашь посылку, полученную от Бара-Бека связному, он сам подойдет к тебе. А до этого придет письмо. Не явишься или не принесешь груз, свяжешься с властями или поведешь себя неправильно – не доживешь до вечера. Нас много! Мы следим за каждым твоим шагом! Не глупи!

PS: Если не выполнишь, следующая проделает дырку в твоей голове!

Внимание! Данное сообщение будет уничтожено через 59…58…57…»

Металлическая вывеска кузницы «СталинГрад», висящая на двух толстенных цепях, сейчас находилась всего лишь в метре от меня, звякнула, и в искусно выгравированной наковальне появилось черное оперение стрелы или арбалетного болта. А затем оно стало истончаться, растворяться, словно дым.

Не прошло и пары секунд, как уже больше ничего не напоминало о случившемся. И только ровное, будто пулевое, отверстие в чуть покачивающемся толстом железном листе, говорило – произошедшие не сон, а очередная воняющая мертвечиной и помоями огромная куча дерьма…


1-3

– 3 —

Я резко повернул голову в сторону, откуда приблизительно прилетела стрела. Но, понятно, что никого не увидел, только темные тени порой скользили в безлюдном узком проулке, где метров через двадцать чуть покачивался на ветру магический фонарь. Одинокий прямоугольный, кованный, висящий на короткой цепи.

Больше всего удивила реакция арса. Тот всхрапнул, забил копытом, стал озираться по сторонам. И явно не с целью убежать от опасности. Наоборот, найти и покарать каждого, кто посмел угрожать ему и всаднику. Пришлось даже сдерживать жеребца. И еще один фактор, говорил, что подо мной отнюдь не простая лошадь. Так как от животного исходили настолько ощутимые и сильные волны ярости, что стали захлестывать и перехлестывать меня, топить в диком желании, выхватить ятаган и тоже броситься в атаку, рубить любых тварюг, пока последняя сука не сдохнет! Еле-еле удалось сдержать порыв. И по другому не объяснишь, как и на пальцах не покажешь, что данные эмоции принадлежали не мне.

Мда…

– Ну, ты и лютый… – вслух пробормотал я, чуть ударив пятками по бокам, направляясь по прежнему маршруту, – Еще и, похоже, обладаешь характеристикой – «ментализм»…

Странно, но сейчас больше волновала не завтрашняя встреча и даже не недавняя демонстрация возможностей неизвестного противника, а желание узнать все таланты и умения стригущего ушами трофея.

Нет, Джоре, хоть и последний урод, но если его кольцо будет после привязки защищать разум, действительно, ценная вещь, и овчинка того стоила. Учитывая, что каждая вторая бессловесная тварь могла на тебя влиять, на твои мысли, вызывать беспричинные и сильные эмоции. А, что мог в таком случае сделать специально обученный человек?

И, удивительно, но страха после «черной» стрелы я не испытывал. Видимо уже на сегодня исчерпал все лимиты боязни. Поэтому лишь зло послал проклятия, покинувшему этот свет Бара-Беку.

Шакал толстый!

В какие-то свои интриги вплел, урод! И скрылся там, откуда не достанешь. А хотелось. Как и забить нагайкой, которую сжимал в руке.

Ведь из двадцати двух человек выбрал пингвин почему-то меня. Но самая соль заключалась в том, что ничего он мне не передавал! И в комнату тоже вряд ли подкинул. А еще, после подслушанного разговора, как и множества уточняющих вопросов от Железного Феликса, уверенность в том, что обыск в моей берлоге будет осуществлен самым тщательным и надлежащим образом, приближалась к ста процентам.

Оставался только Сундук Мертвеца… Но представители СБ, вот уверен, вскрыли и его, они обладали всеми полномочиями и правами для осуществления сего действа, даже без меня.

Цокот копыт убаюкивал и мысли медленные, мерные.

До «прибежища» Вилли добрался уже, когда совсем стемнело, а в невероятной глубине черного неба расцвели миллиарды невообразимо ярких звезд. Виднелось несколько туманностей. И осенний чуть прохладный, но свежий воздух пьянил, бодрил. А этот запах дыма дровяных печей… Будто деревенский. Тот самый, который в лютые холода греет уже издалека близостью людского жилища.

Хотелось просто бесконечно ехать, смотреть и кутаться в этих ощущениях.

Да… Отдых мне требовался, несмотря на, казалось бы, отсутствие всякой усталости. Вот хозяйственная мысль промелькнула – надо бодреня прикупить. Еще разобраться с трофеями, затем обдумать завтрашнее свидание с… с контрабандистами. И как-то разойтись с ними краями. Мысли на этот счет простые – Система, то есть ЦК, не дает соврать. Вот через нее и сообщу, что ничего от Бара-Бека не получал… Но тут нужно обдумать и взвесить все.

Сам не заметил, как подъехал к постоялому двору.

Вилли опять находился на крыльце, глубокомысленно смотрел куда-то вдаль, но заметив меня, вполне приветливо махнул рукой. Я ответил таким же жестом. Спрыгнул с арса. Привязал его к коновязи, где сейчас находилось четыре таких же боевых животных или земных очень крупных тяжеловозов, пока не научился различать. Вроде бы все они – лошади.

Подошел к Резвому, желая узнать об условиях содержания моего «приобретения».

Его первый вопрос застал врасплох:

– Как он погиб? – явно имея в виду Джоре, а не уголовника, которому я снес голову.

– Как герой, – не стал углубляться в подробности, учитывая, что так не считал от слова «совсем». Более того…

Неожиданно владелец постоялого двора размашисто перекрестился со словами:

– Пусть земля ему будет пухом!

Заметив мой недоуменный взгляд, усмехнулся в усы.

– Думал, что я тут танцы устрою по поводу его смерти? Нет. Мне реально жаль, что уходят такие люди. Он нормальным был мужиком, да резким, часто жестким, но не гнилым. Всегда следовал своим принципам, никогда не нарушал данное слово. А с маунахами, действительно, мой косяк, но все из-за отсутствия в свободном доступе информации о некоторой специфике взаимодействия данных животных с новичками. Теперь вот буду учитывать… Могу сказать одно, и ты запомни, часто незнание совершенно вроде бы ничтожных деталей на Нинее оборачивается смертью. Своей или чужой. Этот мир не прощает ошибок.

Я бы поспорил со многим, особенно с «нормальным мужиком», учитывая, какая роль изначально была мне уготована. И только подозрение сенсея в предательстве, скорее всего, Железного Феликса, помогло выжить. Хотя тоже, ведь без всяких намеков, несмотря на наличие глефы, потащил с собой копье. И да, я так и собирался делать – не выпускать его из рук. Поэтому просто промолчал, давая время Вилли набить трубку.

С другой стороны… Кто я бывшему наставнику? Никто. А «грязные» у них расходный материал. Даже не люди. Мясо. Дрова в топку Нинеи. И, как я понял, накачка о разделении на касты прививалась бывшим жителям Земли учителями и самим обществом. И, если даже в моей реальности через обычный интернет слабым духом, умом, не имеющим принципов, своего стержня, мозги промывали так, что Геббельсу не снилось и не мечталось… Здесь же еще и имелась возможность невозбранно использовать пси-способности. Внушая, управляя, направляя. Мечта любого манипулятора. Добавим химию и магию.

Дождавшись, когда Резвый раскурит трубку, задал вопрос относительно арса.

– Сто марок в сутки, – ответил тот, не задумываясь, – Животное обиходят, накормят, за отдельную плату выгуляют, если требуется, ну, чтобы не застоялся. Но скажу сразу, за утерянные вещи администрация гостиницы и ее хозяин ответственности не несет. Поэтому лучше ничего не оставлять ценного. Хотя краж, пока я у руля, было всего две, и всех причастных поймали, но… Лучше ценное все равно запирать в комнате. Всем мороки меньше. Устраивает?

Кивнул.

– Отправил вызов Россу, он сейчас подойдет, заберет животное. Кстати, можешь воспользоваться услугами грузчиков, три марки, и они доставят груз до твоей комнаты. Запрашивать?

– Обязательно, – прикинул я вес и то, что с трофеями лучше разбираться подальше от чужих глаз.

– Еще такой вопрос. Мне Флейтыч сообщил, что именно у тебя рыбу брал в локе. Можешь сразу напрямую мне сдавать. Цену предлагаю больше, чем в клановой приемке на десять процентов, по обычному тарифу, – решил ошарашить щедростью Вилли.

– А зачем мне это? Если для меня и так там цены повышены настолько же.

– Стой! – тот даже руку вытянул в останавливающем жесте, хотя я продолжал оставаться на месте. Вперился как-то ну очень внимательно на меня, а затем затейливо ругнулся, собрав множество матов и непонятных идиом вроде: «лысому старку в задницу по три джокера» и прицокнул языком, – Это… Это… Вижу такое первый раз. Суток не прошло после установки магги, а уже состоишь в основном клане… Жесть! Да тебя можно в баре за деньги показывать! Не спорю, меня тоже Удача любит, иначе бы я не входил в число трех человек из пятидесяти шести, которые смогли достичь территории Севера, сбежав из рабства. А затем два местных года я просто тупо до кандидата во вступление рос, еще год мне потребовался для полноценного вхождения в клан. Это еще называют гражданство… Абсолютный рекорд известный всем до этого, восемь декад, ты побил! За что хоть дали?

– Оказался в нужном месте и в нужное время, – обтекаемо ответил, показывая, отвечать на этот вопрос не буду.

– Дааа… – протянул тот, – Верно, не стоит такую информацию разглашать. Тем более, бесплатно. Тут за один чертов пункт социалки такие танцы с бубном устраивают… Есть мысль. Прибыльная. Тебе интересно?

Кивнул.

– Пока кольцо и нашивки не цепляй. И информацию о том, что ты член клана скрой! План такой, сейчас, только не мни сиськи с разбором вещей, доставишь до номера, через тот вход. А потом сразу поднимешься в таверну. Просто начинаешь ужинать, тут появляюсь я. Все уже набрались там прилично, – кивнул куда-то за спину, – Народ еще подтянется. И начинаю со всеми спорить, что есть люди, которые в первые сутки уже становятся членами клана. Это невероятно, и никто не поверит. Я же буду изображать пьяного, не следящего за языком. Те, начинают заключать пари со мной. Так как все знают, лучше проиграть, чем прослыть балаболом. Типа честный спор – к такому низкому поступку не имеет никакого отношения. Так как человек сам верит в свои слова. Но… Тут я зову тебя. Ты демонстративно надеваешь кольцо принадлежности к клану и открываешь информацию, что уже состоишь в нем. Мне перекидывают деньги за проигрыш, мы их делим. Все в плюсах.

– Неплохо. Но ты не сказал, каков мой процент.

– Десять я тебе дам… Целых десять. Это такие деньжищи! Учитывая кучу мажоров там…

Я только хохотнул и заявил:

– Пятьдесят на пятьдесят. И только так. У меня эксклюзив, у тебя связи и возможности. Легкие деньги. Для тебя. И еще учитывай риски. Потому что винить в проигрыше все будут именно меня. И пытаться сделать гадости тоже будут мне. А ты не при делах. Ты – честный трактирщик.

– Нет, – отрицательно мотнул тот головой так энергично, что даже концы длинных усов хлестнули по щекам, – Максимум двадцать. Пойми я, вообще, могу без тебя обойтись. Это благотворительность…

– Это ты себе льстишь. Пятьдесят на пятьдесят, – сказал твердо, – Если сейчас не согласишься, дальше будет шестьдесят на сорок. А без меня… Ну-ну. Я могу просто зайти в таверну, и крикнуть от радости, о членства в клане, нацепить кольцо у всех на глазах. Итоги… Ты из-за жадности упустишь неплохой куш. Не так ли?

– Ладно, уговорил. Хоть и не выгодная это сделка, – насупился Вилли.

– Тогда составляй контракт через ЦК.

– Ты мне не доверяешь?

– А должен?

– Вот новички пошли… – только разочарованно протянул тот. Но получилось наигранно, гораздо более натурально смотрелся азарт в глазах перед предстоящим делом, а еще какое-то даже уважение ко мне, – Все давай, до встречи, вон Росс, а вон и Сема Бледный. И плату переведи конюху по прейскуранту.

Росс – среднего роста мужик, словно сошел с плакатов про Дикий Запад. И усы, и лицо настоящее – ковбойское. Впрочем, и одежда соответствовала. А это милая бахрома на джинсах в виде мохнатых лампас… Не хватало только пары револьверов на ремне, но лассо имелось, а вместо кобур – два длинных прямых кинжала в ножнах.

Сема же Бледный, которого я отчего-то представил, как худого вампирообразного типа, оказался здоровенным розовощеким бугаем, ростом больше двух метров. Он легко тащил за собой небольшую платформу, раза в два больше обычной садовой тачки, видимо действующую по схожему с индивидуальным контейнером принципу, так как колес не имелось.

Во внутреннем дворе перегрузили с помощью конюха, который подсказывал, как снимать хитрую сбрую с жеребца, мой груз, оказавшийся очень и очень тяжелым. Договорился с ним о паре уроков на завтра обращению с животным и обучению правильно седлать арса. Нет, я еще с детства умел это, как и запрягать лошадей. И как говорилось, мастерство не пропьешь, но… Еще минус сто марок, но уверен, траты это необходимые, как и триста за постой.

Перенесли в мою комнату вещи, где ничего не изменилось. Никто прорез на стене не заделал. Хотя… Да, кран перестал капать. Починили. Манька – молодец. А то эти кап, кап, кап…

Разгрузились, я перевел деньги грузчику пять марок. Договорились, что по мере надобности буду вызывать его. Ушел тот довольным.

Больше всего хотелось сейчас завалиться в кровать, даже не раздеваясь. Но договор с Вилли требовал действовать незамедлительно. И деньги были нужны. Катастрофически. Столько и всего требовалось. Не перечесть. Поборол маниакальное желание залезть в трофейный баул и переметные сумки, нет, пора на выход в люди.

Ни ятаган с пояса не снял, ни нож не вытащил.

Направился в кафе.

Здесь веселье набирало обороты. Зал для курящих был пусть и не забит полностью, но человек сорок в нем присутствовало. Удивило, что именно в половине для не предающихся низменным страстям, оказалось людей гораздо больше. И это хорошо. Я тоже за здоровье.

В камине полыхал огонь, создавая уютную атмосферу, в которую отлично и гармонично вписывался чуть приглушенный гомон пьяных и трезвых голосов, смеха, нередких радостных криков, тостов. Тихо звучала какая-то инструментальная музыка. Явно фолк, в котором не разбирался, считая, где есть дудка, значит, фолк.

Я сразу прошел к раздаче, где набрал еды на троих. Чувствовал, съем и еще добавки попрошу. Тут тебе и борщ со сметаной, и сало копченое, и соленое, в этот раз взял отбивные с кровью, целых пять штук, с аппетитной корочкой. На гарнир гречку. Хлеб, сок. Попросил Маньку, принести минут через десять кофе пару кружек, на поднос все не вмещалось. Та пообещала сделать. Итоги, почти двести марок минус.

Только сейчас обратил внимание, что за длинным столом, находящемся неподалеку от маленького собрата всего на две персоны, расположилась знакомая компания, за исключением пятерых девиц…

То, что это были дьяволицы – понял сразу. Они полностью походили под описание Флейтыча, с трудом оторвал взгляд от одной. Выглядели девушки очень необычно, но красиво. И на каждой, будто это являлось их униформой, одежды самый минимум. Крохотный лифчик без бретелек обрисовывающий грудь, держался и держал ее, только с помощью магии. И не оставлял никакого простора для воображения. Черные кожаные сапоги на высоком каблуке обтягивали длинные ноги, как перчатки, а высокие голенища оставляли лишь узкую светлую полоску между ними и коротенькими шортами. Странно, но кроме вычурных кинжалов на широких с пряжками украшенных драгоценными камнями поясах, больше оружия у них не заметил. Волосы от ярко-красных до цвета вороньего крыла. Мордашки красивые, глазки огромные, реснички мохнатые. ОнимЭ.

– Какие люди, и даже без охраны! – заметила меня Ирия, заулыбалась приветливо.

– И вам не болеть, давай потом поговорим, – заметил ее желание спросить что-то еще, подбородком указывая на поднос в руках, – А то тебя хоть и не съем, но покусаю.

– Иди уже, Стаф, – махнула рукой та. Явно разозлилась, но вида не показала.

Я уселся за соседним столиком, вдохнул аромат супа. И понял, что голоден не зверски, а дьявольски.

Удивительно, но слух по-прежнему радовал. Поэтому довольно отчетливо слышал, о чем говорили соседи. Меня, конечно, интересовала пока только знакомая и крылатые красавицы, которые просто… очаровали? Скорее ошеломили…

– …не обращайте девочки внимания, у него взгляд тяжелый, – отчего-то рассмеялась Ирия, начало фразы я пропустил, – На самом деле, он очень и очень удивлен, увидев вас. Что вы хотели, первый день на Нинее. Но уже черный, куда той темноте, – последнее произнесла ехидно, будто специально для меня, – Культурный шок, ептыть! И не советую к нему приставать, во-первых, он сначала бьет, а потом думает. Моему панголинчику в глотку сходу копье загнал, и угодил стервец прямо в ворск, в результате по делам срочным пришлось на котейке кататься, а вы знаете, как я их не люблю. Во-вторых, я его себе заберу!

Ну-ну… Взять тебя за волосы, и ремнем по заднице. Заберет она… Какая-то злоба пробудилась. Нашла игрушку. Заберуля, мля!

– Что-то ты много о нем болтаешь, – отметила крылатая дева с красно-огненными волосами, рядом с ней сидел какой-то усато-волосатый тип, и пялился в стол, явно боясь посмотреть на соседку, – Женушки-то дома волосы повыдергивают…

– Я им повыдергиваю! – пьяно заявила та.

Да… Нравы тут свободные. Но когда уже успели все набраться? Максимум полтора – два часа прошло с расставания с основной группой под начальством Никодима, перед моим допросом, а отряды Волков и девиц на барсах нас не обгоняли. Выходило с час здесь уже?

– Это что, – перебивая, влез Никодим, затянулся сигарой, – Стаф у нас герой дня. Что самое интересное, его прицепом сюда переправили, по лесу зачем-то слонялся. Ночью. Не готовился. О Нинее не знал. Но крысана тройку в смертельной схватке без оружия и прочего забил, когда остальные его товарищи, как и полагается, массовый забег устроили с полными штанами. Маунаха в комнате прибил, как он его нашел – хрен знает. В каждый угол, что ли, копьем тыкал. Только зачем? Вот ты в гостинице начнешь так поступать? И ведь это принесло результат. Как шкаф только не порубил. Своих товарищей по учебе зашугал, некоторых избил, глаз чуть воон той даме, – ткнул пальцем, проследив в направлении которого я узнал за столиком на четверых Гарпию, Рыжего и… того самого мужика, которого связывал с письмом – «за пять тысяч», – Не вырезал, но та откупилась НАЗом. Затем срубил голову одному из уголовничков. Твоей глефой, кстати, – им одежда его приглянулась. Мертвяка перерожденного уничтожил в одиночку. Синемордого замочил, когда тот сунулся за Самантой, больше всех гриндов приволок…

– Да, ладно звездеть… – недоверчиво сказала черноволосая демоница.

Мозг «ухватился» за имя спасенной девушки, обвел его маркером, вычленил из очередного рассказа о моих «подвигах». Интонации в голосе наставника интересные, обычно так своими питомцами хвастались всякие кошатники и собаководы, как и другие любители зверья, в том числе и экзотического.

Какой я глупец!

Если бы хотели всех убить, то зачем ментальный удар наносить, который оглушал жертв? Не проще какой-нибудь шар огненный закатить? Чтобы всех сразу в пепел, в труху?! Учитывая задействованные силы, отголоски которых в виде жара и холода я ощущал за сотни метров от места схватки, неизвестные Иные могли такое проделать легко. Щелкнуть пальцами и до свидания!

Выходило, отнюдь не Джоре их интересовал, а Саманта!

А тот им все поломал, «отвлек внимание», «вызвал огонь на себя», убив всех и умерев сам?

И вот сейчас, мне стало довольно таки страшно. В какую еще дрянь меня вовлекли? Потому что такие силы сошлись, что ублюдков смог остановить только один из самых крутых боевиков клана, сожрав какую-то уж совсем лютую хрень… И кто причина неудачи тщательно спланированной операции, на которую бросили столько сил и ресурсов? Собиратель, мать его, Стаф!

– …боевого арса в качестве трофея взял, в Черный лес за ним сунулся. Не сдох, и даже теневые дозорные прошляпили. Довез до безопасных мест Саманту. А когда хотел один идиот у него отжевать трофей, такую речугу толкнул и все ведь в тему, и верно, по законам, Волков вплел красиво, что никто не посмел возразить. А мне пришлось вмешаться. Хотел убить Косолапого, но сдержался.

– Дикий какой-то тип… – прокомментировала опять красноволосая, – И мне он очень не понравился. А взгляд… Нет, он им не раздевал… Как обычно другие делают. А будто прикидывал, куда лучше загнать кусок острой стали. Чтобы быстрее убить! Может, врет, что его просто по дороге подобрали? А на самом деле маньяк какой-нибудь, раз с бывшими смертниками доставили? Всяких отморозков в крайние забросы пачками переправляют. Или нормальные люди кончились, или решили земляне цены на рабов поднять… Типа качество и все дела, а за предложенный товар только шлак? И еще, Никодим, в последнее время СБ ЦК везде своих людей внедряет… Даже к нам пробовали. Я бы присмотрелась к нему. Не казачок ли это засланный? Ничего не хочу сказать плохого, может, это просто паранойя… но… странно все. Не находишь?

– Спа-сибо! – сразу стал серьезным куратор, – То, что он слишком бодрый, я тоже обратил внимание. Еще и с Феликсом минут пятнадцать что-то обсуждал… Когда для опроса остальных хватало и минуты. Мда… Интересно.

Краем глаза отметил, как тот вперился в меня внимательным взором. Но я продолжал сосредоточенно есть суп. Да, борщ был просто великолепный… Как у мамы.

А в голове только одно – опасность!

Этого мне еще и не хватало для полного абсолютного счастья. Шпионские игры. Я же полевой агент, мля. Итак, что еще грядущий день нам приготовит?

И следуя линейной логике, если Снежные Волки опасались внедрения человека в свои ряды от присматривающей за всеми Великими и не очень кланами структуры, то означало это только одно – что-то там было нечисто. И не совсем законно. Следовательно, могли и купировать угрозу. Как?

Легко. Мертвецы напали, змеи покусали, кабаны сожрали или еще какая-нибудь смертельная неприятность приключилась с собирателем Стафом.

Показался Вилли. Весь его вид говорил, что он навеселе и куражах. А в руках початая бутылка виски, к которой он приложился. Сделал пару огромных глотков, крякнул со словами: «крепка, крепка Советская власть!», и двинулся к столу, где собралась основная масса крутых – то есть компании Никодима. Уселся рядом с бабообразным блондином с длинной челкой, скрывающий левый глаз, и какими-то пунцовыми губами. Накрасился?

Все могло быть. Вон у Ирии жены. Может она и не девочка вовсе, а мальчик? Чертова свобода нравов! Хрен поймешь…

Больше не обращая внимания ни на кого, принялся за еду. Затем настал черед кофе и сигареты. Поблагодарил Маньку чаевыми, та только кокетливо улыбнулась, подмигнув. То, что трактирщик принялся воплощать план в жизнь заметил сразу, прислушавшись, а еще вокруг него собралось не меньше трех десятков человек, даже некурящие решили легкими рискнуть:

– …тут за один балл рейтинга корячишься, надо пятьдесят заданий выполнить, без нареканий, и то не факт, что социалку поднимут. А ты… Можно за день членство получить, можно так получить только хренство! Вранье, короче! – категорично сообщил серьезного вида усач с перебитым носом и бордовым шрамом на лбу.

– А спорим, что можно?! И такие случаи бывают! Я сам одного человека знаю! Лично! Даже суток не прошло с момента установки магги, а он уже полноправный член! Вот так-то… – пьяно махнул рукой Вилли, выражая пренебрежения к окружающим, – Я все знаю. Это вы сидите… Говорю – можно. Значит, можно, а то что у вас не получается… Так поговорку про танцора и яйца вы знаете… Чик-чик, и танцевать сможете, и петь тонко…

Видимо тема была крайне болезненной для каждого, потому что со всех сторон принялись выражать недоверие и самые культурные выражения не принадлежали к высокому штилю:

– Врешь!

– Пи….

– Звездишь…

– Да ну, Вилли, ты, когда пьешь – закусывай…

– Если бы я дурочка курил без остановки, сутками, – поверил бы…

– Да, хоть с гусями кури! Не бывает такого!

– Байки!

– Резвый, ты на какую дрянь подсел? Отсыпь мне тож!

– И мне отсыпь! Членство за день… Ну-ну…

– Я поверю, в это меньше, чем сейчас сюда зайдет сэр Лютер и Дьяволиц с собой потащит… А те пойдут с ним.

– Вы все желторотики, ничего в этой жизни не видели, – обвел партнер всех мутным пьяным-пьяным взором, еще и в некоторых пальцем ткнул, – Я вот не боюсь даже пари заключить… А вы все можете только языками чесать, потому что ничего не знаете, корень вывортня от чапли научились различать, и туда же – академики! – пьяно погрозил кому-то указательным пальцем, – Резвого учить…

– Ставлю сто тысяч марок против десятки, но тоже тысяч, что это все байки. Что Вилли сдулся?

Хозяин постоялого двора напустил на себя вид крайне задумчивый и скорбный, будто решаясь броситься в омут. Это стало последней каплей. Со всех сторон понеслось.

– Кен прав. Давайте разорим нашего толстяка! А то много на себя брать стал! Даже при ставке, как Аой поставил, десять к одному. Я в деле! Спорим? Ставим, ребята, ставим! Накажем!

Да, знал свою публику Резвый, буквально за десять минут он заключил пари почти на восемьсот тысяч! Это только то, что я отследил в разговорах.

– Стаф, можешь подойти на минуту? – крикнул тот мне.

– Зачем? – с безразличием в голосе поинтересовался я.

– Заработать хочешь? Есть дело…

– Мда, решил красиво уйти от позора, – прокомментировал длинный и носатый тип в куртке-косухе, – Сейчас пошлет молодого искать этого самого везунчика, тот, понятно, не найдет. Он сам здесь без году неделя. А потом типа, ребят, пьяный бес попутал, все отдам. Простите, засранца…

– Говори, – подошел я с кривой усмешкой.

– Дам штуку марок, открой, пожалуйста, принадлежность к клану для всех желающих, засвидетельствуй время вслух через ЦК, когда тебе установили магги и когда стал членом основного клана, и кольцо надень на указательный палец правой руки.

Так и сделал. Все стандартно. За исключением метаморфоз с печаткой. Она стала антрацитовой. И только знак клана во всех цветах разбавлял эту первозданную тьму.

– Вашу мать… – и поток нецензурщины полился со всех сторон, но предметом приложения ругательств и общей ненависти выступил не Вилли, а я. Все, как и предполагал. Однако, пока голову мне не спешили сносить. Обсуждали произошедшее на все лады.

– И рейт штук пять – семь минимум. Но…

– Все цвета клана! Полностью черное… Десятку клади смело!

И чего они до украшения докопались? Тоже что-то значило?

– Стаф… Черный, мать твою, как так получилось? – задала вопрос Ирия, обращаясь непосредственно ко мне, на правах знакомой, и, наверное, от скорого ощущения, что «заберет», – Вопрос это не праздный, а волнующий всех…

– Под лежачий камень вода не течет. А Удача любит дерзких! – выдал важно эти сентенции

– Млин, я его обожаю! – пьяно заявила девушка голосом, говорящим обратное, оборачиваясь к рогато-крылатым подругам, – Наглости и самомнения, у него на батальон. А еще он в мультфильмах снимается. Звезда вечера. Прибила бы, гада…

– Ир, ты бы на поворотах притормаживала, если хотя бы даже только половина рассказанного про него правда, а сейчас я поверила, что все… То он реально уникум, и имеет право на свою дерзость, рекорд побит! – это подозрительная дьяволица подругу урезонивала.

А дальше началось то, чего больше всего опасался, говоря Вилли про риски, сидевший рядом с ним молодой парень с длинной челкой, заявил громко:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю