290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ) » Текст книги (страница 12)
Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 04:30

Текст книги "Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)"


Автор книги: Алена Медведева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Потом долго лежали, не разрывая связи тел и слушая сердца руг друга. Мое заходилось в ошалелом беге, карангарское замедленно отсчитывало удары.

– Не плачь, – молящий шепот и ощущение его губ, собирающих мои слезы с лица. А я и не заметила, что плачу. Настолько сильные эмоции переполняли в этот момент, настолько отчаянно хорошо и невыразимо больно было душе. – Прими меня, Нола, прими…

– Не могу, – я сама себя не слышала, казалось, это крик души вырвался из-за моих губ. – Пойми, не могу. Я не смогу доверять убийце, разделять с ним абсолютную близость, свою душу… Возненавижу себя. И тебя! Прошлого не вернуть.

Муэн рядом со мной замер.

– Убийце?! – недоуменно, потянувшись куда-то рукой и активировав освещение, переспросил он.

Зажмурившись от яркого света, испуганно сжалась: вот оно! Тема войны поднята.

– Конечно, я знаю, что наступлением на землян руководишь ты, – старательно моргая, чтобы с честью встретить его взгляд, сообщила я о своей осведомленности.

– Наступлением?! – с возросшим недоумением в голосе широко распахнутыми глазами уставился на меня муж.

– Ну, атаками, нападением, агрессией, войной… называй как хочешь, – злясь на его попытку уйти от ответа, фыркнула я, слегка отстраняясь.

– Нола, – Муэн перебил меня, обхватив мой подбородок ладонью и заставив в упор посмотреть на него. – Я не понял, о чем ты говоришь? Какая война? Землян с карангарцами?

Неверящим взглядом уставившись на марана, я поняла, что... ничего не понимаю! Вообще, дар речи временно пропал. Смотрела и видела в алом взоре искреннее недоумение, более того, я чувствовала, что он честен.... И если маран карангарского звездного флота не понимает, о какой войне речь, то... как это вообще может быть?!

– Но ведь война идет... – сипло выдохнула я, чувствуя внезапную безумную неуверенность.

– Но мы тут при чем? – Муэн не отводил вопрошающего взгляда. – Карангар не вмешивается в дела землян. Вспомни, я уже говорил тебе об этом.

– Вы с нами не воюете? – как попугай переспросила я, испытывая настоящий ужас: что же происходит?

– Зачем нам это, Нола?

– Из-за ресурсов...

– Каких?! Мы в принципе потребляем меньше ресурсов, используем их иначе и у нас больше возможностей в любом случае. Добычей чего вы можете настолько прельстить нас, чтобы обострить ситуацию до военного конфликта?

– Но ведь война идет, люди гибнут, ваше военное представительство на Земле закрыли, дипломатические отношения Земли с Карангаром разорваны, да и что ваши корабли делали на той базе, откуда забрали меня?! – я вывалила на него всю кипу разрозненных вопросов, что сейчас хаотично метались в голове. Я совершенно растерялась.

– Нола, – Муэн забавно поморщился и, переместившись, сел в кровати, опираясь спиной о стену, а меня уложил на свои колени, – ты все смешала в одну кучу. Это совершенно не связанные друг с другом вещи. Давай обсудим все отдельно. Дипломатические отношения разорваны, и исчезновение земного отделения нашего военного ведомства – следствие этого факта. Причина несколько личностная: один из членов верховного мараната Карангара, подобно мне, оказался связан судьбой с земной девушкой. С ее отцом взаимопонимания у них не получилось, поэтому он девушку похитил. С ее согласия причем! А отец этот – ваш влиятельный ученый, или что-то в этом роде, в общем, человек значимый, и пошел на принцип, ситуацию обострил, как мог. Уверяю, со временем все уляжется, и взаимоотношения цивилизаций восстановятся, не так и глобальна причина их разрыва.

– Это нормально для вас? – сосредоточенно слушая и натянув на себя покрывало, уточнила у Муэна. – Похищать наших женщин?

– Нет, это редкость неимоверная, лишь несколько случаев за всю историю наших народов имеется. И то всегда карангарцы через врата перехода суженых уводили. Это лишь мне так "повезло"... И девушку эту так же он увел. И не всегда это были девушки, уводили и мужчин, насколько я наслышан. Были вроде бы случаи, когда в них наши женщины обретали свои пары. Хотя сам факт того, что сразу две сейчас, это, конечно, странно. Возможно, предзнаменование сближения наших рас. Впрочем, с учетом нашего летоисчисления, мы с тобой в пару объединились давненько, – он вздохнул. – Год на Карангаре длиннее.

– Значит, война не из-за этого... – подытожила я.

– Ваши же не безумцы, раздуть надуманный скандал ради своей обиды и выгадывания каких-то сиюминутных преференций – это одно, а совершать массовое самоубийство – это совсем другое. И наши официально готовы признать вину – мы понимаем, что наш собрат иначе поступить не мог, но и ваши нормы морали нарушил, чувства родителя оскорбил, поэтому требованиям подчинились – ушли.

Уверяю тебя, Карангару на полную колонизацию земных территорий понадобилась бы неделя. Мы бы просто подчинили вас ментально, лишили бы желания сопротивляться. Есть системы, ретранслирующие наши возможности на огромные территории. Кстати, именно так я заполучил тебя – на нужный промежуток времени лишил население вашей базы возможности воспрепятствовать нам. Я не нападал и не нанес никому вреда, лишь забрал свое! Тебя! И с этой целью и находился в этом секторе галактики мой корабль – мы искали тебя. На всякий случай подчеркиваю – это сугубо звездолет моего рода, а не отправленное сюда с приказом атаковать военное подразделение нашего космического флота. Понимаешь?

– Нет, – призналась честно, взглядом отслеживая малейшее движение губ Муэна – настолько невероятные вещи он говорил. – Не понимаю вообще ничего... Вроде бы ты и просто объясняешь, но в мою картину мира это не укладывается. И я так и не поняла: есть война или нет?! Наши погибают или нет?

Сейчас все личное отошло на второй план, важнее было прояснить для себя окружающие реалии.

– А кто-нибудь видел хоть одного погибшего? – отозвался вопросом карангарец. – И вообще, помимо информационных официальных сводок есть какие-то данные? Что, никто ни разу не вырвался, не избежал уничтожения, ни одна спасательная капсула не сработала?

– Не знаю, просто эскадра за эскадрой перестает выходить на связь, база за базой замолкает... И... – я вдруг сообразила, вспомнив о недавнем полете и попытке прорваться к ближайшей замолчавшей базе, – мы позавчера сами совершили пробный вылет, хотели подобраться к своим. И не смогли! Засекли присутствие ваших звездолетов.

– Теперь ясно, – Муэн таким привычно-непривычным жестом потряс головой, – я тогда твое близкое присутствие и ощутил, но мы сбились с курса и вас потеряли. Отправились к ближайшей земной базе. И там не обнаружили, просканировали всю ее территорию, но среди обитателей Зондера тебя я не ощутил. Вы звездолеты моего рода увидели, видимо. И других карангарских космолетов там не было, и быть не могло.

– Но почему пропадает связь с нашими колониями?!?

– Я бы предположил у вас военный переворот, но точно сказать не могу. Свяжусь со своими, наверняка имеется более конкретная информация. Я же в последние полгода несколько отошел от дел, сосредоточившись на поиске тебя. Полагал, что тебя куда-то обязательно отправят, ты же кадет военной академии. И чем меньше интереса я продемонстрирую, тем вернее и скорее это случится.

– Военный переворот? – версия многое объясняла, если бы не одно "но". – Капитан корабля, что руководил позавчерашним вылетом, как раз один из тех, кто сумел вырваться, он увел свой звездолет из-под удара…ээ.. ваших...

Мысль о том, что он меня оставил на Земле и отклонил все предложения касаемо обмена, обсуждать не стала, слишком много эмоций вызывали эти факты. Побоялась не сдержаться. Искал он меня это называется.

– Не веришь мне, – вздохнул Муэн, как-то распознав мои сомнения . – Мне думается, что подобное мероприятие как захват территории должен готовиться масштабно. Явно организаторы на Земле манипулируют общественным мнением, но есть и те, кто "служит" живым подтверждением насаждаемой версии событий. Слова вашего капитана лишь слова, есть что-то более материальное для подтверждения. И вполне вероятно жертвы есть, не все же, осознав ситуацию, переходят на сторону заговорщиков. Но карангарцы к их появлению точно не причастны!

– Это невозможно! – поверить в подобную наглость, в такой масштаб цинизма и безжалостности я не могла. – Ты полагаешь, что некие заговорщики решили таким образом захватить часть территорий земного союза? Это слишком невероятно чтобы быть правдой... И опять же это только слова, твои слова...

Муэн грустно усмехнулся, настойчиво пытаясь поймать мой взгляд. А потом задумался:

– Какая из ваших "замолчавших" баз у нас ближайшая по пути?  – вопроса я не ожидала.

– Кемера, – и задумываться не пришлось, все было на слуху – сводки о наших потерях крутили по всем внутренним каналам связи на любой земной территории.

О том, что лицо Муэна там на первом плане сейчас точно не время сообщать. Впервые я подумала, что из-за его работы в лунной академии, мой карангарец – единственный маран чьих изображений у землян в избытке.

– Можем залететь, хочешь? – просто предложил он. – Своими глазами все увидишь. Заодно и выясним, что происходит. Это будет считаться подтверждением, а не пустыми словами? Можно и не на одну базу по пути сесть.

В изумлении подняв на мужчину взгляд, не могла поверить в услышанное.

– А... это возможно? Нас... пустят?

– Спрашивать разрешения не будем. Уж извини, но для нас не проблема осуществить любое присутствие на ваших территориях. Просто нет цели вредить человечеству, у нас нейтральное отношение к вашей цивилизации. И пока вы не ущемляете наши интересы, мы не вмешиваемся в ваши внутренние процессы. Внушим людям, находящимся там, не воспринимать нас, станем невидимы для них... И понаблюдаешь за тем, что происходит на "замолчавших", якобы уничтоженных нами, базах.

– Хорошо! – я решилась. Ясность была необходима мне. Если Муэн не лжет, если карангарцы не повинны в гибели людей, если он не повинен... Это изменит для меня все! Это позволит мне обрести мир в душе, примириться с реальностью и своей судьбой. Поверить любимому мужчине...

– Тогда так и поступим, – спокойно, проведя ладонью по моим волосам, пообещал Муэн.

Для карангарцев все действительно оказалось просто. Три звездолета, в том числе и тот, на котором находились мы, абсолютно спокойно сели на посадочные зоны Кемеры, ведомые диспетчерской системой базы. Показатели воздуха и атмосферного давления значились благоприятными – куполов здесь не было. Мы вышли из корабля и, стандартным образом пройдя системную очистку, отправились на ее внутренние территории.

Жизнь вокруг шла своим чередом, мимо, совершенно не замечая нас, проходили сотрудники станции. Один даже налетел на меня, резко вывернув из-за угла, но тут же, перестроившись и не осознав причины заминки, продолжил движение. Я заглянула в зону пищевой раздачи, в диспетчерский центр управления, в пару кают – везде царила деловитая сосредоточенность и привычный ход событий. Ни горя, ни траура, ни сожжённых стен комплекса, ни кучи мертвых тел…

Я, в сопровождении Муэна перемещаясь по территории базы, совершенно не могла понять, что происходит, пока не услышала информационный ролик в одном из секторов отдыха.

– Карантинная зона земного союза расширена до систем Зонда и Венеры. Конкретной информации о происходящем внутри нет, связь утеряна. Всякие контакты с этими территориями прекращены во избежание малейшей вероятности заражения. По последним данным пандемия унесла до семидесяти процентов жителей на инфицированной территории.

Это трудное время. Время, когда мы должны сплотиться и мобилизоваться. Сейчас надо жить будущим, думать о том, какую жизнь мы сможем подарить своим детям. Надо смириться с гибелью тех, кто остался там, на землях, где свирепствует вирус. Принять то, что изменить мы уже не можем. Наша задача – не допустить заражения у нас. Отныне мы – бывшие колонии Земли – берем на себя бремя развития человеческой цивилизации, мы станем этой цивилизацией! Нас ждет великое будущее, и мы справимся со всем!

Что сразило меня совершенно, так это личность человека, произносившего эту проникновенную речь. Это был глава военного ведомства земного союза.

Все происходящее совершенно не укладывалось в сознании.

– Но не может же эта стена страха и угроза заражения – с одной стороны, с другой – вера в оккупацию территорий, разделить человечество?! – с настоящей бурей переполнявших душу эмоций обернулась я к Муэну, не обращая внимания на множество людей, толпящихся в помещении.

– Почему нет? – пожал он плечами, с не меньшим вниманием выслушав новостную информацию. – Главное, удержать от контактов поколение-два, а потом все обрастет внушенным страхом, убеждениями, утвердится в массовом сознании. И разрыв с исконной расой случится. Любая цивилизация развивается, и каждая по-своему. Возможно, это даст новый толчок, возможно, приведет в тупик... история покажет.

– Но это жестоко! Чудовищно жестоко! – по щекам заструились слезы, и Муэн, обхватив за плечи, прижал к себе, утешая. – Люди... и те, что на Земле, убежденные в гибели своих родных, и те, что здесь, полагающие, что их близкие, оставшиеся на Земле, обречены... Как можно?!

– Нола, история беспощадна, ее не интересуют индивидуумы, она исходит из более обширных категорий. Прими этот факт, изменить ничего нельзя.

– Но можно же вернуться на Землю, сообщить правду, – я отчаянно хотела прекратить этот ужас непонимания, обрушив громаду лжи.

– Нет, мы не будем вмешиваться. Это – путь вашей цивилизации, и только вы либо пройдете его, либо нет. И поверь, твое вмешательство ничего не изменит, лишь повлечет твою гибель. Чтобы противостоять этой планетарной по размаху задумке и изменить ход истории, нужны возможности, ресурсы и подготовка. Всего этого у тебя нет, поэтому ты не справишься.

Муэн был безжалостен и, подхватив меня на руки, отправился обратно к их звездолету.

– На другие земные базы полетим?

– Нет, – прошептала я, рыдая.

Чувствовала сердцем, что окружающая реальность – правда, и карангарец меня не обманул. Я поверила ему в это мгновение...

– Нола, тебя это уже не касается. У тебя другая судьба, своя история. И тебя это не должно было затронуть. Твоя душа давным-давно связана с Карангаром, – на ходу успокаивал меня маран. – Просто так случилось, что все отложилось. Но сейчас возвращается на предназначенные судьбой места.

Мы уже с час как покинули «замолчавшую» базу Кемера. А я все нервно вздрагивала, сжимала ладони в кулаки и изводилась мыслями о том, могу ли я что-то сделать в сложившейся ситуации – в имитации войны.

– Не должно было затронуть?

– Конечно. Если бы не камень, что подарила твоя родственница, я бы увел тебя много лет назад. Тебя не коснулись бы нынешние события на Земле, этого не было в твоей судьбе изначально, – просто пояснил он, осторожно обнимая. – Мне искренне жаль, что ты их пережила.

– Полагаешь, что ребенком оказаться в другом мире и на чужой планете стало бы меньшим стрессом? – саркастически отозвалась я. – Да и ты сам меня оставил на Земле, тебе предлагали обменять меня…

– Я не мог. Как только тебя тайно и так поспешно забрали с Титана – понял, что это связано со мной. Разрыв дипломатических отношений с Карангаром насторожил, признаюсь, я сам выжидал тогда момент, чтобы улететь нам вместе. Но опоздал… тебя спрятали. Я отправился на поиски, немедленно покинув базу на Титане.

Затем у землян началась неразбериха, пришло предложение с твоим обменом. Они требовали невыполнимое – технологии наших пространственных прыжков. И до этого были попытки привлечь Карангар на свою сторону. Но мы принципиально не вмешиваемся. Я побоялся, если проявлю интерес, ситуация усугубится – тебя будут использовать вновь и вновь, угрожая мне. Ты же понимаешь, что никто не позволит мне ради личных интересов жертвовать достоянием цивилизации.

И я сделал вид, что мне безразлично – отказался от обмена. Но сам неизменно искал, караулил, выбирал способ выкрасть тебя… Я бы не отступил, тебя вернул… Если бы не камень – нашел бы сразу, куда бы не укрыли. Но из-за проклятого кулона… ощущение направления, в котором ты находилась, было очень размытым. Поиски я не прекращал никогда. Знаешь – искать тебя стало смыслом моей жизни.

В последних словах прозвучала невообразимая тоска.

Настороженно замерев, я вдумывалась в смысл его слов. Медленно повернув к мужу лицо, невольно сдерживала дыхание.

– Так ты не хотел бросать меня?

– Нет. Тебя очень удачно выкрали, я такую вероятность из вида упустил. А где искать, доподлинно не знал, пока выяснял – время ушло. А после запросов об обмене понял, что тебя целенаправленно прячут, – Муэн спокойно переплел пальцы своей руки с моими и ответил решительным взглядом. – Ты – моя жена, моя единственная, моя душа… Поверь в это и доверься мне.

Поверить очень хотелось. Всем сердцем хотелось… Совсем рядом – руку протяни – избавление от одиночества, счастье, любовь… Решусь ли я? Переиначу свою жизнь? Начну и проживу ее заново?..

Да! Сердце было согласно. Душа ликовала. Да! Да! Да! Ведь я рядом с тем, кого люблю, рядом с мужем. И в нем смысл моей жизни, лишь рядом с ним я живу…

Даря безмолвный ответ, сама обвила его шею руками и поцеловала. Открыто, не таясь, давая почувствовать, как соскучилась, как люблю, как благодарна и сожалею о собственных ошибках… Муэн на секунду замер, вслушиваясь в мое прикосновение, а потом, словно ожив, сдавил меня руками, притиснув к себе крепко-крепко.

Вдвоем… наконец—то.

И меня словно озарило. Муэн не убийца, не враг… Он не уничтожал людей в угоду каким-то потребительским интересам их расы. Он… мой! И он достоин любви, он действительно более чем заслужил ее. Мне было очевидно, что любовь с его стороны ко мне искренна, естественна и сильна. Муж… я почувствовала его душой, разрешила себе это! Такой далекий и неизвестный, но при этом такой родной и любимый… Любимый давно и, наверное, навечно. Я, наконец-то, позволила своему чувству вырваться наружу, раскрыться, стать очевидным карангарцу. Доверилась ему…

Запрокинув голову, встретила вопросительный взгляд марана и улыбнулась. Улыбнулась счастливо и открыто. Пусть люди… человечество идет своей дорогой – разделяется, снова сходится, ищет свой путь. Какой из меня вершитель мировой истории? Я же свое место в мире отыскала. Оно рядом с Муэном. И свое предназначение. Оно простое – быть его женой. Того, кто истинно достоин уважения и любви! Того, кто все сделал для меня, того, кто знает ей цену!

Вскинув руки, впервые сама проявила инициативу, обхватив лицо карангарца ладонями. И, помедлив в миллиметре от его рта, встретившись с ним взглядом, коснулась его губами. Осторожно… словно впервые, пробуя, здороваясь…

Душу переполняли нежность, облегчение и любовь. Мне слов не хватало, чтобы выразить их. Да и не хотелось ничего говорить, гораздо важнее было дать ему почувствовать. Впервые между нами я не соглашалась идти за ним, не позволяла подчинять себя его намерениям. Я действовала сообразно своим желаниям! И Муэн был не против. По его открытому и восторженному взгляду я видела, что он все понял и сам с нетерпением ждет проявления моих чувств.

Он ждал этого мига дольше, гораздо дольше меня…

– Муж мой, – голосом полным нежности и счастья шепнула я, вставая на ноги и утягивая за собой карангарца. Мне хотелось наконец—то своими руками стянуть с него эту облегающую форму, почувствовать его тело… каждый кусочек кожи ощутить ладонями. – Любимый… прости.

Грудь мужчины на мгновение замерла, взгляд вспыхнул восторгом. А потом он, не сдержавшись, обхватил меня руками и притиснул к себе с такой силой, что едва не смял.

– Нола… – и столько чувства, скрытой тоски и одновременно счастья было в его голосе, что у меня из глаз потекли слезы. Слезы счастья…

Он поймал соленые капли губами, тут же перемещаясь ими к моему рту, целуя умопомрачительно, так, словно всю душу из меня хотел вытянуть или подарить мне свою. И это слияние губ нас окончательно закружило, всколыхнув желание и страсть. Нам хотелось овладеть друг другом, именно сейчас испытать самую сокровенную близость, стать единым целым.

– Любимый… – сипло шепнула я и, зажмурив веки, окунулась в ощущение накатившей расслабленности, даже бессилия. – Любимый…

Муэн, тоже тяжело дыша, привалился к стене, отчаянно удерживая меня от падения. Но при этом мы улыбались, вновь безмолвно разговаривая глазами. Улыбались потому, что понимали – нас объединяет любовь! Теперь я знала разницу, прочувствовала… Отдаваться без остатка любимому мужчине… чудесно. Ведь ты ощущаешь ответную отдачу и открытость, ты получаешь двукратный отклик и поток любви!

– Нола…

– Муэн…

– Мы… – и наши губы встретились вновь, благодаря и обещая. И договаривать не было смысла, мы понимали все и так – вместе! Навсегда!

Глава 14

Сегодняшнее утро стало для меня истинным началом новой жизни. До момента, пока я не уверилась в непричастности своего карангарца к земным событиям, мыслей о будущем не возникало. Словно я не ждала от дальнейшей жизни ничего хорошего. Но сейчас…

Накануне, измотанная немыслимой гаммой впечатлений, когда меня кидало из крайности в крайность, разоблачившая для себя истинно межгалактическую авантюру, я осталось с чувством глубокой растерянности.

Даже пообещав любимому, что приму свою судьбу, связавшую нас еще в детстве и отправлюсь с ним на Карангар, до конца не могла осознать масштабность перемен. И по возвращении, едва ли замечая хоть что-то вокруг, устало лежала и рассматривала потолок глазами, в которых не было и намека на сон. Муэн понимающе молчал, давая мне время все обдумать. Тихо баюкая в кольце своих рук, целовал в макушку, даря поддержку и ощущение хоть какого-то якоря. Он был отчаянно необходим мне в миг, когда мир вокруг в буквальном смысле перевернулся с ног на голову.

И пробудилась я первой, удивившись уже тому, что смогла уснуть накануне. Маран спал рядом, и во сне прижимая меня к себе. Не шевелясь, понимая, что и на его долю по моей вине выпало множество испытаний, я тихо лежала, всматриваясь в лицо мужчины. Такое человеческое сейчас…

Веки с темным веером ресниц скрывали его удивительные глаза, а плотно сомкнутые губы – чуть более приметные по земным меркам клыки. Лицо мужчины буквально дышало покоем и легкостью, заставляя и меня расслабленно перевести дух. Не обязательно же все решать прямо сейчас? Пока мне достаточно островка покоя и уверенности, которые источает любимый.

–Ты успокоилась?

Он спросил позже, когда мы дружно встали и привели себя в порядок, а карангарец усадил меня за стол с намерением накормить. К счастью, для этого не пришлось куда-то идти как в системе питания на земных звездолетах. Пока к знакомству с новым окружением я себя готовой не чувствовала, хотелось укрыться в этой каюте как в скорлупе от всего мира.

– Думаю, да. Решила, что буду обдумывать все постепенно. И узнавать о твоем мире тоже.

Муэн одобрительно кивнул, на миг исчезнув из моего поля зрения за выступом дальней стены каюты. Вернулся он с небольшим подносом, который поставил передо мной. В первую очередь потянувшись к кружке с напитком, удивленно пискнула:

– Ой, а откуда здесь это?

Вкус узнала мгновенно – те самые элексирчики, которыми он подкармливал меня в академии на Луне.

– Здесь, – муж непонятно махнул рукой вокруг, – этому как раз и место. Это карангарские питательные смеси. Прежде я переливал их в привычную тебе упаковку, не желая пугать.

– Оо…

Опешив, я не нашлась с ответом. Какая я все же доверчивая.

– Они очень полезны, – маран сообразил о причине моего молчания. – Извини, намерения навредить тебе у меня никогда не было, наоборот хотел, чтобы ты окрепла и чувствовала себя полной сил. Но объясни я тебе истинную природу этих эликсиров, возникло бы слишком много вопросов. А ответы было давать еще рано.

– Ты очень легкомысленно относишься к свойствам растений, – я немедленно села на знакомого конька. – Они могут иметь самое различное влияние. И не известно, как на земном организме скажутся те или иные инопланетные растительные экстракты. Но, – не давая Муэну возразить, попросила, – я очень хочу выяснить побольше о полезных растениях Карангара!

В десяточку! Тема моментально оживила: прихлебывая знакомый напиток, я внезапно поняла, что для меня как для космоагронома посещение новой планеты открывает массу возможностей. Особенно, если эта планета с таким разнообразным растительным миром как родина Муэна. Земных агрономов там прежде точно не бывало!

– У тебя даже глаза засияли, – с усмешкой подметил он мой интерес. Красноречиво кивнув на еду, пояснил, придвигая ко мне ближе похожую на пиалу миску с каким-то сухим напоминающим бурую муку содержимым. – Это брох, самая популярная у нас углеводная пища. Она долго не утрачивает питательных и полезных свойств, подходит и для питания в космосе. Вылей сюда воду? Да, да, так надо. – он уверенно направлял мои действия. – Теперь мешай, пока содержимое миски не разбухнет, увеличившись вдвое.

– Готово, – вопросительно уставившись на мужа, с любопытством зачерпнула ложечку похожей на фруктовое пюре рыжеватой массы. – Пробую?

– Конечно, – он немедленно кивнул. – Не переживай на счет незнакомых культур и их свойств. Поверь, на Карангаре ценится только натуральная и полезная пища. Она абсолютно подходит и землянам – все уже давно неопровержимо проверено, смело кушай. Брох чаще всего едят с янзой, – и Муэн пододвинул вторую миску, в которой было что-то похожее на… маринованный салат?

Охваченная азартом первооткрывателя, я первым делом попробовала содержимое собственной ложки. И довольная замерла, «вслушиваясь» в реакцию вкусовых рецепторов. Незнакомый продукт отдаленно напомнил гороховую кашу в изобилии сдобренную сливочным маслом – такую любила делать моя бабушка!

– Приятный вкус, – немедленно выразила я свое одобрение пристально наблюдавшему за мной мужу, – только… пресный.

– Пробуй янзу, – сразу заулыбался он, интригующе двинув бровями. – Она очень острая, поэтому положи в рот маленький кусочек и заедай брохом.

С долей опасения подцепив на пробу фрагмент того, что выглядело черешком салата, резко охнула. Вот уж действительно острое! И соленое! И совершенно не растительное… Зажмурившись и самоотверженно жуя под смех Муэна призналась себе, что вкус еды не опознаваем: не рыба, не мясо. Или правильнее сказать – курорыба? Еще и с адской приправой в виде аналога жгучего перца!

Последовав совету мужа, немедленно засунула в рот полную ложку броха. И… облегченно выдохнула: перемешавшись во рту оба продукта оказались вполне себе съедобными. Или это я так проголодалась?

– В космосе рацион ограничен, – пояснил Муэн. – Не все продукты могут долго храниться. Но на Карангаре полно всякой еды, не переживай – найдешь то, что тебе по вкусу.

– Или придется адаптировать земные культуры – рис, картофель… – налегая на еду, высказала я самый заманчивый для агронома вариант. И думала совсем не о собственном желудке!

– Они уже есть у нас, – поспешно заверил Муэн.

Он тоже принес себе похожий продуктовый набор, дополнив его еще одной кружкой травяного напитка для меня. И то верно, после «огнедышащих» курорыб я была рада освежить горлышко.

– Тогда я точно выживу!

– Карангар очень благодатная планета, не переживай за свое здоровье. У нас принято правильно питаться, не относиться потребительски к природе и использовать те возможности, что она перед нами открывает.

– Вы не в космополисах живете?

Вот и отличный повод узнать о новом мире.

– Нет, – спокойно признался Муэн. – С ними можно сравнить разве что две орбитальные транспортные станции Карангара – гигантские космические объекты, искусственные спутники планеты. Но постоянно там никто не живет, только периодически обслуживающий персонал отправляется на космические вахты.

– А зачем они нужны?

– Станции? У них множество функций: промышленная зона, транспортные узлы, складские и военные объекты и прочее. На Карангаре нет космопортов, все звездолеты пристают к орбитальным станциям – Ях и Ях—2, там же разгружаются или пополняюся грузы и сходят или садятся на борт звездолетов пассажиры. Пусть эта пересадка удлиняет путь, но позволяет сохранить защитный атмосферный экран планеты. Собственно, попасть на Карангар можно только по транспортировочным тоннелям. Их трое – один только грузовой для очень тяжелых грузов. Один раз в пятнадцать карангарских суток каждая станция состыковывается с тоннелем и удерживается на нем трое суток. За это время осуществляется транспортировка пассажиров и грузов в обоих направлениях.

Отложив ложку, я со всем вниманием слушала Муэна. Название же искусственных спутников поразило: бабушка рассказывала мне о древнейших временах Земли, и я точно запомнила, что именно так называли Луну в древнем Египте. Могли ли предки карангарцев, пройдя сквозь межмировые ворота, явиться именно из того времени? Или из еще более раннего? Тогда карангарской цивилизации порядка трех тысяч земных лет? Больше?

– Получается, нам придется ждать момента, когда сможем попасть непосредственно на планету? Долго?

Все это казалось довольно непривычным.

– Тут как повезет. Но мы можем дождаться здесь – на своем корабле. Хотя на каждой станции множество жилых отелей для транзитных пассажиров.

– Пожалуй, я бы побывала и на станции…

Муэн с веселым видом кивнул:

– Обязательно. Все-все тебе покажу.

– Но твой дом? Где он? На самом Карангаре? Если в космосе вы не живете…

– Да. Мой дом увидишь собственными глазами, и не переживай из-за неожиданностей. Не в этом случае, тебе выросшей в земной естественной общине будут довольно близки условия проживания в моем мире. Когда разузнал о тебе больше, еще тогда размышлял над этим. Выбор судьбы не случаен, никто из землян так не подходит для жизни на моей планете как ты. Позже сама поймешь.

– Вы живете в деревянных постройках? – именно такие дома предпочитали в моей общине.

– Нет, но полагаю причина в том, что на Карангаре нет древесных культур, распространенных на Земле. В качестве строительного материала у нас используется почва, вернее смесь из грунта и мелких камней с добавлением сухой растительности. В древности из нее делали подобие блоков, которые обжигали и укладывали в кладку. Сейчас же создание дома куда более технологичный процесс, фактически строение возводится монолитно по заранее заданному плану. Материал лазерным корректором плавят до прочнейшего состояния, позволяя создавать в том числе и прозрачные поверхности. Большая часть населения планеты сосредоточена в теплых широтах с незначительным перепадом суточных температур. Наши жилища прекрасно сохраняют тепло, когда снаружи холодает, и дарят прохладу в жару. Немного используются в строительстве и металлы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю