332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алекс Карр » 2-я книга. Сенсетивы Галана » Текст книги (страница 7)
2-я книга. Сенсетивы Галана
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 18:00

Текст книги "2-я книга. Сенсетивы Галана"


Автор книги: Алекс Карр






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 27 страниц)

– Нейз, у меня есть для вас новость. Вы хорошо помните всё то, чему я вас учил на "Молнии" во время полёта сюда?

Он ответил почти мгновенно, сказав серьезным тоном:

– Разумеется, Веридор, у меня очень хорошая память.

Глубоко вздохнув, я сказал ему:

– Так вот, Нейзер, мне, наконец, удалось выяснить то, что на Галане имеет место быть весьма печальная ситуация. При передаче этого сообщения по гиперсвязи кодом банды "Одинокие птицы Кайтана", наша общая знакомая, Анита Кассерд, сказала бы: – "Наблюдаю активность в секторе сигма. Активность квалифицируется как альфа один". Ну, и как вам это нравится, Нейзер? Весёленькое дельце?

Таким образом я сообщил своему стажеру о том, что галанцы обладают горячим оружием и готовы применить его при малейшей опасности. Поскольку Нейзер подавал мне сигналы жестами, принятыми в среде солдат-наемников, то он обязательно должен знать и то, что такое альфа один в секторе сигма. Мой стажер действительно обладал хорошей памятью и потому тотчас грязно выругался по-мидорски и воскликнул, переходя на галалингв:

– Вот это новости, Веридор! В нашей конторе все обсерутся от такого известия. Ну, и что вы намерены делать? Будем срочно линять отсюда или у вас есть иной план?

Состроив горестную физиономию, я ответил:

– Нейзер, на этот счёт у нас тоже есть инструкции. Так что я собираюсь запустить стандартную процедуру, если получу все официальные подтверждения по сигма альфа один.

Оба магистра за ширмой тотчас забеспокоились. Поскольку я уже прочно подсел на их мозги, то я тотчас перехватил телепатемму, которую Айеран Фалитл, старикан с франтоватой бородкой, послал своему подельнику, Раймуру Озалису, интересуясь у него:

– Раймур, что ещё это за чертовщина, код банды «Одинокие птицы Кайтана» и что означает по нему фраза: – «Наблюдаю активность в секторе сигма. Активность квалифицируется как альфа один».

Тот ответил своему боссу:

– Не имею ни малейшего понятия, господин Фалитл. Могу лишь сказать о том, что упомянутая Анита Кассерд является штатным планетологом станции наблюдения «Галан». Когда-то она служила в галактическом корпусе наёмников. Возможно, что именно так назывался её отряд и тогда речь может идти о чём-то очень опасным. Так что я не исключу того, что Веридор Мерк каким-то образом догадался, что под этим домом заложена тактическая ядерная боеголовка. На такую мысль меня наводят его последние слова о стандартной процедуре. Вы ведь знаете о том, что галакты более всего боятся появления термоядерного оружия в ускоряемых мирах. Если он говорит об этом, то вам следует немедленно отдать приказ о резервной боеголовке.

В ответ на это Айеран Фалитл заметил:

– Раймур, не будьте идиотом. Мы ведь не убийцы. От нас всего-то и требуется, что припугнуть их, как следует. Вы, слышите? Они прекратили свой дурацкий смех. Надеюсь, что наше появление их отрезвит и они, наконец, поймут, что находятся в опасном положении.

Телепатемма Раймура Озалиса, тотчас посланная в ответ, однако, с головой выдавала в нём пессимиста и скептика.

– Ох, Айеран, что-то мне не верится в действенность ваших методов. Все эти подземелья, наш дурацкий маскарад и шуточки с левитацией способны напугать разве что одну Руниту, да, и то вряд ли. Куда было бы проще применить старые, добрые психотропные средства.

Верховный магистр ничего не успел ответить своему помощнику, так как в этот момент Нейзер, повинуясь моему кивку, истошно завопил изо всех сил:

– Хозяин! Где хозяин этого дурацкого кабака! Немедленно иди сюда и принеси нам всем вина, иначе я разнесу твой вертеп вдребезги и нарежу ремней из твоей шкуры!

Рунита вздрогнула от его рёва и тотчас воскликнула, недовольно поморщив свой носик:

– О, небо, ну, и глотка же у вас, Нейзер! Ну, нельзя же так орать, в самом-то деле. У меня даже уши заложило. Пожалуй, граф, вам можно смело предложить место в экипаже "Южной принцессы". Вы можете заменить собой сирену и орать вместо неё в густом тумане.

Нейзер оставался галантным кавалером даже будучи скованным по рукам и ногам. Он вежливо поклонился, а затем выдал, вдруг, такое, что привёл в изумление не только Руниту, но даже и меня заставил криво усмехнуться, громко сказав:

– Милая Рунита, за одну единственную ночь любви с вами, я готов драть глотку целый год.

Рунита вся так и вспыхнула от гнева, воскликнув:

– Попробуй только подойти к моей постели и Веридор сделает тебя калекой до конца твоих дней, обормот!

Нейзер уже вошел в раж, а потому его теперь было не унять. Хитро подмигнув мне, он бодро продолжил играть роль самого отъявленного наглеца, явно, пользующегося тем, что у меня были скованы руки и я, будучи запечатан в банку, словно диковинная ящерица, не смогу заехать ему в ухо, а потому дерзко крикнул:

– О, дорогая Рунита, пусть будет так! Но только после того, как я проведу с тобой всего лишь одну единственную ночь!

Голос Руниты тотчас налился ядом и она сказала:

– Ничего у тебя не выйдет, похотливый негодяй. Тебе никогда не удастся насладиться моим телом потому, что как только ты приблизишься ко мне, я сделаю тебя кастратом и тогда тебе уже не останется ничего иного, как вздыхать о былом.

Нельзя сказать, чтобы этот диалог понравился двум магистрам. Хуже того, Раймур Озалис, физиономия которого исказилась гримасой презрения, тут же послал своему боссу телепатеммму следующего, неприязненного содержания:

– Ну, и глотка же у этого мерзавца! Вот, пожалуйста, господин Фалитл, живой и наглядный пример справедливости моего утверждения и если бы мы накачали их тарналейном, нам не пришлось бы выслушивать такое и смотреть на все их выходки. Вы только взгляните на этого наглеца Нейзера Олса, он, даже будучи скованным по рукам и ногам думает только о том, как бы ему завалить эту вашу любимицу в постель. Да, и она тоже хороша! Никогда я ещё не встречал такой распутной девки. Даже здесь, в этом мрачном узилище, построенном по вашему проекту, она думает только о своем белобровом любовнике и так возбудила себя мечтами о нём, что даже испытала оргазм. Мне помнится, Айеран, что ты отзывался о ней как о сущем ангеле? Ну, так где же твоё эфирное существо, сотканное из одних только лепестков ролина и девичьей скромности? По-моему она просто похотливая шлюха, эта твоя Рунита Лиант! И как только тебе и твоим людям удалось найти её в Ладиске? Можно подумать, что не было других.

Верховный магистр сердито огрызнулся:

– Много ты в этом понимаешь, старый чурбан! Да, никакая другая девушка не прельстила бы этого хитрого негодяя! Арлан Великий был полностью прав, это самый настоящий дьявол и он может совратить даже ангела. К тому же всему виной эти твои эксперименты с мехами равелнаштарамских барсов. Это твоя синяя шкура пробудила в Руните такую чувственность. Хотя, прости, может быть именно она заставит Веридора Мерка хоть немного уважать наш мир и если он влюблен в Руниту хотя бы на треть того чувства, которое она испытывает по отношению к нему, у нас всё получится. Ведь не допустит же он того, чтобы мы стали терзать её тело раскалённым железом. Ладно, они, кажется, притихли, Раймур, по счету три выплываем на сцену. Да, опустись ты, ради Арлана Великого, пониже, а то уже взлетел под самый потолок. Нам нужно быть величественными и грозными.

Оба величественных и грозных магистра ордена всемогущих магов Галана плавно вылетели из-за колон к своим каменным креслам. Они были отличными левитаторами и не имей их выход на авансцену таких далеко идущих намерений, то я, пожалуй, похвалил бы их за усердие. Однако, Айеран Фалитл и Раймур Озалис явились пред наши светлые очи вовсе не за тем, чтобы поздравить и осыпать щедрыми подарками. В их планы входило совсем другое, – угрозами пыток моей возлюбленной сломить меня и заставить передать им коды доступа к большому аналитическому компьютеру темпорального ускорителя. Поэтому, на их счёт я имел своё собственное мнение и вовсе не собирался простить им такое отношение к себе.

Это же надо, принять меня за чудовище только потому, что мои друзья наблюдатели, а до того сенсетив-эксперты вовсю посмеивались надо мной и придумывали мне всякие прозвища, а никто из галанских сенсетивов, начиная с Арлана, так и не смог справиться с моим ментальным щитом, которому я придал вид чугунной гири в своей голове. Рунита, увидев их, так и завизжала от восторга, а Нейзер вторил ей громким свистом. Видя то, что я усмехаюсь, моя жена немедленно закричала громким и восторженным голосом:

– О, небо! Да, освободите же мне руки! Я хочу похлопать этим летающим дядечкам в чёрных халатах! Такого чуда не видели ещё ни на одной деревенской ярмарке.

Талбат Номул наверху, глядя в какую-то подозрительную трубу, чуть ли не покатился от смеха, видя эту картину. Рук ей, разумеется, никто не освободил и она принялась хлопать ладошками по подлокотникам кресла. Только теперь я смог увидеть наряды господ, отряженных для встречи с нами, в цвете и со всеми подробностями. На Айеране Фалитле и Раймуре Озалисе были надеты долгополые чёрные мантии расшитые серебряными крестами, звёздами и какими-то совершенно бессмысленными письменами с большими капюшонами на головах. Их лица, покрытые белым гримом, были едва видны.

Скорбно склонив головы и молитвенно сложив руки, они подлетели к своим креслам и уже собрались было пойти на посадку, как я быстро нанёс по ним, а точнее по их кишечникам, небольшой телекинетический удар, заставив обоих громко и раскатисто пукнуть. Одновременно с этим я перенес внутрь подземелья, как раз к их креслам, некоторую толику вони из ближайшего нужника. Мы-то находились поодаль, а вот им пришлось вдохнуть её полной грудью, отчего их лица страдальчески сморщились и они как-то неуклюже и коряво плюхнулись на кресла. Рунита недовольно поморщилась и возмущённо фыркнула:

– Арлан Великий, и кто это только пустил сюда этих двух старых летающих пердунов.

Нейзер же снова раскатисто заржал. Строго посмотрев на своих спутников, я недовольно поцокал языком и призвал их к порядку, попеняв им на их поведение:

– Рунита, Нейз, имейте же хоть снисхождения к этим господам! Ну, подумаешь, перенапряглись немножко. Так чего же в том такого? Левитация дело тяжелое, не всякому под силу, с кем не бывает. Так что больше не звука. Давайте лучше послушаем, что нам скажут эти господа.

Надо было отдать должное обоим магистрам. Они не дали хода после такого конфуза, а Айеран Фалитл, откинув с головы капюшон, направил на меня тяжелый, немигающий взгляд и прогрохотал громким, хорошо поставленным, но излишне театральным басом:

– Трепещи, Веридор Мерк! Теперь ты в наших руках, демон в человеческом обличье! Кончилась твоя власть над нашим миром и ты больше никогда не сможешь управлять временем в нём в угоду своим бессовестным хозяевам.

Рунита всё же не выдержала и как только он умолк, немедленно вставила своё звонкое и дерзкое замечание:

– Эй, вы, напыщенные болваны! Не смейте говорить такие слова про моего мужа! Веридор никакой вам не демон! Понятно, или я должна вам объяснить это по-другому?

Недовольно покрутив головой, я сказал ей:

– Рунни, дорогая, не надо перебивать старших. Дай этим господам спокойно высказать мне свои претензии.

Слово тотчас взял Раймур Озалис и громко рявкнул:

– Твоё время кончилось, демон! Ты больше не сможешь напускать на Галан тысячи мёртвых глаз и твои подручные уже никогда не будут прилетать в наш мир. Мы пытками вырвем у тебя тайну горы Калавартог, которую ты воздвиг в древности на острове Равелнаштарам и уничтожим твою дьявольскую машину. А если пытки не сломят твоего упорства, то мы будем пытать на твоих глазах твою возлюбленную и твоего ученика.

Как только второй магистр сделал паузу для того, чтобы мне всё стало ясно, я быстро спросил обоих магов:

– Эй, ребята, а может быть мы попытаемся как-нибудь договориться без этих ваших шуточек? Что вы скажете на то, если я передам вам всё добровольно? Право же так будет намного легче и мне, и вам, да, и много я с вас за это не запрошу.

Однако, не смотря на мою склонность к поискам компромисса, я не прочитал в их сознании какого-то особого желания договариваться. Очень уж в них укоренился страх передо мною, переданный им по наследству от их учителей и наставников, от которых я смог когда-то улизнуть только по той причине, что всегда был очень осторожен. Хотя как только магистры предстали перед нами, они тотчас сменили свою телепатическую прозрачность на мощные ментальные щиты, но было поздно, я уже держал их сознание под своим ненавязчивым контролем. Разумеется, не полностью, ведь я не Господь Бог, а лишь в той мере, чтобы читать их мысли. Как только Раймур Озалис отрапортовался, он моментально послал короткую телепатемму Айерану Фалитлу:

– Всё, Айри, теперь твоя очередь. Пройдись по его личным качествам ещё раз и покажи ему всю серьёзность наших намерений.

Голос верховного магистра снова загрохотал басом:

– Из поколения в поколение наши учителя передавали сведения о том, что ты необычайно хитёр и изворотлив, демон, силён и неуязвим. Ты не раз обходил все наши ловушки и умудрялся убегать, даже будучи смертельно раненым, но теперь ты в наших руках. Некогда Арлан Великий остановил развитие нашего мира, чтобы он не стал игрушкой для галактов, их курортом, а наши женщины не прислуживали вашим туристам. Мы, маги Галана, затаились и стали…

Тут не выдержал уже Нейзер, который громко выкрикнул с какой-то детской обидой в голосе:

– Этот ваш Арлан Великий был тупым кретином, да, и вы ничем не лучше него! Идиоты, вы обрекли миллиарды людей на жалкое прозябание вместо того, чтобы стать ещё одной цивилизацией сенсетивов, как мой Мидор и Варкен. Какие же вы все тупые, беспросветные идиоты после этого.

Айерану Фалитлу это не понравилось и он взревел:

– А тебя, похотливое ничтожество, я буду пытать лично и когда мясо станет отставать от твоих костей и ты будешь молить меня о смерти, я залью твою поганую глотку расплавленным свинцом, чтобы ты больше не орал!

Нейзер в долгу не остался и выкрикнул в ответ без малейшего стеснения:

– Ага, а я возьму и с удовольствием выплюну его тебе прямо в твою бородатую рожу!

От таких слов физиономия верховного магистра вся так и перекосилась в бешеной злобе. Что ни говори, а Нейзер умел достать своего противника. Айеран Фалитл наклонился вперёд и хотел высказать своему обидчику ещё что-то, но, видимо, решил более не допускать перебранки за столом переговоров. Именно так я и рассматривал этот зловещий, кроваво-алый каменный стол ни смотря ни на что. Чтобы утихомирить этих крикунов, я включил небольшой, но на редкость зычный матюгальник, замаскированный под золотую брошь с большим бриллиантом, которая стягивала кружевной воротник моей белоснежной шелковой рубахи и тотчас заорал так, что весь этот подвальчик буквально встряхнуло:

– Молчать, тихо! – Тут уже вздрогнули все четверо скандалистов, сидящих за этим столом, наступила полная тишина и я продолжен говорить вполне нормальным голосом – Отлично, господа магистры. Общий смысл ваших претензий мне вполне понятен, а потому нам не стоит продолжать прения по этому щекотливому вопросу. Тем более, что и у Руниты, и у множества простых галанцев, которые добывают свой хлеб в поте лица, тоже есть к вам множество претензий, господин Фалитл, как и к вашему императору. Более того, эти претензии они рады бы предъявить всем сенсетивам и императорам прошлого, да, вот беда, из могилы мне их не вынуть. Пора покончить с этим трагикомическим фарсом, который вы называете операция "Синий барс", раз и навсегда.

Физиономии моих оппонентов от этих слов так и вытянулись, ведь я назвал им такие факты, которые они так старательно прятали в глубинах своего сознания, но меня это нисколько не обеспокоило. Для того, чтобы они не сбежали из подвала, я быстро нанёс по их мозгам не очень сильный, но чертовски точный удар, парализуя тот отдел головного мозга, который заведовал телепатической локацией, отчего они не только лишились своего сверхзрения на несколько минут, но и всех своих телепатических способностей. Точно такой же подзатыльник я отвесил заодно и Талбату Номулу, чтобы он не бросился выручать своих боссов, внезапно угодивших в западню. Нейзер Олс тотчас широко улыбнулся и вполне беззлобно попенял нашим незадачливым палачам, делая это с несвойственным ему миролюбием:

– Действительно, господа, чем ругаться без толку, давайте лучше поговорим спокойно. Поверьте, мы сами пришли в этот дом, по своему собственному желанию, а потому можем уйти отсюда в любую секунду, но не делаем этого только потому, что нам нужно сообща найти выход из этой ситуации.

Слава Вечным Льдам Варкена, что этот лоботряс не стал обрисовывать этим типам того, какая именно сложилась ситуация и как нам следовало из неё выбираться. Поэтому, как только он умолк, я продолжил излагать свои мысли:

– Господа, поверьте, для меня давно уже не секрет, что вы совсем не те, за кого себя пытаетесь выдать. Никакие вы не дремучие средневековые маги, а наоборот, выдающиеся учёные. Вы, господин Айеран Фалитл, директор крупного научно-исследовательского института, да, к тому же ещё и двоюродный брат императора Сорквика, а вы, – Добавил я глядя с лёгкой улыбкой на второго мага, у которого от моих слов глаза вылезли на лоб – Господин Раймур Озалис, также возглавляете аналогичное заведение, являетесь премьер-министром тайного правительства Галана, а ещё вы родной брат нашего хорошего друга Хальрика Соймера, правда, отцы у вас разные, но мать-то одна. Так что давайте начнем спокойную и неторопливую беседу. Поверьте, нам есть о чём поговорить.

От моих слов все трое галанских сенсетивов пришли в ужас, а от того, что они не могли ничего предпринять против меня, в самую настоящую панику. Оба магистра смотрели на меня с такой ненавистью, что мне даже сделалось как-то не по себе. В их сознании я прочитал только то, что они таки не поверили не единому моему слову и теперь лихорадочно соображали, чтобы им предпринять. Времени на уговоры у меня было примерно полчаса, после чего мне пришлось бы успокаивать их по-другому, варкенской заморозкой или ещё чем-либо похуже. Поэтому я тотчас послал сигнал Нэксу через хитроумный суперпередатчик, вживлённый мне прямо под черепушку, эдакий ментосканер, только малость посложнее. Так что я мог с его помощью передавать Нэксу даже то, что видел с помощью своего сверхзрения, хотя картинка была скверного качества, а потому он смог быстро вывести из строя все радио и телепередатчики, которые только имелись в доме.

Ну, да, я тоже времени не терял и быстро ликвидировал все опасные сюрпризы, заготовленные для нас галанскими сенсетивами. В тот момент мне уже было не до сюсюканья, так как малыш Талби метался по дому со здоровенным карабином в руках, но не знал, как ему проникнуть в подземелье, ведь все три колодца, через которые нас спустили в него, были запечатаны здоровенными стальными пробками, которые я уже успел надёжно заклинить. Ему только и оставалось делать, что следить за нами через примитивный перископ. Поскольку наше сидение в оковах уже не имело никакого смысла, я сказал весёлым голосом магам-магистрам:

– Ну, что же, уважаемые господа, нам настало время поменяться с вами местами.

Говоря о перемене мест, я имел ввиду не некую фигуру речи, а именно саму перемену этих самых мест, что тут же подтвердил на деле, совершив мгновенную телепортацию сразу четырёх не только материальных, но и одухотворённых объектов. Рунита и я перенеслись на гранитные кресла, до жути холодные, а Айеран Фалитл и Раймур Озалис на деревянные. Заодно я растянул стальные оковы и раздвинул кресла так, чтобы им не было сидеть поудобнее. Нейзер, увидев такую быструю телепорт-переброску объектов, аж позеленел от страха. Да, ему, право же, и было с чего так испугаться, ведь ошибись я и совмести два тела в одном объеме, то в подвале рвануло бы так, что от дома осталось бы одно воспоминание. Однако, мой напарник испугался зря, я ведь не самоубийца. Он просто не успел заметить всех фаз этого телепорта. Ему я предложил выбираться самостоятельно, сказав насмешливым голосом:

– Нейз, я вам не транспортная контора, так что вылезайте из своей банки самостоятельно и не забывайте, что на поясе у вас прицеплен не галанский ножик для чистки фруктов, а отличнейший виброкинжал, изготовленный в моём клане, которому я придал вид изделия местных златокузнецов.

Повторять дважды мне не пришлось. Мало того, что магистры угодили в тот самый капкан, который они приготовили для нас, так мой стажер ещё и показал им всю свою силищу. Он небрежно повёл плечами и самая прочная сталь, которую когда-либо изготавливали на Галане, лопнула с мелодичным звоном. Освободив руки, Нейзер небрежно, словно отмахиваясь в разговоре от чьих-либо глупых речей, саданул по своей стеклянной банке, да, так сильно, что прошиб в ней дыру размером не меньше метра в поперечнике. Этот парень не стал работать в полную силу, так как рисковал тотчас остаться голым, ведь галанские ткани, из которых был пошит его костюм, не рассчитывались на таких бугаёв.

Выплеснув свою злость на прочное закалённое стекло, он обнажил свой кинжал и быстро осмотрел рукоять. Найдя пусковую кнопку, он включил гиперзвуковое лезвие и вдоль полуметрового лезвия тотчас образовалась синеватая режущая кромка, шириной в ладонь. Для виброкинжала всё едино, что вольфрамокерамит, что стекло, правда, стекло он режет так, словно это бумага. Буквально несколькими движениями он изничтожил свою клетку, а я быстро сложил стеклянные обрезки подле колонны. Покончив со своей загородкой, он хотел было расправиться и с креслом, да, вовремя одумался. На обоих магистров это произвело весьма сильное впечатление, но они были ребята с характером. Раймур Озалис только криво усмехнулся, а его кореш зычно рявкнул:

– Ваше могущество вас не спасёт, галакты! Умирая, мы будем счастливы от того, что заберём вас с собою к звёздам!

Посмотрев на них с насмешливой, издевательской улыбкой, я тотчас поинтересовался:

– Господин Фалитл, о чём это вы? О том термоядерном устройстве, которое было заложено под этим домом или о резервуаре с ядовитым газом, спрятанном в основании стола? А может быть вы вспомнили о той ёмкостью с водой, которая находится в одном из Чёрных Братьев или о том, что Талбат Номул вот уже добрых десять минут пытается обрушить нам на голову потолок? Да, полноте, господа, разве я похож на такого безнадёжного идиота? Нейзер, скажите хоть вы нашим хозяевам, что это всё детские игры.

Мой стажер, который, наконец, сел в кресле так, как ему это было удобно, немедленно улыбнулся и воскликнул:

– Да, господа, вот тут я полностью согласен с Веридором Мерком! Скажу вам по секрету, я знаю этого варкенца, – Тут он сделал рукой изящный жест в мою сторону – Всего несколько месяцев, но уже успел проникнуться к нему искренним уважением. Когда мы только собирались к вам в гости, он всего-то и сказал мне, чтобы я держал себя в руках и не начал махать кулаками и представьте себе, этого вполне хватило для того, чтобы я терпел все ваши глупые выходки с этим подземельем и всей прочей чепухой. Поверьте, хоть я и служил в войсках специального назначения на Мидоре, откуда родом, и даже получил офицерское звание прежде, чем решил сменить род деятельности, не мне тягаться с этим человеком. Когда-то, в те годы, когда я был ещё зелёным новичком, ротный сказал мне однажды: – "Парень, запомни, главное в нашем деле никогда не соваться туда, откуда ты не знаешь выхода, этим ты сэкономишь своим боевым товарищам уйму времени. Но если рядом с тобой будет какой-нибудь архо с Варкена, можешь лезть куда угодно, хоть черту в зубы. Уж этот-то парень найдет выход и оттуда." Господа, Верди Мерк это не просто варкенец, а самый ушлый и хитрый из всех варкенцев, которых я только когда-либо встречал. В одном я с вами солидарен, это действительно самый настоящий демон в человеческом обличье, но только в том смысле слова, если вы имеете в виду его непревзойдённое чувство опасности, ум, хитрость, изворотливость и смекалку, ну, и, разумеется, сенситивную Силу с большой буквы. Так что лучше не злите его, ведь вы же не какие-то там галактические круда, на которых он не сможет поднять руки, а сенсетивы и сенсетивы не из последних.

После такой речи Нейзера мне уже ничего не оставалось делать, как встать, сцепить пальцы рук в замок признательности и коротко поклониться, ведь сказано это было без каких-либо оскорбительных намёков и очень серьёзно. В ответ мой стажер тоже встал, щелкнул каблуками своих ботфортов, четко кивнул мне головой и снова развалился в своём кресле. Рунита посмотрела на него с такой благодарностью во взгляде, что он смущённо опустил глаза. Я же продолжил добивать господ магистров, лица которых исказились от ужаса. Нет, эти ребята испугались не за свою жизнь, просто они поняли, что провалили операцию и теперь пытались понять, что же будет с Галаном. Они никак не хотели поверить в то, что я не говно, не личинка рулеры, а вполне нормальный парень, который, к тому же, влюблён в ту девушку, которую они же для меня и выбрали. Поэтому я поторопился сказать им:

– Господа, поверьте, я обезвредил все ваши ловушки только потому, что не люблю разговаривать с людьми, находясь под прицелом. Поскольку вы сенсетивы, хотя я временно лишил вас ваших телепатических способностей, чтобы потом не носиться за вами по всему Галану, словно гверл за собственным хвостом, а я ваш собрат по этому дару Великой Матери Льдов, позвольте мне, для начала, сделать вам небольшой подарок, так сказать, сувенир на память.

С этими словами я тотчас разрушил их стеклянные банки, расколов стекло на тысячи кусочков, присоединил к нему те обломки, которых наделал Нейзер и подвесил над столом, подняв повыше люстру. Получился довольно большой шар, метра четыре в диаметре, который я быстро, за каких-то пару секунд, нагрел до температуры порядка тысячи градусов. Ещё до того, как стекло расплавилось и засветилось алым цветом, я воздвиг вокруг него плотный пирокинетический кокон, чтобы нас всех не опалило нестерпимым жаром. Как только у меня получилась однородный шар из расплавленного стекла, я немедленно начал уплотнять его и моделировать расплавленную массу в нужную мне форму.

Для того, чтобы сотворить задуманное, мне даже не требовалось смотреть на оригинал. В моей памяти навсегда запечатлелась та картина, которую я однажды увидел в Равеле, в гостинице Антора Лорана. Рунита сидела подобрав ноги под себя и гладила рукой мех синего барса. Именно это скульптурное изображение я и решил передать в дар двум этим отважным галанцам, которые отважились бросить вызов тому самому человеку, который, некогда, чуть ли не до икоты напугал Арлана Гиз-Браде. Солями металлов и прочими минералами, извлечёнными из почвы вокруг дома, я придал стеклу нежный, золотисто-розовый, непрозрачно-смуглый цвет и ярко расцветил волосы и широко-раскрытые глаза своей возлюбленной, а также сделал шелковистые пряди меха под её рукой, густо-синими. В общем я добился того, что у меня получилась в итоге абсолютно точная копия моей жены.

Опустив скульптуру в натуральный размер к самому столу, я заставил её пошевелить руками и немного подвигаться, как будто стеклянная Рунита, гладя мех рукой, усаживалась поудобнее, после чего отправил свое творение в резервуар с водой, чтобы остудить её пыл. На всё у меня ушло не более пяти минут и вот на столе уже стояло изваяние самой прекрасной девушки во всей Вселенной. В восхищении замерли не только Рунита и Нейзер, но и оба недоверчивых магистра. После этого я снял с них стальные оковы и негромко сказал:

– Друзья мои, пусть эта скульптура станет для вас символом моей любви к вашей планете, к Галану, на котором я обрёл своё счастье, эту чудесную девушку.

Оба магистра, не смотря на свой враждебный настрой и неослабевающую ненависть ко мне, согласно закивали головами. Между тем, их отношение ко мне и после этих слов, ну, нисколечко не переменилось. Они по-прежнему выжидали тот момент, когда что-либо изменится и они смогут дать от меня тягу. Поэтому, дабы окончательно разрулить ситуацию, я решился на крайний шаг и решительным голосом заявил им:

– Друзья мои, настало время, чтобы все сенсетивы Галана узнали правду о том, что же происходит на самом деле. Хотя мы оба, я и мой стажер Нейзер Олс связаны контрактом, согласно которого не имеем права рассказывать вам о том, кто мы такие и что делаем в вашем мире, ситуация заставляет меня нарушить все существующие правила. Черт с ней, с этой Корпорацией Прогресса Планет, вы же сенсетивы, а потому я буду обращаться к вам от имени Союза Сенсетивов Галактики, ведь мой клан подписал соглашение с этой организацией и из-за того, что эта контора однажды послала в ваш мир ослов с Квинты, заварилась вся эта каша.

Нейзер тотчас перебил меня, громко воскликнув:

– На Галане были квинтиане? Ну, тогда всё понятно, от этих засранцев никогда ничего хорошего ждать не приходится. Эти обалдуи всё что угодно испортят.

Не обращая внимания на его реплику, с которой был вполне согласен, я продолжал:

– Поверьте, друзья мои, я никакой не властелин времени и не какой-то там опереточный злодей. Я простой работяга, техник-эксплуатационщик здоровенной махины, которая называется генератор искажения времени и моё дело только в том и заключается, что следить за этим агрегатом. Ну, а поскольку я занимаюсь этим на вашей планете более трёх миллиардов лет, все вы для меня отнюдь не букашки. Хотя я и не Господь Бог, вы для меня, словно мои собственные дети. Впрочем, чего болтать попусту, давайте поступим проще, сейчас я открою вам своё сознание полностью и передам всем сенсетивам Галана послание от Союза Сенсетивом. Поймите, это вполне официальный телепатический документ и для вас не должно быть особой разницы, от кого вы все его получите, от меня, Веридора Мерка, или же самого Патрика Изуара. После этого я добавлю кое-что от себя и вы с лёгкость сможете проверить, тот ли я парень, за которого пытаюсь выдать.

Вот тут-то этих жуликов проняло по настоящему. Их лица вытянулись, словно резиновые, а глаза сделались, что твои чайные блюдца. Раймура Озалиса так и вовсе стала бить крупная дрожь, ну, а я спокойно замер в своём кресле, закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, да, как заору телепатически на весь Галан, что только треск пошел. Если бы не темпоральный коллапсор, то мой вопль было бы слышно чуть ли не в половине галактике. Вместе с тем я стал стремительно оплетать эту планету ярчайшими лучами телепатической локации, подняв на ней такой трезвон, что тут уже любой, даже самый слабенький телепат услышал бы меня. В этот момент мне было совершенно наплевать на то, что вся моя душа со всеми её грехами была вывернута наизнанку и каждый, кому не лень, мог залезть в моё сознание, всё это не имело никакого значения по сравнению с теми мучениями, которые столько лет испытывали сенсетивы этого мира.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю