290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Избранная (СИ) » Текст книги (страница 1)
Избранная (СИ)
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 15:51

Текст книги "Избранная (СИ)"


Автор книги: Алеся Вильегас






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Избранная / Chosen

Автор : Alesya Villegas ( Алеся Вильегас )

Описание:

У Куинн Митчелл любящие родители, богатый муж и собственный бизнес, о котором она давно мечтала. Вот только все это не кажется такими красочными и остается где-то позади нее, когда девушку похищают. Мир Куинн вмиг рушится, когда неизвестный ей Мистер Кинг открывает глаза на правду. Но даже столь жестокая и смертоностная правда не скроет её возникших чувств к таинственному незнакомцу, которые повлекут за собой массу неприятностей.

– Надолго мы туда едем? – поинтересовалась я, глядя на Марка в отражении зеркала.

– На неделю, – проговорил мужчина, завязывая галстук. – Нужно решить некоторые проблемы.

– Я думала, мы едем туда отдыхать, – я обернулась к нему, глядя в серые глаза.

– Ты будешь отдыхать, а я работать, – еле заметно улыбнулся он и чмокнул меня в лоб. – Ты ведь обещал оставить все дела в Нью-Йорке до тех пор, пока мы будем в Лас-Вегасе.

– Обещал, – подтвердил сказанное ранее Марк, – но планы изменились.

Я делаю шаг назад и наблюдаю за тем, как муж заканчивает с галстуком и смотрит на меня в отражение зеркала. Я уже давно не замечаю того заинтересованного взгляда на себе. Все его слова и действия в мою сторону стали обыденными, бесчувственными, отлшлифованными. Я просто надеялась, что поездка в Лас-Вегас как два месяца назад даст мне маленький шанс вернуть его прежнего. Того, каким он был, когда я впервые увидела его там.

Марк выходит из ванной комнаты, даже не поцеловав меня в щеку, и оставляет наедине с собой. И так было день за днем.

Я беру с полки мобильный телефон и набираю Лидию, чтобы сказать, что уже скоро буду на месте. С помощью Марка я осуществила свою маленькую мечту – обзавестись собственным бизнесом – и сейчас владею моим маленьким счастьем – свадебным салоном.

Подходя к зеркалу в гостиной, накидываю на плечи кремовый пиджак и беру с полки ключи от машины. На сегодня у меня много дел, и это единственное, что отвлекает меня от грустных мыслей.

Открываю входную дверь и в первые секунды не понимаю, что происходит. Кто-то в черной толстовке хватает меня обеими руками и толкает в стену. С ног до головы меня окутывает жуткий страх, и я начинаю кричать, но мои попытки бесполезны, потому что неизвестный закрывает мой рот ладонью. Что-то острое впивается мне в правую руку, и я чувствую, как мои ноги становятся ватными. Последнее, что я вижу, это двор и двух мужчин в шляпах, а дальше – темнота.

Глава 1.

– Поосторожней с ней, – шепчет кто-то в то время, как я пробуждаюсь и начинаю моргать глазами в попытке хоть что-нибудь увидеть. Увы, мои глаза завязаны. – Открой дверь, – указывает голос, а я пытаюсь сглотнуть, так как во рту пересохло.

– Вы долго, – я слышу еще один голос, он более грубый и низкий. Даже немного с хрипотцой. – Проблем не возникло?

– Нет. Марк Диллинджер уехал по расписанию, а она и сообразить не успела, как мы её усыпили.

Я слышу чьи-то шаги, они приближаются и останавливаются в пару метрах от меня.

– Вы по земле её тянули, что ли? Почему её ноги содраны? Колин сказал быть аккуратными, идиоты.

– Подлечишь её, – усмехнулся кто-то.

– Я сейчас тебя подлечу, – холодно ответил грубый голос. – Заносите её в дом.

Шум недавнего ветра переносится в тишину в моих ушах, и я слышу, как щелкает дверь. Мужчина, который, кажется, несет меня на руках крупного телосложения, потому что его дыхание тяжелое и громкое, будто он осип.

Я пытаюсь подвигать хоть одной своей частью тела, но ощущение такое, будто меня ввели в состояние наркоза, но мой мозг незапланированно проснулся. Кажется, это называется «Интранаркозным пробуждением». Где я? С кем я? Кто вокруг меня, и что произошло? Все эти вопросы тревожили меня, но я не могла физически попросить ответа на них.

– Теперь выметайтесь оба, – говорит грубый голос, и я слышу усмешки мужчин.

Открой же глаза, Куинн! Давай же! Ты должна знать, что происходит!

Я слышу, как вновь щелкает дверь. На этот раз – два раза, и тишина. Она поглощает меня. Питается мной и, кажется, на некоторое время убаюкивает меня, до тех пор, пока я не слышу некий хлопок. Подрываюсь сразу же и понимаю, что могу чувствовать. Кладу на лицо ладони и стягиваю черную повязку с глаз. Передо мной открывается просторная спальная комната в светлых тонах.

– Это не моя спальня, – тихо произношу я и опускаю ноги на пол.

Может, Марк так усмехается надо мной? Пытается развеселить? Это не похоже на веселье, и это не моя спальная!

Я подхожу к двери и уже хочу стучать в нее, сопровождая дикими воплями, но она оказывается открытой. Эти стены мне незнакомы, как и крутая лестница вниз в столовую, в которой я никогда не стояла у плиты.

– Не советую этого делать, – произносит низкий и грубый голос, как только я касаюсь дверной ручки.

Одновременно пугаюсь и оборачиваюсь назад, видя перед собой мужчину лет двадцати пяти. А может меньше. Или же…

– Вы кто? – срывается с моих губ, и я растерянно исследую его черный и, по всей видимости, дорогой костюм.

Он закатывает рукава белой рубашки, оголяя свои кисти, и я вижу на обеих руках татуировки.

– Как ты себя чувствуешь, Куинн? – спрашивает он и направляется в сторону барной стойки. Берет в руку графин с водой и наполняет ею стеклянный стакан, протягивая его мне. – Держи и выпей.

Я слушаюсь и подхожу к нему, протягивая руку.

– Присаживайся, – приглашает мужчина, и я, выпрямив спину, как учила мать, присаживаюсь на высокий стул. Протягиваю руку, чтобы взять салфетку, и, отпив немного воды, ставлю на нее стакан.

– Кто вы? – вновь спрашиваю я и смотрю в его темно-карие глаза.

– Тебе не обязательно знать мою фамилию или имя, чтобы выжить, – однотонно проговаривает он.

– Выжить? Что это значит? Где я? – я оглядываюсь по сторонам, но не могу вспомнить ни одну деталь этого дома. Я здесь впервые. – Вас послал за мной Марк? Мы в Лас-Вегасе?

– Так он в Лас-Вегасе? – интересуется мужчина. – Замечательно, – еле заметно улыбается он и, потирая щетинистый подбородок, достает телефон из кармана брюк.

– Что вы делаете? – в недоумении спрашиваю я.

Он отклоняет вызов и что-то быстро печатает на телефоне. Поднимает голову и смотрит мне в глаза.

– Что еще, Куинн, ты знаешь о его местонахождении?

Я молчу, будто это важная и сверхсекретная информация, и поэтому я отказываюсь отвечать на этот вопрос, потому что этот мужчина не ответил ни на один из моих. И кто он, вообще, такой? Почему я должна отвечать хоть на один его вопрос?!

Он опирается локтями на поверхность барной стойки и становится немного ближе ко мне лицом, отчего я могу разглядеть его еще лучше.

– Расскажи мне, Куинн, за кого ты вышла замуж? А точнее, за кого тебя выдал замуж твой отец?

– Вы, видимо, шутите? – наивно интересуюсь я, а у мужчины напротив появляется загадочная улыбка. Он смеется надо мной?

– Кем работает твой муж, Куинн? – спрашивает он, и его голос становится немного хриплый. Это пугает.

– Он владеет известной компанией и вкладывает достаточно денег в благотворительность, – отвечаю я и хмурюсь, когда он кидает на стойку, прямо передо мной, прозрачный пакет с чем-то белым и порошкообразным.

– Тогда, может, ты хочешь передать ему это?

– Что это? – растерянно шепчу я, даже не притрагиваясь к тому, что лежит передо мной.

– То, чем на самом деле занимается твой муж. Ты ведь знаешь, что это, – утверждает он, и я кривлюсь от возможной мысли о том, что Марк торгует наркотиками, а не помогает детям.

– Это ложь. Мой муж бы так не поступил! Он бы не врал мне! – выкрикиваю я.

Мужчина напротив улыбается и вновь потирает бороду.

– Этого стоило ожидать, – произносит он и протягивает руку к пульту. Сзади него загорается большой экран, и я вижу собственного мужа, который стоит возле фургона с какими-то ящиками и командует процессом. Камера приближает картинку, и я вижу, как он открывает одну из коробок. Верно, в ней один из таких пакетов, который сейчас лежит передо мной.

Это ложь! Чертова ложь! Марк бы не поступил так.

– Зачем вы это показываете мне? – шепчу я, чувствуя ком в горле.

– Расскажи мне, – произносит он.

– Что?

– Расскажи все, что знаешь о нем, а я расскажу тебе обратную сторону – правду.

– К черту вашу правду! – выкрикиваю я и чувствую, как с моих глаз льются слезы. – Кто вы, и что вам нужно от меня?!

– Меня зовут Джейсон Кинг, и этот дом – единственный ваш друг на ближайшие пару недель, – грубым голосом проговаривает он и исследует своими глазами помещение. – Мое дело – быть здесь с тобой до тех пор, пока правоохранительные органы не разберутся с твоим мужем. У тебя есть два выбора: либо ты сейчас пытаешься сбежать, чего я не советую, либо ты сидишь здесь смирно и делаешь то, что скажу я.

– Вы хотите, чтобы я сидела здесь, пока моего мужа будут пытаться посадить за решетку? Вы в своем уме, Мистер Кинг? – выпаливаю я. – И возможно, что даже ни за что!

– Хочешь пойти как соучастница, Куинн? В свои двадцать лет побывать за решеткой? – интересуется он, и я вижу, что его даже не трогает ни одно из произнесенных слов.

– Почему вас это так волнует? – спрашиваю я и смотрю в темно-карие глаза, пытаясь добраться до истины.

– Меня не волнует. Уж поверь, Куинн, – спокойно произносит Мистер Кинг и закатывает рукава еще выше. – Извини меня, но мне нужно отлучиться, – слегка кланяется он передо мной. – Ведь так тебя учили прощаться?

Я не успеваю и рта открыть, как он безмолвно уходит в сторону стеклянной двери и скрывается за ней, спускаясь по ступеням. Несколько секунд сижу в мертвой тишине, а потом подрываюсь с места, дергая эту же дверь. Она открывается со второй попытки, и я жадно хватаю прохладный осенний воздух. Я не знаю, где я, но я должна отсюда выбраться как можно скорее и предупредить Марка о том, что с ним собираются сделать.

Бегу вдоль какой-то выложенной серым кирпичом тропинке, но, цепляясь за свою ногу, падаю на траву. Чувствую боль в лодыжке и кривлюсь, потирая ноющее от боли место.

– Отличная попытка, Куинн Митчелл, жаль, что она не оправдала мои ожидания. Я надеялся, что ты хотя бы до забора добежишь, – проговорил грубый голос, и я подняла голову, заметив Мистера Кинга. – Неужели никто тебя не предупреждал, что бегать на каблуках небезопасно?

Боже правый, как же больно!

Я поднимаюсь на ноги, игнорируя вопрос Мистера Кинга, и направляюсь дальше по тропинке. Нога ноет в бесконечной боли, и я опускаю свой взгляд. Оказывается, вся моя правая нога содрана, и я не помню момента, когда могла вновь упасть.

Подхожу к забору и раздумываю над тем, как бы его перелезть в то время, как мужчина наблюдает за моими действиями.

– Вы маньяк? – раздраженно интересуюсь я и поправляю кремового цвета платье.

– Вам не кажется, Куинн, что если бы я был маньяком, то уже бы давно занялся своим делом?

– Мне кажется лишь то, Мистер Кинг, что вы похитили меня для каких-то своих игр. Я вам не кукла и не поверю в то, что мой муж – наркодиллер.

– Ваш муж, Куинн, не наркодиллер, он – мафия.

– Что за вздор?

Мистер Кинг начинает заливисто смеяться, и я вхожу в недоумение.

– Ваш слог и аристократические манеры, Куинн, заметно веселят.

– Не вижу в этом ничего смешного! – в сердцах выкрикиваю я и направляюсь дальше по тропе, только на этот раз она ведет за дом.

– Мне уже несказанно хочется отучить вас от этой отшлифованности.

– Чем вам мешает моя манера общения? – спрашиваю я, даже не оборачиваясь.

– Ты слишком правильная, Куинн. Это чревато неприятностями.

– Разве мы переходили на «ты», мистер Кинг?

– Я наблюдал за тобой некоторое время…

– А говорили, что не маньяк, – покачала я головой, остановившись возле высокого забора.

– Ровная спина, избыток правильности и чуточка эгоизма, – проговаривает он низким голосом, но я делаю вид, что не слышу его. – Тяжело родиться в семье голубых кровей?

– Тяжело быть напыщенным, самодовольным и думать, что имеете право осуждать других?

Я оборачиваюсь к нему передом, чтобы увидеть злость или огорчение в его глазах. Но нет, они довольны результатом и нагло смеются мне.

– Мне несказанно хочется вас ударить, мистер Кинг!

– С этим стоит повременить.

– Вы думаете, что я поверю во все это? Это же вздор! Даже та видеозапись...

– Это прямая трансляция, Куинн, – низким голосом произносит он. – И она еще включена. Взглянешь?

Я фыркаю безразличному выражению его лица и направляюсь обратно в дом. Входная дверь все еще открыта нараспашку после моей попытки сбежать, и поэтому в этот раз я закрываю ее за собой. Подхожу к барной стойке и присаживаюсь на высокий стул, смотря на экран. На этот раз тротуар пуст, и я понимаю, что это за место: запасной выход из здания, в котором работал Марк. Я все сижу и смотрю в экран, надеясь не увидеть мужа, но нет, через несколько минут Марк выходит с двумя женщинами в обнимку и подходит к своей машине. Я не верю!

Он запускает руку в карман, смотря на дисплей телефона, и в этот момент я перевожу взгляд на мистера Кинга, который прямо сейчас держит в руках мой телефон и звонит моему мужу. Я слышу короткие гудки и перевожу взгляд на экран. Марк отклонил мой вызов и даже не заинтересовался тем, почему я впервые звоню ему тогда, когда он на работе.

Каков подонок!

Я подрываюсь из-за стойки и начинаю ходить из стороны в сторону, будто это как-то спасет мое положение. Как я могла доверять ему? Спать с ним в одной постели чертовых три месяца? По моему телу пробегает тысяча мурашек, и я кривлюсь от мысли, что после всех этих женщин он приходил домой и обнимал меня руками, которыми трогал их.

– Куинн? – зовет меня низкий голос мистера Кинга.

– Отпустите меня! Я хочу уйти отсюда, – зло выпаливаю я, не в силах удерживать свой гнев.

– Увы, Куинн, – пожимает он плечами. – Но мы можем заключить с тобой сделку.

Я прекрасно понимаю, о чем он говорит, и поэтому незамедлительно отвечаю:

– Вы глупец, мистер Кинг, если думаете, что я буду что-либо рассказывать вам о муже.

– Он уже не муж тебе, Куинн. Этот человек – самое настоящее дерьмо. Неужели ты этого еще не поняла?

– Подбирайте слова!

Мужчина открывает рот в готовности выдавить из себя пару гневных слов, но опускает взгляд на мои губы и криво улыбается.

– Доброй ночи, Куинн. Подумай над моим предложением и не вздумай попытаться сбежать – не выйдет.

Мистер Кинг немного наклонился, взяв в руки пульт и снова нажав на одну из кнопок, направился вверх по лестнице. Выпроводив его взглядом, я обернулась в сторону экрана и заметила, что он разделился на четыре квадрата. Я подошла ближе к телевизору и смогла разглядеть тот же черный вход, также вход в какой-то клуб, затем диваны, на которых сидел мужчина в компании девушек и гостиная в нашем доме, которая иногда сменялась нашей спальней.

Все это время они следили за ним? За мной? За нами?

Я смотрю на экран и не понимаю, что должна делать в этот момент. Все эти три месяца я самонадеянно верила, что Марк – это моя судьба, прекрасный муж, которого стоит еще поискать. Верила в то, что он помогает больным детям, а он торгует этим…?

Пока я смотрю на квадратик, в котором мужчина целует одну из блондинистых женщин, то меня посещает еще большее отвращение к моему мужу. Он даже не задумывается над тем, где я, что со мной, почему звонила. Я протягиваю руку за телефоном, моментально набираю его номер и слышу длинные гудки. Они будто бесконечны, и это в какой-то степени пугает меня до тех пор, пока они не обрываются, и Марк полностью не выключает телефон, откинув его на стеклянный стол.

***

– Куинн? Ты спала вообще?

– Я все ждала, что он позвонит. Что проснется среди ночи и спросит себя, почему меня все еще нет.

– Ты всю ночь смотрела за...

– А он лишь проснулся утром, взглянул на телефон и пошел в душ.

Мистер Кинг появился перед моими глазами и щелкнул пультом. Экран, который ночь напролет пожирал меня изнутри, потух, и наступила тишина.

– Я хочу уйти. Я не пойду к нему, – отрицательно качаю я головой. – Я поеду к родителям...

– Нет. Ты не сможешь этого сделать.

– Это еще почему? – возмущаюсь я. – Я же сказала, что не пойду к нему. Я ничего ему не расскажу.

– Не расскажешь, что?

– Что я была у вас. Что я все знаю.

Мистер Кинг усмехается, будто я сказала что-то смешное.

– Он знает, Куинн. Знал еще до того, как ты очнулась вчера.

– Что?

– Вокруг вашего с ним дома камеры, и ты думаешь, он не узнал об этом сразу? Ему плевать, ведь он просто защищает свою задницу.

На удивление, мне хочется в этот момент ударить не Марка, а именно мистера Кинга.

– Ты для него теперь нежелательное лицо номер два, потому что много знаешь.

– Что это значит?!

– Он будет пытаться убрать тебя с пути, так что лучше тебе оставаться здесь.

– Здесь? Вы хотите, чтобы я всю жизнь здесь просидела из-за страха к собственному мужу? Вы в своем уме, мистер Кинг?

– Я – да, он – нет.

– Это смешно, – подрываюсь я из-за стола. – Я не знаю, кто вы, но должна жить здесь с вами? Я понятия не имею, почему вы похитили меня. Если у вас везде камеры, и вы хотите что-то знать о Марке, посмотрите в эту чертов экран и найдите что вам нужно! – я замечаю, как мой тон срывается до крика и пытаюсь угасить свой гнев.

– Камеры мы установили лишь несколько недель назад, – он подходит к стойке и наливает немного воды в стакан, – но нам нужна информации более ранняя. Ты знаешь достаточно.

– Я не знаю ничего, кроме того, что говорите вы, мистер Кинг, – проговариваю я и наблюдаю за его руками, которые насыпают белый порошок в стакан с водой. – На кого вы работаете? Где мы вообще находимся? Что с моим салоном?

Мистер Кинг набирает воздуха в легкие и обходит стойку, подходя ближе ко мне со стаканом в руке.

– Мы в Филадельфии, и с твоим салоном все в порядке. Кажется, за ним приглядывает…

– Лидия, – срывается с моего языка, потому что она единственная, кто в этом был действительно заинтересован.

– Лидия, – повторяет мистер Кинг и протягивает мне стакан. – Выпей, ты не спала, и, скорее всего, у тебя болит голова.

Я протягиваю руку и беру стакан, замечая, как он дрожит в моей ладони. Больше всего на свете мне хочется забыть обо всем этом. Проснуться в своей постели вместе с Марком и, позавтракав, уехать на работу. Но я стою здесь, в неизвестном мне доме с неизвестным мне человеком в чертовой Филадельфии.

Отпиваю немного прозрачной жидкости и хмурюсь из-за нахлынувших на меня воспоминаний.

– Вы напоили меня снотворным, мистер Кинг? – спрашиваю я, пытаясь разобрать, действительно ли знаком мне этот привкус или показалось.

– А я думал, ты и не узнаешь этот вкус, Куинн, – улыбнулся мужчина и, забрав у меня стакан, подошел к раковине, вылив оставшееся содержимое стакана.

Я криво ему улыбаюсь, понимая, что об этом он точно знает, и задаюсь вопросом, знает ли он еще что-нибудь из того, что известно только мне.

– Какие ваши дальнейшие планы? Споете мне колыбельную?

Он оборачивается ко мне, вытерев руки полотенцем, и улыбается.

– Сейчас это не входит в мои планы, но в скором времени ты будешь просить меня сделать это, – уверенно проговорил он и засунул руки в карманы домашних штанов. Я оглядываю его с ног до головы и только сейчас понимаю, что уже утро, и он только что проснулся, так, как только что сонно потер глаза.

– Я в этом сомневаюсь, – запоздало отвечаю я и, прикрыв рот ладошкой, зеваю.

Мистер Кинг лишь улыбается мне и начинает плыть в моих глазах. Я хочу спать. Очень сильно, и желательно сделать это прямо сейчас. Подхожу к дивану в гостиной, но не успеваю тронуть его и пальцем, как оказываюсь в чьих-то руках.

Мне хочется вырваться и убежать отсюда. Никогда больше не чувствовать этих чужих рук, кроме рук моего мужа, но я ничего не могу поделать. Сон овладевает мной, и я знаю, что сопротивляться этому у меня не получится, как бы я не старалась.

Я настолько сильно хочу оказаться где-нибудь в другом месте, что впервые за долгое время мне снится кошмар, и в этом сне мистер Кинг снова здесь и улыбается своей кривой и наглой улыбкой. Почесывает свой щетинистый подбородок и наблюдает за тем, как я сплю. Я теряюсь в том, сон это или реальность, потому что мне кажется, что я видела его, когда открывала глаза несколько секунд, а потом снова, но его уже не было здесь.

Я протягиваю руку, приоткрыв глаза, и ощущаю атласную поверхность серых простыней. Провожу по ней, ощущая холод и понимаю, что теперь я проснулась окончательно. В этой спальне пусто и серо. Я узнаю это место. Именно здесь я очнулась сутки назад или же больше. Приподнимаюсь на локтях, а затем и ступаю на пол. Замечаю балконную дверь и, подбежав к ней, дергаю за ручку, но она заперта. Через толстое стекло я вижу лишь лес, и на секунду мне кажется, что я не в Филадельфии или, вообще, в Штатах, а где-то слишком далеко. Слишком далеко от своей матери или отца и даже от подонка Марка.

Обняв себя двумя руками, я направляюсь к двери и, открыв её, оказываюсь в том же коридоре. По дороге вниз меня все еще сопровождает тишина, а затем она сменяется еле слышной музыкой. Я прохожу мимо гостиной, вдоль белой стены и темного коридора и оказываюсь возле приоткрытой двери, видя перед собой мистера Кинга в темных домашних штанах, который избивает подвешенную за потолок грушу.

Я делаю шаг назад, немного испугавшись и зацепившись за что-то ногой, падаю на пол, шипя всевозможные ругательные слова, за что, окажись бы я дома, могла получить по губам.

Мистер Кинг останавливается и, проведя рукой по вспотевшему лбу, стягивает одну из боксерских перчаток. Я гляжу сквозь него и успокаиваю себя тем, что он тренируется не для встречи с Марком, а просто для поддержания тонуса, потому что я вижу беговую дорожку и велосипед.

К несчастью, я не знаю, что сказать в оправдание своей реакции, поэтому произношу то, что первое приходит в мою голову:

– Вы смотрели, как я сплю, мистер Кинг?

– Что? – переспрашивает мужчина, хмуря брови.

– Я видела вас в своей спальне и то, как вы наблюдали за мной.

– В твоей спальне? – на его лице вновь озорная улыбка, и я чувствую подступающий гнев.

– В месте, котором вы уложили меня спать, мистер Кинг, – поясняю я и жду ответа, но его нет.

Он оборачивается ко мне спиной, и я замечаю на ней татуировки. Затем спускаюсь взглядом к его пояснице и рассматриваю накаченные в меру руки.

– Ужин на столе, Куинн, – стоя спиной, проговаривает он.

Смотреть на него у меня больше нет причин, поэтому я направляюсь обратно по коридору и выхожу в гостиную, где еще вчера обнаружила широкую стеклянную дверь, которая вела на задний двор. Оглядевшись по сторонам, я нажала на ручку и открыла дверь, выходя на улицу. Вокруг было тихо, что еще больше говорило о том, что этот дом находится далеко от центра Филадельфии.

Я спускаюсь по ступенькам и иду вдоль больших кустов, пытаясь найти хоть один выход и сбежать, пока меня не заметили. Останавливаюсь возле розовых роз и вновь оглядываюсь по сторонам. Кажется, я обошла этот дом и нахожусь ровно на том месте, откуда вышла около трех минут назад.

Немного вправо и буквально в нескольких метрах я обнаруживаю бассейн. За ним вновь идут высокие кусты, и я просто теряюсь даже в том, как вернуться назад. Подхожу к высокому дереву и скидываю с ног туфли.

– Тебя подсадить? – интересуется голос сзади, и я дергаюсь.

Мистер Кинг скрестив руки на груди с интересом смотрит на меня и будто желает, чтобы у задуманного мной было продолжение.

– Нельзя так равнодушно относиться к ужину, Куинн, он ведь стынет, – легко проговаривает мужчина и улыбается кривой улыбкой. – Ты все еще не веришь мне?

– Вы похожи на психопата и маньяка в одном лице, учитывая то, что вы наблюдали за тем, как я сплю, – вырвалось у меня, и только потом я подумала, что если мои догадки верны, то мне сейчас же не поздоровится.

– Я бы посоветовал тебе принять душ и привести себя в порядок, – оглядел он меня с ног до головы, и я заметила, как в его тоне пропала нотка веселья.

Опустив голову, я пришла в дикий ужас. Мое бежевое атласное платье было вымазано, ноги содраны, а руки выглядели так, будто я подрабатывала на шахтах последние два часа. Его взгляд упал на мои волосы, и я уже представила в каком беспорядке мои волосы.

– Помочь тебе найти душевую кабину?

– Если только найти, – осторожно произнесла я.

– Пока только это, – улыбнулся мистер Кинг и сделал шаг назад, повернувшись ко мне спиной.

Я последовала за ним до ванной комнаты и, зайдя в нее, заперла дверь. Как только я это сделала, то услышала усмешку с его уст, а затем отдаляющиеся шаги. Он меня пугает. Очень. Достаточно одной кривой улыбки, которую я вообще впервые вижу у людей, и я готова провалиться сквозь землю, лишь бы не думать о том, что он на самом деле маньяк или психопат со стажем. А что если так? Что если все эти видео – это монтаж? Я же совсем в этом не понимаю. Я должна поговорить с Марком. Я должна сделать это любым путем, поэтому, пока прохладные капли стекали по моему телу, я обдумывала планы побега, но увы. Я не знала, где выход. Знала лишь то, что, выйдя из главной дверь, столкнусь с забором, а что дальше? Перелезть? Можно попробовать ночью. Да, я должна попробовать.

Обернувшись в полотенце, я вышла из душевой кабины и подошла к зеркалу. Я выглядела ужасно. Мое лицо требовало ухода, а волосы особого отношения.

Накрыв лицо ладонями, я попыталась привести свои мысли в порядок и только тогда поняла, что кроме полотенца ничего больше не имею. В том смысле, что моя одежда исчезла, а поблизости не было и халата.

Он издевается надо мной?

Боже правый, мои мысли о маньяке возобновились. Так ведь намного легче, и одежду снимать с меня не нужно, ведь я сама это сделала. Мне вдруг захотелось здесь остаться навсегда или, выйдя из ванной комнаты, найти хоть один рабочий телефон чтобы сказать, что я нахожусь…

Нахожусь…

А где я, черт побери, нахожусь?

Все оказалось куда хуже, чем я могла себе когда-либо представлять.

Просидев несколько минут на полу, я решила успокоиться и привести себя в порядок. По крайней мере, если бы он действительно хотел убить меня или сделать что-то еще хуже этого, то уже бы сделал. Поэтому, высушив волосы феном, я покрепче обернулась в полотенце и подошла к двери, отперев её.

В гостиной было тихо, поэтому я направилась в столовую, чтобы через нее подняться наверх в спальню и попытаться найти хоть что-нибудь в находящемся там шкафу, как замерла, увидев мистера Кинга в компании длинноногой блондинки.

– Извините, я…

– Куинн, – улыбнулся мистер Кинг и переглянулся с блондинкой. – Это Сантана, – представил он девушку, а я не могла произнести ни слово, лишь смотря на её аккуратно уложенные волосы и ровные плечи.

– Рада знакомству, – промямлила я, чувствуя себя ужасно на фоне такой девушки. – Я Куинн.

Девушка лишь дружелюбно улыбнулась мне и, взглянув на мистера Кинга, наклонилась, оставив легкий поцелуй на его щеке.

– Присаживайся, – указал он на стул, в то время как Сантана направилась к двери, оглядываясь назад и посылая многочисленный взгляды мистеру Кингу. Почему-то в этот момент мне стало легче, наверное, потому что предположение его в роли маньяка отпало.

Когда входная дверь захлопнулась, и передо мной поставили тарелку с едой, я задалась вопросом, куда сейчас направилась Сантана, чтобы выйти отсюда. Но я знала лишь одно: выход находится за этой дверью, стоит лишь поискать, и это то, чем я планировала заняться сегодня ночью, но явно не в полотенце и босыми ногами.

***

– Мистер Кинг, могу я поинтересоваться, где мои вещи? – спросила я, глядя в спокойные карие глаза.

– В мусорном ведре, – спокойно проговорил мужчина.

Я давлюсь собственной слюной и пытаюсь прочистить горло, в то время как он продолжает:

– Если тебя так смущает это полотенце, Куинн, можешь его снять, – проговорив, опускает он глаза на мои ноги.

Я приоткрываю рот в изумлении, не зная, что ответить и немного пугаюсь, когда он делает несколько шагов мне навстречу, закатывая рукава белой рубашки.

– Все твои вещи наверху.

– Все? – тихо выдается с моих губ.

– Да, я забрал все, что нашел в твоем комоде.

– Вы были у меня дома? – мои глаза округляются, и я перебираю тысячу вариантов убийства моего мужа.

Первое из них: Избить до смерти.

– Мне ведь нужно было забрать твои вещи, – спокойно произносит он и потирает руки.

– Вы пришли в мой дом и просто забрали вещи? Что вы сделали с Марком?

– На тот момент его не было дома. Мы бы не пришли, будь он там, – пожимает мужчина плечами и садится на высокий стул.

– То есть вы сначала обвиняете его в том, что он наркодиллер и мафия, а затем стараетесь прийти ко мне домой и быть незамеченным. Вы противоречите своим словам, мистер Кинг. Почему вы его не схватили? Арестовали?

– Все не так просто, Куинн. Видишь ли, твой муж слишком хорошо умеет заметать следы, и поэтому нам нужно время, слежка и доказательства.

– А то, что вы мне показали, разве не оно? То, с чем вы оставили меня наедине на всю ночь.

– Ты хочешь продолжить этот разговор прямо сейчас? – интересуется он и облизывает губы. – Потому что твое полотенце сползает с груди.

Я тут же опускаю голову и хватаюсь за край махрового полотенца, натягивая его как можно выше. В моей голове еще тысяча вопросов, но я не могу продолжать разговаривать с ним в таком виде, хотя бы потому, что чувствую себя неловко и все чаще смотрю на его татуированные руки. Я просто даже не хочу думать, что он ими может сделать.

– На кого вы работаете? – спрашиваю я, а он щурится.

– На тех, для кого в интересах защитить тебя, Куинн, – проговаривает хрипло он.

Я хочу задать еще один вопрос, но он резко встает из-за стола и, повернувшись ко мне спиной, уходит вдоль длинного коридора, скрываясь за темной деревянной дверью. Я считаю для себя это оскорблением, и поэтому, подорвавшись и даже не тронув ужин и пальцем, иду наверх. Третьей по счету справа нахожу ту комнату, в которой проснулась около часа назад и замечаю на кровати несколько дорожных сумок и один чемодан.

Кажется, он забрал все мои вещи, включая те, что лежали в отдельной сумке, для того что бы я могла отдать их в приют.

Хотя…

Эта была идея Марка, и мне просто больше ничего не приходило в голову кроме того, что он действительно бы это сделал. Или это было всего лишь прикрытие? Ведь кроме этого он собирался еще пожертвовать им денег.

Я теряюсь, потому что до конца не верю в то, что Марк мафиози, но и то, что я увидела своими глазами, заставляет меня сомневаться в собственном муже, поэтому я в который раз убеждаю себя в том, что мне нужно поговорить с ним напрямую.

Расстегиваю чемодан и нахожу в нем желтую блузу. Откидываю её в сторону и пытаюсь подобрать низ, но на глаза попадаются лишь юбки, а перед мистером Кингом мне хотелось бы выглядеть более закрыто, потому что я совсем не знаю, чего от него можно ожидать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю