355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Антон Емельянов » Мертвяк и снайпер (СИ) » Текст книги (страница 3)
Мертвяк и снайпер (СИ)
  • Текст добавлен: 26 июля 2017, 23:30

Текст книги "Мертвяк и снайпер (СИ)"


Автор книги: Антон Емельянов


Соавторы: Сергей Савинов
сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 28 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Глава 5. Старая работа


Артем Котов

Последнее, что я помню, это как сверху сначала хлынул поток крови, а потом, чуть не ломая руку и выбивая сознание, на меня рухнула неподъемная туша. Следующим, что я услышал, был хриплый мужской голос.

– Малой, ты там жив? – голову было не повернуть, но где-то на периферии зрения мелькнула форма сотрудника МЧС. Неужели я все-таки умудрился выжить?

– Что за дрянь?

– Она на меня смотрит!

– Сказали же, что все проверили. Откуда она могла взяться?

– Мочи ее скорее!

Ваш прислужник погибает

Еще не до конца придя в себя, я как-то вяло следил за перепалкой спасателей, судя по всему обнаруживших оживленную мной голову и тут же прекративших ее такое недолгое существование. На мгновение внутри проснулся интерес и захотелось узнать, а можно ли так же увидеть информацию о том, что происходило, пока я был без сознания. Сосредоточился, как будто прокрутил сообщение о смерти прислужника назад, и всё получилось.

Вы получили 400 очков опыта, до 1 уровня 600/1000

Значит, я на самом деле смог убить эту тварь и получил за это опыт. В два раза больше, чем за подручного Сивого. Так странно. А если перейти в мертвое состояние и попробовать изучить всё через него? Стоп! Рядом посторонние, а я не должен попадаться. Правило номер три! А еще есть и первое – я самый обычный человек, я не понимаю, что случилось, и пусть хоть кто-то попробует доказать обратное. Я буду стоять на своем до конца.

– Вставай, малой, – наконец-то тушу твари полностью сняли с моего тела и, ощупав меня на предмет непредусмотренных природой отверстий и сгибов, протянули руку и предложили подниматься. А ведь и правда, стоило тяжести с груди пропасть, как я понял, что на самом деле чувствую себя вполне нормально. – По идее, тебе надо к следакам подъехать. Они тут своим прибором все проверяли, засекли какое-то остаточное излучение, вот и хотят разобраться. Впрочем, учитывая, что тут пряталась целая ожившая голова собаки, думаю, то, что их заинтересовало, мы уже нашли.

– Тебе еще повезло, малой, – и чего уже второй спасатель меня так называет? Да, я щуплый, но мне уже почти полгода как двадцать два, можно было бы и посерьезнее отнестись. Сделав шаг в сторону, я избежал очередного ободряющего похлопывания, но никто как будто этого не заметил.  Даже такая же ободряющая речь не сбилась ни на секунду. – Будь таких случаев больше, могли бы и не успеть доехать. А так, спасли и тебя, и девчонку.

Значит, Лиза жива. Это хорошо. В этот момент взгляд зацепился за пробитую выстрелами голову Малыша, по факту, дважды спасшего мне жизнь – и меня замутило. Не удержавшись, я зачем-то добежал до мусорного ведра, чудом уцелевшего за остатками стола, и опустошил желудок. Стало немного легче. Мозг тут же заработал чуть быстрее и, проиграв еще раз недавний разговор, я не смог не отметить искусственность последней фразы про то, что таких случаев немного. Может быть, это какой-то обязательный скрипт, который заставляют проговаривать всех спасателей? А что? Довольно логично – люди, думая, что инцидентов мало (и просто вот им разок не повезло) не будут срываться, а значит, их будет проще контролировать. Почти как в продажах – заставь своего оппонента поверить в то, что нужно тебе.

– А ты не так глуп, как мне изначально казалось, – тихий голос прозвучал как будто внутри моей головы. – Естественно, таких случаев, как твой, полно. Будь иначе, здесь уже была бы и полиция, и скорая, и журналисты. А так, лишь пара спасателей, а все остальные моментально укатили по следующему вызову. Похоже, я и моя собратья действуем довольно успешно.

Собратья? Успешно? Такое чувство, что я услышал мысли... Кого? Хозяина твари, чуть не убившей меня? Но как? И почему он так хорошо разбирается в наших реалиях? Может быть, мне сейчас лучше рассказать о голосе, и пусть те, кому положено, во всем разберутся? Вот только мои новые правила... Да и старые привычки, когда я с детства понимал, что лучше скрывать свои способности. Нет, лучше сначала во всем разобраться самому. Да и стратегия, подслушанная вчера вечером, пока приносит результат. Сказали же, что новые способности смогут отслеживать, и вот, пожалуйста, я своими ушами слышал, как рядом со мной что-то засекли. А раз сработал один из прогнозов, то почему должны не сбыться остальные? Так что буду продолжать играть по своим правилам.

Потянувшись, я почувствовал, как гудят мышцы. Онемевшее тело слушалось с трудом, но, учитывая, что мне даже не предложили заехать в больницу, вряд ли тут что-то серьезное.

– Скорее, у них и так больницы переполнены тяжелораненными. Вот твою подругу, например, увезли. А такого как ты, нет никакого смысла тащить занимать койку. Если не случится ничего страшного, и сам придешь в норму. Ну, а нет, так не судьба. А против этой субстанции не помогают ни медицина, ни магия, – опять голос в голове и опять только многолетняя привычка держать лицо помогла мне не раскрыть себя.

Как же хочется сейчас изобразить обморок да перейти в мертвое состояние и попробовать узнать, кто же со мной разговаривает. Почему-то я уверен, что это сработает. Вот только засекут же. И обморок, а может быть, и то странное излучение – я же не знаю, как мои способности работают – так что лучше дома. Хотя нет! Старики же вчера говорили, что так меня и вычислят, если не буду избегать мест, так тесно связанных со мной. Нужно другое решение... И все-таки хорошо, что с Лизой все в порядке.

– Котов? – в дверях совершенно неожиданно показалась фигура моего начальника, отвечающего за все салоны по нашему району. – Ты как, живой? А Назарова, – это он про Лизу, – в больнице, но ничего серьезного. Уже через неделю выпишут. А вот Смирнов и Парфенов вообще из города смылись, ты представляешь? Решили, что тут начался конец света. Ну, какие они после этого мужики? Даже книжки трудовые не забрали.

Да уж, Славик, как его все у нас называют, любит поговорить. И порой его мысли прыгают с одной темы на другую с такой скоростью, что уследить за ними становится тем еще испытанием. Кстати, интересно, а что он здесь делает? Если знал про Лизу, то в курсе и про то, что открывать тут сегодня просто нечего. Хочет проследить, чтобы ничего не растащили? Или я ему просто нужен на другом объекте? А что, монстры, смерти и магия – это вовсе не повод прекращать работу.

– Слушай, Тимон, тут такое дело, – ну точно, хочет попросить поработать. И это после нападения? У Славика, похоже, снесло последние тормоза. – У нас тут жуткий аврал. Может быть, сможешь выйти сегодня и поработать в Центральном? А то там сейчас только стажер, ему в одиночку точно не справиться.

И как все повернул – вроде бы должен помочь и компании, и новичку. Даже магазин предложил самый проходной, там ребята за день порой зарабатывают столько, сколько я здесь, на окраине, за неделю. Вот только сегодня даже в Центральном торговом центре мне что-то пропадать не хочется. Да и надо найти место, где можно будет разобраться с голосом. Стоп! А ведь старик как один из вариантов называл именно такие людные места, как то, куда меня прямо сейчас и отправляют. Так что, если мои манипуляции и заметят, то будет и массовка, и даже причина, почему я там нахожусь.

– Я согласен! – Славик, уже настроившийся на долгие уговоры, тут же расплылся в довольной улыбке.

Он даже заполнил за меня какие-то бумаги вместе со спасателями, довез до Центрального и выдал чистую рубашку, судя по всему, оставшуюся после одного из сотрудников, сбежавших из города. Стажер Миша при Славике смотрел на меня как на мессию, но при этом, стоило тому отвернуться, тут же начинал морщиться от недовольства. Судя по его кислой мине, до моего появления он нашел идеальный во всех смыслах выход из ситуации – сидел и ничего не делал. И, похоже, предпочел бы продолжить следовать этой стратегии и дальше. Впрочем, меня это устраивает: надо только дождаться, пока Славик наконец не уедет, оставлю этого страдальца продолжать радоваться жизни и займусь голосом в своей голове. Я слышал его уже два раза, он говорил вполне разумные вещи, так что списать все на шок не получится, а значит, чем быстрее я со всем этим разберусь, тем лучше.

– Ладно, я сейчас к Маминовым, если что – звоните, – было видно, что Славик не уверен, можно нас оставлять вдвоем или нет, но и другие магазины ему нужно было проверить. В общем, мой расслабленно уверенный вид сделал свое дело, и он, подхватив блокнот и планшет, направился к выходу.

– Обязательно позвоним, – стоило ему скрыться в дверях, как я оставил Мишу и дальше сидеть одного, а сам через заднюю дверь выскользнул в технический коридор. К сожалению, мне он не подойдет: обычно тут ходят электрики, водопроводчики, уборщицы и айтишники – в общем, куча людей, сталкиваться с которыми во время эксперимента мне точно не стоит. К счастью, чуть дальше будет пара тупиковых ответвлений, и там уже точно никого не будет.

В общем, через пару минут я аккуратно присел в одном из таких коридоров, перекрытом грудой коробок, и отключился. Я мертв. Тело не двигается, сердце не бьется, кровь течет всё медленнее и медленнее. Вокруг меня раскинулся привычно потускневший мир, но на первый взгляд ничего необычного и не было. Неужели голос мне все-таки послышался? Или, вообще, с чего я взял, что он привязан ко мне, а не к месту нападения твари? Неужели из-за зацикленности на себе я в итоге упустил такую возможность? И когда я уже хотел погрузиться в пучину самобичевания, над рукой неожиданно всколыхнулся полупрозрачный дымок синего цвета. Того самого цвета, которым подсвечивалось всё то новое, с чем я в последнее время умудрился столкнуться.

– Говори, – пытаюсь приказать ему, но дым молчит.

И логично же. Дым не разговаривает, чего я хочу, вообще? Может быть, я всё же схожу с ума? Нет! Какой смысл об этом думать, лучше пробовать еще и еще. Пристально вглядываюсь в туман, и вдруг он как будто неожиданно приближается, заполняя собой всё вокруг, а над ним вспыхивает ярко-лазурная надпись.

Дыхание души Моз-Аддина, концентрация 0,1%

Время жизни – 00:04:28

Глядя на стремящиеся к нулю цифры таймера, я почему-то первым делом подумал о том, что уж больно глупо выглядит это имя. Совсем как ненатуральные имена эльфов в Изумрудном городе, куда устроился на работу брат. Странно? Стоп! Сейчас важнее то, что время почти закончилось. И когда оно дойдет до конца, я почему-то уверен, этот синий дымок пропадет. А я хочу получить хоть какие-то ответы!

– Говори! – опять молчание. Но почему эта штука не хочет меня слушать? С той же крысой и головой всё было намного проще. Так, а если подумать, в чем между ними разница? Можно отбросить внешний вид, то, чем они были раньше – мне кажется, самое главное, что те мертвые тела, что я подчинял до этого, были ничьими, а тут явно принадлежащая кому-то штука.

– Подчинись мне! – в детстве я одно время увлекался старыми играми. Графики там, конечно, не было никакой, но зато поиск загадок был на уровне. Например, стоит посреди площади фонтан: можно было изучить покрывающие его рисунки, составить фразу-ключ, написать ее, и в итоге открыть проход в секретное подземелье. И никакого выбора из списка, никаких подсказок – только твоя смекалка и желание добраться до правды. Почему-то вся эта ситуация сейчас мне так напомнила ту игру, а подсознание подсказало оптимальную фразу для ситуации.

Шанс подчинения 100%, вы подчинили дыхание души Моз-Аддина, концентрация 0,1%

Время жизни – 00:02:58

Неужели получилось? Черт, а вот времени осталось совсем немного.

– Говори!!! – на этот раз я не сомневаюсь в ответе, и туман тем самым голосом, что я уже два раза слышал, устало отозвался у меня в голове.

– Слушаю тебя.

– Кто ты? – вопросов полно, но если выпалить их все сразу, то только потрачу время. Лучше двигаться постепенно.

– Я дыхание души Моз-Аддина, – прямо капитан очевидность.

– Как ты оказался рядом со мной?

– Ты убил слугу моего хозяина. Я то, что заставляло его выполнять приказы. После смерти перешел к тебе.

– Кто такой Моз-Аддин?

– Архимаг Малого леса, – к черту мысли. Сейчас мне важнее получить побольше ответов, а уж разобрать их можно будет и потом.

– Еще!

– Один из некромантов-охотников, – похоже на правду. До этого голос уже что-то говорил о своих собратьях.

– Зачем ты хотел убить меня?

– Я не хотел убить тебя, – ошибка, неправильный вопрос, надо шире их формулировать и не делать привязку к себе.

– Зачем ты выпустил на охоту своего слугу?

– Убить чужаков.

– Кто такие чужаки? – я уже догадываюсь, что услышу, но все-таки не могу не спросить.

– Коренные обитатели мира, куда мы перенеслись, – прекрасное определение. Мы, получается, одновременно и местные, и чужаки, смотря откуда посмотреть.

– Зачем их, то есть нас убивать? – может быть, если узнать ответ на этот вопрос, можно будет вообще все остановить?

– Недостаточно информации, я не обладаю всеми знаниями Моз-Аддина, – точно, мне сразу вспомнилась строка со значением концентрации. Видимо, там не всё так просто.

– Зачем ты начал со мной говорить?

– Ты...

Время жизни – 00:00:00

Синий дымок развеялся и пропал, а я вывалился в живое состояние, судорожно хватая ртом воздух и вытирая выступивший на лбу пот. И что мне теперь со всем этим делать?

Глава 6. Зомби и их хозяева


Дмитрий Котов

Первый день службы у нас, мягко говоря, не задался. Легкой жизни, конечно, никто не ждал, но чтобы сразу такое... Тут даже эльфы из Изумрудного города меркнут.

– Надо было потребовать у Мытникова огнемет, – мрачно произнес Олег, с шумом выпуская сигаретный дым. Руки его заметно дрожали.

Он давно не курил, даже можно сказать, что бросил, но тут снова начал. Говорит, что нервы успокаивает. Я, конечно, не стал спорить – сам-то бросил курить еще в универе.

– У них есть разве что «Шмели», – отозвалась Марина, сидя на каком-то бетонном куске и зашнуровывая высокий ботинок. – Если ты имеешь в виду то, что показывают в кино про войну, то вряд ли...

– Однозначно скоро запустят производство, – вступил в разговор Игорь, не забывая поглядывать по сторонам. После случая с той вороной он стал невероятно подозрительным. И немудрено – обезумевшая птица со стеклянными глазами чуть не исклевала ему все лицо, пока ее не сбил и не растоптал Олег. Жуткое было зрелище: туловище вороны было почти разорвано на две части, крылья переломаны в нескольких местах, но она упорно пыталась вспорхнуть. Лишь когда тяжелый башмак раздавил птице голову, та перестала дергаться и затихла.

– Что, не ожидали такой работенки? – усмехнулся я, пытаясь разрядить атмосферу, а сам в это время незаметно подглядывал за Мариной. Не знаю, почему и зачем. Она совсем не похожа на Лизку – более крупная, но в хорошем смысле... Скорее, подтянутая. Тьфу, и что за мысли лезут в голову, да еще в такой момент?

– Если честно, то я думала, мы будем цветы собирать, – невозмутимо отреагировала снайперша, а парни заржали.

Это был первый день нашей полноценной службы и ее пятый или даже шестой час – откровенно говоря, я очень быстро сбился. После того как мы согласились, Мытников с готовностью подсунул нам контракты на подпись, и мы сразу же официально вступили в спецподразделение Росгвардии под названием «Рысь». Такой выбор, как пояснил нам майор, был обусловлен соображениями неприметности. Короче, для отвода глаз. Не называть же нас, в конце концов, «охотниками на нечисть» или еще как-то так.

После оформления документов нас отвезли на территорию одной из частей внутренних войск в областном центре, выдали форму и оружие, а потом приказали спать. Мол, день предстоит тяжелый, так что мыться и в люльку. Даже если не хочется. Собственно, нам и вправду не хотелось, поэтому часов до трех ночи мы точно проговорили, благо выделили нам одну комнату на троих. Марину как девушку отправили в женское крыло, а всяческие поползновения на чужую сторону, насколько мы знали со слов дежурного офицера, нещадно пресекались. Не знаю, так это или нет, но наша подруга к нам так и не заявилась. Лично я подозревал, что она просто послушалась, будучи дисциплинированным человеком, и действительно отсыпалась. Это, кстати, утром и подтвердилось.

На летучке нам и еще тридцати сотрудникам коротко обрисовали ситуацию. В одном из промышленных райцентров, расположенных в непосредственной близости к Изумрудному городу, участились сообщения о странных событиях. Местные органы замалчивали статистику, чтобы не пугать население, но получалось не очень. По домам поползли слухи о мертвецах, восставших из могил и жаждущих свежей крови, что косвенно подтверждалось массовыми пропажами домашних животных. И, как оказалось, действительность от слухов отличалась не очень сильно. Нам, конечно, тоже рассказывают не все, и картину полностью видят разве что на самом верху, но и так понятно, что ничего хорошего в моем, кстати, родном городе не происходит.

Официально спецподразделение «Рысь» было введено в райцентр в помощь местной полиции – якобы, для поддержания правопорядка. Подозрений у жителей не возникло, так как дружинники тут весьма кстати чересчур распоясались и даже умудрились забить до смерти молодую семейную пару. Им, видите ли, показалось, что парень был кровососом, хотя ни о каких вампирах до этого известно не было. Однако это вовсе не помешало добровольцам с рабочих окраин вбить осиновый кол в грудь молодого учителя, а его жену пристрелить. Но это было еще не все. Отдельные люди, и так недовольные кровавыми расправами даже над «проклятыми», несмотря на реальную угрозу со стороны последних, тут же попытались воспользоваться ситуацией как поводом раздуть протест. Этот резонансный случай поставил серьезный вопрос о разоружении дружинников, однако на деле с этим никто не спешил. Так что «Рысь» в лице нашей четверки и еще двух отрядов выглядела стандартным усилением местных правоохранительных органов.

Перед высадкой из автобуса Мытников выдал каждому из командиров по миниатюрному прибору, напоминавшему одновременно планшетный компьютер и спутниковый телефон. Весил этот гибрид, несмотря на размеры, как увесистый кирпич. По словам майора, эти устройства определяли магию – так, не особенно заморачиваясь, решили называть «неизвестное науке поле, воздействующее на окружающий мир и предметы, меняя свойства последних». Их еще не успели доработать, так как «поле» и его носители (те же «проклятые» и гости из Изумрудного города) фактически не были достаточно изучены. Вследствие этого погрешность приборы давали чудовищную, и Мытников строго-настрого запретил нам делать однозначные выводы после каждого писка индикатора – действовать мы могли только после тщательной проверки. Впрочем, дохлая, но при этом активная ворона в чрезмерном дознании точно не нуждалась.

Нам с ребятами отдали в распоряжение заброшенный цементный завод на берегу реки. Территорию он занимал приличную, цехов было много, но все бездействующие. Лишь ряд уцелевших строений использовали в качестве арендованных складов (те, что побольше) или офисов (те, что поменьше). Согласно рапорту местного участкового, здесь тоже частенько встречались загадочные существа, а пару дней назад нашли труп бездомного. Беднягу загрызли какие-то твари, предположительно – дикие собаки. А скорее всего – неизвестные науке звери.

Одного такого мы расстреляли в полуразрушенном цехе, где даже каким-то чудом сохранился забытый там сто тридцатый ЗИЛ-цементовоз. Цистерна последнего была знатно расцарапана гигантскими когтями, а кабину явно пробовали на зуб. И вот когда, казалось, мы осмотрели весь цех и никого не обнаружили, из-за машины вдруг выскочило это. Существо, похожее на муравьеда, но с лошадиной головой, черное как смоль и с красными фасеточными глазами-блюдцами. Честно, у меня даже сердце в пятки ушло, когда я увидел эти органы зрения, больше подходящие мухе или стрекозе. Остальное меня почему-то уже не так смутило.

Олег с Игорем открыли беспорядочную пальбу, Марина откатилась в сторону и, заняв позицию за грудой железяк, попыталась выбить из твари мозги. Я же, как и тогда в Изумрудном городе, вновь будто почувствовал, что нужно делать. Время словно замедлилось, я видел красные глаза монстра и понимал, что именно они и есть моя цель. Спокойно прицелившись, я выпустил в каждый по три пули, от попаданий которых разрывало фасетки, и желто-зеленая слизь, странно контрастирующая с краснющими глазами, разлеталась по сторонам. Тварь жалобно завыла, запуталась в собственных ногах и грохнулась о бетонный пол, подняв невероятную тучу серой мелкодисперсной пыли.

– Противогазы! – скомандовал я и подал пример, надев пахнущую резиной черную маску. Не хватало еще надышаться цемента.

Подойдя к агонизирующему монстру, скрежещущему огромными когтями по полу, я всадил в ему череп еще несколько пуль – методично, по одной. Животное дернулось в последний раз и затихло.

– Фэфо фефе то? – неразборчиво прогудел Олег и, рыкнув, стянул с лица противогаз. – А-а, к черту! Цемента испугались! Это еще кто, я спросил?

– Кто же тебе скажет? – ответил вопросом на вопрос Игорь, не снимая противогаз, а лишь слегка оттянув его, чтобы можно было говорить.

Я наклонился и осторожно ощупал животное. Подумав, снял с пояса нож и, борясь с подступающей дурнотой, вырезал развороченный глаз. Чужой орган зрения мерзко хлюпал в ладонях, и я поспешил упаковать его в полиэтилен, запихнув полученный образец в рюкзак. Все, как и просил Мытников.

– Семь-четыре, – произнес я, поднеся ко рту рацию, настроенную на определенную волну, – помещение, обозначенное как «цех номер три». Нужна уборка. Необходимые вещи взяты.

Это означало, что вскоре сюда прибудут сотрудники, чьей задачей является ликвидация последствий, а попросту – уборка мест, где мы кого-то уничтожили. Фраза «необходимые вещи взяты» говорила о том, что я забрал образец, и в транспортировке целого монстра не было необходимости. Сначала, насколько я знаю, ученые требовали всех убитых тварей, но их было настолько много, как, впрочем, и инцидентов с нападениями на граждан, что было принято решение действовать избирательно. Одного такого «кровоеда», как назывались существа вроде нашего убитого противника, возле границы Изумрудного города умудрились изловить живьем, а потому лежавшая перед нами туша не представляла особой ценности. Но почему-то сам Мытников попросил по возможности принести ему какой-нибудь орган целиком. Правда, не объяснил, для чего он ему нужен. Явно не для коллекции. Мы сначала даже шутили, что обязательно привезем ему ту самую часть тела. Но как раз у «муравьеда» ее-то и не оказалось. Зато были вполне выделяющиеся глаза – думаю, сойдет.

– Фу, Дима, – с отвращением выдохнула Марина, приподняв противогаз по примеру Игоря.

– Помните же, приказ майора, – пожал я плечами.

– Он что, хочет какой-то прибор на основе этой гадости сделать? – предположил Олег. – Кстати, можете снять свои маски, тут уже не пахнет.

– Спасибо, мне свое лицо в ней больше нравится, – парировала Марина.

– Может быть, кстати, и прибор, – одобрительно кивнул я Олегу. – По крайней мере, именно в этих глазках точно что-то есть,  не могу не согласиться.

Выйдя из цеха, мы столкнулись с уборщиками, коротко нам кивнувшими перед тем, как нырнуть в запыленный цех. Часа два мы впустую бродили по территории, затем час потратили на осмотр офисного здания, клерки из которого пожаловались на посторонние шумы. Отказать мы им не могли, а потому пришлось выводить их на улицу и ходить по всем помещениям с активированным прибором. «Кирпичик» пищал, но ничего подозрительного мы так и не нашли. О чем и сообщили явно разочарованным служащим, которые наверняка рассчитывали на сокращенный рабочий день.

– Я слышала, они по ночам нападают, – тем временем вполголоса говорила одна женщина своей коллеге. – Собаки, кошки, корову одну даже видели.

– Корову? – чересчур громко отреагировала третья, стоявшая рядом.

Кто-то из мужчин-работников заржал, Марина не выдержала и тоже прыснула. Обстановка как-то сама собой разрядилась, и нам даже доверительно сообщили, что Мишка Артамонов, скорее всего, из «проклятых». Я вежливо покивал, обещая, что разберемся, и знаком показал Игорю, что фамилию нужно внести в реестр подозреваемых.

Следующие несколько часов мы прочесывали помещения, периодически натыкаясь на полуразложившихся, но при этом довольно бодреньких собак. Убитый нами «кровоед», по всей видимости, был единственным представителем своего рода на этом заводе, а балом тут заправляла посмертная фауна. Мытников нам рассказывал о том, что из Изумрудного города прет самая разнообразная нечисть, и живые мертвецы в том числе. Я еще, помню, почему-то заинтересовался, как пахнут зомби, а тут у меня получилось не просто об этом узнать, но и прочувствовать. Воняли эти подгнившие песики с желтыми глазками так, что першило в горле и слезились глаза. Ликвидировать их было довольно сложно – пули просто прошивали разложившуюся плоть, порой даже застревали в ней, но собак это не смущало. Они прыгали, бегали, рычали и даже пытались кусаться. Но очень скоро мы выяснили, что проще всего их убить выстрелом в голову – как банально. Мне даже не пришлось использовать свою неожиданную способность – Олег просто предположил, что раз в кино зомби всегда умирают от попадания в череп, значит, и в жизни так должно быть. И – надо же! – сработало.

А потом к собачкам присоединилась та пресловутая ворона, чуть не выклевавшая Игорю глаза. И после того как она, раздавленная и перемолотая, затихла, мы твердо решили передохнуть.

– Похоже, мы тут до вечера, – вздохнула Марина, распустив волосы, а затем вновь собрав их в тугой пышный хвост.

– Нужно, чтобы кто-то нас сменил или хотя бы пришел на помощь, – сказал Олег, закуривая вторую сигарету. – Вчетвером мы этот завод даже не до полуночи будем зачищать – до утра, я так думаю.

– Что-то здесь не так, – покачал головой я, мимоходом пытаясь дозвониться до Тёмы. Вновь телефон молчит, а Мытников обещал отпустить домой только в конце недели. – Или эти дохлые твари размножаются, или военные прошляпили целый зомбозоопарк.

– Интересный вопрос, могут ли зомби размножаться... – задумчиво проговорил Игорь, а Марина фыркнула.

– Нет, серьезно, – покачал головой я. – У нас уже на счету одна зомбо-ворона и полтора десятка зомбо-собак. Неужели вся эта свора бежала сюда аж из самого Изумрудного города?

– Почему нет? – пожала плечами Марина, меланхолично пережевывая травинку.

– Тут весь город этими тварями кишит, – возразил, поддержав меня, Олег. – Пропустить какое-то количество, конечно, могли, но здесь налицо перебор.

– Значит, они или действительно размножаются, или их кто-то штампует, – резюмировал Игорь.

– Некроманты? – пожала плечами девушка. – Я слышала, что это фигня.

– Фигня или не фигня, – сказал я, – но Изумрудный город еще недостаточно изучен. Точнее, совсем не изучен. Если они «Град» перехватывают, неужели воскрешать мертвых бобиков не могут? Ну, хотя бы теоретически?

– Маги у них точно есть, – подтвердил Игорь. – Вспомни, в газетах несколько раз писали, в интернет даже видео как-то просочились...

– Не факт, что не подделки, – вмешался Олег.

– Хоть одно, но точно должно быть настоящим, – отмахнулся Игорь. – Вспомните, майор об этом тоже обмолвился.

– Да и «проклятые», – добавил я. – Их способности – чем не магия? А некромантия в этом случае вполне реальна.

– Ну, не знаю, – как-то обиженно проговорила Марина.

– Если это так, – задумался я вслух, – нашим истинным противником может быть всего один человек.

– Или не человек, – дополнил меня Олег.

– Или не один, – поддакнул Игорь.

– Или вы меня уже достали! – Марина неожиданно вскочила с бетонного блока, явно намереваясь прервать привал, но внезапно остановилась и замерла, прислушиваясь.

– Что там, Марин? – тихо спросил я девушку.

– Шшшшш! – прошипела она. – Он смотрит!Я аккуратно снял автомат с предохранителя и посмотрел в ту сторону, куда устремила свой взор Марина. Олег и Игорь молча расходились в стороны, беря под прицел зияющий чернотой провал на вершине элеватора.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю