332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Левицкий » Дети сектора » Текст книги (страница 17)
Дети сектора
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:06

Текст книги "Дети сектора"


Автор книги: Андрей Левицкий


Соавторы: Виктор Глумов



сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 10

На этот раз Данила не вышел – выкатился из телепорта. Тут же вскочил и выставил ятаган. В помещении царила темнота, он не видел даже собственных рук.

– Это первая башня киллхауса, – проговорила Марина. – Улей не может следить за этим местом. Хамелеоны сюда вряд ли пожалуют.

Донесся голос Рэмбо:

– Нам нужно скоротать пару часов в безопасности. По-моему, это – в самый раз. В карантинном блоке полно хамелеонов, ты уверена, что сюда они не сунутся?

– Уверена.

– Я тут уже был, – проговорил Рэмбо из темноты, Данила прищурился и различил его силуэт. – Круглое здание, окон нет. Вдоль стен, – наемник постучал по стеклу, – цистерны с боевыми костюмами хамелеонов. Нам они вряд ли подойдут.

Данила молча принялся мерить комнату шагами.

И правда, круглая. Цистерны, внутри – панцири гигантских жуков. Жаль, оружия нет. Оружие просто жизненно необходимо. Данила поймал себя на мысли, что не нервничал так даже, когда его подставил Ротмистров. Даже в детстве перед экзаменами. Или это проснулся чувствительный Момент и нашептывает: «Пока вы тут отсиживаетесь, Земля погибает. Да, тут спокойно, можно отдышаться, но ведь потом вам бежать к шлюзу через карантинный блок, кишащий хамелеонами. Что сам помрешь, фиг бы с ним. Главное – открыть портал на Землю и принять взрывчатку!»

Глаза понемногу привыкли к темноте, и Данила принялся метаться от цистерны к цистерне. Надо что-то придумать. Без оружия их растерзают в карантинном блоке.

– Давайте попытаемся добыть доспехи? Вдруг Маринке и пацану подойдут? – предложил Рэмбо и, не дожидаясь одобрения, долбанул обухом топора по одной из цистерн.

Стекло даже не треснуло, но наемник не сдался и, приговаривая: «Терпение и труд все перетрут», бил снова и снова. Марина обшаривала стены в поисках панелей, которые открыли бы цистерны.

– Марина, так ты знаешь, как открываются эти емкости? – спросил Данила.

– Нет.

Из темноты между цистернами вышел Маугли, коснулся руки Астрахана и уставился в глаза. Данила покачал головой и оперся о стену. Отдыхая, Рэмбо говорил:

– Если ничего не получится, останемся тут жить. Вполне себе крепость.

Данила представил их последние дни: они заперты в темноте день, два, три. Постоянно хочется есть, но, чтобы утолить голод, надо делать вылазки в карантинный отсек, где поджидают хамелеоны. Вчера не вернулся Рэмбо. Они с Маугли отправились искать его труп. Чтобы съесть. Потому что все съестное уничтожили хамелеоны…

Зазвенело разбитое стекло. Данила встрепенулся и понял, что он заснул стоя. Издав победный вопль, Рэмбо принялся крушить цистерну. Запахло машинным маслом – по полу разлился консервант.

Данила подошел поближе, склонился над добычей: хитиновая оболочка насекомого. Части тела примерно как у людей: две руки, две ноги. Хитиновые пластины, заменяющие ребра, сходились в районе грудины, вместо мышц пресса были кольца. Руки (или лапы) согнуты, пальцы сжаты.

– И что ты с ним делать будешь? – спросил Астрахан. – Он даже тебе велик.

Рэмбо его не слушал, обшаривал грудную клетку костюма. Что-то хрустнуло – она будто переломилась надвое, и теперь внутрь вполне можно было залезть.

– Марина, Маугли? – позвал Рэмбо и поднял костюм. – Кто испробует неземные технологии? Давай ты, малой.

Мальчишка закрутил головой и попятился. Данила решил испытать на себе. Он, конечно, не измененный, но вдруг?

Наверное, так же себя чувствует человек, залезающий в рыцарский доспех, который на четыре размера больше. Нет, скорее, это ощущения заживо погребенного в саркофаге, разве что голова снаружи.

Защелкнулась грудная клетка. Данила не доставал до подошв даже пальцами стоп. Коленные и локтевые сгибы были ниже, чем положено. Ни одно сочленение экзоскелета не двигалось. Совершенно бесполезная вещь! Астрахан даже не смог шевельнуть рукой и надавить на грудную клетку, чтобы она раскрылась.

– Вытащите меня отсюда! – взмолился он. – Руки не гнутся, в паху жмет!

Освободившись от костюма, он пробежался по комнате и вздохнул:

– Бесполезно, бро.

Марина его не послушала. Коснулась пластин на груди, и костюм вздрогнул. Когда она залезла внутрь, экзоскелет с едва слышимым свистом стал сжиматься, принимая форму ее тела. Трансформация завершилась, и девушка пошевелила рукой в хитиновой перчатке, согнула-разогнула ноги:

– Никогда я не чувствовала себя такой защищенной!

– Не жмет? – осторожно поинтересовался Рэмбо. Девушка помотала головой:

– Я его не чувствую. Стукните меня кто-нибудь. Он должен быть прочным.

Данила ударил ее ногой по бедру. Потом ударил сильнее – Марина даже не пошатнулась.

– Слабак, – бросила она игриво. – Попробуй ножом.

Теперь испытания проводил Рэмбо – сначала осторожно полоснул клинком по груди. Звук был, как если вести ножом по жести. Потом нанес колющий удар в бедро – клинок соскользнул и даже не оцарапал доспех.

Данила возликовал:

– Во здорово, бро! Теперь надо добыть такой костюм малому, и телохранители этим двоим больше не нужны.

Маугли осмелел, обошел цистерны и выбрал себе «шестилапого жука». Данила понимал его выбор: интересно посмотреть, куда денутся две пары дополнительных рук.

Около получаса долбали цистерну. Рэмбо отбил руки, и его сменил Астрахан. Вскоре их старания увенчались успехом, и Маугли подхватил экзоскелет – первую в своей жизни игрушку, и торопливо в него влез. Ко всеобщему удивлению, лапы никуда не делись. Они повторяли движения рук. С визгом мальчишка налетел на Марину, подхватил шестью руками и подбросил до потолка. Она сгруппировалась и плавно приземлилась. Вот только ноги мальчишки остались незащищенными, а добывать еще экзоскелет не было времени.

– Ну, что, – Данила похлопал в ладоши, – пора в карантинный блок. Где-то час нам ползти к шлюзу, а если не повезет и нас заметят хамелеоны – то и пробиваться с боем. Сами понимаете, что в некоторых случаях лучше прийти раньше, чем опоздать. В путь. И да поможет нам великий Джа!

* * *

Что творится за броней эмтэхи, Росс не знал. В люк вылезать категорически запрещалось, и он вставал, чтоб поглядеть в водительское окно. На кузове дежурили братья-мангусты. Потом их должны сменить Альфа и Бета, и лишь затем страховать проводника будет он, Росс.

Квадроцикл проводника то появлялся в поле зрения, то исчезал. Двигался он по непредсказуемой траектории – объезжал искажения. В детстве Росс мечтал обрести дар следопыта и прислушивался к себе, но опасности не чувствовал.

По внутренней связи поступило предупреждение, что на пути попадаются заминированные участки. Сволочи измененные быстро очеловечились и обратили оружие людей против своих хозяев. Помедли командование со штурмом, так просто сюда не доехали бы.

В кузове тряслись часа три. Когда тревога Росса ослабла, и он уже решился подремать, уверенный в победе человечества, окружающий мир начал меняться. Он наполнился едва различимым звоном, который проникал в кишки и закручивал их в узел, а башка трещала так, что перед глазами расплывались разноцветные круги. Росс вцепился в сиденье, чтобы не свалиться на пол. Он ничего не видел, кроме помех, какие бывают у барахлящего телевизора. Кого-то вывернуло наизнанку, кто-то захрипел и упал. Машину трясло и водило из стороны в сторону – Бистро вырубился, и эмтэха потеряла управление.

Росс ощутил себя на родео – усмири взбешенную эмтэху! И ведь не видно ни черта, башка вот-вот взорвется. Только бы не вырубиться! Держись, Савельев!

Бистро валялся на полу и даже не шевельнулся, когда Росс на него наступил. Заняв место мехвода, он выровнял руль, заглушил мотор и уперся лбом в руки, сложенные на приборной панели.

В горле стоял ком, но Росс блевать не любил еще больше, чем ходить к стоматологу, и сдержался. Постепенно боль утихла, он вытер текущую из носу кровь и сквозь мелькающие перед глазами мушки глянул в окно.

Квадроцикл проводника врезался в сосну, сам Мегафон бежал к эмтэхе, подволакивая ногу, а из лесу сплошной стеной перли какие-то твари.

Выругавшись, Росс расчехлил парочку РПГ, превозмогая головокружение, вылез на кузов и дал залп по тварям с воплем:

– Получайте с-суки! За нами Москва!

Дернуло отдачей. В голове помутилось от боли, но Росс удержался, не упал. Гранатой разворотило сосну, она вспыхнула, и полчища отвратительных лысых горилл с собачьими мордами ломанулись к эмтэхе. Застрочил пулемет – очухался кто-то из экипажа. Росс схватил второй гранатомет и выпустил заряд в стаю уродов. Взрывом их раскидало в стороны.

Мегафон доковылял до машины и вскарабкался на кузов:

– Спасибо, брат! Эй, Бистро! – крикнул он в люк. – Заводи мотор – поехали!

Росс вспомнил, что на кузове были дозорные – братья. Когда начался Всплеск, они попадали, и теперь их надо спасать. Но где они?

Эмтэху со всех сторон окружал лес. Уроды безмолвно прошли уже половину поляны. Донесся душераздирающий вопль. Твари нашли жертву и терзали, склонив головы. Крик стих. Где второй парень?

– Огнемет! – заорал Росс. – Дайте мне чертов огнемет!

Из салона проблеял Бистро:

– Мотор… заглох. Машина дальше не едет.

Закричал второй парень в гуще тварей, его крик оборвался хрипом. Росс уже расчехлил огнемет, но понял, что его использовать нельзя: лето выдалось жаркое, сухое, и если загорится лес, они поджарятся. Уехать-то не на чем. Во Втором поясе опасности часто моторы глохнут.

А эти твари словно ждали Всплеска.

– Ребята! – крикнул Бистро. – В кабину прячьтесь! Мы их из пулеметов покосим, а потом пешком пойдем. Ведь пойдем, да?

Альфа и Бета заняли пулеметные точки и приступили к делу. Их трепало отдачей. Матерились курсанты виртуозно.

– Конечно, пойдем, – кивнул Росс. – Что нам остается?

– Ох ты ж блин! – Бистро протянул руку, указывая за окно. – Их пуля не берет. Падают и снова встают.

– Хамелеоны, фиг ли, – заговорил гоповатый проводник. – Ты, паря, – он обратился к Россу, – рожу-то вытри, да? А то вся в кровищи ваще. Упырь, реально.

Росс отмахнулся. Придется подпустить их ближе и поджаривать из огнемета. Или закупориться в кабине и ждать, пока сами уйдут. Только ведь не уйдут, караулить будут…

Следом за лысыми обезьянами начали выходить измененные с автоматами. Двигались они синхронно, одновременно вскинули автоматы и открыли огонь. Хорошо, подствольников у них не было.

– Людей косите! – скомандовал Росс. – Они тоже хамелеоны и дохнут не сразу, но все же подыхают пули с десятой. Блин, да что ж ты творишь!

Росс оттащил Бету от пулемета. Глаза у него были совершенно сумасшедшие.

– Измененные работают семерками. Один ведущий, шесть «шатунов». Ищем лидера. Они ведут себя как люди, ходят плавно, будто танцуют, – Росс поймал в прицел одного из вожаков (он прятался за спинами шатунов) и выстрелил ему в голову. – И снимаем ведущего. Некоторое время шестерка деморализована.

Будто по команде измененные потянулись к поясу. Сняли гранаты.

– Ёж твою дрожь! – завопил Бистро.

Росс толкнул Бету к автомату:

– Работай, сонная муха! Черный, будешь мне заряжать РПГ!

Сам он бросился в салон. Схватил подствольник. Откинул люк и пальнул наугад как раз, когда враги выдернули чеку и замахнулись. Смотреть на результат времени не было.

Бросить этот гранатомет. Взять другой. Высунуться. Выстрелить. Измененные падали и взрывались на собственных гранатах, но часть снарядов они все же успели бросить. Цели их гранаты не достигли. Одна разорвалась в двух метрах от эмтэхи, вторая не долетела, три других проредили ряды самих хамелеонов.

Повторной атаки Росс ждать не стал и добил измененных из РПГ, благо, было их штук тридцать. Хамелеоны тоже пострадали, некоторых разорвало, и они уползали, волоча оторванные конечности. Остальные попрятались в лесу.

Посеченные осколками измененные поднимались, делали пару шагов и падали уже навсегда.

Отдышавшись, Росс лег на кузов. Рядом сел Игорь и протянул флягу:

– Умойся. А то действительно как упырь. Давай, я тебе полью.

Росс умывался, отфыркиваясь, хлебал теплую воду и косился в лес. На юге грохнул взрыв. Еще и еще один. Росс встрепенулся, поворачиваясь на звук. Застрочил пулемет. Ему ответил ствол на севере. На севере же, километрах в четырех, к небу поднимался черный столб дыма.

– Началось, – вздохнул Росс. – А я обрадовался, что все так просто. Сколько до Глуби осталось? Километров пятнадцать?

– Где-то так.

– Что ты думаешь по этому поводу? Вперед? Назад? Представь, что никто не станет прорываться. Продлят себе жизнь дня на два.

Игорь грустно посмотрел на Росса и сказал:

– Откуда ты взялся, такой… харизматичный?

– Пассионарный, командир. Пас-си-о-нар-ный.

Игорь нырнул в люк, донесся его голос:

– Дальше идем пешком… Паршин? Спишь, что ли? Парни, разбудите Паршина. Черт! Что с ним такое?

Росс спустился в салон и захлопнул люк. Паршин валялся на полу и не подавал признаков жизни. Над ним склонился курсант Альфа (вот кто самый харизматичный в команде) и щупал пульс. Покачал головой и сказал:

– Умер. Сердце не бьется. Всплеск убил Паршина.

Росс вспомнил анкету. Видимо, Паршин скрыл, что болен. Если бы носом не хлынула кровь, Росса ждала бы такая же участь.

Игорь курсанту не поверил, убедился сам и оглядел подразделение. Латышский богатырь Бистро. Проводник Мегафон. Курсанты Альфа и Бета. Таджикский плотник. Семь человек…

– Надеваем кевларовый жилет. Вещмешок со взрывчаткой цепляем вперед. Вот так. У каждого есть рюкзак. Набиваем его боеприпасами. Да, тяжело, но чем ближе к Глуби, тем он будет легче. Бистро, попробуй еще раз завести двигатель, вдруг повезет. Фляги с водой не забываем. Не забываем, что самый важный член команды кто? Проводник.

Пока собирались, царило молчание. За рулем ругался Бистро. Лязгал металл. Тихонько икал таджик. Броня эмтэхи глушила внешние звуки.

Зато когда Росс выбрался на кузов, то услышал хлопки далеких взрывов и стрекот пулеметов; ему даже казалось, что ветер доносит крики. Росс прицелился во враждебный лес, сверкающий глазами кишащих там хамелеонов.

Из люка ему подали рюкзак, Росс спрыгнул и нацепил его. Тяжелый, зараза, килограммов тридцать. Пойди побегай с таким по лесу! А по болоту, так вообще. Вот, оказывается, зачем бойцов по горам гоняют в тяжеленном бронике и с оружием. Привыкшим к таким нагрузкам курсантам, наверное, легче будет.

Если под защитой брони Росс был более-менее защищенным, то теперь ощутил себя голым младенцем. Странно, но больше всего нервировала взрывчатка. Понятно, что сама она не сдетонирует, но все же… Двух килограммов хватает, чтобы разрушить пятиэтажный дом. Вот ка-ак грохнет, даже кишок не останется.

Последним выходил Игорь и тянул неподъемный на вид рюкзак.

– У меня лодка, – сказал он. – Если я подохну, вы обязаны ее спасти.

Солнце сместилось к западу, и по поляне протянулись длинные черные тени. За стволами мелькали голые спины хамелеонов. Метаморфы сосредоточились на юге, но нападать не спешили. Альфа не выдержал и выпустил по ним очередь. Игорь заорал:

– Без необходимости не стрелять! Мегафон, веди!

Проводника перекосило, он нервно захихикал, водя автоматом из стороны в сторону:

– Ёпта, стремно. Опасность, она, блин, повсюду. Я к Глуби не ходил еще.

Шел он медленно, озираясь с открытым ртом. Хамелеоны шуршали опавшей хвоей, но держались на расстоянии. Росс целился в колышущийся папоротник, а левую руку держал на подствольнике.

Хамелеоны перекочевали на стволы сосен, которые вздымались к небу мачтами гигантских кораблей. Твари прыгали со ствола на ствол, цеплялись цепкими когтями. Сейчас они напоминали бескрылых летучих мышей.

Проводник поводил плечами и говорил:

– Не могу, когда они пялятся.

Путь преградила вырубка. Вездеходом по ней ехать – одно удовольствие, а пешком сквозь заросли продираться опасно: не видно, что в двух метрах.

Решили обойти и двинулись на север. Хамелеоны не отставали, прыгая со ствола на ствол. Мегафон сделал стойку, ноздри у него затрепетали, взгляд затуманился.

– Впереди стремно, – прошептал он, пятясь. – Сюда ползет. Что за хрень – хэзэ.

Двинулись обратно. Росс с недоверием косился в малинник. Никакой опасности он не чувствовал. Мегафон снова замер, раскинув руки. Коленки у него задрожали.

– Пипец, мужики, и там тоже. Валим в вырубку, а то хана!

– Стой! – крикнул Игорь. – Один не лезь. Стань между мной и Россом. Мы – первая тройка!

Командир отстегнул от пояса тесак и оскалился. Росс сделал так же. Мегафон дергался, как лошадь, почуявшая волка.

– Пля… Да скорее же! Оно уже рядом!

Игорь устремился в малинник. Росс старался идти так, чтобы Мегафон был между ними. Следом шли курсанты, Бистро и таджик замыкали.

Ветви малины цеплялись за штаны, стегали по рукам, но особого вреда не причиняли, а вот когда начался осинник с колючим подлеском, пришлось пустить в ход тесаки. Больше всего мешал рюкзак – постоянно застревал в колючках.

– Не лоза, ёпт, – бормотал Мегафон. – Только не надо лозы. Пожалуйста! Ай, черт… Не лоза!

Бахнул подствольник, кто-то открыл огонь из автомата.

– Мужики, скорее, монстры прут! – крикнул Бистро.

Грохнул взрыв. Еще один. Росс закинул автомат за спину и начал работать тесаком интенсивнее, но быстро все равно не получалось. Вокруг двигались и шуршали кусты.

– Шокер! – скомандовал Игорь, но Росс уже и сам догадался.

Правой он рубил кусты, в левой сжимал шокер. Движение справа – рубануть наугад. Еще раз. Клацнула зубами уродливая морда с вывернутыми ноздрями. На тебе! И разряд получи! Тварь упала. Росс ногой перевернул парализованного урода, рассек грудную клетку, вонзил тесак между ребер, повернул – тварь затихла.

Переступив через нее, он двинулся дальше. Сзади кто-то заорал. Некогда оборачиваться. Только на восток! Надо скорее выбираться из ловушки.

Следующая тварь набросилась со спины. Спас рюкзак. С уродом разобрался Игорь. Еще несколько шагов, и кусты поредели, Росс ступил на поросшую черникой поляну и прицелился в кусты.

Хватая воздух ртом, вывалился Игорь, вытащил Мегафона. Следом вылез Альфа в разодранных штанах, с перекошенной рожей. Бистро. Таджик.

– Пашку… убили… – прохрипел Альфа.

Он нес огнемет, и с диким воплем принялся поливать вырубку. Малинник тотчас занялся, и ветер погнал огонь к хамелеонам.

– Сдохните, падлы! А-а-а! Это вам за Пашку!

Курсант отцепил гранату и швырнул в кусты. Игорь бросился на него, повалил.

– Хватит, Женя, пожар нам не нужен. Успокоился? – Игорь отпустил его и с трудом поднялся. – Валим отсюда. Мегафон… Мегафон!

Проводник дернулся, кивнул и потрусил в лес.

По лесу двигались цепью. Альфа шумно дышал и всхлипывал. Вроде было чисто, но Росс все равно ощущал чей-то пристальный взгляд.

Мегафон почуял искажение, пришлось обходить. Еще одно искажение. Хамелеонов вроде нет.

В нескольких километрах стреляли, взрывались гранаты. Значит, еще есть выжившие. По земле стелился едкий дым.

Совсем рядом кто-то пронзительно заорал, будто его резали живьем. Крик сменился стоном и возобновился – теперь громче и ближе. Мегафон втянул голову в плечи и заткнул уши.

– Деморализует, падла, – сказал он. – Это искажение, не раненый.

Крик все длился и длился. Росс перестал его замечать. Зато его внимание привлекала смутная тень, плывущая в десятке метров. Когда она рассыпалась пеплом, крик оборвался.

– Никого не слушаем, – бормотал Игорь, глядя себе под ноги. – Никому не помогаем.

Мегафон сделал стойку и вынул из кармана беруши.

Все заткнули уши и направились за ним. Петляя по странной траектории, обошли мертвого военного и замерли перед полупрозрачной серебряной стеной, простирающейся без конца и края. Мегафон вынул беруши и махнул рукой – вперед, мол.

– Не смертельно, – комментировал он. – Какой-то морок. Не верьте тому, что будет, и все ништяк.

Сам он тем не менее топтался возле марева и не рисковал сунуться туда первым. Это сделал таджик. Бормоча молитву, сунул руку и зажмурился. Все с замирающим сердцем за ним следили, но ничего не произошло. Альфа вздохнул с облегчением. Таджик разлепил веки, его глаза полезли на лоб, он принялся трясти рукой и орать.

Мегафон среагировал вовремя и заехал ему в ухо. Это отрезвило гостя из Средней Азии, он проморгался и всхлипнул:

– Чэрви! Под кожей был огромный чэрви!

Мегафон похлопал его по плечу и проговорил ласково:

– Нэ было чэрви. Сектор показывает тебе кино, а ты веришь. Мы никак не обойдем эту фигню. Будет страшно, чё. Но то просто мультик. В натуре, смари.

Раскинув руки, он шагнул в серебристое марево и проговорил:

– Больно. Страшно, но взаправду со мной ниче ужасного.

Росс последовал за ним. Начала чесаться рука. Некоторое время он терпел, но не выдержал, поскреб кожу… и содрал ее. Сочилась сукровица, обнажились бурые мышцы, которые начали сморщиваться и отпадать. Росс ускорил шаг. Кожа на лице тоже повисла лоскутами. «Иллюзия. Обман», – твердил он себе, а впереди терял куски плоти Мегафон. Дрожащим голосом он напевал себе под нос.

– Ох ты ж блин! – пробормотал сзади Бистро.

– Отставить истерику! – скомандовал Игорь, и латыш замолчал.

Искажение закончилось, а иллюзия продолжалась. Скелет Мегафона остановился и клацнул зубами. Росс схватился за лицо и нащупал кости черепа, зубы… Игорь ударил его по руке, и морок рассеялся.

Чернеющий впереди лес преодолели без приключений, даже хамелеоны куда-то подевались. Судя по выстрелам, они расправлялись с менее удачливыми подразделениями. Впрочем, в удачу Росс не верил. Наверняка возле Глуби их ждет смертельный сюрприз.

Солнце не считалось с людьми, опускалось все ниже. Скоро наступит пора серых сумерек, а потом и вовсе стемнеет. Команда торопилась, чтобы добраться к Глуби засветло, но быстро идти не получалось из-за искажений, которых встречалось все больше. К счастью, бродячих не было – обычные микроволновки и гравицапы.

Мегафон становился все более нервным. Может, потому, что под ногами стелился белый туман, густой, как молоко. Может, потому, что небо сделалось серым. Чем ближе подходили к Глуби, тем больше лес напоминал декорацию к фильму ужасов. Здесь не было ужасных монстров и призраков – тут поселилась смерть. Плотный и тягучий воздух будто дрожал от помех. В ушах стоял постоянный изматывающий звон, ныла голова и рассеивалось внимание.

– Если сейчас Всплеск долбанет, – говорил Мегафон, потирая висок, – у нас мозги спекутся.

Его слова будто застревали в вате. Тело Росса отяжелело. Каждый шаг давался с трудом. Чем дальше, тем труднее приходилось. Будто тут была повышена гравитация.

– Что-то мы долго идем, – тяжело дыша, сказал Игорь и снял рюкзак с лодкой.

– Посмотрите, – прошептал Альфа и поковырял мох носком ботинка. – Следы. Да это же мой след! Мы тут уже шли!

– Заблудились? – осторожно поинтересовался Бистро и тоже снял рюкзак.

Мегафон помотал головой:

– Хрена! Глубь не пускает, кругами водит.

Навалилось отчаянье. Росс провел ладонью по лицу. Он ненавидел ситуации, когда не мог ничего изменить. Хоть в лепешку расшибись – от тебя ничего не зависит. Твоя жизнь всецело в руках людей на корабле. А если они погибли? Тогда некому открыть шлюз, и придется ползти назад. Да какой там – сразу топиться.

Земля под ногами качнулась. Альфа упал на четвереньки и выругался. Мегафон схватился за таджика и ойкнул. Игорь всплеснул руками и провалился по пояс. Росс метнулся к нему и схватил за руку. Лицо командира исказила гримаса боли, он дернулся и погрузился под землю по грудь, увлекая Росса за собой.

– Держит. Лодку… спасайте, – прохрипел он, вытянулся, его пальцы разжались, рука выскользнула из ладони Росса, и Игорь исчез под землей.

Альфа заорал и выстрелил из подствольника туда, где земля ходила волнами. Росс бросил свой рюкзак, нацепил рюкзак с лодкой и оглянулся. Взрыв разворотил почву.

– Не двигаемся, – прошептал он. – И даже не дышим.

Альфа, стоящий чуть в стороне, не слушал его и, задыхаясь, перезаряжал подствольник. Воронка вздрогнула, и от нее протянулся бугор, двигаясь в направлении курсанта. Казалось, ожил корень и пополз к жертве.

Альфа рванул к деревьям, на бегу стреляя в подземного врага, но хамелеон изменил направление и устремился за ним. Курсант добежал до сосны и принялся на нее карабкаться, но из-под земли вырвалась тварь – то ли червь, то ли крот, – и, заглотив его по бедра, сорвала с дерева и поволокла в нору.

Курсант молча отстегнул гранату от пояса и вырывал чеку. Взорвалась она под землей, взметнув буро-зеленый фонтан из обрывков мха и почвы.

– Реагируют на движение, – сказал Росс, поднимая огнемет Альфы. – Надо устроить им землетрясение и мчать в сторону Дубны, где все должны встречаться. Н-нате, уроды!

Он жахнул из подствольника наугад.

– Делайте так же, чтоб они не слышали, как мы топаем. Глуши их!

В грохоте взрывов Росс не слышал, что там, куда он бежит, тоже ведется бой с хамелеонами. Вскоре он увидел полуразваленный дом – каморка четыре на четыре без окон и дверей, под прохудившейся крышей. В ней укрылись бойцы и отстреливались от атакующих с воздуха огромных ворон, которых было штук десять.

Мегафон ускорился и рванул к ним, но словил шальную пулю и рухнул ничком.

– Ёпт, Мегафон! – заорал Росс, но проводник не шевелился. Пришлось, срывая связки, благодарить стрелявших: – Вы чё там, охренели, своих валите?!

– Не стреляй! – разобрал команду он. – Это свои. Мужики, давайте к нам!

Вороны увидели новых жертв и устремились к отряду Росса.

– Стоять! – скомандовал он, расчехлил огнемет и угостил тварей горячим.

Перья тотчас вспыхнули, и вороны попадали на землю огненными клубками. Пока Бистро и таджик мчали в укрытие, Росс метнулся к Мегафону. Ему попали в грудь, в область сердца. Вот же проклятье! Остались без проводника!

Поглядывая назад, Росс закрыл Мегафону глаза, срезал взрывчатку и рванул к дому.

Там прятались шестеро бойцов, у одного на бедре была окровавленная повязка.

– Кому в рожу двинуть за проводника? – вызверился Росс.

Грузный плечистый мужчина с бельмом на правом глазу примирительно вскинул руки:

– Мужик, ша! Ты ж видишь, какая мясорубка, а вы прямо под пули бросились.

Росс вдохнул, выдохнул и продолжил спокойнее:

– Что у вас?

Одноглазый продолжил:

– Мы из трех экипажей. Десять кэгэ пластита, полтора проводника и ни одной лодки.

Трое бойцов выглядывали из окон, смотрели на ворон, но те пока не нападали.

– Лодка у нас есть, – успокоил Росс. – Дружно надеемся, что Глубь нас пустит. Иначе – сами понимаете. Как вообще определить, открыта она или нет?

– Звон слышишь? – проговорил раненый проводник. – Если он стихнет, значит, можно идти. Полуостров, с которого мы должны стартовать, прямо по курсу.

Росс выглянул в окно и заметил трех «кротов», движущихся к укрытию.

* * *

Выйдя из телепорта, Данила упал на землю, так же сделали остальные.

– Вот и настала пора открывать шлюз. Главное, чтобы нас не заметили, – шепнул он. – Иначе сбегутся все хамелеоны, и мы по-любому туда не прорвемся. Марина, сколько до шлюза?

– Чуть больше километра. На полпути – деревня, где мы были.

– Тогда – в путь. В деревне передохнем, и я расскажу, что делать дальше.

Короткими перебежками двигались от укрытия к укрытию. Замирали, едва услышав шорох. Один раз невдалеке прополз паук, щелкая жвалами. «Прощелкал нас», – с азартом подумал Данила и собрался уже метнуться к зарослям папоротника, но Рэмбо схватил его за ногу:

– Стой! Горыныч наверху.

Проклятая тварь будто чувствовала людей и долго кружила над поляной. Охваченный чисто моментовским азартом, Астрахан наблюдал за безголовым драконом и все гадал, где же у него глаза. Покружив над укрытием, горыныч взмахнул крыльями и скрылся за деревьями джунглей.

В лесу проще прятаться, до него метров тридцать осталось, а там ползком, и до деревни недолго. Раз, два, три, первый пошел! Быстрее, еще быстрее, шевели поршнями, развалина! Вон, Марина тебя обгоняет!

Девушка в экзоскелете рыбкой нырнула под сень широких листьев. Вот тебе и инопланетные технологии на службе человечества! Данила рухнул рядом, ткнулся носом в мох, чтобы не так громко дышать. Рядом упали Маугли и Рэмбо.

Здравствуй, спасительный лес!

По джунглям шли, пригнувшись. Замирали от каждого подозрительного шороха. Вот и тропа змееглазых, их частокол, ворота. Команда затихла. Астрахан и Рэмбо вглядывались в деревья, где мог таиться враг.

– Вроде чисто, – шепнул Рэмбо и рванул к воротам.

Даже в деревне нельзя было расслабляться, потому что горынычи наблюдали с воздуха. Если засекут, все пропало. Перепрыгивая через вздувшиеся трупы змееглазых, помчались к домам.

Передохну́ть решили в одной из каменных юрт. Марина захлопнула дверь, и помещение погрузилось во тьму. Свет давали лишь три маленьких окошка размером с кирпич.

Отдышавшись, Данила сел на пол, застеленный ковром из мха.

– Значит, так. Нам придется разделиться. Мы с Мариной идем открывать шлюз и если не возвращаемся через час, значит, мы мертвы, и ты, Маугли, повторишь нашу попытку.

Мальчишка потупился, в его глазах заблестели слезы.

– Я с тобой.

Данила схватил его за плечи, встряхнул:

– Нет. Ты – с Рэмбо. Понял меня? Не надо показывать характер. Не здесь.

Маугли кивнул, сел и сжал кулаки, комкая мох.

– Разумно, – кивнул наемник и уставился на пол. – Ну-ка, мальчик, встань. Смотрите!

Он нагнулся и поднял с пола ковер, сотканный из мха.

– Маскхалат! – просиял Данила. Он приоткрыл дверь, выглянул. – Надо каждому такой раздобыть, это увеличит наши шансы.

Спустя полчаса он и Марина, обернувшись коврами, ползли по влажным джунглям, где каждый звук означал приближение врага. Иногда приходилось неподвижно лежать бесконечно долгие минуты.

– Долго еще? – шепнул он на ухо Марины, распластавшейся на земле.

– Где-то рядом. Точно, рядом, – ответила она с отчаяньем.

– Как оно выглядит?

– Серый камень со спиралью, как на панцире улитки.

Данила вспомнил. Этот камень – первое, что он здесь увидел. Теперь уж не забудет никогда. Шлюз не похож на телепорт с аркой и «монетой» – обычный камень, напоминающий надгробье.

Ползли еще минут пятнадцать. Данила начал подозревать, что Марина сбилась с курса, развернулся и взял правее. И еще десять минут. Десять драгоценных минут – это полчаса на Земле.

«Держитесь там, – обращался он к невидимым людям, штурмующим Глубь. – Шейх, бро, старый скот, и ты держись!» Разыгравшееся воображение рисовало батальные сцены: танки, гибнущие в огневках, солдаты, разрываемые хамелеонами-пауками. Заглохшие моторы. Дающие осечку автоматы. Огненные цветки взрывов. Крики раненых…

Он так увлекся, что чуть не прополз мимо камня. Серого. Плоского. С отпечатком улиткиного панциря. Марина улыбнулась и приложила к нему ладонь.

Вздрогнула земля. Вокруг камня разверзлась черная дыра, метра три в диаметре, из нее хлынул воздух, пахнущий хвоей, бросил в лицо сухие листья. Вот как выглядит открытый шлюз!

Поднялся такой ветер, что Данила ухватился за камень и уставился в дыры, соединяющие Землю с Кораблем. Вот, сейчас шагнет навстречу Шейх с РПГ через плечо, а за ним повалят солдаты, груженные взрывчаткой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю