355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Антон Емельянов » Мертвяк и снайпер (СИ) » Текст книги (страница 2)
Мертвяк и снайпер (СИ)
  • Текст добавлен: 26 июля 2017, 23:30

Текст книги "Мертвяк и снайпер (СИ)"


Автор книги: Антон Емельянов


Соавторы: Сергей Савинов
сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 28 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

12.00 – обращение президента к народу, официальное начало Великой войны.

Глава 3. Охота


Артем Котов

Моя мертвая крыса убежала всего десять минут назад, а я уже начал сомневаться в реальности произошедшего. Ладно моя способность обманывать смерть, но всё остальное! Разве может вот так вот внезапно столько всего произойти? Может быть, мне все показалось? И сжигающий людей огонь, и убийство девушек, и выстрелы посреди белого дня, и разлагающийся кусок плоти, готовый выполнять мои приказы... Даже голос из телевизора, вроде бы всё объяснивший...

Почти убедив себя, что ничего не было, я поднялся на ноги, выглянул на улицу и тут же рухнул обратно, с трудом сдерживая рвотные позывы. Ничего не почудилось: подпалины на побитом асфальте и стекающая в сторону детской площадки лужа крови явственно намекали, что всё было на самом деле.

Вы получили 200 очков опыта, до 1 уровня 200/1000

Ваш прислужник погибает

Странные всплывшие перед глазами сообщения, как ни странно, оказались именно тем, что смогло привести меня в чувство. Впрочем, почему бы одной странности не заставить поверить во все остальное. Значит, мир вокруг меня изменился, и моя старая бессмысленная способность открыла для меня тропинку к чему-то волшебному. Вот только учитывая, чем все закончилось для той же Иры, хочу ли я этого? Да и другая сторона медали. Если подумать, что именно я недавно прочитал, то получается, что моя крыса все-таки добралась до людей Сивого, погибла, но перед этим смогла пусть частично, но выполнить мой приказ. Я сказал «убить», и она это сделала. Сейчас от осознания, что это случилось, пусть и где-то за несколько километров от меня, тело начинает трясти. Так готов ли я буду убивать других, чтобы и дальше становиться сильнее? Я же умный человек, я вижу, за что получил опыт, вижу, сколько не хватает до следующего уровня, и понимаю, к чему меня хотят подтолкнуть.

– Погодка такая, что кости ломит, – с соседнего балкона донеслись звуки шаркающих шагов двух пар ног и хриплый старческий голос. Это Сергей Иванович, мой сосед сверху, любитель тишины и, вроде бы, бывший военный.

– А уж обстановочка в городе и того хуже, – я пусть не сразу, но узнал и второго говорящего. Друг Сергея Ивановича, они иногда собираются, сидят допоздна и обсуждают всё, что творится в стране. Стены в нашем доме тонкие, так что я порой, когда не могу уснуть, слушаю, как эта парочка ругает и правительство, и людей, да вообще всё вокруг.

– Видел, как девушку, молодую совсем, буквально пару часов назад у нас же во дворе пристрелили? А потом за волосы схватили да поволокли сдавать за награду как дикое животное? – от таких слов мои кулаки сжались до боли, так что ногти чуть не проткнули кожу на ладонях.

– А ты бы сам поступил по-другому, останься ты наверху и сейчас принимай решение? – вот тут я замер. Вместо обычных жалоб на всё и вся эти двое начали говорить что-то интересное. – Неизвестная угроза, ситуация в обществе неустойчивая, иностранные партнёры никогда не преминут вонзить нож в спину. Они и так на нас косо смотрят после того как их не пустили в Изумрудный город. И кто в таких обстоятельствах отдаст приказ и возьмет на себя всю ответственность, не попытавшись хоть немного разделить ее с другими?

– Да я понимаю, – вот мне бы это тоже понять, но пока все как-то очень расплывчато. – Закрути наши сразу гайки, и людей бы потеряли, и на них бы сразу всех собак спустили. Притом и свои, и чужие. А так эти добровольные бандиты покажут несостоятельность свободной системы и позволят им взять ее под контроль. Уже официально и без всяких протестов. Наоборот, обычные люди будут только благодарны, что этот беспредел наконец-то закончится.

– А заодно еще можно будет проверить, на что способны эти проклятые, да позволить спустить пар самым горячим головам, которые, не будь такой возможности, обязательно бы что-нибудь учудили, – а вот теперь уже понятнее. Вот только тон, которым всё это было сказано... Как-то даже обидно.

– Ну, какие проклятые? Ты-то хоть не повторяй эти глупости. Та же девчонка во дворе, она же была совсем нормальной, разговаривала, смеялась, – на мгновение на сердце стало легче, как будто чуть-чуть, самую капельку, но мне стало проще принять смерть Иры.

– Кстати, а вот ты бы как себя повел, окажись у тебя неожиданно такая сила? – я замер, постаравшись перестать дышать, а в неожиданно повисшей тишине было слышно только как скрипит по блюдцу старая фарфоровая чашка.

Вот же оно. Я не знал, что делать, боялся не столько за то, что уже случилось (хоть с собой-то и можно быть честным), а за себя, за то, что со мной будет. И вот как будто провидение посылает мне ответ.

– Интересный вопрос, – и как я мог раньше считать этих двоих старыми занудами? Только бы они продолжили говорить. Мне нужна помощь, и пока единственное, на что мне хватает соображения, это ни у кого ее не просить. – Я слишком мало знаю, чтобы сказать наверняка, но, скорее всего, придерживался бы нескольких правил. Первое – не выделятся, жить прежней жизнью без каких-либо исключений, чтобы меня ни в чем не заподозрили и, соответственно, не нашли. Второе – изучать свою силу, но только не там, где меня легко отследить, то есть не дома и не в тех местах, где я бываю один. Мы в свое время научились засекать всё, что нам угрожало, думаю, новые способности исключением не станут, так что использовать их можно только в людных местах, но при этом где меня никто не сможет увидеть. Навскидку: подвалы торговых центров, чердаки крупных жилых комплексов, служебные помещения на крупных мероприятиях – на самом деле вариантов много. Третье – двигаться, менять места для тренировок, никогда не заниматься этим два раза подряд в одном месте. В идеале вообще каждый раз перебираться в другой район, но при этом только пешком.

– Это понятно, иначе по транспорту моментально отследят, – я был готов ударить второго старика, вмешавшегося в рассказ и явно сбившего своего друга с мысли.

– В общем, основную логику ты понял, а уж как всё это совместить – уже совсем другой вопрос, – после этого разговор на соседнем балконе переключился на другие новости, а я медленно перебрался в квартиру.

Значит, притворяться, что ничего не случилось, тренироваться и не попадаться. В принципе, все просто. Как только у меня в голове появилось хоть что-то определенное, сразу стало легче. Я не герой и не гений, но я очень упорный и, понимая, что именно делать дальше, уверен, чего-то да смогу добиться. А сейчас – спать. Если я твердо намерен придерживаться правила номер один, то завтра мне на работу. И там уже можно будет подумать, как подобраться к выполнению остальных пунктов.

Как ни странно, заснуть у меня получилось практически моментально. Правда вот утром кровать была вся мокрой от пота, голова раскалывалась, а во рту, такое ощущение, порезвилась парочка скунсов. Тем не менее, я запихал в себя заветревшиеся остатки вчерашнего ужина, потом все-таки почистил зубы и вышел на улицу. Так странно, еще вчера у соседнего подъезда стояли Ира и Катя, а сейчас там только мокрый асфальт (похоже, ночью тут всё прибрали), даже пятно копоти на стене дома на фоне всего уже пережитого этим старичком почти незаметно. С трудом удерживая себя, чтобы не перейти на бег, я медленно шел вперед. Сначала по двору, потом по улице – к счастью, до работы всего четыре остановки автобуса, так что их вполне можно пройти и на своих двоих. Заодно хоть проветрюсь и приду в себя.

Свежий ветер действительно с каждым шагом прочищал голову, и я понемногу начал замечать те изменения, что произошли в городе за последнее время. Вот еще одна подпалина на доме, вот мимо уже второй раз за пять минут проехал военный патруль, вот на крыше церкви через дорогу почему-то чернеют колеса машины, закинутой туда и перевернутой какой-то непреодолимой силой. И люди... Они шли вроде бы как обычно, а с другой стороны, если присмотреться, можно было заметить страх и обреченность в их глазах. Страх от всего того, что произошло, и обреченность – ведь несмотря ни на что в девять утра их как обычно будут ждать за рабочим местом.

Добравшись до своего магазина, я увидел, как пятеро рабочих в желтых комбинезонах собрались чистить канализацию – хоть что-то в этом мире не меняется. От вида этих угрюмых рож и шуршания разворачиваемого рукава почему-то захотелось улыбнуться.

– Наконец-то! Уже пять минут тебе звоню, а ты трубку не берешь! – стоящая рядом девушка излучала волны неудовольствия, а я подумал, что в полку постоянных вещей, на которых держится этот мир, прибыло. Как обычно недовольная по утрам Лиза и я, в очередной раз забывший поставить телефон на зарядку. Насчет второго – буду считать это не рассеянностью, а вкладом в выполнение первого пункта из моих новых правил.

– Сейчас открою, – вставив ключ в замок, я открыл дверь, ведущую в салон сотовой связи, где я последние полгода перебиваюсь от зарплаты до зарплаты, и скользнул внутрь, чтобы отключить тут же запищавшую сигнализацию. В мире творится черт знает что, а эта зараза пищит, выбивая из головы последние остатки утренней хмари. Интересно, а к нам вообще хоть кто-нибудь приедет, если она сработает? Даже два вопроса: есть ли кому это делать и захотят ли они? Страшно, и попытки делать вид, что ничего не случилось, помогают сохранить сознание.

– Я пойду покормлю Малыша, – Лиза, решив больше не тратить на меня время, высыпала в специально купленную миску оставшиеся после вчера объедки и пошла в переулок за магазином. Малыш – это дворовый пес, которого каждое утро кормили те, кто работал здесь до нас, а потом уже мы каким-то неведомым образом переняли эту привычку. Как будто вселенной почему-то было важно, чтобы этот пес был сыт и доволен или чтобы он жил именно в этом переулке. Не знаю, и почему в голову лезут все эти глупости?

На мгновение появилась безумная идея притвориться мертвым и хоть пару мгновений отдохнуть от всего. Но в голове тут же всплыло третье правило – не попадаться – и я сдержался, тем более, Лиза скоро вернется, а пользы от пары секунд никакой не будет. То ли дело полежать в полной тишине хотя бы часик...

– Ты чего застыл? Случилось, что ли, чего? – застывшая в дверях Лиза сначала хотела по привычке наехать на меня, но потом, видимо, прочитав что-то по моему лицу, просто подошла и обняла. – Все будет хорошо.

А ведь и она наверняка не просто так пришла сегодня так рано. Кто знает, чем ее затронули все эти последние события. И, не удержавшись, я обнял сначала вздрогнувшую, но тут же расслабившуюся девушку в ответ. Все-таки она хороший человек. Рыжая, взбалмошная, ничего о себе не рассказывающая, но точно хорошая. После недавнего приступа человечности говорить не хотелось, мы просто молча открыли витрины с телефонами, подняли жалюзи на окнах и вышли на утренний ветерок выпить по стаканчику разведенного в кипятке кофе.

– Га-а-а-адость, – протянули мы синхронно, а я окончательно понял, что вчерашний день все-таки закончился. Может, позвонить брату, узнать, как он?

– Опускай корзину, подманим его, – со стороны рабочих у люка донеслась странная фраза. И зачем они опускают плетеный тазик с мясом в канализацию?

– Думаешь, это поможет? – спросил очередной рабочий, а я, кажется, начал догадываться, что же тут на самом деле происходит. Это еще одни добровольные охотники на все странное, и сейчас они, похоже, пытаются подманить какую-то очередную жертву. Вот только при чем тут мясо? Или их цель – это не человек?

– В магазин! – рявкнул я на Лизу, и в этот самый момент из тьмы колодца вылетела темная фигура. Четыре лапы, длинная морда, похожая на крокодилью, хвост с костяным жалом на конце – да что же это за тварь?

Для охотников такая крупная добыча тоже оказалась сюрпризом. Один из них моментально лишился головы, а второй запустил очередь из автомата, который все это время, оказывается, висел у него на уровне живота, куда-то вообще в сторону. Часть пуль пролетела у меня над головой, а потом внутри магазина кто-то вскрикнул, будто от боли. Лиза? Впрочем, сейчас от меня ничего не зависит – либо охотники справятся с монстром, либо он доберется сначала до меня, а потом и до девушки внутри магазина. И тогда будет, наверно, лучше, если она умрет еще до этого. Может быть, попробовать убежать? Но какой смысл, эта тварь слишком быстра – так только привлеку ее внимание. Хотя вся местная живность, не особо заморачиваясь оценкой ситуации, как я, прямо-таки драпает во все стороны.

Похоже, ужас от соседства с таким монстром ощущали все: из мусорной кучи, куда пара соседских ресторанов скидывала объедки, выскользнула четверка крыс и задала стрекача. Вот только одной из них не повезло – еще одна очередь в молоко, и грязно-серая гроза помоек с перебитым позвоночником покатилась по асфальту. А ведь это шанс! Как тогда дома я провалился в мертвое состояние, благо уже лежал, и сделать это было можно, не думая о последствиях для здоровья. Теперь позвать мертвое тельце и указать врага.

Вновь на краю зрения мелькнуло сообщение о том, что у меня появился новый прислужник, и я, открыв глаза, смог увидеть, как маленькое тщедушное существо набросилось на разрывающего последнего из незадачливых охотников монстра. Не знаю почему, но я верил в эту крысу, верил, что она справится. Конечно, размеры у них несопоставимы, но она же магическая, а магия, я уверен, точнее, я хочу в это верить, может и не такое. Вот только маленькие, пусть и очень острые зубы не смогли причинить вреда выбравшейся из канализации твари, а ответный взмах окровавленной лапы быстро поставил точку в этом противостоянии. Теперь, похоже, пришла и моя очередь.

Монстр бросился на меня, когда вылетевшее из подворотни тело Малыша сбило его прямо в прыжке. Не знаю, кем он был по породе, но никогда не забуду, как он радостно встречал меня каждое утро, когда я к нему подходил. Весь в шрамах от бесконечной уличной жизни, он, тем не менее, умел быть теплым и пушистым. Просто подойти, посидеть рядом, помолчать, а потом лизнуть и уйти по своим делам. Вроде бы мелочь, а сколько раз это поднимало мне настроение. И вот сейчас он еще и спас мне жизнь. И я просто не имею права теперь сидеть и ничего не делать.

Поднявшись на ватные ноги, я проскользнул в магазин и дрожащими руками принялся крутить замок, оборот за оборотом. Чем дальше, тем крепче... А потом дверное стекло выбило бездыханное и почти разорванное на куски собачье тело, врезавшееся мне в грудь и протащившее пару метров по тусклому серому кафелю.

Малыш, неужели всё было зря? Как же я хочу жить!

Перейдя в мертвое состояние, я взглянул на его бездыханное тело и попробовал оживить, как уже два раза получилось с крысой.

Масса прислужника не может превышать 10 кг

Бездушные цифры в очередной раз всплыли перед глазами, а я, даже не возвращаясь в реальный мир, смог почувствовать, как слюна твари капает прямо на меня. И почему она меня еще не грызет? А плевать!

Ожить! Схватить обеими руками за собачью голову и дернуть, отрывая тоненький кусок кожи – всё, что еще соединяло ее с телом. Снова умереть и оживить уже только эту маленькую часть от слишком большого для меня тела.

Количество прислужников – 1

Когда я открыл глаза в следующий раз, прямо надо мной было беззащитное горло канализационной твари, а в моих руках сжимала челюсти и сверкала красными глазами мертвая собачья голова.– Убей его! – вытянув руки, я поднес ее к шее так удачно подставившегося монстра. А через секунду полившаяся сверху кровь показала, что в отличие от крысиных собачьи челюсти вполне могут прокусить шкуру и такого противника.

Глава 4. Новая работа


Дмитрий Котов

Всего один-единственный день перевернул всю мою жизнь – мог ли я раньше об этом хотя бы подумать? Представить, предположить? Все шло своим чередом – семейные трудности, непутевый брат, удачно подвернувшаяся работа в Изумрудном городе. Да, были сложности, но при этом какие-то... приземленные, что ли. А тут вдруг уникальный парк развлечений, в который было вбухано нереальное количество денег, просто берет и становится вражеской территорией. Одномоментно.

К выходу мы тогда пробились без происшествий – наверное, повезло. В особенности после того, что случилось на наших глазах. Но эти эльфы... До сих пор в памяти нет-нет, но всплывет обезображенная остроухая голова. Тонкие черты лица, длинные пальцы, худощавое телосложение – и эти чертовы ушные раковины словно из голливудских фильмов и фэнтезийной литературы. Если бы не эта деталь, ничего необычного я бы в принципе не заметил.

– Вы же все это видите? – с явным замешательством спросила Марина, с остекленевшим взглядом протянув руку и потрогав еще не остывшее тело.

Увы, остальные, и я в их числе, хотели, чтобы это оказалось неправдой. Но остальные трупы были такими же. Трупами самых настоящих эльфов. Со стороны донеслось какое-то подозрительное шевеление, и мы не рискнули больше там оставаться. До выхода добрались минуты за три, если не меньше. И, как оказалось, вовремя.

Изумрудный город закрылся, поглотив всех, кто там оставался. Живы они были или мертвы – до сих пор неизвестно. По предварительным данным, которые до сих пор уточнялись, без вести пропали около полутора тысяч гостей и пятьсот работников парка. Смерть еще восемнадцати человек была официально подтверждена. И Петька Ларионов был в их числе.

Нас, естественно, допрашивали. Сперва всех вместе, затем каждого в отдельности. Приходили какие-то хмурые люди из ФСБ, следственного комитета, еще откуда-то. Парк окружили армейскими, подтянули бронетехнику, потом несколько вертолетов. Нам рассказывали, что один из отрядов был отправлен туда, но в итоге никто не вернулся. Все военнослужащие, зашедшие за периметр, также считались пропавшими без вести – в дополнение к тем двум тысячам. Но все прекрасно понимали, что, скорее всего, они мертвы.

Невероятно подробные и скрупулезные расспросы уже длительное время шли по кругу. Только со мной одним, наверное, побеседовали четверо офицеров с нашивками нацбезопасности. Особенно их заинтересовало то, что с остроухими был реальный человек, причем из числа известных олигархов. В самих же эльфов, внезапно оказавшихся донельзя настоящими, никто поначалу не верил. Даже несмотря на то, что каждый из нас повторял примерно одно и то же. Я, конечно, понимаю этих силовиков – при всей необычности парка все происходящее выглядело просто-напросто бредом. А потом все как-то само собой поутихло, и от нас отстали. Впрочем, «поутихло» – это все же неправильно.

Просто необычное стало обыденным, прочно вошедшим в нашу жизнь. Эльфов, оказывается, видели не только мы. А еще к ним прибавились орки, демоны и еще бог весть какие твари, только недавно существовавшие лишь в дополненной реальности парка. И весь этот зверинец неожиданно собрался прорвать наши не такие уже и крепкие позиции. А что было бы потом, одному богу известно. Хотя тут, наверно, больше вопрос для его визави.

К Изумрудному городу подогнали установки залпового огня. В течение, наверное, минут пятнадцати воздух раскалывался от грохота, все вокруг потонуло в дыму и копоти. Я не знаю, что там на самом деле случилось, но ни одна из ракет не достигла цели. Так нам сказали по секрету и так же потом объявили для всех по ТВ. Правда, прибавили, что срочно созванный совет безопасности работает на пределе, и бояться нечего. А еще чуть позже президент выступил перед народом в прямом эфире. Оказалось, все настолько плохо, что даже нарочно не придумаешь. Загадочные обитатели (или захватчики?) парка не выходили на связь, лишь изредка пытались прорваться наружу, демонстрируя какие-то совершенно невероятные способности. Что характерно, уже наши попытки прорваться на их территорию (а сейчас это именно так) тоже ни к чему не приводили. Поговаривали, что кто-то в Генштабе предложил отправить туда ядерную боеголовку, но его голову быстренько остудили. Не знаю, мне кажется, что это была страшилка для населения, которую вбросили не пойми для чего. Ну, кто в здравом уме направит ядерную ракету на город в центре своей же страны? Ведь досталось бы не только им, но и десяткам, а то и сотням поселков и городков поблизости. Да и где гарантии, что этот ядерный снаряд не перенаправят уже к нам. Игры с пространством во время защиты города при обстреле испугали многих, заставив просчитывать самые фантастические последствия.

А еще эти «проклятые», которые объявились непонятно откуда. Мишка говорил, что это бред, но ведь и эльфы в Изумрудном городе тоже казались бредом! И куда-то опять пропал Артём...

– Вот и дожили, – прихлебывая отвратительный местный чай, вновь проговорил Степаныч.

Его скрипучий голос вырвал меня из размышлений и заставил сосредоточиться на текущем моменте.

– И что теперь? – устало спросил я. – Так и будем это весь день обсуждать?

– Почему нет? – пожала плечами Марина, развалившаяся в кресле и потиравшая перебинтованное плечо. – Или другие темы есть?

Мы сидели в одном из уцелевших административных зданий, вынесенных за территорию бывшего парка. В свое время это было сделано для того, чтобы посетителей ничего не отвлекало от развлечения – все необходимые приготовления проводились за периметром. Администрация, техническая служба, наш отдел безопасности и еще целый ряд многочисленных отделов и департаментов. Никого из начальства не было видно. Кто-то говорил, что их арестовали.

– Есть, – отозвался Олег, по примеру Степаныча решивший налить себе чая, больше похожего на продукт нефтеперегонки. – Я бы, к примеру, обсудил, что теперь делать дальше.

Он аккуратно, боясь расплескать темную жидкость, подошел к потертому дивану, на котором сидел Игорь, и грузно сел, заставив несчастную мебель выдать тонкую и грустную руладу.

– Я, наверное, вернусь в армию, – поддержал разговор молчавший до этого Игорь, тридцатилетний парень, поседевший на одной из последний войн как лунь. Неужели ему вновь хочется в самое пекло? Но тогда, когда он служил, хотя бы было понятно, что собой представляют твои враги. Такие же люди, только немного с другим цветом кожи и разрезом глаз. А сейчас? Эльфы, орки и прочая нечисть.

– Говорят, доходы там резко поднялись, – понимающе закивал Степаныч, с шумом прихлебывая горячий напиток. – Но ждут, что еще и призыв могут вернуть.

– Не вернут, – безапелляционно махнула рукой Марина. – Поправка к Конституции...

– Сама ведь себе противоречишь, – перебил ее, усмехаясь, Олег. – Если тогда поправили, кто мешает им это сделать сейчас? Особенно в условиях военного времени.

– Где же этот засранец? – пробормотал я себе под нос, пытаясь вновь дозвониться до брата. Телефон упорно молчал, хотя сеть работала.

– Ты про Артёма? – повернулась ко мне Марина. – Шляется где-нибудь со своей шпаной. Тем более, случаи с проклятыми не такие уж и массовые. Какова вероятность, что именно ему не повезет? Слышал же про статистику, от чего умирает больше людей – от падения кокосов или от нападения акул?

– Все равно на улицах небезопасно, а еще эти отряды якобы самообороны, – покачал головой я. – Вдруг с ним что-то случилось?

– Объявится, – уверенно произнес Степаныч. – Или сидит дома, прячется, тебя ждет.

Я мотнул головой, показывая, что Степаныч не совсем понимает, о чем идет речь. Но ему было все равно, он опять закряхтел о чем-то своем, старческом, добавляя заезженную фразу про то, что мы «дожили».

В этот момент дверь резко распахнулась. Вошедший явно не рассчитал силу, и видавший виды пластик с шумом ударился о стоящий у выхода сейф. Загремела посуда, накопленная там за несколько дней, что-то упало на пол и разбилось с оглушительным звоном. Незваный гость сперва чертыхнулся, затем от души выругался по-боцмански.

– Дмитрий Котов? – обратился он в пустоту чересчур громко, видимо, пытаясь отвести наше внимание от недавно произнесенной бранной конструкции.

– Здесь, – устало отозвался я, лениво подняв руку. Видать, еще один дознаватель.

– Майор Борис Мытников, Росгвардия, – представился гость.

Было майору на вид где-то лет сорок с небольшим, лоб его пересекал узенький, но заметный шрам, а темные глаза будто бы ощупывали пространство перед своим обладателем.

– У меня нет ничего для вас нового, – все так же устало проговорил я.

– Позволите? – Мытников кивнул в сторону места пропавшего Громова и, не дожидаясь ответа, сел в продранное кресло, тут же сцепив на столе руки и вытянув их вперед.

Мы все затихли, только громкий хлебок Степаныча нарушил повисшее в комнате безмолвие.

– Еще раз повторю, – вновь заговорил офицер, – меня зовут Борис Мытников, майор Росгвардии. Я пришел сюда не для того, чтобы допрашивать вас, а для того, чтобы сделать... предложение. Интересное предложение, от которого вы вряд ли откажетесь.

– А если все же откажемся? – раздался вкрадчивый голос Марины.

– Ваше право, – невозмутимо ответил Мытников. – Но я бы пока не стал торопиться с выводами.

– Работа? – живо заинтересовался Игорь, подавшись вперед.

– Именно, – подтвердил майор. – Не скажу, что все горят желанием взять именно вас – время сейчас тяжелое, поэтому на особое положение не рассчитывайте.

Он обвел взглядом всех нас, даже Степаныча, который стоял, боясь пошелохнуться и еще раз глотнуть свой бензин... то есть чай.

– Я изучил ваши показания, – продолжил Мытников, – и меня очень заинтересовали некоторые... эм-мм... моменты.

В комнате вновь повисла тишина, наверное, при желании можно было услышать, как переваривается рыбный бутерброд в желудке Игоря.

– Вы ведь служили на Ближнем Востоке? – прищурившись, спросил меня Мытников.

– Так точно, – ответил я, вспомнив армейскую привычку. – Пехотная часть, ничего особенного.

– Но стрелять вы там научились неплохо, – возразил Мытников. – Если, конечно, ваши показания не преувеличены, и вы действительно перестреляли всех этих эльфов.

– Я в самом деле их пристрелил... – кивнул я. – Но не всех.

– Одного я шлепнула, – ввернула Марина.

– Другого – я, – добавил Олег.

Майор переводил взгляд то на меня, то на Марину, то на Олега, то снова на меня. Затем он собрался с мыслями.

– Значит, пятерых, – резюмировал Мытников. – По-прежнему будете скромничать?

Кажется, я начал понимать, к чему он клонит. Я ведь и вправду раньше не отличался особой меткостью. Ну, по крайней мере, до этого дня. Однако стоит ли рассказывать этому непонятному майору, что со мной случилось? Впрочем, это еще не подтверждено – больше похоже на какое-то везение. Я, конечно, вел себя в той ситуации как заправский снайпер, даже Марина хлопнула меня по плечу с уважением. А уж она-то настоящий профессионал. Единственный из нас всех стрелок спецподразделения с почти пятнадцатилетним стажем. И это в ее тридцать два года, да еще вдобавок ко всему она девушка, а в нашей армии это до сих пор редкость.

– У меня дядя охотник, – как можно более небрежно ответил я буравящему меня взглядом Мытникову. – Я к нему частенько езжу в гости, причем с самого детства.

– Дядя, значит, охотник, – пробормотал майор. – Впрочем, мне все равно.

Услышав это, я слегка расслабился, а Мытников между тем продолжил:

– Сейчас во всех крупных городах неспокойно. Пока всем занимаются отряды самообороны, но, как вы прекрасно понимаете, это лишь проверка боем. Уже завтра нам придется брать ситуацию под свой полный контроль. Так вот, имеющихся полицейских сил, Росгвардии и даже армии для этого будет недостаточно. Каждый человек на счету, нужно будет как минимум обезопасить улицы и не дать стране скатиться в хаос.

– Обезопасить улицы? – нахмурилась Марина. – Вы о чем?

– Вы телевизор, что ли, не смотрите? – удивился Мытников. – Ну, интернет-то у вас однозначно есть...

– Вы о «проклятых»? – подал голос Олег.

Майор с интересом посмотрел на него и спустя пару секунд ответил:

– И о них в том числе. Только кроме них в городе кишат разные опасные твари. Уже есть жертвы.

– Это что получается? – неожиданно для всех воскликнул Степаныч. – Они уже сюда полезли?

– Полезли, – как ни странно, подтвердил Мытников. – Зверюшки всякие с зубами и когтями... И, судя по всему, неизвестные науке разумные существа. Вроде ваших любимых эльфов.

На последней фразе майор посмотрел на меня, явно ожидая реакции. Я просто сделал вид, что внимательно слушаю, и никак не прокомментировал его речь.

– В общем, – продолжил Мытников, – нас они туда не пускают, а сами к нам лезут. Пока их удается сдерживать на границе, но часть явно просочилась во время первых беспорядков. Вот с этими заблудившимися нам и предстоит разбираться.

– Мать честная! – выругался Степаныч. – Дожили!

Мытников проигнорировал старика и вновь обвел нас взглядом.

– Оплата высокая, – сделал вид, что внезапно вспомнил столь важную деталь, майор. – В накладе не останетесь.

Нам всем осталось только переглянуться, и мы сразу друг друга поняли.

– Согласен, – одновременно ответили мы с Игорем и Олегом.

– Согласна, – с небольшим опозданием добавила и Марина.

А я опасался, что из-за закрытия парка вновь останусь без работы. Вот только где этот чертов брат?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю