290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Исчезнувшая (СИ) » Текст книги (страница 5)
Исчезнувшая (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Исчезнувшая (СИ)"


Автор книги: Scofie






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

Снятый за наличку номер прост, но чист. Внутри двуспальная кровать, кресло, маленький холодильник и крохотный столик. Кайло закрывает входную дверь на ключ, проверяет ванную и сортир, просто на всякий случай, и только после этого падает в кресло, стоящее напротив койки.

Рей, которая присела на самый краешек кровати, немного успокоилась, но всё же прячет глаза, когда Кайло смотрит прямо на неё.

– Рей.

– Ммм?

– Ты цела?

Она осматривает себя так, будто не уверена в ответе.

– Да, кажется… наверное…

Между ними снова повисает неприятная тишина, и Кайло ломает голову над тем, как бы получше исправить ситуацию. Наверное, стоит извиниться, ведь это из-за него она попала в этот переплёт… но тут она открывает рот, и слова, произнесённые ею вслух, заставляют его забыть обо всём на свете.

– Я наврала тебе.

Что?

– Я наврала тебе. – Повторяет она чуть громче, будто отвечая на незаданный вслух вопрос, после чего встаёт и, пошатываясь, идёт к холодильнику. Открыв скрипучую дверцу, она вытаскивает наружу бутылку дешёвого шампанского, которую любезные хозяева оставили в качестве комплимента, ведь… Кайло уже забыл о том, что единственной свободной комнатой в этом захудалом мотеле оказался номер для молодожёнов.

Он следит за тем, как она без труда срывает золотинку и с той же лёгкостью выкручивает пробку. С тихим хлопком Рей откупоривает бутылку, после чего делает несколько глотков прямо из горла.

– Я – лгунья, Бен.

Она возвращается на кровать и делает ещё глоток. От её слов и странного поведения у Кайло начинает тянуть под ложечкой.

– Я вернулась не неделю назад. Вот так. Я соврала тебе.

Кайло снова хмурится и тянется забрать бутылку из её трясущейся руки, пока Рей не отключилась от перепоя.

– Продолжай. – приказывает он, когда она снова начинает плакать. Ему хочется подскочить, прижать её к себе, успокоить, но ей нужно выговориться, иначе далеко они не продвинутся.

– Прости меня, Кайло.

Она встаёт с кровати и опускается перед ним на колени. Склонив голову, она начинает рассказывать, и по мере того, как Кайло узнаёт всё больше подробностей, ему кажется, что это сон, сон, сон, ёбаный кошмар.

– Я вернулась год назад. Как именно это произошло – я тебе рассказала, и то была чистая правда. Я пришла домой, на тот момент дед уже… – Она сглатывает и вытирает слёзы с щёк. – Я перепугалась, естественно! Я так испугалась, что не придумала ничего лучше, чем позвонить копам. Трубку в участке взял Люк и вскоре приехал. Один. Он выслушал меня, задал кое-какие вопросы, после чего кому-то позвонил. Спустя час приехали люди… в чёрном, – с её губ срывается невесёлый хохоток, но вскоре она продолжает. – Федералы, на самом деле. Они забрали меня к себе, сутками допрашивали, думали, я террористка какая-то! В общем, когда закончили, у меня не было ни сил, ни желания сопротивляться. Когда подсунули бумаги, я подписала не глядя. Вот так я и попала к ним в отдел. Меня готовили как обычного полевого агента. Заставляли много бегать, учили драться… стрелять, правда, я так и не научилась.

Она вытирает нос и наконец смотрит Кайло в глаза.

– Я хотела связаться с тобой, больше всего на свете, но мне не разрешали. Страшно представить, сколько ещё я могла бы пробыть у них, но… месяц назад мне сказали, что отпустят… если я помогу им добраться до Сопротивления.

Кайло передёргивает.

– Они всё подстроили так, будто я вернулась вот только что. Заставили меня пойти в участок и во всеуслышание сказать, что вот она я, только из портала… – Она горько усмехается и снова опускает голову. – Люк усердно делал вид, что видит меня впервые за десять лет. Я сломала ему запястье, как только мы остались наедине, и… он смолчал об этом, потому что если бы я начала говорить, то… В общем мне приказали связаться с тобой, как будто я сама этого не хотела! Но тебя не было… нигде… и я уже потеряла надежду когда-нибудь встретиться с тобой… Поэтому федералы подключили СМИ и… дальше ты сам знаешь.

У Кайло нет слов. Бен, как ни странно, тоже притих.

– Мне в обувь вставили маячок, и я должна была правдами и неправдами очутиться в одном помещении с Лэндо Калриссианом, чтобы… он скрывается от властей, и агентам было нужно знать наверняка о его местонахождении, чтобы повязать всех боссов разом. Сделать я это должна была с твоей помощью, но я не знала… не знала, как сказать, и не хотела тебя втягивать в это… Как оказалось, они сами нашли меня. Только заперли на вшивом складе, а до Лэндо мне было как пешком до Китая. Теперь я даже… они…

Она запинается и трёт глаза ладошками. Кайло делает большой глоток этого дерьма, которое у кого-то зовётся шампанским, и ставит бутылку на пол.

– Я не хотела… не хотела врать тебе, клянусь. Кому угодно, только не тебе… но они сказали… сказали, что уже давно следят за тобой и твоими… друзьями… Сказали, что знают о твоих делах с Сопротивлением… поэтому если я не подчинюсь, то тебя… тебя…

Она всхлипывает и этот звук разрывает Кайло сердце в клочья.

– Они сказали, что казнят тебя за все преступления, которые ты совершил.

Он прячет лицо в ладонях, и какое-то время они сидят в оглушающей тишине, нарушаемой только гулкими стуками сердец.

Кайло в полном раздрае, он не знает, как сложить два и два, он так устал, что даже мыслительный процесс доставляет почти что физическую боль.

Встав на ноги, он стаскивает с себя кобуру, бросает ту в кресло не вытащив ствол, после чего проходит в ванную, скидывает с себя шмотки, пропахшие порохом и смертью, и ступает под обжигающие струи воды.

Ему нужно смыть с себя этот день, только и всего.

Вдох-выдох, повтори.

Он не понимает, в какой момент начинает сбивать костяшки о скользкий кафель, и лишь заметив розовые разводы, стекающие по плитке, останавливается.

Нет, он останавливается не поэтому…

Кайло чувствует обжигающий поцелуй, который Рей оставляет на его спине, и чувствует её руки, обнимающие его за талию.

– Кайло…

Он оборачивается, заключая её в объятия, и долго не спускает взгляда с её искусанных до крови губ.

– Ты пообещал…

Он обнимает её ещё крепче.

– Ты пообещал никогда меня не оставлять.

– Тшшш. Не оставлю. Никогда.

Она берёт его за руку и нежно целует стёсанные до крови костяшки.

На косой полке, вкрученной в стену, стоят несколько крохотных бутылочек. Кайло берёт ту, на этикетке которой написано шампунь. Заставив Рей шагнуть под воду, он намыливает ей волосы, а сполоснув, берёт другую бутылку, и, выдавив резко пахнущей жидкости на ладонь, проходится по плечам, груди, животу. Он смывает с неё все следы сегодняшней бойни, и только когда не остаётся ни пятнышка крови, становится ближе. Она цепляется за его плечи, когда Кайло скользит ей между ног, и выдыхает так жарко, что у него самого подкашиваются ноги.

– Кааайло.

Он не помнит, как они ополаскиваются – и делают ли это вообще; не помнит, как они вытираются, выходят из ванной, оказываются на кровати. Просто в один момент под шумящим потоком обжигающей воды он смотрит ей в глаза, а в следующий – впивается в неё голодным поцелуем, вдавливая в прохладные простыни.

Да, да, да – стучит в голове – наконец-то.

Он целует её по контуру челюсти, впивается в шею, облизывает, прикусывает и всасывает кожу на плечах, ключицах, груди. Она вжимается в него, заставляя задыхаться от желания, и Кайло шлёт к хуям все сомнения и осторожность.

Он обжигается, коснувшись её между ног. Растерев влагу по входу, сначала вводит палец, заставляя её выгнуться навстречу, потом второй. Ни в одной его фантазии она не была такой громкой, и это заставляет его трястись от нетерпения. Хватает нескольких минут, чтобы она вытянулась под ним с его же именем на губах.

Он никогда прежде не был первым у девушки, но откуда-то знает, что лучше не тянуть, поэтому, вытащив пальцы, он входит в неё сразу и до упора.

Она громко вскрикивает, вспарывая глубоко внутри него что-то, чему Кайло не знает названия, и сжимает его плечи с такой силой, что от вспышки боли у него белеет в глазах.

В ней так тесно, так жарко, что он едва не теряет сознания от полноты этих ощущений. Кайло хочет тут же перевернуть её на живот, вздёрнуть на колени и вытрахать из неё всю душу, но вместо этого сдерживается, сдерживается из последних сил, сцеловывая с губ стоны боли, а с глаз солёные капли.

– Тише, тише, маленькая.

– Кайло, – хнычет она и ёрзает под ним, пытаясь хоть немного привыкнуть. – Кайло, пожалуйста.

Он выходит, толкаясь обратно медленно, почти мучительно, не переставая целовать искусанные губы. Кайло сойдёт с ума, точно рехнётся… как же долго он этого ждал.

Он двигается слишком медленно. Рену самому едва ли верится в то, что в нём есть столько терпения и силы воли, но… когда Рей начинает сладко постанывать и пытается встречать толчки, Кайло не сдерживается и закидывает её правую ногу себе на плечо.

Он начинает двигаться рваными рывками. Сжав зубы, он прижимается к её взмокшему лбу своим, и, опустив руку между их телами, касается клитора, каждым движением пальцев вырывая из неё стоны – один громче другого.

Кровать под ними жёсткая, деревянная, и Кайло приходится схватиться за неудобную спинку свободной рукой, чтобы не раздавить её. Рей держится за него руками и ногами, притягивая к себе ближе, и в какой-то момент Кайло сдаётся: отпускает спинку, вжимая её в кровать, и просовывает руку под поясницу, дёргая на себя, тем самым меняя угол, под которым оказывается в ней ещё глубже.

Он целует бьющуюся жилку на шее, втягивая нежную кожу в рот и оставляя один за другим цепочку из розовых засосов. Ритмично двигая бёдрами, он вбивается в неё с головокружительной силой, и, не останавливаясь, продолжает касаться пальцами жаркого центра. Уже через несколько мгновений она снова кончает с таким криком, от которого у Кайло закладывает уши. Боже, да, да, да. Он слепо следует за ней, вытащив как раз вовремя, чтобы излиться на серые жёсткие простыни.

Кайло задыхается, но только сейчас абсолютно не сомневается в реальности происходящего.

Он скатывается вбок, не выпуская Рей из объятий, и целует её лоб, щёки, нос, подбородок.

Она прижимается к нему крепче, и, довольно выдохнув, тихо говорит.

– Я так давно этого ждала.

Ты даже не представляешь.

Засыпая, Кайло не думает ни о чём, и всю ночь, в кои-то веки, не видит кошмаров.

========== Часть седьмая ==========

– Мистер Рен, вам предъявлены обвинения в особо тяжких преступлениях, – начинает седовласый офицер. Он уже представился, но Кайло откровенно до пизды имя легавого и его звание. Мужчина недовольно хмурится, листая испещрённые мелким почерком бумаги, словно до сих пор не успел ознакомиться с их содержанием.

– Среди которых причинение тяжкого вреда здоровью, а также, – он поправляет очки на носу и перелистывает страницу. – А также убийства, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Кайло молчит. Его руки намертво прикованы к железному столу, а от жёсткого стула, на котором он сидит уже хрен знает сколько, ужасно затекла задница, но Рен едва ли обращает на это внимание, ведь он почти на грани.

Он раз за разом мысленно напоминает себе о том, что Рей в безопасности, что с ней всё в порядке, и всё равно не может перестать паниковать. В голове звенит – пожалуйста, не оставляй меня – а в глотке чувствуется мерзкий привкус желчи.

Он обещал, обещал ей, но всё полетело коту под хвост.

В допросной, помимо сидящего напротив офицера и самого Кайло, ещё три человека – двое мужчин и женщина; все они в форме сотрудников полиции, и все трое не спускают с него пристальных взглядов, будто Рен в любой момент может подскочить со стула и начать шмалять по ним. Из пальца что ли? Кайло опускает голову, припоминая, что ствол у него отобрали при задержании, хотя воспоминания об этом словно закрасили густой тёмной краской.

Ведущий допрос полицейский – мужчине, должно быть, немного за пятьдесят, и в этой работе он явно не новичок, – очень собран и настроен решительно. Кайло сверлит его взглядом, не говоря при этом ни слова. Мужчина кривит губы, откашливается и продолжает.

– Вам разложить по пунктам каждое обвинение или вы чистосердечно сознаетесь во всём, упрощая жизнь себе и мне?

Кайло фыркает.

Копа ведёт: кадык дёргается, руки, держащие папку с бумагами, сжимаются в кулаки, и он едва не подрывается со стула – железные ножки скребут по полу, отчего по ушам проходится неприятный скрежет.

Щёки офицера наливаются кровью от едва сдерживаемой злости, но он прочищает горло и снова опускается на стул.

– Давайте начнём с самого начала.

Он перечисляет все детали преступления, постоянно уточняя, не ошибается ли он, но Кайло молчит, не позволяя ни единому мускулу на лице дёрнуться в ответ на бесконечную череду вопросов.

В голове стучит; из воспоминаний в голове полная каша. По башке ему наваляли, что ли? Кайло не помнит. Он трясёт головой, но от резкого движения виски пронзает острой болью, от которой на глаза наворачиваются слёзы, и на какое-то мгновение Кайло теряется, не понимая, что из происходящего реально, а что всего лишь разыгравшееся воображение.

Его разрывает на части при мысли о том, что Рей где-то там одна, одна, совсем одна. Кайло не уверен в том, что в ближайшее время он окажется на свободе, поэтому без конца напоминает себе о том, что Рей в безопасности. Она цела, точно цела, с ней должно быть всё в порядке, ведь он помнит, отлично помнит, как приказал Дереку увезти её, спрятать и ни на шаг не отходить до тех пор, пока Кайло не вернётся за ней. И даже сейчас он продолжает видеть её широко распахнутые глаза и взгляд, полный ужаса и неверия.

Рей, Рей, Рей.

Кайло представляет её яркую улыбку, вздёрнутый конопатый носик, и щёки с милейшими ямочками, отчего внутри тут же разливается тепло, которое подпитывает яростное желание немедленно оказаться рядом с ней, ведь находиться вдали сродни физической боли.

Как она вырывалась, как кричала на него, обещая самолично прирезать, если Кайло не позволит ей остаться. Сколько ярости в ней было, сколько огня. Боже, он представить себе не мог, что сможет полюбить её ещё сильнее, но… Кайло закрывает глаза и мысленно возвращается на несколько часов назад, вспоминая о том, как Рей поставила Дерека на колени. Такая маленькая, хрупкая с виду, она в два счета положила двухметрового амбала на лопатки, и бросилась к Рену на шею, едва не свалив его с ног. В последний момент он успел подхватить её, позволив ей обвить ногами свою талию.

– Кайло, не смей этого делать, даже не вздумай, я никуда не поеду! Я тебя не оставлю!

Больше всего на свете он хотел бы исполнить каждое её желание, но разве мог он подвергнуть её такой опасности? Не нужно было уступать ей, не нужно было брать с собой, Кайло уже миллион раз об этом пожалел, но разве он мог повернуть время вспять?

Малыха, ты же согласилась слушаться меня.

Ему пришлось вырубить её, засунуть в машину, и уже после этого помочь подняться Дереку, у которого от удара по виску тонкой змейкой струилась кровь. Машина тронулась с места за несколько секунд перед тем, как звенящую тишину ночи заполнили оглушительные выстрелы.

Кайло снова напоминает себе, что ей ничто не грозит, и всё же… всё же ему так сильно хочется увидеть её, прикоснуться, вдохнуть родной запах, что от этого желания внутренности словно колючей проволокой скручивает.

В тесной комнатушке нет окон, поэтому Кайло не знает наверняка, сколько времени он здесь находится. Сознание плывёт. Он думает о том, что вся заварушка должна была закончиться тихо-мирно: федералы должны были приехать, арестовать Лэндо и свалить в закат. Но всё пошло по пизде. Весь план, который они так тщательно составляли, продумывая каждую деталь, полетел в тартарары, потому что ебучий старикан оказался умнее и хитрее всех их вместе взятых.

***

– Мне страшно.

Рей перекатывается на живот, и прячет лицо у Кайло на груди. Признание словно причиняет ей физический дискомфорт; Рей вся съёживается, и на мгновение Кайло чудится, будто он слышит тихий всхлип. Слова оседают на коже колючей изморозью, отчего от макушки до самых пяток скользит неприятный озноб.

Кайло осторожно выдыхает, едва осознав, что на несколько секунд задержал дыхание, и проводит ладонью по голой спине Рей, прослеживая выпирающие косточки позвонков.

– Ничего не бойся.

– Я ничего и не боюсь, – крепче прижимаясь к нему, недовольно бурчит она. – Но…

Рей приподнимается на локте, придвигается ближе и зарывается носом в его шею.

– Мне страшно потерять тебя, – шепчет она, словно говорить о подобном громче – значит накаркать беду.

Кайло улыбается. Немного сдвинувшись в сторону, ложится на бок и легонько дёргает её за прядку волос.

– Я никуда не денусь.

Теперь Кайло может видеть её лицо, и от него не ускользает то, как Рей кривит губы и морщит нос, отчего становится похожа на себя прежнюю, ту беззаботную девочку, которой была в детстве.

– Ты постоянно это повторяешь.

Он снова тянется к ней; гладит по щеке, чуть ниже, по шее и разукрашенному веснушками плечу. Рисует на нежной коже смазанные узоры и видит, как под его касанием она вся покрывается мурашками.

– Верь мне.

Рей тянется к нему, и на секунду закрывает глаза, откровенно наслаждаясь прикосновениями. Кайло придвигается ближе, касаясь её носа своим.

– Кайло… – Шёпотом выдыхает Рей ему в губы. – Если с тобой что-то случится…

Он не даёт ей договорить. Приподняв двумя пальцами подбородок целует глубоко и настойчиво, заставляя забыть о всех тревогах и проблемах, которые гложут её на протяжении непозволительно долгого времени.

Рен уже сбился со счета, но ему кажется, что за последние сутки каждый их разговор заканчивается подобным образом.

Она слишком много переживает.

И ему самому, наверное, следует включить мозг: обдумать, как следует, всё, о чём рассказала Рей; решить, что делать дальше, составить план дальнейших действий, в конце концов. Но пока что Кайло откровенно до пизды любая возня, происходящая за дверью этого номера, ровно до тех пор, пока та не решит проникнуть за картонные стены его крошечного рая.

Рей снова под ним, и Кайло думать ни о чём другом не может. В голове ни одной здравой мысли, но он железно уверен в том, что до тех пор, пока Рей с ним – она в безопасности, и в эту самую секунду для него этой уверенности вполне достаточно.

Кайло доводит её до края не спеша, нарочно двигаясь до головокружения медленно, и Рей, наконец-то, начинает забывать обо всём. Подаваясь ему навстречу, она целует каждый миллиметр голой кожи, до которой может дотянуться, и он теряет голову, чувствуя обжигающие прикосновения её губ и языка. Кайло так глубоко в ней, что не может понять, где заканчивается он сам, и начинается она. Рен уже не помнит, в какой момент перестал бояться сломать её, но этого страха больше нет, и он обнимает её, сжимает со всей силы, желая поглотить её, забраться под кожу, стать с ней единым целым. Она нужна ему, нужна, как воздух, и Рей… кажется, чувствует тоже самое.

У него звенит в ушах, перед глазами пляшут разноцветные пятна, во рту чувствуется металлический привкус – Кайло требуется секунда на то, чтобы пройтись языком по нижней губе и ощутить след от укуса.

Рей замечает это и улыбается. Тянется вперёд и, не разрывая зрительного контакта, зализывает ранку кончиком языка. Кайло снова целует её, утопая в ощущениях, словно в бескрайнем, бесконечном океане. Между ними будто натянуты миллиарды невидимых нитей, которые связывают их между собой крепко-накрепко, и сети эти не развязать, ни оборвать, ни разрубить. Кайло представить себе не может жизнь, которую мог бы провести без неё, и впервые начинает по-настоящему понимать Бена Соло, который, потеряв её – потерял желание жить.

Перевернувшись на спину, он увлекает девушку за собой. Рей сонно улыбается и устраивается на нём поудобнее: по сравнению с ним она такая крошечная, что Кайло не чувствует тяжести, один только жар её обнаженного тела, от которого до сих пор перехватывает дыхание.

Он гладит её по спине, плечам, целует в лоб. Ему до трясучки хочется взять её за руку, выйти из этого номера, уехать из этого города куда-нибудь, куда угодно, хоть к чёрту на куличики, где никто больше не посмеет встать между ними. Кроме неё одной ему больше никто не нужен, и Кайло позволяет себе поверить в то, что это у них полностью взаимно.

Вскоре она засыпает, но у него самого сна ни в одном глазу. Мысли в голове начинают жужжать, словно осиное гнездо, и Кайло осознаёт, что Рей влияет на него невероятно успокаивающе. Словно одним своим взглядом без труда усмиряет зверя, живущего в нём, и невесомым прикосновением стирает сжигающую его заживо ярость. Но сейчас она спит; дышит спокойно и глубоко. Кайло чувствует неторопливые удары её сердца, бьющегося напротив его собственного…

Внезапно на него обрушивается такая злость, от которой хочется немедленно разбить что-нибудь вдребезги, свернуть кому-нибудь шею, утопить в крови столько человек, что и не сосчитать, но вместо этого он делает глубокий вдох, затем выдох, старательно успокаивая зашкаливающий до запредельной отметки пульс.

Всё, о чём рассказала Рей, кажется Кайло злостной и совсем уж не смешной шуткой. Он старается, очень старается не думать о том, что какие-то черти позволили себе удерживать его девочку против её воли; сыграли на её чувствах, наивности и детской доверчивости… но не может выкинуть из головы эти образы, прокручивая в мыслях один за другим, тем самым доводя себя до еле сдерживаемого бешенства.

Никогда в жизни он не хотел убивать так сильно, как в эту самую минуту.

Во сне Рей ёжится, неосознанно прижимаясь к нему ещё крепче, и это моментально вытаскивает Кайло с края бездны. Аккуратно перевернув и уложив её на спину, он тянется за тонким одеялом, которое сбилось в ногах, и укрывает девушку, крепко прижав её к себе.

Она здесь, рядом. Кайло повторяет это раз за разом, целуя её в макушку, вдыхая родной запах, обнимая её крепче, но тьма, клубившаяся в сознании, снова берёт над ним верх.

Он абсолютно уверен в том, что федералы блефовали насчёт слежки за ним или остальными, потому что это бред чистой воды, не иначе. Шесть лет они выполняли грязную работу для старого Сноука по всему миру, оставаясь вне поля зрения не только вшивого Бюро, но и ЦРУ, Госбезопасности, и всего прочего национального дерьма.

Это всё Сопротивление, думает Рен, вонючее дерьмо, не желающее отлипать от подошвы его ботинок. Мерзкие тупорылые ублюдки, возомнившие себя достаточно умными для того, чтобы играть во взрослые игры, а на деле не сумевшие отделаться от бдительной слежки легавых.

Кайло хочется сию секунду выскочить за дверь, выследить сраного Калриссиана, бросить дедулю на пороге главного офиса федерального бюро, а остальных клоунов, считающихся боссами этой вшивой организации, перестрелять нахер.

Он ещё крепче обнимает Рей, зарывается носом в её запутанные волосы, и размышляет о том, что это… на самом деле, не самая дерьмовая идея, когда-либо приходившая ему в голову.

Закрыв глаза, он детально обдумывает свои следующие действия, и даже не замечает, как проваливается в сон.

Утром Кайло просыпается с готовым планом по устранению всех своих проблем одним выстрелом. Нет, скорее… парочкой. Может, чуть больше.

Для начала они кое-как собираются, и, поймав попутку, едут к нему домой. Кайло решает, что тратить время впустую смысла нет, и лучше ударить по врагу до того, как у него созреет более-менее разумный план на достойную ответку.

Рей босиком, поэтому Кайло всю дорогу не спускает её с рук. Она нервничает, когда Рен начинает задавать вопросы по поводу её нахождения в Бюро, но отвечает на каждый с предельной честностью. Вскоре Кайло понимает, что Рей всего лишь рекрут, и осознав это, он радуется, ведь она не так глубоко увязла в этом дерьме, а значит ублюдки не имеют над ней той власти, в которую заставили её поверить. Это хорошо.

Воспользовавшись лифтом, они поднимаются на нужный этаж, и перед тем, как открыть дверь, Кайло тщательно осматривает все углы, чтобы не дай Бог не напороться на невидимую растяжку: взрывом в гараже он по гроб жизни научен. Не обнаружив никаких сюрпризов, они входят внутрь, и оставшись наконец за закрытыми дверьми, первым делом вместе принимают душ, по длительности который оказывается самым долгим на памяти обоих.

Кайло не может ни на шаг отойти от Рей, будто намертво приклеенный, привязанный, пришитый к ней. Он пребывает в состоянии сумасшедшей эйфории, разрывающийся между желанием засунуть все кровавые планы относительно Сопротивления куда подальше и болезненной тягой разобраться со всем как можно скорее.

Выйдя из ванной, они одеваются; Рей тянет из шкафа одну из его чистых футболок и натягивает на себя, улыбаясь во весь рот. Кайло не может отвести взгляда от её голых ног, но смотрит выше и выше и, наконец, ловит её взгляд. Блять, какая же она красивая! Во рту становится сухо, дыхание сбивается, и чтобы снова не потеряться в обжигающем желании, он, следуя глубоко въевшейся в подкорку привычке, тянет Рей за руку, усаживает перед собой, и начинает методично распутывать волосы, которые за последние несколько дней перепутались до невозможности. Она послушно подставляет голову, и от Кайло не укрывается то, как она закрывает глаза, наслаждаясь его действиями.

– Мне нужно связаться с куратором, – внезапно нарушая повисшую между ними уютную тишину, говорит Рей.

У Кайло дёргается глаз, и он прикладывает невиданные усилия для того, чтобы не сжать спутанные пряди в кулаке.

– Нет.

– Да, Кайло. Мне нужно доложить о своём… провале. – Она оборачивается к нему, морщится, и прячет лицо в ладонях. – Как же я ненавижу всё это.

– Забудь, Рей, ты никому ничего не должна.

– Должна. Они же…

– Нихера они мне не сделают, – обещает Кайло, пытаясь вложить в слова как можно больше убежденности. – Нет у них на меня никакого компромата, слово даю.

– Но… – Она непонимающе хмурится, и начинает грызть ноготь на большом пальце, сигналя своей неуверенностью на всю галактику. – Даже если ты прав, я всё равно завалила задание, и с меня за это спросят.

– Ты же не собираешься возвращаться туда?

У Кайло внутри всё переворачивается при мысли о том, что Рей может оставить его.

– Нет. Но мне кажется… только ФБР сможет помочь нам…

У него снова пересыхает во рту, но уже совсем по другой причине.

– С чем?

– Я хочу… хочу быть с тобой, – опустив глаза, бормочет она. – До конца жизни, Кайло. Но… я должна знать, должна быть уверена в том, что завтра, или через год, или даже через десять лет эти мудилы не ступят на наш порог и не испортят нашу жизнь к херам собачьим.

Кайло выпрямляется, стискивая кулаки.

– Я не допущу этого.

– Как ты можешь быть настолько уверен в этом, а? – Не унимается Рей. – Тебя чуть не убили на моих глазах всего несколько дней назад. А дальше что? Мы каждый раз будем проверять углы в подъезде? В гараже? Господи, напасть ведь они могут где и когда угодно! Так ты себе представляешь нашу жизнь?

Кайло не знает, что ответить. Он понимает, прекрасно понимает, что она права, но работать с легавыми? От одной только мысли об этом его начинает подташнивать.

– Я свяжусь с куратором, она нормальная тётка. Расскажу ей всё, а дальше будь что будет.

– Нет.

– Кайло!

– Насколько я понял, федералы хотят повязать всю верхушку Сопротивления, но не могут сделать этого потому, что дедуля Калриссиан скрывается слишком хорошо, так?

– Да.

– Ты должна была навести легавых на след Лэндо, так?

– Ну… да.

– Я могу это устроить.

– Что?

Рей снова хмурится и начинает кусать нижнюю губу, придерживая её указательным пальцем и отрывая зубами тонкую кожицу. Кайло морщится и хватает её за руку, не в силах смотреть на этот нервный тик.

– Я вытащу Калриссиана на свет божий, если это поможет легавым прикрыть лавочку. Завалим двух зайцев одним выстрелом: избавимся от сопротивленческих скотов, и федералы тебя больше не потревожат.

Несколько мгновений Рей непонимающе смотрит на него, но потом её лицо озаряется.

– Да-да, это… блин, да это просто отличный план.

Кайло… согласен. Все идеи, с которыми он проснулся этим утром, мигом забыты.

Рей едва не подпрыгивает на месте, возбуждённо хлопая по своим голым ногам.

– А как тогда…

– Ты свяжешься с куратором, сообщишь координаты, и на этом всё. Возвращаться туда ты не станешь.

– Ладно, наверное…

– Нет, не наверное. Мы сольём Лэндо, и на этом всё. – Закусив губу, она медленно кивает. – А теперь вернись на место, мы не закончили.

Как только он заканчивает заплетать ей косы, Кайло отправляет смс Хаксу, Фазме и Дереку, и всех троих просит приехать как можно скорее.

***

Первым приезжает Хакс.

Через двадцать минут в дверь стучит Фазма. Она так же притащила с собой Митаку, но Кайло оставляет это без внимания.

Дерек приезжает последним, и в следующие часа два они перетирают планы насчёт атаки на Лэндо Калриссиана. Никому из них не нравится идея о сотрудничестве с федералами, но никто не осмеливается предложить вариант получше: все понимают, что это единственный из всех возможных исходов, который обойдётся им самой малой кровью.

Рей в основном молчит, и Кайло старается не выпускать её ладошку из своей, чувствуя, как дрожат её пальцы.

Митака роется в ноуте, который притащил с собой, делает несколько звонков, и вскоре по цепочке находит человека, который знает парня, который владеет адресом дома, который принадлежит некоему Бобе Фетту, который, в свою очередь, является одним из боссов злоебучей ОПГ. Бинго. Это уже зацепка.

Кайло раздумывает над тем, что маленький пидрёныш Дэмерон тоже мог бы как-то посодействовать, но Хакс мрачен больше обычного, и Рен оставляет свои мысли при себе, не вытаскивая на всеобщее обозрение личную жизнь товарища.

Митака с Фазмой и Дереком тут же отправляются на встречу с парнем, знающим адрес Фетта. Кайло вместе с Хаксом остаются и проверяют всё оружие, которое есть в их распоряжении: чистят, перезаряжают, и складывают готовые стволы в общую кучу. Сейчас Кайло необычайно спокоен, зная, что в соседней комнате находится Рей. Она ушла в спальню сразу же, стоило их небольшому собранию закончиться. Кайло хочется пойти и проверить, всё ли с ней в порядке, но вместо этого остаётся на месте, продолжая смазывать затвор калаша.

– Кто бы мог подумать…

Хакс откашливается; Кайло слышит скрип табуретки, словно рыжему на месте не сидится, но взгляда от оружия не отрывает.

– Не понял.

– Девчонка твоя… – Хакс мнётся; недосказанное предложение повисает в воздухе. Рен собирает автомат и только после этого обращает на друга внимание. Скрестив руки на груди, тот сидит прямо и неподвижно, словно палку проглотил.

– Что с ней?

– Она реальна.

Кайло выпрямляется и потягивается, чувствуя при этом, как хрустят позвонки. Отложив ствол в сторону, он хмыкает.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю