290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ) » Текст книги (страница 2)
Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 04:30

Текст книги "Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)"


Автор книги: Алена Медведева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Естественно за нашими перемещениями следила специальная система – иллюзий на этот счет никто не испытывал. Но кадеты не были бы кадетами, если бы не находили способы обмануть систему. Особенно когда имелся веский повод. А у Милены имелся: она влюбилась!

Случилось это еще в конце первого курса. Она, жительница земного орбитального космогорода, познакомилась с будущим возлюбленным совершенно случайно во время выездного посещения группой первого лунного космополиса.

И за долгую разлуку каникул, когда молодые люди могли общаться только дистанционно, чувства только окрепли. Избранник Милены жил и работал на Луне.

– Мы с Тарием договорились о встрече. Он будет ждать меня, – с нотками трагичности, заламывая руки, стонала она.

Подруга уже успела засыпать меня рассказами о молодом человеке, с которым вновь виделась уже после каникул. И все у них было замечательно, но одной встречи в неделю влюбленной паре оказалось мало.

А я, вечно пропадающая на отработках и пересдачах по самообороне, в выходном не нуждалась. Когда он наступал я, банально, весь день спала. Желания отправиться на прогулку по вечно спешащему «муравейнику», которым являлся первый лунный космополис – не возникало.

Милена очень быстро пришла к мысли, что если возможность покинуть купол академии в личный выходной день не нужна мне, то она не должна «пропадать». И уговорила меня на эти сутки отдавать мой идентификатор с чипом ей! Именно сегодня мы и планировали впервые опробовать ее задумку. Обмен… подмену!

Всего-то я «как бы» отправлюсь в свой законный выходной за пределы академического купола. А Милена ответственно посетит все занятия. Мы специально выбрали день без практики, где группы меньше, и каждый присутствующий как на ладони.

Одна проблема – находился чип на поверхности глазного яблока. Этакая эластичная прирастающая на сутки пленка. Покинуть академию без нее было чревато отчислением. Я накануне уже привычно допоздна засидевшись с повторением теории, утром собиралась в спешке и… вероятно забыла контейнер с заветным устройством системы контроля.

– Да брала я его! Брала! – испытывая угрызения совести, что подвожу влюбленных, упорно продолжала я поиски. И… – Нашла!

Выудив из недр сумки необходимый контейнер, протянула подруге.

– Бери! Только помни – к завтрашнему вечеру вернись!

– Конечно, – счастливая Милена тут же кивнула, прижимая к груди заветный «билет на свободу».

Но взгляд ее был серьезен. Обе мы понимали, что если «подмену» заметят – нас накажут!

Впрочем, проблем не предвиделось. Подруга проведет время вместе со своим возлюбленным, а я тихонько посижу среди кадетов на самых дальних рядах лекционного зала, слушая новый материал.

Милена, установив мой чип, уже направилась к выходу из здания. Подруга буквально светилась радостью, предвкушая свидание.

«Кому-то любовь, а кто-то… уже через день отправится на мучительную пересдачу», – напомнила я себе о грустной реальности и, приклеив идентификатор с ее чипом, поспешила в сектор занятий по гражданским профессиям.

Пока мы с Миленой осуществляли подмену, время перемены стремительно пролетело. Бросив быстрый взгляд на встроенный в форменную куртку в систему информирования экран на рукаве, поняла: следующая лекция вот-вот начнется. Поэтому проводив взглядом, окрыленную перспективой скорой встречи с любимым подругу, поспешила на занятие по космической дендрологии. Предмет был одним из моих любимых.

«Не то что какая-то самооборона!»

Не к добру я вспомнила про карангарца.

Но сегодня самообороны не предвиделось ни в каком виде. Не было в расписании ни теории, ни практики, ни даже отработок! А профильные дисциплины я любила – они давались легко и неизменно нравились. Выросшая среди естественной природы, я с огромным интересом узнавала о законах, довлеющих над растениями, об изменениях, что происходят с ними в условиях космоса.

«На редкость хороший день!» – устраиваясь на одном из самых верхних рядов лекционного зала, стремилась я затеряться в рядах других кадетов.

Настроение было великолепным! Оказывается, для полного счастья мне достаточно отсутствия всего одного предмета в расписании. Самообороны!

– Нола, ты на обед идешь?

Стоило лекции закончиться, друзья заторопились в столовую

– Наверное… нет, – не стоит лишний раз попадаться на глаза куратору по безопасности. Каждый день им являлся кто-то из преподавателей.

Неприметной мышкой проведя весь учебный день, после занятий вернулась в нашу комнату в казарме. Быстро повторив материал к завтрашней практике по генетическим модификациям и приняв душ, решила лечь пораньше. Благо Милены не было, и болтать было не с кем. А завтра отработка очередной проваленной практики по самообороне – силы пригодятся. С этими мыслями, натянув пижаму, подождала пока укрывное тепловое облако до комфортной мне степени нагрева расползется вокруг тела, погасила свет и заснула, планируя пробудиться лишь утром.

Планам сбыться не удалось!

Внезапный шум заставил испуганно встрепенуться: кто-то вошел в комнату – громко хлопнула дверь. И сразу же вспыхнул свет – датчик среагировал на движение. Вздрогнув, я резко села, щурясь спросонок. Возле двери, с понурым видом снимая обувь, возилась Милена. А рядом, поразив мое воображение этим фактом, стоял Муэн Тоон!

Комнату наполнило гнетущее молчание, прерываемое лишь всхлипами подруги. С трудом оторвав неверящий взгляд от карангарца, я с чувством стремительно нарастающего беспокойства уставилась на девушку. Пришлось даже ущипнула себя за ногу, скрытую складками покрывала, чтобы поверить, что эти двое мне не снятся. Милена сглатывала слезы, явно из последних сил сдерживая подступающие рыдания. Выглядела подруга испуганной и всклокоченной, ее явно вытащили из постели.

Даже резко вырванная из сонной дремы я осознала: мы попались! На замершего у входа грозной и непоколебимой скалой карангарца взгляд переводила с ужасом. Вот «повезло» нам, что сегодня именно его дежурство…

«Все! Отчислят обеих…» – поперхнувшись воздухом, я закашляла.

Выражения лица мужчины привычно скрывал шлем, но мне хватило и зрелища его сурово поджатых губ и напряженного подбородка, видневшегося из-под карангарской маски. Неосознанно потерев повлажневшие от страха ладошки о покрывало, вдруг поняла, что он наверняка смотрит прямо на меня! Я «чувствовала» его взгляд, он словно колол, прожигая на груди дыру.

«На груди…» – запоздало опомнилась я, резко переведя взгляд на себя и дернув полы пижамной рубашки выше. Во время беспокойного сна верхние крепления разомкнулись, позволяя увидеть краешек полукружий груди.

– Ой! – смутившись, пискнула я и подтянула к подбородку колени.

Карангарец на мой вскрик отреагировал мгновенно – тут же повернулся к Милене, его губы скривила досадная гримаса, позволяя заметить кончики характерных для их расы клыков. Подруга, стоило ей почувствовать на себе взгляд преподавателя, боязливо попятилась, отступая к своей кровати. Оказавшись к ней вплотную, она неловко обмякла, плюхнувшись поверх покрывала.

Я перевела на нее неуверенный взгляд, стремясь понять, что же случилось. И словно прочитав мои мысли, карангарец произнес:

– Итак?..

– Мы не хотели никого обманывать, – Милена от одного этого слова сорвалась. Всплеснув руками, закрыла ими лицо и зарыдала. Сквозь всхлипы удавалось разобрать лишь некоторые фразы. – Никакой опасности… всего лишь раз… это я ее попросила… хотела встретиться с другом… мы любим друг друга… и скучаем.

– Понимаете, – почувствовав, что голос дрожит, я кашлянула, намереваясь вступить в беседу. – Это всего лишь раз… – И споткнулась на полуслове.

Найти аргументы в наше оправдание никак не получалось. Как не крути, мы нарушили правила академии.

«Но почему он ее нашел? – в голове подобное не укладывалось. – Как догадался?! Ведь мы сегодня не пересекались – видеть меня карангарец не мог. А свой законный выходной «я» могла провести в городе».

Но куратор обнаружил подмену…

– С вами все понятно! – привычно безэмоционально сделал вывод преподаватель самообороны.

Мы с Миленой дружно замерли, предчувствуя приговор.

– Обе получаете по два часа дополнительной практики! Расписание получите на личные информаторы. – отчеканил он. – В назидание! В следующий раз, если ситуация повториться, – покинете академию!

При этом, говоря, он вновь обернулся ко мне. Словно это я была виновата!

– А сейчас – ложитесь спать. Завтра у вас практика и дополнительные часы отработки. Уж я постараюсь, чтобы за это время вы усвоили незыблемую истину: правила надо соблюдать!

И развернувшись, мужчина стремительно исчез за дверью.

Прошло несколько секунд – мы отходили от шока, сама ситуация стала чем—то невероятным. Да, правила существуют. Но мы, явно стали не первыми, кто их нарушил… Однако, о случаях «поимки с поличным» и последующем наказании нам слышать не доводилось. Максимум – отчитывали по возвращении. Или это карангарец такой принципиальный?.. «Повезло» нам с его дежурством.

Отмерев, мы с Миленой дружно рухнули на кровати и мученически застонали.

– Прости меня, Нола, – убитым голосом прошептала подруга. – Тебе и так достается от него, а я еще добавила проблем.

– Часом пытки больше, часом меньше, – философски пожала я плечами, понимая, что мы еще легко отделались. Такой блюститель регламента мог нам и отчисление организовать! – Но вдумайся только… ведь не поленился устроить нам «очную ставку». Посреди ночи потащился в космогород! Вот… въедливый тип! Терпеть его не могу.

Высказала подруге все, что накопилось на душе. Так живешь себе, учишься – и все хорошо. Учеба дается, друзья есть, жизнь приносит удовольствие. Но тут появляется всего один новый предмет и его преподаватель и… омрачает все существование!

– Я до сих пор от шока не отойду! Ты не представляешь, как я испугалась… надо проверить не появились ли седые прядки! Ворвался к нам посреди ночи как смерч… Мы заснули уже, и тут в дверь сигнал. Яростный такой и бесконечный. Тарий пошел открывать, я в кровати осталась. Так карангарец… он, едва дверь распахнулась, словно бешеный влетел в квартиру и сразу в спальню!

– Ужас!

Меня передернуло, стоило представить себе ситуацию. Меня еще мало напугали!

– Угу. Меня чуть не за шкирку из-под одеяла выдернул.

Сглотнув, представила себе стыд и панику, что испытала подруга. Даже сейчас ее голос дрожал от сдерживаемых эмоций.

– Но он как выдернул меня наружу, так сразу замер потрясенный. Понял, что это я! Наверное, отследил в системе контроля, что чип твой и меня увидеть не ожидал.

– И… и что сказал? – сердце в груди дрогнуло.

– Швырнул обратно на кровать, резко отвернулся и вышел. И уже из другой комнаты рявкнул, что у меня пять минут на сборы, иначе в таком виде в академию и отправлюсь. Тарий был шокирован происходящим. Прощаясь, шепотом сказал, что вообще не понимает, как мы выживаем с такими зверскими педагогами.

– Бедняга, досталось тебе, – посочувствовала я.

Сама бы на месте Милы от страха спятила. Впрочем, для меня подобная ситуация была маловероятной.

– Он еще про тебя спросил. Где ты! Я сказала, что в казарме. Все, больше мне и слова не сказал до момента появления тут. Вообще странный тип…

– Не то слово! Маньяк!

– Зануда и стяжатель!

– И не лень ему было устраивать облаву?! Выслуживается? Хотя куда уж больше.

– Ага. Точно ради репутации своей старается. Устроил такой скандал с поиском меня, а потом всю дорогу словно не замечал. Вот поверь, выпади я во время полета из аэрокара – не обратил и внимания!

– А что он нам еще завтра устроит…

Мы вновь дружно застонали.

С головой укрывшись тепловым облаком, пока подруга раздевалась и разбирала свою кровать, я беззвучно заплакала от обиды на жизнь. Все против меня!

Следующий день это ощущение только усилил.

– Ого! – сверившись с расписанием в своем информаторе Мила удивленно присвистнула. – Нам аудиторию на первую пару поменяли.

– Странно, – удивилась я. С первого курса лекции по зоологии вулканических микроорганизмов нам читали в одном и том же лекционном зале. Преподавательница была пожилая, и привыкла к «своей» аудитории.

– Ты со своими отработками совсем уже из жизни выпала, – сокрушенно покачала головой Милена. – Сегодня какая-то конференция проходит, специалисты из разных академий слетелись. Вот лекционный зал и занят. Он удобный! А нас… ты не поверишь – занятие перенесли в аудиторию в образовательном секторе атакующих!

Последняя реплика Милены стала настоящим воплем. К бравым военным, пусть пока еще и будущим, она всегда была не равнодушна.

– Вау, – впечатлилась и я. – Вероятно, все аудитории заняты и в спешке нас перебросили в ближайшую свободную. Бежим!

Наш сектор гражданских профессий занимал несколько этажей здания академии. А этажи выше относились к сектору атакующих. Не подозревая о замене, едва не проспав после «бурной» ночи, мы уже опаздывали – лекция должна вот-вот начаться. Рванув к ближайшему аэролифту, мы на бегу развернули миниатюрный визуальный план чужого этажа, чтобы разобраться, где искать нужный лекторий. На этажах атакующего сектора обе ориентировались плохо.

Пока нашли аудиторию, потеряли дополнительное время. Одна радость – преподавательница интересной дисциплины была сама доброта и понимание, поэтому выговора за опоздание не предвиделось. Стремительно толкнув дверь, ввалились в большой зал и… двумя нелепыми статуями застыли на месте.

Вокруг… это точно не был наш курс!

Первая мысль: мы не туда зашли! Сидевшие за столами кадеты – все как на подбор высокие и бравые в одинаковой военной форме и с четкой выправкой – никак не могли быть привычной нашему взору «разношестной» компанией кадетов гражданских специальностей.

«Лекция у атакующих», – дружно сообразили мы и оглянулись, ища пути к отступлению. При нашем появлении в аудитории повисла красноречивая тишина и – хватило беглого взгляда вокруг, чтобы понять – все внимание присутствующих парней сейчас приковано к нам. Но даже их взгляды были какими-то одинаковыми с четко «отмеренной» дозой любопытства.

Ощущая гигантское смущение и стыд за свое беспардонное вторжение, мы с Миленой сделали дружный шаг назад, стремясь скорее разрешить неловкую ситуацию. Зачем так нахраписто ввались на чужую лекцию? Когда… когда в тишине раздался такой знакомый голос:

– Так-так… какое вопиющее пренебрежение дисциплиной! И кто же у нас тут? Почему-то я не удивлен.

«Конечно же, это он!»

Захотелось взвыть в голос: это рок! Переглянувшись с Миленой, дружно покраснели.

– Мы на свою лекцию спешили, – едва слышно залепетала Мила. Хотя я бы и того не смогла – язык прилип к небу! – А аудиторию на этот этаж переставили. Вот мы искали, задержались, но… перепутали что-то, наверное…

Ни единого смешка, шепотка или шевеления! Кадеты-боевики не позволяли себе и намека на эмоции. Впрочем, сейчас я их понимала – с таким преподавателем не забалуешь.

«И почему снова он?!»

– Учитесь концентрироваться на самом важном и рассчитывать свое время! – нас опять отчитали суровым тоном. – Вы не перепутали, эта аудитория – проходная. Занятие у обеспеченцев во внутреннем помещении.

И Муэн Тоон указал нам рукой на двери в противоположном конце зала. Я едва не взвыла в голос, осознав, что нам придется преодолеть это расстояние под прицелом десятков любопытных взглядов. А главное – под неусыпным наблюдением карангарца. Пусть его глаз, привычно скрытых маской, я не видела. Но очень даже ощущала их пристальный взор… Что—то подобное, должно быть, чувствует любой придавленный тяжелой плитой!

Терять время, усугубляя свое положение, было бессмысленно. Обменявшись быстрыми взглядами, мы двинулись к цели – двери напротив. Я шла за Миленой, отчетливо осознавая, что лицо и уши пылают алым цветом! Подруга так же была свекольного оттенка. Наше продвижение молча и не без затаенного злорадства – оно витало в воздухе! – наблюдали все присутствующие.

Спас нас… Муэн Тоон!

– Это прекрасно, что все словно впервые увидели сейчас девушек, но возвращаясь к прежнему вопросу, – сухо и громко провозгласил мужчина, – я намерен получить от вас ответ. Вернемся к тактической схеме на экране: один против восьми. Как можно справиться с противником? Ваши варианты?..

И тут! Проклятое любопытство… Даже сгорая от стыда, я невольно замедлила шаг. «Синдром» хорошей ученицы сделал свое праведное дело – рука сама дернулась вверх, прежде чем я подумала и осмыслила свои действия. Ответ мгновенно вспыхнул в голове! Пусть с практикой получалось из рук вон плохо, но теорию я знала назубок. Больше того, надеясь хоть этим задобрить сурового карангарского марана, я нередкое сейчас свободное время уделяла изучению дополнительного материала. По тактике ведения боя тоже.

Веджийский способ ближнего боя, точки «шока», парализующий выпад… – о скольких приемах имелись сведения в моей голове.

«А эти схемы атаки… Ох уж эти схемы атаки…» – стоило о них подумать, как десятки голографических инсценировок встали перед глазами. И ту, что отображалась сейчас рядом с карангарцем, узнала мгновенно! А еще поняла: она с подвохом… Загвоздка в защитных костюмах противника, они не позволят нанести точечные парализующие удары.

Возможно, о последнем догадывались и присутствующие, поскольку никто не спешил дать ответ. Я осознала это, когда бросив нервный взгляд вокруг, поняла, что взоры большинства присутствующих мужчин (а в сектор атаки женщин-кадетов не брали!) устремлены на мою вскинутую руку.

«Ой!» – истошно пискнул инстинкт самосохранения, и я резко опустила конечность, для надежности еще и спрятав ее за спиной. Но было поздно. Муэн Тоон смотрел на меня в упор! Если до этого мгновения я ощущала только давление этого взгляда, сейчас, даже не видя выражения мужских глаз, начала задыхаться.

– Ты с ума сошла… – очень тихо, едва ли не беззвучно шепнула Милена, дернув за плечо.

А я, скинув оторопь ужаса и вспомнив о причине своего присутствия в этом месте, мысленно уже сорвалась на бег, намереваясь за секунды исчезнуть.

– Так-так… – звенящий леденящей иронией голос марана заставил беспомощно, как пойманного в ловушку кролика, замереть на месте. – Вот, молодые люди, берите пример. Девушка – кадет из сектора обеспечения за шестнадцать секунд нашлась с ответом! Проявим же любопытство и… заслушаем ее версию?!

– Н-но лекция… мы… мы спешим… – дрожащий голос подруги, что всеми силами пыталась сгладить последствия моей глупости.

Мила явно предвидела неизбежный и грандиозный провал с последующими часами дополнительных отработок. Это ж надо суметь себе позволить – вмешаться в ход лекции карангарца для атакующих! И кому! Космическому садоводу…

– Минутой больше, минутой меньше… Вы уже в любом случае пропустили начало, – сухо прозвучало в ответ. Сверхъестественный слух Муэна Тоон во всей красе! – Нола Дарген сообщите же нам свою версию развития боя, раз вы единственная среди присутствующих пожелали ответить на мой вопрос?

Уф… Вопреки всему я внезапно разозлилась: да он обычный тиран! Моральный людоед! А я совсем не такое ничтожество, каким он меня считает! И сейчас я могу доказать это всем. И себе в первую очередь!

– Сухожилия… – подумать легче, чем сделать – голос получился дрожащим. Пришлось глубоко вздохнуть и, набравшись храбрости, продолжить. – В ближнем бою с превосходящим противником важно лишить их возможности легко перемещаться. При такой расстановке сил эффективным маневром может стать стремительный бросок на пол с подкатом. Навстречу противнику. Он может позволить уйти от поражающих ударов оружия и приблизиться к врагу. Важно успеть надсечь у четверых сухожилия в месте смыкания защитной ткани костюма и обуви. Это уязвимая зона – тут защитные функции специальной одежды не сработают.

– Хм! Толково! – Кто-то в рядах кадетов выразил одобрение.

Вскрик получился внезапным и мгновенно оборвался стоило укрытой шлемом голове преподавателя стремительно развернуться в направлении голоса.

Мгновенно стушевавшись, я потеряла настрой и быстро забормотала:

– Четверо на время выйдут из строя, это даст секунды для повторения маневра с другими противниками. Дальше надо переходить к другой схеме боя…

О том, чем надсечь, не уточняла. В форме боевиков имелась масса встроенного колюще-режущего снаряжения. У нас про них шутили, что даже в глотку у них вставлен какой-нибудь несгибаемый кол… откуда бы еще взяться такой «характерной» осанке.

Наконец-то выразив свою версию, я вопросительно уставилась на карангарца: неужели и сейчас не оценит моих знаний?! Публично! Одно дело письменные индивидуальные срезы, а тут… столько свидетелей.

– Еще бы вы могли осуществить это на практике… – с нотками безнадежности прокомментировал он. – А теория без практики – ничто! Так что два дополнительных часа отработки в субботу. Не закончите тренировку пока не сможете продемонстрировать то, что только что предложили…

Я едва не села прямо на пол – это подкосились ноги. Вот и еще проблем себе добавила. Да каких!

Милена дернула за руку, торопя покинуть это адово место. Понуро сгорбившись, я побрела за ней: ни намека на торжество в душе не ощущалось. Лишь разъедающая горечь обиды. На судьбу!

Отходила от глубокого ступора, в который меня повергла реакция карангарца, все оставшееся время лекции по вулканической зоологии провела в «анабиозе». Сидевшая рядом Милена только вздыхала, бросая на меня сочувствующие взгляды. В них отчетливо читалось: вот зачем ты полезла?!

Немного «отпустило» меня к обеду. Друзья, которым Мила объяснила причину моей вселенской печали, сочувствовали всей душой. Но чем тут поможешь? Против Муэна Тоон не попрешь. Поэтому во время обеда все пытались приободрить меня какой-нибудь вкусняшкой. Весь стол заставили пирожными!

– Здравствуйте! – Суету вокруг меня прервало появление незнакомца.

Беглого взгляда было достаточно, чтобы опознать в нем кадета сектора атаки. Атлет с безэмоциональным лицом, четко выверенными движениями и их «опасной» формой. Я удивленно кивнула в ответ:

– Здравствуйте!

Парень задумчиво покосился на моих напряженно замерших рядом друзей и предложил:

– Составлю тебе компанию?

Друзья немедленно нашлись с очень «своевременными» делами, исчезнув. А незнакомец плюхнулся на стул напротив.

– Я кстати Курт. Ого, да ты любишь сладкое?

– Я Нола, очень приятно. Угощайся, – не понимая причины интереса – у атакующих была столовая на их этажах, я вопросительно уставилась на парня.

– Пришел выразить восхищение, – подмигнул он мне. – Как сегодня нас всех уделала…

– За это завтра «уделают» меня, – я скривилась в ответ в угрюмой ухмылке.

– Дело того стоило, – фыркнул парень. – Карангарец всех гоняет, подход у него такой.

– Меня что-то уж слишком…

– Так всем кажется. Тяжело учиться, будет проще в реальном бою.

– С кем мне воевать? Я обеспеченец.

– Вдруг от кавалеров отбиваться придется, – Курт улыбнулся. На удивление живо и добродушно.

– У меня времени на личную жизнь нет, – улыбнулась и я, надкусив первое пирожное. – Все занято практикой по самообороне.

– Понятно почему карангарец вас нам в пример ставит. Вроде как физически слабее, но старательностью и усидчивостью берут. А мы… ни на что не годны! Так и говорит.

– Не поверишь, – уже в голос засмеялась я. – Нам тоже самое – что никчемные, что вот атакующие… пусть с мозгами туго, но навыками выигрывают. Надо больше тренироваться, форму обретать…

– Вот видишь, у него подход такой. Хвалить не любит, держит нас в черном теле. Зато результат – и вы, и мы прибавляем.

– Это не мво-й с-шлу-шчай! – уже бодренько приступив к пирожку, промычала я в ответ.

– Хочешь подтяну? – с серьезным видом предложил парень.

– Еще тренировки? – в ужасе едва не подавившись, выпучила я глаза. – Не переживу!

– Тогда давай вдвоем просто в выходной в какой-нибудь космополис выберемся? Погуляем, отдохнем от тренировок…

– Последнее звучит очень заманчиво, – призналась честно.

Так хотелось хоть на день забыть о существовании Муэна Тоон! Я ради этого даже на свидание бы согласилась. Тем более Курт, как и все атакующие, невнятными внешними данными не страдал.

– Тогда решено, – встал со стула парень. – Сообщи мне заранее, когда твой выходной? Я тебе на личный информатор свои позывные скину. Договорились?

Я кивнула, тоже поднимаясь из—за стола. В дверях столовой маячила Милена, это явный знак, что пора закругляться с «чревоугодием».

– Тогда я на занятие, – махнул на прощание рукой Курт и улыбнулся.

Я пошла следом – учебный день никто не отменял.

– Он тебе понравился? – допытывалась Мила, когда мы по завершении занятий топали на отработку по самообороне.

Мы обе готовы были говорить о чем угодно, кроме грядущего испытания.

– Трудно сказать, – пожала я плечами, мысленно настраиваясь на тяжелый вечер. – Не успела определиться.

– Ох, лучше бы да, – заявила подруга.

– Почему?

– Может тогда ты бы перестала зацикливаться на самообороне. Глядишь, все бы само собой и утряслось…

– Угу, – фыркнула я в сомнении.

Мне поможет только смерть! Желательно карангарца.

Глава 3

Раскрыв электронный табель, в который уже раз за последние два месяца рыдала над отметкой. Мне, за прошлый год обучения привыкшей к высоким баллам, вновь и вновь было унизительно получать самый низкий балл по основам самообороны. Неважно – срез, опрос, зачет, практика – я была в числе отстающих. Даже безнадежных! Милена большей частью списывала у меня и получала средние баллы, я же…

«Невзлюбил меня карангарец! Вчерашний совместный и такой приятный выходной с Куртом мне определенно приснился. А сейчас – пора возвращаться в суровую реальность».

Видно оскорбила Муэн Тоона та моя первая фраза на его счет. Стыд и запоздалое сожаление сжигали мне душу. Все уверенно шло к тому, что перейти на следующий курс мне не грозит – не аттестуют по одному из предметов. Понятно по какому. Позор и конец всем планам о достойной работе в космосе.

– Что, опять не сдала? – подруга, присев на кровать рядом, сочувственно погладила по спине.

– Да, – шмыгая носом, расстроенно подтвердила очевидное. – Он словно возненавидел меня. Не дает никакой жизни.

– Ты знаешь, – Милена задумчиво прикусила свой палец, – мне даже возразить тебе нечего. Он однозначно очень суров с тобой, пристрастен, что ли… И гоняет зверски – ты постоянно последняя с любой отработки возвращаешься, и требует именно от тебя рассказать обо всех видах защитного волнового полога, и именно твоими теоретическими знаниями вечно недоволен – с пересдач не вылезаешь.

Не сдержавшись, я зарыдала сильнее. Так тяжело было слышать все то, что я сотни раз повторяла себе мысленно.

– Как ты, никто не готовится к предмету…– продолжила рассуждать подруга. – Ты уже живешь им, никакой личной жизни не осталось, вдумайся – ты больше времени проводишь с Муэном Тоон, чем со мной. Все вечера до поздней ночи практически пропадаешь на отработках, досдачах, консультациях. Я б тебе даже позавидовала – столько времени рядом с карангарцем, но твой вид к зависти не располагает. Надо что-то делать…

– Надо, – сорвалась я в истерику, и разревелась окончательно. – Но я и так делаю все, что могу. Просто невозможно стараться больше.

– В этом ты права, – подруга перевела на меня задумчивый взгляд. – Усердие тебе уже не поможет.

Вдумавшись в ее слова, вопросительно уставилась на Милу.

– Ты на что намекаешь? Что поможет?

– Не начинай только сразу возмущенно кричать, но ему от тебя что-то нужно…

– Кому? – потрясенно моргнула я.

– Карангарцу.

– От меня?!

– Получается да, – уже менее уверенно протянула подруга. – Никого другого он так не донимает. Определенно, это неспроста.

– Глупости, – отмахнулась я. – Сама вдумайся в то, что говоришь. Он тут с какими-то тайными политическими мотивами. Думаю, все это преподавание, тем более у нас, лишь прикрытие. Временное. Развлекается с никчемными землянами. Зачем еще марану преподавать в нашей академии? У обеспеченцев! Точно что– то вынюхивает! И тем более маловероятно, что я его могу чем-то заинтересовать.

– Вы раньше точно не встречались?

– Нет, – уверенно замотала я головой, выпучив на подругу глаза – придет же такое в голову.

– В чем-то ты права, но… поведение марана свидетельствует об обратном. Ты просто слишком устала и замучена, чтобы осознать это.

– Серьезно? – с такой точки зрения посмотреть на проблему мне бы и в голову не пришло!

– Да, я в мужчинах получше тебя разбираюсь. А тут какая-то смесь потребности и обиды вырисовывается. Он… словно изматывает тебя.

«Неужели это все же месть за ту мою нелепую оценку его внешности? Но ведь о нем многие вздыхали, и гораздо громче меня?..»

– Зачем?

– Если бы я знала. Но по логике вещей, в таком издерганном состоянии всякий будет сговорчивее.

– Думаешь, он намерен потребовать от меня отчислиться из академии? Настолько нетерпим к факту моего здесь обучения?

Мила выразительно подняла взгляд к потолку.

– Ты точно дошла до края! Такой бред в голову приходит. Зачем бы ему тратить столько времени на эту цель? Просто не аттестовал по итогу – тебя бы и так отчислили.

– Он так и поступит, вот увидишь!

– А мне что-то подсказывает, что он тебя не отпустит, – прищурилась Милена, покачав головой в такт своим мыслям. – Он отменно развлекается за твой счет! Может поставил себе амбициозную цель – сделать из никчемного обеспеченца вояку всем на удивление? Только представь, это как красная тряпка для быка атакующим. И хитрый тактик, и уникальный боец, и стратег – и все это девушка с отделения гражданских профессий? Да этим можно стыдить боевиков до судорог!

– Ты уверена, что сейчас хочешь меня приободрить? – не без желания укорить явно разошедшуюся в своих фантазиях подругу, приподняла я вопросительно брови. – Описываешь тут сценарий моей мучительной и неотвратимой смерти. И все это с таким воодушевлением! Ничего, что я элементарно «немножко» не доживу до его воплощения в реальность? Посмотрела бы я на тебя, поменяйся мы местами.

– Что ты! – лихо замахала руками Мила. – Я бы уже давно-о-о отчислилась.

– Серьезно?

– Однозначно! Уж поверь мне, ты редкий стоик. Твоему упрямству всякий атакующий позавидует. Я б сдалась после первой недели такого «внимания». Кстати, может быть поэтому он тебя и выбрал? За упрямство и желание идти к цели вопреки всему?

– Ты хотела сказать, за мое желание вопреки всему получить заветную профессию? – опешила я от такого странного вывода.

– Ну… как вариант. Должен же в этом быть какой-то смысл.

– Тогда я знаю, что надо сделать! – неожиданно даже для себя решилась я.

Милена уставилась вопросительно.

– Я поговорю с ним! Прямо в лоб спрошу, почему он так требователен в отношении меня.

Подруга с сомнением качнула головой:

– Не стоит, – и тут же, подумав, предложила, – может, как-то менее категорично? По-женски более мягко… Схитри?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю