332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Денис Владимиров » Стаф II. ПрОклятое городище (СИ) » Текст книги (страница 1)
Стаф II. ПрОклятое городище (СИ)
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 20:32

Текст книги "Стаф II. ПрОклятое городище (СИ)"


Автор книги: Денис Владимиров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

Денис Владимиров
Стаф II. ПрОклятое городище

1-1


* * *

– 1 —

Узкий наконечник копья, длинный четырехгранный и острый, куда той бритве, должен был проткнуть насквозь, вынести меня из седла и застрять между ребер. Всадник же потом, спрыгнув со своего коня, презрительно бы наступил на грудь жертве и одним ловким движением, оточенным не сотней и даже не двумя повторений, выдернуть оружие из тела. А затем добить, чуть отступив в сторону, для того, чтобы его белое сюрко не забрызгало ярко-алой кровью.

Но несущее смерть навершие замерло на расстоянии ладони от моего живота. Все произошло настолько быстро, что я даже не успел дернуться, испугавшись. Впрочем, сейчас мне было все равно. Лютая злость застила глаза, а ножны с шелестом покинул ятаган.

Убьют?

Плевать!

Хоть одну суку, но с собой заберу, утащу, мать их в Ад, или в местные чертоги Великого Холода. И на душе вдруг стало спокойно-спокойно. Улыбнулся даже. Больше ничего сделать не успел.

Потому что Никодим в нереально высоком прыжке нанес удар в ухо моему противнику. Получилось даже красиво – быстро, дерзко, резко и мощно. Враг же полетел из седла на тесаные камни Южного Тракта и кубарем прокатился не менее пяти шагов. Копье выпало из рук. И звякнуло рядом с огромными копытами, потерявшего наездника животного.

Я только моргнул, а наставник уже оказался рядом с агрессором, наступил ему на шею правой ногой. Тот ее схватил обеими руками, попытался сбросить, но сил не хватило. С таким же успехом он мог попробовать столкнуть с места бульдозер Комацу. Куратор же давил и давил, пока глаза жертвы не стали закатываться. А руки бессильно не разжались. Только в этот момент он убрал сапог с горла.

Примерно через полминуты после того, как препятствие для доступа кислорода в виде толстой рубчатой подошвы исчезло, ублюдок начал сипеть и кашлять, жадно хватая ртом воздух, пытаясь встать на четвереньки и дыша, как загнанный коняра.

Нет, не коняра, а сучара!

Чуть-чуть меня не убил, и за что?

За законный трофей.

***

…А начиналось все тоже непросто. Если первые пятьсот метров веса девушки на плече практически не ощущал, то примерно на третьем километре от места боя Джоре с неведомыми Иными, стал сдавать. Идти с каждым шагом становилось все тяжелее и тяжелее. И это еще система «Титан» помогала – уменьшала груз на десять килограмм. Без нее бы давно выбился из сил. А глефу использовал, как посох. Какая-никакая помощь, надежа и опора.

Звуки битвы давно стихли за спиной, поэтому я решил сделать небольшой привал. Рассудил так, если враги решат пуститься в погоню, не довольствуясь смертью только наставника, то в любом случае догонят, учитывая мою черепашью скорость. И неважно, буду я сидеть или идти. Еще до этого момента, никаких опасностей на пути не встретилось. А отдых, пусть и кратковременный, один черт, требовался. Иначе просто не смог бы добраться до Тракта, упал бы прямо на дороге, и плевать на все и вся.

Положил Саманту на мягкую траву рядом с обочиной, лицо девушки обрело мертвенную бледность, стало похожим на маску. Умерла? И сразу ледяной ветер пронесся по позвоночнику, зашевелил волосы на затылке.

Черт, черт, черт!

Если это так, то и мне хана!

Суетливо попытался нащупать на шее пульс двумя пальцами. Он был хоть и слабым, но все же ровным. И дыхание тихое-тихое, едва слышимое, когда я даже со своим усилившимся слухом поднес ухо практически к ее губам.

Уфф…

Да, квест мотивировал хранить и оберегать девушку от всего и вся, и бояться до жути, представляя собственную гибель, если с ней что-то случится.

Отцепил от пояса флягу с водой, прополоскал рот, хотя больше всего хотелось напиться от души. Потому что вкус у нее был необыкновенный. Сейчас это настоящая амброзия – напиток богов, влага жизни. Но еще с детства запомнил слова деда, что ашдвао силу в таких походах отнимала и вытягивала не хуже вампира. Впоследствии не раз и не два убеждался в правоте старика, как на собственном примере, так и окружающих. Да, и во множестве прочитанных книг, подобная проблема вставала перед главными героями и второстепенными персонажами.

Закурил, глубоко вдыхая сейчас кажущийся желанным дым, голова немного закружилась. И усталость, словно ждала этого момента, вместе с апатией так набросились, что едва не лег на землю рядом с девушкой. Хотелось послать все и всех далеко и надолго. И просто отдохнуть. Полежать, поваляться. И трава – мягкая, мягкая, как пуховая перина. Именно в этот момент понял, как же я устал. Столько всего произошло с момента, как очнулся с установленным магоинтерфейсом… Еще в моей химии, кровь не обнаруживалась. Побочные же эффекты, уверен, должны иметься. А сколько я уже на ногах? Если судить по земному, то сутки. По местному – их половина.

И вечерело.

Чтобы немного отвлечься стал подсчитывать приобретения и потери. Минус рюкзак со всей дорогой добычей и инструментами, к нему плюсом разряженная рогатина и кожаный плащ от Ирии – все посильно и непосильно нажитое осталось в фургоне.

Единственное, что радовало на счету почти четырнадцать тысяч. Были и кристаллы для прокачки, которые я держал при себе, как самую величайшую ценность. Использовать их решил только после того, как точно определю, какой и за что отвечал.

Тонкое жалобное ржание донеслось справа от грунтовки. Сначала подумалось, мол, показалось. Однако звук повторился. Встал, перейдя на другую сторону дороги, присмотрелся.

Если бы жеребец не издавал звуков, то прошел бы мимо, собственно, я так и сделал, потому что он остался позади в метрах пятидесяти в небольшом овраге, поросшим по краям густым кустарником. Животное зацепилось уздой за один из них. До первых стволов черных деревьев оттуда было шагов пять – десять. Поэтому неудивительно, что здесь ветви и листья цвета вороньего крыла образовывали навес.

Учитывая тень от них и радикально гудроновую масть, заметить лошадиного атлета с другого ракурса вряд ли получилось бы. Скакун принадлежал раньше охраннику из арьергарда, что навсегда остался возле фургонов, пронзенный не одним десятком стрел синемордых.

Сначала едва руки не потер от радости.

Это был настоящий подарок небес!

А потом родились нормальные, конструктивные мысли. Во-первых, до жеребца, если добираться к нему под прямым углом от дороги, то нужно было пройти не менее тридцати или сорока метров. Во-вторых, вокруг распростерлись угольные ветви с антрацитовыми листьями от одиночных деревьев, а такой растительностью можно было строгать камни, резать их, как лазером. Пример и урок, преподанный Джоре, я запомнил хорошо. Да и сучья выглядели пиками и шипами.

Наткнись на такой, проткнет на раз, как «здравствуй» скажет, довольно ощерившись. Не заметишь, как в брюхе окажется или в грудине. И напьется кровушки, напьется. И черная-черная трава клоками, похожая на осоку, та и без всяких дополнительных особенностей могла поранить. А здесь на раз отрежет ноги.

В-третьих, крио-поле никто не отменял. Можно дозу схватить предельную и сразу к праотцам.

Мда…

Рискованно.

Перед глазами возникли картины возможной собственной смерти, которые перебивал не менее громкий голос отнюдь не разума, но алчности и лени. Животное же смогло туда забрести! И у меня должно получиться. И получится!

Идея завладеть собственным средством передвижения захватила настолько, что превратилась в «фикс». Даже про Саманту позабыл. С другой стороны, сдохну, не выполнив квест, мне-то будет уже все равно. Два раза не умирают. Ваш КЭП.

Тут же… Возможность быстрее доставить девушку в Норд-Сити или до представителей клана «Север», но самое главное – перспективы в будущем. Тем более свой рюкзак с добычей и обломок копья – убийцы мертвецов, остался на месте нашего разгрома.

И хотелось, и кололось.

Однако, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Так что… проклял все. Пробираясь, словно по минному полю, шел осторожно-осторожно, вымеривая каждый шаг. Отслеживая показатели чуть потрескивающего индикатора крио-поля. И внимательно осматривая место, куда ставить ногу. Еще постоянно проверяя землю впереди себя глефой, если попадались черные листья или веточки, ей же откидывал в сторону, с травой поступал также, только приходилось подкапывать корни вокруг. Жеребец заметил меня и снова жалобно заржал, скорее всего, просил ускориться.

– Ничего, потерпи немного, дружище, главное не дергайся. Это смертельно! – неожиданно понял, что я эти фразы прошептал, а не произнес мысленно.

А от адреналина уже подкидывало, и пальцы чуть подрагивали на рукояти оружия. Особенно, когда в двух шагах от животного почти четверть стального лезвия осталась лежать рядом с торчавшим острым стеблем травины, незамеченным сразу мной. И показатель крио замер на отметке в пятьсот шесть R в час. Тихо матерясь, больше на себя, минут пять потратил на то, чтобы вместе куском дерна обломком или скорее обрезком эльфийского копья откинуть эту страшную дрянь в сторону.

Еще шаг, еще и еще.

Готово!

Схватив животное под уздцы, я принялся его успокаивать,

– Хороший, хороший, – гладил, похлопывая ласково по шее.

Тот забил копытом, посмотрел недоверчиво искоса, как могут только лошади, но не стал проявлять пока характер и послушно последовал за мной.

Я обернулся. Мне показалось или действительно густые, почти черные тени немного приблизились. Сделалось совсем жутко, обдало волной страха. Ощущения, как от воздействия маунаха. Теневые дозорные? Вроде бы так называл Джоре одну из разновидностей тварей, обитающих в этом лесу?

Едва не бросился бежать. Всю силу воли, точнее ее остатки, применил, чтобы точно так же, мерно возвращаться к дороге, продолжая обследовать землю впереди импровизированным «миноискателем».

Вновь посмотрел назад.

Чернота приблизились, она медленно сейчас сгущалась практически на том месте, где я освободил животное. Будто темная вода заполняла овраг, точнее туман первородной тьмы.

И лихорадочные мысли, метрономом, с ударами участившегося пульса. Бежать и бежать отсюда нужно, сломя голову. Едва так и не поступил, остановило только представляемые картины, как несусь безумно вереща, похожий на какую-то жалкую тварь, но не человека. Левую руку сжал в кулак до хруста. И опять смог победить панический страх, такой сильный, будто вот именно сейчас произойдет нечто жуткое, не укладывающееся в голове. И обязательно кровавое и мучительное. Для меня.

Вашу мать!

Прикусил до боли нижнюю губу – это слегка отвлекло, отрезвило. Боясь даже обернуться, шел, не увеличивая темпа, возвращаясь по собственному маршруту.

Шаг, выбрать место, проверить и еще один.

Шаг…

Такая манера передвижения принесла плоды. Глефа укоротилась еще наполовину, а встретились-то всего лишь пропущенные до этого – сучок и два листка.

Все!

Ура! Дошел!

Только на дороге вновь обернулся.

Казалось чернота – сама бездна, словно горестно вздохнула, мол, не успела чуть-чуть… И принялась откатываться обратно в глубины чащи, истончаясь и бледнея. Несколько секунд и все исчезло. Растворилось. Даже показалось на мгновение, что это я сам придумал некий фантом, а обезумевшее от страха и давления Леса сознание придало очертания реальности иллюзии. И поверил в кошмары сразу, будто в догму фанатик, а столкнулся всего лишь с игрой местного светила с тенями.

Ага…

Поджилки до сих пор дрожали.

Ну-ну. Фантазия…

Фантазм!

Что бы я туда еще сунулся по своей воле?!..

Хоть табун пусть будет чертовых лошадей, с дороги не сверну! Валить надо отсюда, и как можно скорее.

А позвоночник до сих пор терзали мурашки. Ползали суки, гоношились, и каждая величиной с горошину. И холод продолжал шевелить волосы на затылке. Смахнув ледяную испарину со лба, первым делом напился. Затем закурил.

И только сейчас осмотрел внимательно животное. Нет, не ранено. И это здорово! Потрепал за косматую гриву, погладил. Похлопал ласково. Животина! Моя животина! Вот кому повезло, если, конечно, у нее защита не больше двухсот. В принципе, а почему нет? Все могло быть.

Магги никакой справки не вывела. Требовался доступ к сети.

Отметил и кожаные седельные сумки – две небольшие спереди от седла, и столько же позади, но те отличились по объему – раза в три – четыре больше. И сверху них еще непонятный цилиндрический огромный баул. Моток веревки и нагайка, вроде бы тот самый хваленый «волкобой», чехол или как правильно назвать штуку, в которой должно было находиться короткое копье во время езды, чтобы не уставали руки. Слева еще и тул со стрелами. Насчитал двадцать с красным оперением и столько же с зеленым. Первые имели трехгранные наконечники, вторые – листовидные.

Докурил. Раздумывая, выдержит или нет еще и нас двоих жеребец. Должен, с такими статями-то – настоящий титан. Шайры все заплакали бы от зависти, увидев этого монстра. Тот же приходил в себя, вновь в глазах стал появляться демонический огонь, желание растоптать кого-нибудь и сожрать. Даже копытом забил.

Вот как его назвать?

Подумаю. Надо красиво, по крайней мере, для меня, ярко и коротко.

До главной транспортной артерии оставалось совсем немного, где-то треть пройденного пути, конечно, по моим прикидкам. И больше не медля, перекинул Саманту спереди седла, сам вскочил в него, и поехал, чуть рыся по дороге.

Хоть что-то хорошее в этой жизни.

Постепенно успокоился, да и скакун никаких возражений не выказывал, наоборот, тоже пытался скорее покинуть места, которые давили на психику, словно гидравлический пресс. Я по сторонам глядел внимательно.

Где-то через километр стала просматриваться высокая насыпь Южного Тракта, а Черный лес редеть. Слева чуть дальше перекрестка увидел высокую каменную стену и развалины, похоже, какого-то замка. Странно, что не заметил их по пути в локу. Хотя… Я же от экспериментов Джоре еще в тот момент не отошел, и здесь по сторонам особо не смотрел. Плюс драка с сотоварищами.

Да…

И это все за один день, который еще не закончился.

Три фургона и столько же всадников остановились сразу возле поворота. Сбежавшие коллеги по опасному ремеслу. Суки! И зачем здесь замерли? Их я опознал сразу, как и дымящего длинной трубкой Никодима, стоящего возле последнего транспортного средства. Да и одногруппники сбились в несколько куч на обочине, что-то явно обсуждали горячо, размахивая руками, громко ругаясь. Долетело с резкими порывами ветра:

– …. ты ничего не понимаешь!

– … сам он урод! Полез…

– …давайте поговорим, как разумные люди…

– … пошел ты! Не о чем нам договариваться!

Что они там не поделили?

Надо ли говорить, как мое появление, да еще и верхом, вызвало всеобщий ажиотаж. Ко мне сразу же направился Никодим, а еще подъехали верховые. Охранники, мать их перемать! Трусы позорные, вОлки!

– Что с ней? – первым делом спросил куратор, кивнув на Саманту.

– Попала под сильный ментальный удар, рассчитанный на Чистых, Джоре ей вколол «Анабиоз», – медленно ответил я, борясь с приступом злобы. Так и хотелось их всех под нож.

Сбежали…

– Ясно, – кивнул тот, – А он сам?

– Сказал, Акела будет петь последнюю песню, и выпил какой-то «Камикадзе» или вколол, – будто роняя слова, ответил.

– Все там будем, – проговорил тихо куратор, а затем добавил странную молитву, сжимая кристалл на шее в руке, с каждым словом он вспыхивал ярче и ярче, – Великий Холод, прими своего верного сына. И пусть пламя битвы в его сердце никогда не погаснет. А когда придет время Рагнарека, вдохни в него жизнь!

У них, что тут какая-то секта? Помесь различных религий? Насколько, я помнил, в речи сплелся древнескандинавский Апокалипсис и стихия, противоположная огню. Странно это, но сами визуальные эффекты внушали, тут ничего не скажешь. Но вера не пойми во что… с другой стороны, вокруг ведь крио.

Пусть чем хотят, тем и занимаются, главное, меня чтобы не агитировали.

– Так, Рыжий, Довгань, – Саманту во второй фургон! Соорудите ей какую-нибудь лежанку. Отвечаете головой! Не отходить. Охранять, – приказал Никодим тем самым ублюдкам, что едва не скормили меня живому мертвецу.

Гады незамедлительно бросились к жеребцу, осторожно сняли девушку и унесли, а меня отвлекло замерцавшее сообщение: «Внимание! Вы успешно выполнили задание, прописанное в договоре заключенном со стороной „Джоре Мнемоник“. Саманта Белль была успешно доставлена до истечения указанного срока (12 часов) к представителям клана „Север“.

Награда:

– + 10 000 баллов к биржевому рейтингу;

– индивидуальное кольцо „Цитадель разума“ активировано, происходит процесс перепревязки (до окончания осталось 5-39-59…5-39-58…5-39-57…)».

Отлично!

Пять часов сорок минут и можно будет не опасаться ментальных атак…

– Все слезай, накатался, – перебивая мои мысли, заявил хмурый усач с коротким копьем, нижний конец которого он опер о седло, отрывая меня от системного текста и раздумий, – Этот конь наш!

– И не подумаю! – уверенность, что он меня пытается, как говорилось в народе, развести, была абсолютной. Как и проверить «на слабину».

Не отдам. Лягу здесь, но кого-нибудь тоже заставлю кровью умыться. Я башкой из-за него рисковал! И один деятель, как раз, если резко вытащить ятаган, находился «в зоне доступа».

Абонент, мля!

Стала закипать злость, превращающаяся в ярость, с каждым ударом сердца.

И пульс в ушах задолбил барабанной дробью.

Бу-бу-бу. Бу-бу-бу. Бу-бу-бу.

Всегда думал, что я человек добрый, мягкий, пушистости только не хватало. Но сейчас готов был рвать на куски всякого. Сжал рукоять ятагана. Если сразу не сдохну, то кого-нибудь с собой утащу.

Будто чувствуя развлечение, к нам стали подтягиваться остальные зрители, которые до этого чуть-чуть не подрались. Или занимались мордобоем до моего появления.

– Да, ты… – начал тоже заводиться агрессор с полоборота.

– Это ты нарушаешь одно из базовых правил клана «Север» – трофеи священны, – перебил его, повторяя истину, которую нам не раз и не два сегодня сообщил Джоре. Чеканил слова, стараясь, чтобы голос звучал равнодушно, сдерживая яростную дрожь в нем, – Вы же бежали с поля боя, как стая трусливых крыс. Из-за вас погибли ваши же товарищи, возница и Джоре, вы не убили ни одного врага!.. Я убил! А затем вытащил жеребца из Черного леса, за мной гналась Тьма. Я. и только я, привез и спас Саманту. А ты здесь трясся от ужаса, гадя в кустах, а теперь жеребец твой? Ты ничего не перепутал?

– Косолапый, а Стаф ведь прав, даром, что первый день. Трофеи – дело святое, к тому же трое суток не прошло, в Круг нельзя таких вызывать, если они даже матом по твоей матушке пройдутся, – заявил мужик справа, который покупал у меня рыбу и которого я хотел разить первым, – А сейчас еще боевая группа «Снежных» подъедет и… На твоем месте…

Никодим подошел, когда отморозок с ревом:

– Да мне похер под кем он, я его сейчас убью нахер!

Я в этот момент вытащил клинок, больше ничего не успевая, потому отморозок уже замахнулся копьем…

Затем его обездвижила незримая сила, видимо, наставник использовал какое-то заклинание, потом прилетел удар в ухо, появилась нехватка кислорода. И данные неблагоприятные факторы в пару минут превратили отчаянного башибузука – дерзкого и гордого сына хрен знает чего в шакала Табаки. Только не стелился перед Никодимом, но на меня поглядывал с затаенной злостью.

А замешкайся куратор, и сбросили бы мое тело с Южного Тракта вниз за насыпь, оставив на поживу дикому зверью. Никому здесь до трупов, тем более «грязных», еще и новичков, дела не было.

Никодим же поманил меня пальцем. Кочевряжиться не стал, спрыгнул на землю, привязал за узду к борту фургона жеребца и подошел. Куратор же поднял за грудки одной рукой избитого, у которого левое ухо сейчас стало пунцовым и раза в два больше правового. Спросил безразличным голосом, от которого жуть пробирала:

– Ты это видишь? – ткнул в мою нашивку на рукаве, – Или это? – палец остановился на перстне-печатке, – А может ты ослеп? Или я оглох и ослышался, как ты орал тут, что тебе похер на Снежных Волков?

– Вы меня неправильно поняли…

– Боевого арса хотел получить на халяву? Сейчас не унесешь. Чтобы воронье и крысы не жрали тебя, падаль, отдаешь своего жеребца со всей добычей и оружием мне. Все пойдет за уплату долга перед нашим отрядом, перед которым ты очень и очень проштрафился. Сам пешком возвращается в Норд-Сити. И, молись, чтобы со Стафом в ближайший месяц ничего плохого не случилось. Иначе отдам тебя Карающим, им мясо всегда требуется. Я все сказал, выполнять! А вы что тут столпились? Разойдись. К тебе же у меня несколько вопросов имеется…

Но озвучить он их не успел. Впереди показалась разномастная кавалькада, летели белые огромные волки, на спинах которых в хитрых седлах восседали люди, вооруженные копьями. Животные завораживали хищной грацией, любому становилось понятно, что это не «комнатные тигры», а настоящие звери, жаждущие добычи, крови и мяса. И как можно больше, и того, и другого. Их стихия – смертельная схватка. И лица наездников, которые скрывались за глухими шлемами, тоже не предвещали ничего хорошего для врага. И вряд ли кто-то в своем уме захотел бы им становиться.

За «Снежными» мчался еще один отряд на тиграх или барсах, которых я уже видел. В личном составе преобладали женщины, а вот первая группа разделились почти поровну по гендерному признаку. Но абсолютно все в сюрко, закрывающим самые разнообразные доспехи. Оружие – от моргенштернов до длинных пик, конечно, присутствовали всевозможные мечи, алебарды и глефы, щиты, закинутые за спины, луки, арбалеты…

Всех вместе насчитал тридцать человек.

Главные отрядов остановились рядом с Никодимом, он что-то проговорил, затем указал в мою сторону, потом ткнул на фургон с Самантой. И ко мне подъехала… Ирия, которая так и не сменила доспех, просто к нему добавился глухой шлем, забрало которого она сейчас убрала.

Явно узнав меня, спросила ехидно певучим голосом:

– Почему я не удивлена, увидев здесь тебя?

– Потому что там, где я, там – победа! – высокомерно ответил девизом, не знаю, от кого и когда услышанным. Желая сбить с нее, как я посчитал, спесь.

– Морячок-с? – насмешливо улыбнулась та, – Скорее – беда. Смотрел такой мультфильм про капитана Врунгеля?

– Я в нем снимался, – невозмутимо сообщил.

– И кем?

– В роли тигровой акулы.

– То-то я смотрю, тебе зубы постоянно мешают, – рассмеялась звонко и заливисто девушка, – Ты их потерять не боишься, новые в течение суток отрастут?

– Это точно, – улыбнулся, признавая, что «уела» меня.

– Ладно, посмеялись и будет. Рассказывай, что произошло? – легко спрыгнула со зверя Ирия, подходя ближе.

– С какого момента?

– Как из локи выехали. Нет, подожди, Хорн, Никодим, подойдите, уверенна, вам будет тоже интересно. И времени потратим меньше, – обратилась к наставнику и здоровенному мужику рядом с ним, явному предводителю отряда на волках, – Теперь говори…

Приказала уже мне, когда образовался полукруг из трех человек, и произнесла это таким тоном, что становилось понятно, шутки, действительно, кончились, настало время дел.

Коротко, стараясь рассказывать только «по существу» и без эмоций, поведал обо всем произошедшем. Единственное, что заинтересовало всех это упоминание групп «Призрачного Легиона», а когда я сказал, что маг «Феникса» – Иной. Они подобрались, стали похожи на охотничьих псов. Сильных, зубастых, и очень, очень опасных.

– Джоре точно сказал про Иного? – спросила девушка.

– Да, точно. Может, ты просветишь, кто это такие? Наставнику некогда было, сама понимаешь.

– Прочтешь, в сети информации про них полно, а вечером буду у Вилли, захочешь узнать больше – подойдешь. Не прогоню. Добрый совет, никогда больше, никогда не суйся в Черный лес! Как тебя только дозорные прохлопали… Везунчик ты… Кому расскажи… Ладно, нам пора, до ночи… Какие-то еще вопросы? – спросила, уловив мой очень внимательный и задумчивый взгляд, обращенный на нее.

– Вы же на место гибели Джоре потом выдвинетесь?

– Да.

– А можно с вами? У меня там рюкзак остался и плащ. Заберу.

– Нет, если, конечно, покойником стать не хочешь. Там концентрация крио сейчас в потолок, или сразу готовь саван, – я кивнул, что понял, потом даже сам неожиданно для себя улыбнулся девушке. Посмотрел вновь на нее.

– Ну, что еще тебе, Стаф? – устало произнесла та, потерев переносицу большим и указательным пальцем.

– Только спасибо хотел сказать, огромное! – указал на остатки глефы, притороченные к седлу, которые сунул на место утерянного прошлым владельцем копья, – Раза четыре она мне сегодня жизнь спасла. И я это запомню.

– Не за что… Иди, давай, уже, – наигранно ворчливо произнесла та, и закончила фразу после паузы, улыбнувшись без прошлой тени сучности на лице, – Черный…

Хотя явно смутилась, и чуть щеки покраснели. Отчего девушка стала еще красивее. И через маску валькирии проглянула какая-то трогательная беззащитность. Ранимость ли…

Эх, красивая Маша, жаль, что не наша.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю