290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ) » Текст книги (страница 5)
Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 04:30

Текст книги "Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)"


Автор книги: Алена Медведева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Почему это? – Бросая судорожный взгляд через плечо и все еще надеясь, что вот сейчас увижу вдалеке спешащую фигуру Курта.

– Боюсь у него изменились планы, и он никак не сможет составить вам сегодня компанию.

Муэн Тоон шагал вперед с такой целеустремленностью, что я с трудом поспевала за ним – с непривычки ноги в туфлях на каблуках едва не спотыкались.

– Но у него сегодня выходной!

– Бывают ситуации, когда даже выходные отменяются.

– Да?!

Мне о подобном слышать не доводилось.

– Угу. – Карангарец утвердительно качнул головой. – Он отбывает наказание.

– За что?!

– Вопросы дисциплины! – Лаконично прозвучало в ответ.

«Истерику он что ли устроил?» – Я осталась в полном недоумении от слов преподавателя.

– Так вот, Нола…

Снова!

– Я же могу вас так называть? – Кажется, мужчина понял по моему судорожному вздоху, что я совершенно обескуражена его поведением. – Все же сегодня и у вас, и у меня выходной день. Так что мы в некотором роде оба освобождены от условностей. Опять же планы… Вы планировали провести эти сутки в хорошей компании, я в общем-то тоже надеялся на новый познавательный опыт. И раз уж я стал для вас дурным вестником, то просто обязан спасти выходной. Значит, решено – вашей компанией на ближайшие сутки стану именно я!

– Что вы, я вовсе не…

Спешно подбирая слова, я постаралась откреститься от такого неоднозначного спутника. Я карангарца и так каждый день недели вынужденно лицезрею, чтобы еще и единственный выходной омрачить его присутствием.

– Вот и словно! Все и решили!

Подхватив меня на руки, так что пышная юбка лимонного цвета взметнулась вверх, Муэн Тоон ловко переместил меня во вместительную кабину аэрокара.

Пока я, отведя от спутника возмущенный взгляд, осматривалась вокруг и осознавала, что не заметила, как мы добрались до парковки, мужчина уже закрепил шлейф безопасности у моего кресла и сам уселся в соседнее. Не мешкая, тут же поднял аппарат вверх, направив его к ближайшему внешнему шлюзу академического купола.

К счастью, утро было еще слишком ранним – готовых к старту жителей академии оказалось мало. Чуть позже тут будет столпотворение.

«Хоть бы не попасться никому на глаза, – всполошилась я внезапной мыслью. – В такой-то компании»

И тут же, словно прочтя мои мысли, карангарец переключил все внешние экраны на зеркальный режим, укрыв нас от любых косых взглядов.

– Часто вы бываете в космополисе? – Прозвучал его спокойный вопрос, как раз в тот момент, когда подошла очередь нашему аэрокару нырнуть в стартовый отсек.

Именно там происходила смена параметров – переход на внешние условия лунной поверхности. До ближайшего города, который так же находился под куполом, лететь предстояло над первозданным лунным ландшафтом.

– Нет, – до крайности смущенная стремительностью происходящего, я лихорадочно искала выход из ситуации. Без знакомого боевика мне совсем нечего было делать в космополисе. – Я и сейчас больше из-за Курта туда собралась. Он обещал показать что-то необычное.

На миг мне показалось, что последние слова не пришлись по душе карангарцу. Но в пределах моей видимости находились только губы, а по ним сложно судить.

– А я там и вовсе не бывал, – неожиданно признался мужчина. – И был бы просто счастлив знакомству с любыми достопримечательностями.

Прозвучало это очень искренне. Я даже прониклась к нему сочувствием – вот уж кто действительно фанатик-трудоголик. Но вовремя вспомнила, что последствия его одержимости своим делом касаются непосредственно меня.

– Мы на Луне! Тут все искусственное и типовое – от атмосферы до достопримечательностей, как и в любом орбитальном космополисе – стандартный набор развлечений.

Прозвучал мой ответ резковато. Муэн Тоон обернулся ко мне, смутив окончательно. Мысленно я обозвала себя грубиянкой, но сказанного не воротишь, поэтому поспешно добавила:

– Разве что задержаться снаружи, полюбоваться лунными пейзажами и шикарным видом на Землю. Но надо учесть параметры аэрокара, насколько хватит энергетического заряда и полны ли воздушные резервуары?

– Знаете, на Земле и в ваших орбитальных космополисах я тоже не был, поэтому готов с интересом примерить на себя весь стандартный комплекс туристических развлечений. Станьте моим гидом в незнакомом мире? И задержаться снаружи – хорошая идея. Спешить некуда – целые сутки в нашем распоряжении.

Маран обратился ко мне с просьбой?! Мне же не послышалось?

Что этот самоуверенный тип может где-то потеряться или не разобраться в земных порядках – верилось с трудом. А еще никак не получалось осознать, что все это действительно происходит с нами. И он говорит со мной… действительно говорит, а не указывает и не критикует, распекая за бесконечные недочеты. Больше того, ждет ответа!

К ощущению равноправия, а тем более превосходства в присутствии Муэна Тоон я не привыкла. Оттого не могла отделаться от мысли о сне и найтись со словами для ответа.

Молча в полной растерянности уставившись на сероватый пейзаж изобилующей трещинами и кратерами разных размеров, над которыми мы пролетали в направлении видневшегося впереди купола-гиганта, я старалась собраться с мыслями и сказать хоть что-то, подходящее ситуации.

– Когда-то Луна стала первым космическим телом, которого достигли люди. Сейчас она – стандартно освоенный землянами объект из категории «с искусственными условиями», знаменита лунной звездной академией, о которой вы и так все знаете, и является последним рубежом обороны земной конфедерации. Ну и, да! Ничего особенного здесь не придумывали, все сделано по образу и подобию родной планеты человечества и заключено в автономные космополисы. Собственно, сама Луна – вся за границами лунных городов. Сейчас тут даже добыча полезных ископаемых не ведется.

Раз надо вживаться в роль гида, я деловито обобщила для Муэна Тоон общеизвестные сведения.

– Обороны?.. Вот уж нелепость. Тут все так уязвимо.

Кажется, кто-то сел на любимого конька!

– Считаете? – Из вежливости решила я поддержать разговор.

– Конечно, – немедленно прозвучало авторитетное мнение. – Достаточно разрушить герметичность купола, изменить условия под ним, и большая часть живущих там немедленно погибнет.

– Вы про это… – рассеянно протянула я, вновь ловя себя на мысли, что мы впервые вот так запросто разговариваем. Не спорим, не переругиваемся, или красноречиво и упрямо молчим, а просто говорим! – но останутся различные автоматические системы, которым для работы не нужен воздух и тепло, даже люди не нужны. А если так рассуждать, то и на Земле все уязвимо. Стоит спровоцировать грандиозное извержение или падение метеорита – и все, человечество погибнет.

–Да, вы очень уязвимы.

Произнес он это так озабоченно, что я в недоумении уставилась на подбородок мужчины – ему-то какое дело до нашей безопасности. Или?..

– Уж не стоит ли людям паниковать в преддверии атаки с Карангара?

Спросила в шутку, в угоду извечно витающим вокруг этой загадочной цивилизации слухов, но Муэн Тоон даже вздрогнул.

– Нет! И никогда не позволяйте себе такого недоверия к нашим помыслам. Для нас земляне – это не просто близкие по духу существа. Мы почитаем и уважаем вашу цивилизацию как прародительскую. Во вселенной достаточно места для всех, к чему думать о войнах?

– Но… вы же сильнее?

Карангарец, что и в гордом одиночестве так далеко от своей родины олицетворял собой всю мощь и силу своего народа, так поразил меня горячностью своего ответа, что я запнулась на полуслове. И невольно отвела взгляд, переключившись на унылый вид лунной равнины за экранами неспешно плывущего над поверхностью аэрокара.

– Судить по принципу силы – неразумно. – Наставительным тоном заверил он в ответ. – Есть многое, что не менее важно и ценно для всякого разумного вида.

Что ответить на его слова я не нашлась, вся история земной конфедерации складывалась по этому принципу. Поэтому последние минуты до посадки в одном из тысяч шлюзовых отсеков первого лунного космополиса прошли в тишине.

– Надеюсь полет не слишком утомил вас, – пока мы замерли в ожидании одобрения пропуска, обернулся ко мне мужчина. – Я выбрал чуть более длинный путь, подлетев с противоположной от космопорта стороны. Но думаю, там в любое время огромная очередь на входе.

На Луну в отличие от Земли садятся и большие транспортные крейсеры, доставляющие ресурсы с астероидов и других планет. По сути наш единственный спутник давно стал не только последним оборонительным форпостом, но и огромным планетарным торговым и перевалочным складом.

– Это был правильный ход, – невольно хмыкнула я. – Впрочем, вы же бывали уже в космополисе, знаете об этой проблеме с ожиданием?

И тут же оборвала себя на полуслове, вспомнив при каких обстоятельствах маран был под соседним куполом в прошлый раз. Когда он меня, как он полагал, из дома Тария посреди ночи выудил… Тогда он очень быстро добился разрешения на пролет, если судить по оперативности действий.

– Тогда с вашей подругой? – Очевидно он вспомнил об этом же. – Немного неловко вышло…

Он, что, оправдывается?!

– Да, ладно, – смутилась я, снова остро ощутив разницу между нами: он – легендарный звездный адмирал карангарцев, а я – неуклюжая студентка из гражданских. – Она уже и думать забыла о том эпизоде. У них с Тарием, это ее жених, кстати, не одно, так другое. Вечные неразрешимые проблемы!

Сказала и пожалела – от смущения начинаю уже обсуждать чужую личную жизнь. И с кем?! Насколько легче было бы сейчас с Куртом. Вот уж кто никак не смог бы задеть меня за живое, а в обществе своего жутко требовательного преподавателя я от волнения трясусь до самой последней нервной клеточки.

– Неразрешимые проблемы! – Карангарец неожиданно отреагировал с негодованием. Впрочем, судить по движению губ, вдруг изогнувшихся угрюмой складкой, – сложно. – Он ее любит, она стремится быть с ним рядом. А для встречи им всего-то и надо, что пролететь полчаса от купола академии до космополиса. Да-а-а, сложно придумать большие трудности.

Неожиданно даже для себя я рассмеялась – так созвучны его слова были моим мыслям. И тут же кинулась спешно разглаживать ткань платья на коленях, скрывая улыбку. Отчего-то испугалась, что Муэн Тоон сочтет меня легкомысленной! Ощущение его пристального взгляда сейчас стало едва ли не осязаемым.

– У той истории было продолжение, – вдруг поведал маран.

С удивлением, я уставилась на карангарца, наверняка, вопросительным взглядом: Милена ни о чем таком не рассказывала.

– Едва я доставил вашу соседку в комнату, как получил сигнал о прибытии постороннего к куполу академии и запрос на внеурочную встречу с ней.

– Тарий?!

Прозрев, я осознала, что жених подруги не бросил ее в лапах «чудовища». А полетел следом, едва пришел в себя после такого невероятного появления куратора нашего курса.

– Да. Пожелал удостовериться, что с ней все благополучно. И по этому поводу пытался проникнуть под академический купол. Устроил суматоху! Конечно, его задержали…

– Вот это номер, – я искренне впечатлилась. – Тария наказали?

Мила точно не знала, о таком «подвиге» любимого бы не смолчала.

– Нет, я вовремя вмешался и взял на себя ответственность за ночного визитера. – Губы марана слегка дрогнули, намекая на улыбку. Или насмешку? Тут с какой стороны посмотреть. – Пришлось поклясться, что его девушка спит в одиночестве на положенном месте прежде чем развернуть домой. Как он мог додуматься заподозрить меня в каком-то причинении ей вреда?

Кхм… я промолчала, не найдясь с ответом.

Сообщение о допуске, высветившееся на сигнальном табло, очень своевременно разрядило обстановку. Чуть склонившись вперед, карангарец переключил аэрокар на ручное управление и, плавно влетев в распахнувшиеся ворота шлюза, устремился к парковочному отсеку, высматривая свободное место.

Глава 6

– С чего начнем?

Голос Муэна Тоон звучал необычайно бодро, карангарца явно распирало от нетерпеливого энтузиазма. Чего как раз не хватало мне. Первоначальный план распрощаться с ним на внутренней парковке космополиса, истаял как туман от лучей солнца под неукротимым напором мужчины.

Маран походил на сильнейший и неукротимый вихрь, а я чувствовала себя легкой былинкой, которую неумолимо закрутило потоком разрушительной стихии. Какое уж тут действенное сопротивление?

– Думаю, у нас с вами совершенно разные интересы, – сделала я очередную попытку воспрепятствовать направляющему движению шагающего рядом мужчины. Он так ловко приноровился к моим шагам, что постоянно умудрялся подставить мне свою руку для опоры. – Вам, наверняка, надо побывать где-то в культовых туристических местах первого лунного космополиса. У меня же и вовсе нет никаких планов… Так, поброжу тут, там.

Неужели он настолько толстокожий, что не чувствует моей неловкости, смятения и нежелания находиться рядом? Так странно вдруг поменяться с карангарцем ролями, так…непонятно и пугающе. У меня никак не получалось переключиться из режима «великолепный наставник и бездарная ученица» на формат, где пара собеседников, совершает познавательную прогулку за легкой беседой.

– То, что надо! У меня тоже выходной сегодня, помните? Я совершенно свободен и намерен посвятить день знакомству с подлинно земной жизнью. А кто как не земная девушка сможет лучше показать мне все? Нола, сжальтесь, никого другого я тут не знаю!

За этими словами он подвел меня прямо к переместительной кабине, имеющей целью доставить прибывших из пропускного сектора в любую часть города.

– Но я же тут совершенно ничего не знаю! И вообще я выросла не в городе. В космополисе и для меня многое в диковинку. Тем более в лунном.

Не сговариваясь мы синхронно посмотрели вверх. Там за мутноватой границей купола, укрывавший спираль гигантского города, виднелся огромный зеленовато—синий шар моей родной планеты.

– Вот и изучим все вместе. Я же лишил вас спутника? Обязан заменить его с успехом! –Неизменно наблюдая за его губами, я невольно отметила широкую улыбку, приоткрывшую кончики выступающих клыков. Видела ли я прежде его улыбающимся? Пожалуй, нет. Но тут до меня дошел смысл слов марана, поразив его осведомленностью. – С чего начнем? Посетим знаменитый лунный сад мечтаний, или поплаваем в восходящих потоках последнего оазиса? Или аттракционы с разными гравитационными полями? Катание на магнитных осьминогах? О! Возможно музей истории освоения Луны? Или… мне еще рекомендовали тоннель умиротворения? И ресторан «В облаках» под самым куполом?

Ошеломленная потоком свалившихся на меня предложений, поняла, что кроме музея истории я и сама не была ни в одном из этих мест – просто не успела еще побывать там из-за нехватки свободного времени. Кто бы мне сказал в прошлом году, что появится самооборона?

И на счет равнозначной замены – это маран на мой личный взгляд сильно преувеличил. Но я уже инстинктивно поняла: от него мне не отделаться. На любую мою попытку удрать карангарец выдавал порцию непрошибаемой настойчивости. Что там – едва я заводила речь о расставании, Муэн Тоон тут же для надежности еще и брал меня за руку!

«Это он то избегает прикасаться к девушкам? Ха!»

После нескольких провальных попыток отговорить его от совместной экскурсии или попросту сбежать, я окончательно сдалась.

– Ого! Да вы подготовились. Про тоннель и ресторан «В облаках» я даже не слышала.

Прозвучало это уныло. Неужели мне уготовано тоскливое хождение по местным туристическим меккам в обществе «сурового людоеда»? Пусть он и пытается казаться сейчас человечнее, но меня-то ему не обмануть. С Куртом точно было бы интереснее! И безопаснее…

Живот солидарно заурчал.

– Пожалуй, с питания мы и начнем, – тут же отреагировал куратор, бросив на меня внимательный взгляд. Или я почему-то решила, что он так сделал, увидев резко развернувшийся ко мне экраном шлем мужчины. – Вы так рано встали сегодня, что, наверняка, не позавтракали.

Больше не мешкая, вежливо, но неумолимо он чуть подтолкнул меня в кабинку, обхватив за плечи. А затем непоколебимо встал в дверном проеме, набирая комбинацию выбранной цели путешествия и служа неодолимым препятствием на пути моего возможно побега. Увы! В этом маран был верен себе, руководствуясь лишь собственными представлениями о правильном и желанном.

Выходной обречен – у меня отпали последние сомнения. Но совесть несвоевременно напомнила о том, как этот мужчина был внимателен ко мне во время болезни. Как минимум, я должна отплатить ему тем же!

– А почему вы на Земле не побывали? Не так уж много карангарцев посещало мою планету.

Я решила вернуться к безопасной теме, едва стены кабины помутнели.

– Да… Земля далека от нашего сектора космоса.

На этом Муэн Тоон вдруг замолчал, так и не дав ответа.

– На Карангаре землян бывало еще меньше. Кажется, был всего один долгий полет к вам с земным посольством? Как же это удивительно, иметь возможность так далеко путешествовать, видеть новые миры.

Кабина перестала вибрировать – мы прибыли к заданной цели. Но прежде чем перемещение окончательно завершилось и ее дверцы распахнулись, Муэн Тоон неожиданно ответил.

– И у нас права совершать такие перелеты удостаиваются не многие, – губы мужчины поджались, превратившись едва ли не в линию. – Многого необходимо достичь, чтобы заслужить его. Многим пожертвовать. Но в одном вы правы – это удивительное счастье, иметь возможность достигнуть нового мира, встретить живущих там… А что до Земли, то я всегда успею познакомиться с ее достопримечательностями. Раз уж я так близко. Но пока… скажем так, есть более значимые для меня причины находиться на Луне.

Он, несомненно, о своей работе! На наше несчастье, для него очень важна избранная стезя. Смогла бы и я ради своего профессионального долга избежать искушения увидеть новый мир? Вряд ли…

Получив нежданную возможность узнать карангарца чуть ближе, я вдруг устыдилась собственного нежелания принять его профессиональную требовательность. Я немногим не возненавидела его за период обучения, но можно ли осуждать за неукоснительное стремление к идеалу? Тем более в собственной профессии? Пусть даже объекты обучения – такие неумехи как я. Муэн Тоон не виноват, что ему поручили сделать из кадетов гражданского сектора боевиков.

– Мне только хотелось бы верить, что эти причины не навредят моему миру, – поднимаясь навстречу распахнувшимся дверям, тихо шепнула я.

Он понял, возможно знал о тех слухах, что циркулируют у нас на счет тайных карангарских интересов.

– Нола, вы можете быть уверены – я не замышляю зла, не держу в голове скверных планов для землян!

Этим неформальным заявлением Муэн Тоон заставил меня окончательно осознать, что сегодня мы вне привычного режима учебного процесса. Куратор еще и порывисто обхватил мою руку своими ладонями. Голос его звучал подходяще – с жарким желанием убедить. И именно это прикосновение сломало лед моей скованности. И я решила: сегодня же выходной, а значит, мы не преподаватель и кадет. Мы просто двое напарников по интересному приключению длиною в сутки.

– Спасибо, что сказали мне об этом.

Невольно по губам скользнула улыбка – при более близком знакомстве наш неугомонный куратор совсем не так жуток, и даже весьма искренен.

– Тогда, может быть, перейдем на «ты»? – словно почувствовал он мое настроение. – Нола?..

Он давно начал называть меня по имени. Но сейчас предлагает делать это и мне?! Ого… А я смогу?.. Надо попробовать.

– Да… – стушевавшись, я куда более робко добавила, – Муэн!

Сработала та самая чертовщинка, что еще в детстве подвигала на приключения. Странное дело, но вдруг мне все это даже начало нравиться. Глубинного возбуждения и необъяснимого трепета, накрывавших меня с головой на пересдачах, – не было. Может быть, дело в другой обстановке, мы не были «заперты» вдвоем в тренировочном зале, сейчас я чувствовала себя рядом с ним… спокойно. В каком—то смысле равноправно! Это придало уверенности.

Губы Муэна раздвинулись в широкой улыбке – ему такой мой ответ точно понравился. Пока я зачарованно любовалась этим чудом – улыбкой сурового преподавателя, он обхватил мою ладошку и заговорщицки напомнил.

– Кушать?

– А, давай! – и вслед за мужчиной решительно шагнула из переместительной кабины, чтобы тут же удивленно выдохнуть. – И где это мы?!

Почему—то я решила, что мы отправились в упомянутый ранее ресторан в облаках. Наверняка, безумно элитное и претенциозное место. Еще бы, оно же возвышается над всем космополисом, за один вид из окна, несомненно, полагается существенная надбавка к ценнику в меню. Впрочем, карангарский адмирал как никто другой должен подходить по статусу такому заведению. И Мила, к счастью, убедила меня нарядиться в платье – не буду совсем уж белой вороной, возможно что-то даже и проглочу под несомненно всеобщие недоуменные взоры.

Так думала я за миг до того, как покинула переместительную кабину. Но первый же взгляд вокруг заставил ошеломленно выдохнуть: где это мы?!

Мне вдруг показалось, что это… дом. Вернее, один из укромных двориков-беседок посреди диких виноградников, которыми изобиловала местность где я выросла. Те же домики из грубо отесанных теплых от солнца камней, высокие заборы, увитые лозой с гроздьями поспевающих ягод. Они забирались так высоко, как могли, цепляясь за малейшую выбоину или веточку, и в итоге смыкались над головой спасительным дарующим тень пологом.

И деревянные выбеленные временем стол и скамейки, на которую так и тянуло присесть, отдыхая после трудного дня в поле.

– Мы точно на Луне?

Сама себе задала я вопрос и, запрокинув голову вверх, постаралась разглядеть хоть что—то сквозь покрывало из виноградных листьев. Не сразу, но распознала где—то очень высоко гигантскую спираль космополиса и едва различимую дымку накрывающего его купола. Выходит, мы у самого подножия города? Где-то в самом его «подвале»? Но все же на Луне, пусть кто-то и постарался доподлинно воссоздать здесь уголок «моей» – простой и естественной – Земли.

– Приятное место? – придержав под локоток, Муэн Тоон подвел меня к столу. – Тебе оно что-то напомнило? Не удивляйся, его владелец, как и ты, родился и вырос в натурализованной общине на Земле. И даже обосновавшись на Луне не смог полностью расстаться с миром детства. Пробует разводить здесь виноград и делать домашнее вино. Как я понимаю, оно отличается от земного, все же освещение искусственное, но…

– Погодите! – перебила я, вдруг осознав, что он говорит. – А вы… ты откуда знаешь про это место? И про мое детство?

– Давай для начала закажем еды? – успокаивающе сжав мою ладонь, маран нырнул в дверной проем ближайшей стены дома, привлекая мое внимание к одуряюще аппетитным ароматам, витающим вокруг. Хлеба, сыра и мяса… Таким знакомым ароматам! Как и в детстве – запахи натуральной еды.

Не сдержав восторга, я блаженно прикрыла глаза. Волшебно…

– Никакой синтетики, – подтвердил мои подозрения Муэн, вернувшись с подносом со снедью. – Мой друг и хозяин этого места ее не признает. Продукты получает с Земли, не пользуется пищевой органикой, произведенной системами космополиса. Мы заочно знакомы много лет, поддерживаем дистанционную связь. Что до тебя, то, разумеется, я изучал личные файлы своих кадетов.

Устроившись на скамье напротив, мужчина придвинул к себе одну из двух тарелок с похлебкой. Я не отставала, уже почерпнув варево из своей. Как же вкусно…

Какое—то время мы молчали, занятые едой. Но молчание было уютным и безопасным, или это мои вкусовые рецепторы сошли с ума от восторга, приглушив осязательными ощущениями все сторонние мысли.

– А где он? Хозяин этого места?

Вспомнила я о вертевшемся в голове вопросе немного позже. Желание поблагодарить за это чудо – мгновения абсолютного счастья – переполнило душу.

– Предпочитает оставаться в тени. – после небольшой паузы пояснил Муэн. – Ты же понимаешь, дружба с карангарцем… А ты – пусть и гражданский специалист, но кадет звездной академии, в будущем тебе в том числе предстоит претворять в жизнь планы своей цивилизации. – он снова смолк, позволяя мне додумать главное: благодатные годы обучения пройдут, мне предстоит работать на одном из военных звездолетов конфедерации. И кто знает, что ждет нас всех в будущем? Можно ли винить того, кто не стремится афишировать свою дружбу с одним из вероятных противников?.. – он приготовил для нас еду и вино, разрешил провести здесь время. Нола, тебе понравилось это место?

Не имея сил выразить всю гамму охвативших меня чувств, я только молча кивнула.

Наполнив бокалы светлым шипящим напитком, Муэн протянул один мне. Встал и, поманив за собой, подхватил тарелку с нарезанным сыром. Шагнул в сторону, привлекая мое внимание к широкому гамаку под тенью лозы. Неуверенно поднявшись, я двинулась следом.

– Еще немного побудем в тишине? – предложил карангарец, придерживая гамак, пока я усаживалась с краю.

Сомнений в этот момент не было, была уверенность – он понимает, что я сейчас ощущаю. И не испортит это волшебство пробудившейся ностальгии грубостью. Стоило устроиться, как Муэн, передав мне тарелку, вытянулся рядом.

Между нами осталось достаточно свободного пространства, чтобы не ощущать себя настороженно. Позволив себе расслабиться и совершенно перестав соотносить отдыхающего рядом мужчину с суровым преподавателем, гоняющим меня на занятиях, я медленно отпивала вино, радуясь и его знакомому вкусу.

Умиротворение и покой снизошли на меня. Как-то мимолетно я подумала и о Курте, решив, что с ним точно не оказалась бы в этом месте. И к лучшему, что он не смог отправиться на прогулку?

– А почему ты улетела оттуда?

Не требовалось уточнять, я знала: Муэн говорит о доме. Свой нетронутый бокал он так и вертел в руке.

– Мне было хорошо там, – сразу призналась. А рука невольно затеребила под тканью платья камушек, что подарила бабушка. Или причина в дурманящем эффекте вина, или мне подсознательно хотелось довериться карангарцу, но я говорила искренне, признаваясь и себе, и ему. – Но с детства, сколько себя помню, мне хотелось чего-то большего. Такая странная и неутихающая тяга в душе. Даже потребность к чему-то другому. Чему, я и сама толком никогда не могла понять, но сидеть на месте мне не позволил странный зуд нетерпения. Не поверишь, меня всегда тянуло отправиться куда-то в неизвестность. Думаю, я создана для работы в космосе. Вот серьезно, не пойми неправильно, но Земли мне мало.

Только закончив, выплеснув из себя признание, поняла, что мой безмолвный слушатель лежит, повернувшись ко мне лицом. И пусть выражение его глаз скрывал экран шлема, губы чуть подрагивали, как если бы он сдерживался, чтобы не ответить мне.

– А назад?

– Вернуться домой? Вот сегодня вдруг захотелось, – улыбнулась я. – На летние каникулы в этом году отправлюсь.

– Нола, сколько тебе лет?

Почему он спрашивает, раз видел мой личный файл? Но я ответила.

– Исполнилось двадцать четыре… А тебе?

Взгляд скользнул на его волосы, заплетенные в тугую косу. Вдруг я вспомнила рассуждения Милены про его матримониальный статус. Что если в самом деле я валяюсь на одном гамаке с женатым мужчиной?

Опомнившись, я резко села. Кошмар, чем занимаюсь? Еще и болтаю всякую ерунду!

– Наверное, нам пора?

Ощутив неловкость и осознав, что маран так и не ответил, я суетливо отставила свой почти пустой бокал на землю.

– Да, пожалуй. – Он неторопливо поднялся следом. – И раз мы уже не голодны, можно смело отправляться навстречу новым впечатлениям.

– Каким же? – Поспешила я подхватить нейтральную тему, всеми силами способствуя возвращению прежнего пиетета к своему спутнику. Негоже вести себя так по-свойски.

Но Муэн Тоон совершенно не помог мне в этих устремлениях, быстро развернувшись и приобняв за плечи. Больше того, в этом безлюдном месте зачем-то склонился к уху и заговорщицким тоном шепнул:

– Будем максималистами! И ты, и я почти нигде здесь не бывали, а значит просто обязаны использовать сегодняшний шанс и увидеть все чудеса первого лунного города. У нас полно времени – еще только утро.

Вновь ощущая себя легкой былинкой, подхваченной бурным потоком, я безропотно пошагала к кабине переместительной системы космополиса, увлекаемая целеустремленным мараном. Но в последний миг обернулась, бросив пристальный взгляд через плечо, впитывая в себя напоследок все очарование этого места, желая сохранить это воспоминание на всю жизнь.

Когда же двери распахнулись в следующий раз, нас окутал привычный мир многомиллионного современного космического города-станции с его огнями, рекламой, бесконечным шумом и… безразличием, напомнив мне о том, что я привыкла совершенно к иному окружению и ритму жизни.

Словно почувствовав мое недовольство, ладонь слегка сжал Муэн, напомнив, что я не одинока здесь. Невольно бросив взгляд на спутника, отметив ровную линию рта, как если бы и для него в этом месте было мало приятного. Впрочем, если он бывал пока только на территории академического купола, то к такой суете и точно не привык.

– А на Карангаре многолюдно?

С чего это вдруг подумалось про его планету? Сразу стало как-то неловко, и я попыталась отнять свою руку.

– Нет.

Ответив односложно, Муэн отодвинуться не позволил и потянул куда-то в сторону. Оказалось, мы вышли совсем рядом со знаменитым оазисом. Последний особого впечатления на меня не произвел. Возможно для обитателей космополиса, знающих только искусственный мир, он и кажется каким-то чудом. Но для меня… обычная оранжерея, где весьма скудно представлен растительный мир Земли, да еще и за стеклом. Разве что, способ передвижения придуман оригинальный – поиграв с гравитацией, устроители этого места сделали так, что при должной сноровке, посетители словно плыли в направленном потоке воздуха.

– Красиво, – больше из желания приободрить своего спутника, новичка в туризме, комментировала я большинство экспонатов.

И с удивлением замечала, всякий раз, оторвав взгляд от стекла, что смотрит он совсем не на объекты земной флоры, а скорее на меня… Впрочем, доподлинно этого не понять – взгляд карангарца скрывал экран неизменного шлема.

Побывали мы и в лунном саду мечтаний, где по задумке создателей, всякий гость должен упиваться восторгом, любуясь панорамным видом на лунные просторы. Вот только чрезмерная популярность этого места сводила на «нет» всю его суть. Или именно в этот выходной жители и гости космополиса решили дружно помедитировать, глядя на унылый ландшафт естественной Луны?

Пару раз мы вообще попали в настоящую давку. И тут моим спасением стал непоколебимый маран. Оттеснив к стене, он просто вставал напротив и упирался руками в поверхность по бокам от меня. И пусть толпа казалась нескончаемой и давящей, но оказалась не способна сдвинуть его хоть на сантиметр. Я же в такие моменты замирала в странном напряжении, уставившись на его губы, которые оказывались как раз напротив моих глаз.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю