290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Исчезнувшая (СИ) » Текст книги (страница 2)
Исчезнувшая (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Исчезнувшая (СИ)"


Автор книги: Scofie






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

У Кайло снова всё обрывается, и он оседает на пол балкона, не видя перед собой ничерта – то ли из-за сгущающихся сумерек, то ли из-за слёз.

– Я… – Он задыхается. – Если хочешь.

– Я сдохну, если ты не приедешь, Бен.

Он не соображает. Кайло совершенно точно не в состоянии трезво рассуждать. Всё, что для него сейчас важно – его исчезнувшая девочка вернулась, и находится в каких-то шести часах езды от его дома.

– Скоро буду.

========== Часть третья ==========

Через четыре с половиной часа Кайло стоял на её пороге.

Он смутно помнит, как собирался – если вообще собирался, а не сразу же сломя голову выскочил из дома.

Нет, всё-таки не сразу.

Пришлось потратить время на обработку пореза на ступне, который он едва ли чувствовал. Пришлось переодеться, потому что на коленях хоть и не было ран, но джинсы пропитались пивом, а на мокрые пятна налипли осколки. Ещё пришлось убрать кобуру вместе с оружием в сейф. Обычно Кайло на хую вертел все правила хранения – да он в принципе никогда с оружием не расставался – но брать ствол на встречу с Рей… Кайло не хотел её напугать, засветив ненароком чёрный глок.

По дороге он миллион раз успел пожалеть, что на его тачке нет сраных мигалок, как у этих долбанных ППСников, которые без конца тормозили его за превышение скорости. Если бы он до сих пор служил в войсках, то мог бы с лёгкостью отъебаться, ляпнув что-нибудь про сверхсекретное суперважное дело, но… Но сейчас Кайло Рен всё равно что призрак, его нет ни в одной военной базе данных, он – никто из ниоткуда, добропорядочный гражданин без каких-либо привилегий.

Он чувствует себя пьяным, но явно не из-за алкоголя, потому что сколько он выпил-то? Несколько глотков? Всё дело было в ней. Рей.

Рей, Рей, Рей.

Кайло не может поверить, что увидит её совсем скоро. Всё это кажется каким-то сном, выдумкой воспалённого мозга, извращённой игрой воображения. Он слишком боится того, что всё окажется неправдой, поэтому несколько раз лупит себя по щекам, и проверяет исходящие в мобильнике. Её номер. Он точно ей звонил, не мог же он это выдумать… Или мог…?

Ну, пиздец, приехали.

Пока он не увидит её, Кайло не сможет поверить в то, что она вернулась. Рей вернулась, точно вернулась, не могло его так накрыть, не могло!

К её дому ведёт несколько дорог. Самая короткая проходит мимо его старого дома – нет, дома Бена, потому что Кайло там ни разу не был… и прямо сейчас видеть этот дом он совершенно точно не желает. Кайло приходится сделать петлю по району, но лишние пять минут стоят его морального спокойствия; он и без того на взводе.

На улице едва начинает светать, и когда Кайло тормозит у дома старого Оби-Вана, глазам своим поверить не может: неужели он всё время был таким маленьким? Кайло помнит – нет, помнит Бен; чёртов Бен Соло помнит это, потому что Кайло тут не был ни разу, – Бен помнит, что раньше этот дом был больше, а сейчас словно… усох. Как такое возможно?

Место перед домом, которое обычно отводится для парковки, у Оби-Вана превращено в палисадник, ведь машины у старика сроду не было, поэтому Кайло приходится бросить свою прямо на обочине. Не отрывая глаз от косой крыши, Кайло выходит наружу и, не оборачиваясь, щёлкает брелком, включая сигналку.

Шагая к крыльцу, Кайло отчего-то робеет; его трясёт, ключи в руках позвякивают, и, психанув, он убирает их в карман.

Он столько раз бывал на этом пороге… – нет, не он, Бен! – но Кайло сейчас настолько похуй на расщепление личности, что он не обращает внимания на свою мысленную поправку.

Подойдя к двери он заносит руку над звонком, но не успевает нажать на кнопку, потому что в эту же секунду дверь распахивается, и Кайло готов сквозь землю провалиться от налетевших на него ураганом чувств.

Рей! Это она, блять, это она, она, она, она.

Кайло не может дышать.

Он не может сделать вдох, а только как выброшенная на берег рыба, открывает и закрывает рот. Это она. Господи, боже, это и впрямь она.

Какая же она маленькая! Он никогда не глядел на неё сверху вниз, потому что они всегда были одного роста, но сейчас… Ей приходится задрать голову, чтобы посмотреть ему в лицо, и Кайло видит, как ей и самой это до жути странно.

Первое, что он замечает в ней – собранные в две идеальные косы волосы. Как же это на неё не похоже! Кайло – нет, Бен! – до трясучки терпеть не мог, когда она собирала в хвосты нечесаные волосы. Бывало посадит её перед собой, стащит резинки, и примется аккуратно распутывать колтуны, прочёсывая прядку за прядкой, пока расчёска не пройдёт по всей длине ни разу не запутавшись. Потом слегка намочит их водой и заплетёт в косы. Он умел это делать, потому что с малых лет наблюдал за тем, как заплетается мать; чёрт, да Лея даже ему лет до пяти косички плела, пока он не стал достаточно сильным для того, чтобы вырваться из материнских рук, и не стал достаточно психованным, чтобы отрезать чёрные вьющиеся локоны почти под корень кухонными ножницами.

На ней какие-то короткие шорты, которых раньше не было в её гардеробе, Кайло – нет, Бен! – знает это, потому что он знает о ней всё-всё-всё. Он знает, что она терпеть не может платья и юбки; она не любит чесать волосы, но с удовольствием позволяет ему делать это; у неё всегда холодные руки, и она обожает пробираться ледяными пальцами под его футболку. Он знает каждую вещь в её шкафу, все майки, джинсы, шорты и толстовки. Он знает о ней всё, и готов свою жизнь положить на то, что этих сраных шорт раньше у неё не было.

Кайло делает вдох, затем выдох.

Ещё на ней чёрная футболка с широкой надписью Старкиллер на груди. Неоновые буквы светятся в сером свете наступающего утра, и Кайло требуется секунда, чтобы вспомнить – это его футболка.

Она стоит босиком, и Кайло видит, как она поджимает пальцы ног, ногти на которых раскрашены чёрным лаком… она накрасила их накануне своего исчезновения, сейчас он вспомнил – если, конечно, когда-то забывал.

Глазища такие большие, обычно цвета янтаря, в посеревших сумерках они стали почти чёрными, и наполнены такими эмоциями, что Кайло приходится схватиться за косяк, чтобы не рухнуть.

Сердце стучит в горле, и он повторяет про себя – Рей, Рей, Рей – но вслух не может вымолвить и звука. Она сдаётся первой.

– Бен.

Имя соскальзывает с приоткрытых губ и Кайло бы точно упал сейчас, но она срывается с места и кидается ему на шею. Он ловит её, прижимает к себе так сильно, что чувствует, как у неё перехватывает дыхание, и чуть ослабляет хватку.

– Рей, – выдыхает он ей в макушку.

Она пахнет ярким солнцем, сладкой карамелью, морозной свежестью. Она пахнет собой, и Кайло не может надышаться. Он чувствует, как она задыхается; чувствует, как гулко стучит её сердце прямо напротив его собственного. Кайло умирает от счастья, восторга и радости.

– Рей.

– Бен, Бен, Бен, – шёпотом повторяет она, и Кайло вдруг бесится, потому что она произносит не его имя, а того сопляка, убитого и похороненного под слоем крови и пепла, поэтому первым размыкает объятия. Ему ненавистно отпускать её даже на мгновение, но всё же он делает это.

Рей, будто опомнившись, делает шаг назад, затем второй, и вновь окидывает его взглядом с головы до ног. Собирается что-то сказать, открыв рот, но тут же закрывает его, затем…

– Чаю хочешь?

Кайло приходится взять себя в руки, чтобы ответить как можно спокойнее.

– Хочу.

Он хочет, но точно не чаю. Он ненавидит чай, но сейчас готов согласиться на что угодно.

Она тянется взять его за руку, но потом поспешно одёргивает себя, и Кайло это ужасно не нравится, но он заходит внутрь, слыша, как она закрывает за ним дверь. Они молча проходят на кухню, и Кайло не обращает внимания на обстановку в доме, потому что его взгляд прикован к её узкой спине. Он не может привыкнуть к тому, насколько она мала по сравнению с ним. Он всегда относился к ней как к маленькой, нежно звал малышкой, и, на самом деле, она была меньше него, но… не настолько.

Кайло снимает кожанку, и повесив её на спинку стула, падает на него же. Узкий стол кажется Бену незнакомым. Рей до сих пор стоит к нему спиной, ставя на плиту чайник, и когда газ загорается, она всё ещё не оборачивается.

– Рееей, – зовёт Кайло, и она подпрыгивает на месте, а обернувшись, смотрит на него так, будто совсем не узнаёт.

– Ты… – она сглатывает, опустив взгляд на его сложенные на столе руки. – Так вырос.

Кайло не может сдержать ухмылку.

– Есть немного.

Немного? Да он в свои двадцать восемь – шкаф под два метра ростом, размах широких мощных плеч таков, что не каждая рубашка налезет, коленям тесно под этим маленьким столом… короче говоря, ничего общего с дрыщом и коротышкой Беном Соло.

– А я как была малявкой, так и осталась… – с её губ срывается невесёлый хохоток, и Рей закусывает щёку изнутри, прежде чем опустить глаза.

Малявочка моя.

– Ничего, успеешь ещё вырасти, – мягко говорит Кайло, и добавляет – торопиться точно некуда.

Она снова бросает на него взгляд, и Кайло различает в нём целый океан волнения, так на неё непохожего.

– Ага, – бросает она, и складывает руки на груди, словно защищаясь. – Некуда.

Ему тоже до крайности неловко, но он не ожидал от неё такой замкнутости, такой отчужденности. Или, может, он сам ведёт себя как-то не так?

– Мне жаль, – всё-таки он находит в себе силы произнести это вслух, ведь Кайло знает, как важен был для неё Оби-Ван.

– Ммм?

– Твой дед, мне жаль, что он… – не дождался тебя повисает в воздухе, и Кайло сжимает челюсть так сильно, что зубы скрежещут.

Она делает резкий вдох и опускает глаза.

– Мне сказали, он… не сильно страдал. Рак сожрал его за несколько месяцев.

Кайло хватает с середины стола бумажную салфетку, чтобы хоть чем-то занять руки, и остервенело комкает её.

– В доме так пусто без него… – ему чудится, или Рей всхлипывает? – Никогда не думала, что буду очковать ночевать здесь в одиночестве.

– Ты больше не одна.

Кайло произносит это так тихо, но она услышала. Ей знакомы эти слова, потому что Бен не раз говорил ей то же самое.

И ты не одинок звенит у него в ушах, она всегда отвечала ему так, вот только в этот раз Рей ничего не говорит в ответ, лишь кусает губы и опускает взгляд.

Тишина между ними звенит до тех пор, пока…

– Расскажи о себе…? – Тихо просит Рей, и Кайло медленно начинает уничтожать салфетку, разрывая её на множество мелких кусочков.

Это так странно! Она знает о нём всё, но в то же время не знает ничерта. Кайло это бесит, потому что Рей знакома с Беном-мать-его-Соло, а Кайло она встретила лишь двадцать минут назад.

– Даже не знаю, с чего начать.

Он видит, как она не сводит глаз с его кистей, и сам непонимающе осматривает их, на мгновение испугавшись, что там, быть может, засохла кровь сраного По Дэмерона, но нет, он вёл допрос в перчатках – как и всегда, поэтому кроме слегка опухших костяшек в них нет ничего необычного.

– Где живёшь? Кем работаешь? Женат? Может дети есть? С кем ходил на выпускной? – Она выпаливает эти вопросы так быстро, что смысл некоторых из них доходит до Кайло не сразу. А когда доходит… Так вот что тебя волнует!

– Нет.

– Ммм?

– Ты слышала.

И вот, вот она! Закатывает глаза, и губы растягиваются в широченной улыбке. Сердце Кайло поёт от восторга, когда он видит знакомое выражение лица и сам улыбается как кретин.

– Блин, я… – Она прячет лицо в ладонях и глядит на него сквозь растопыренные пальцы. – Прости, я не знала, как ещё спросить.

– Раньше ты деликатностью не отличалась.

– Так раньше ты был… собой, а сейчас ты… такой большой дядька, что меня клинит, простииии.

Кайло откидывается на спинку стула, только сейчас почувствовав, как затекли мышцы спины, и скребёт пальцами подбородок.

– Мне неловко так же, как и тебе.

Она хочет что-то сказать, но в эту секунду начинает свистеть чайник, и Рей, словно опомнившись, начинает суетиться – что тоже пиздец как на неё непохоже.

Достаёт из шкафчика две кружки, ставит их перед Кайло, затем раскладывает по ним чайные пакетики, взятые из пачки на столешнице, потом заливает сверху кипятком. Из выдвижного ящика достаёт чайные ложки, подаёт их Кайло, и тут же отворачивается, когда их пальцы мимолётно касаются друг друга. Открыв холодильник, достаёт маленькую упаковку сливок – Кайло передёргивает, потому что ебучий Бен Соло когда-то любил пить чай с молоком. Сам же Кайло терпеть не может чай, предпочитая кофе: чёрный и с одной неполной ложкой сахара, потому что если сыпанёшь с горкой – от приторной сладости начинает мутить.

Ещё из холодильника Рей достаёт половинку пирога, и Кайло снова передёргивает, потому что этот пирог… этот… его мать постоянно пекла такие пироги… да ладно, блять!

Рей, совершенно не замечая его состояние, поясняет.

– Лея закормить меня решила. Считает, что я слишком худая, но… если честно, жрать совсем не тянет в последнее время.

Последнее время – это прошедшая неделя, потому что раньше Рей ещё как любила поесть, и часто схомячив свою порцию, лезла в тарелку к нему, но Бен… он никогда не был против.

На какое-то время между ними повисает молчание, пока Кайло не тянется к фарфоровой вазочке и не кладёт в один из бокалов две ложки сахара, потому что Рей обожает сладкий чай. В свой он не добавляет ни сахара, ни сливок, и молча отхлёбывает обжигающую жидкость, стараясь не обращать внимание на подкатывающую к горлу тошноту.

– Так… я серьёзно просила… рассказать о себе.

Не садясь за стол, Рей берёт свою кружку и, усердно подув, делает маленький глоток.

Что он может ей рассказать?

Да вот, был военным офицером какое-то время, а потом по приказу старшего по званию стал гасить людей за бабки, сейчас, правда, завязал, и теперь я практически безработный. Вот как-то так.

Класс.

– Служил в Первом Порядке… недавно ушёл в отставку.

Рей округляет глаза, удивление исходит от неё волнами.

– Ты – военный, что ли?

Кайло на мгновение стискивает кулаки, но потом, выдохнув, спокойно отвечает.

– Был им когда-то, да.

– А сейчас чего?

– Ммм?

– Работаешь где-то или…?

– Да так, не на постоянке.

Она с облегчением выдыхает, и улыбается.

– Хорошо.

– Ммм?

– Боялась, что тебе придётся свалить, потому что нужно на работу.

Последнее слово она произносит с таким отвращением, что услышав это, Кайло смеётся, не ухмыляется, а по-настоящему смеётся, и Рей вдруг тоже улыбается.

– Ну, если вдруг у меня возникнут какие-то дела… я просто заберу тебя с собой.

Каким-то образом после этих его слов немного утихшее напряжение в комнате возрастает на несколько градусов, а Рей вдруг краснеет. Краснеет! Да эта девочка сроду не смущалась, в любой ситуации оставалась спокойной, и уж точно никогда. не. краснела.

– Если, конечно, у тебя нет никаких планов… – тихо добавляет Кайло – нет, это Бен-трёклятый-Соло открывает свой поганый рот, и заставляет Кайло поспешно глотнуть мальца остывший чай. Если придётся, он заберёт Рей с собой даже без её на то согласия, потому что Кайло не сможет без неё, он и так ждал свою исчезнувшую девочку слишком долго…

– Э-э.

Когда Кайло смотрит на неё, Рей нервно облизывает губы, и этот юркий язычок напрочь рвёт ему крышу.

– Не думаю, что у меня на ближайшее будущее есть хоть какие-то планы.

Кайло выдыхает.

Она не сказала ему нет, не сказала! Он снова отпивает уже совсем остывший чай, Рей делает глоток из своего бокала.

Между ними снова повисает тишина. Проходит несколько долгих минут, и Рей ставит свой бокал в раковину. Выдвинув ящик стола, вытаскивает пачку мальборо – Кайло, нахмурившись, наблюдает за каждым её действием – и сжав в зубах сигарету, она подкуривает прямо от плиты, которую зажгла мгновением ранее. Затем берёт с полки тарелку, которая уже порядком испещрена чёрными следами от потушенных бычков, и подойдя к окну, открывает форточку.

Не глядя на него, она усаживается на подоконник и выпускает струю дыма в потолок.

Кайло в ахуе – и Бен с ним полностью солидарен.

– С каких пор ты курить начала?

В голосе, которым он задаёт этот вопрос, сквозит неприкрытое недовольство, но она как будто не замечает.

– Да с недавних.

Она всегда была против курения, и на него самого бычила постоянно, когда он вдруг решил завести эту пагубную привычку.

Нахера тебе эта отрава?! – Возмущалась она порой. Знаешь, статистика гласит…

Такими разговорами она ему весь мозг выебла, поэтому Бен в итоге бросил, начав лишь… а снова начал курить уже Кайло.

– Нахера тебе эта отрава? – Раздражённо спрашивает Кайло, невольно копируя её же вопрос.

Она смотрит на него… удивлённо. Словно хотела сказать а сам-то небось тоже пыхаешь, или что-то в этом духе, но слова, слетевшие с её губ, заставили Кайло задохнуться.

– Папочку включил, что ли?

Ножки стула скрипнули, когда он едва не подскочил на ноги, чтобы стащить её с этого подоконника, нагнуть над кухонным столом и хорошенько выпороть. Ебануться. И откуда только в нём такие порывы.

Она сделала тяжку и выдохнула дым прямо перед собой, опустив между ними серую завесу.

Кайло скрипнул зубами и отхлебнул ещё чая.

– Успокоиться помогает, знаешь ли, – наконец отвечает она.

Что же тебя так волнует, милая?

Кайло встаёт и в два шага оказывается рядом с ней. Не церемонясь вытаскивает из тонких пальцев до половины выкуренную сигарету и, затянувшись, выдыхает дым в сторону.

– Хуйня это всё, поверь мне. Дело привычки и только.

Он стоит так близко к ней, что её голые острые коленки касаются его бёдер. За две тяжки докурив до фильтра, он тушит бычок о тарелку.

– Тогда сам зачем куришь?

– Привычка.

Она снова облизывает губы, и Кайло не может оторвать взгляда от её рта.

Что она с ним творит?

Протянув руку, Рей проводит кончиками пальцев по его предплечью, посылая тем самым толпу мурашек по позвоночнику. Кайло сглотнул. Находиться от неё на расстоянии нескольких шагов, держать свои руки при себе было сложно, но хотя бы терпимо. Но быть в её личном пространстве, вдыхать её запах, чувствовать жар её тела…

Обхватив подбородок двумя пальцами, он заставил её поднять взгляд.

Бен, который тут же активировался в его черепушке, чуть не спросил, мол можно?, но Кайло его вовремя заткнул, потому что он может взять всё, что пожелает, он всегда так делает.

– Бен.

Кайло кроет так сильно, что ему уже похер, каким именем она его зовёт.

– Рей.

Она разводит колени шире, и Кайло оказывается между ними.

Он вдруг сглатывает, потому что… потому что это Рей, его девочка, маленькая, сладкая девочка, и он слишком долго и до безумия просто скучал по ней.

Он не замечает, в какой момент руки ложатся на её бёдра. Едва обращает внимание на то, как она сжимает в кулаке его футболку. Он дергает её на себя; Рей тут же обвивает его талию своими длинными ногами, и Кайло впивается в её рот поцелуем.

На вкус она – горько-сладкая. Привкус выпитого чая смешался с дымной горечью, но ему нравится этот вкус, нравится настолько, что он готов её сожрать прямо сейчас.

Он прижимает её к себе так сильно, будто боится, что она может исчезнуть в любой момент.

Они и раньше целовались, много целовались, долго и упорно оттачивали мастерство, но… Но этот поцелуй жарче всех предыдущих. Губы, зубы, языки сталкиваются друг с другом в охуительном ритме, и в какой-то момент Рей не сдерживает стон.

Блять. Он сейчас сдохнет, точно сдохнет, потому что он не помнит, чтобы она хоть раз так сладко стонала.

С той самой секунды, когда она открыла дверь, и Кайло, наконец-то, увидел её – всё это время он был наполовину твёрд, но сейчас… сейчас… Он прижимает её ещё ближе к себе, вжимается в неё, и она так бессовестно стонет, что он едва не кончает прямо в штаны. Блять, господи, боже, мысленно стонет он, дай мне терпения.

Он целует её щеку, и дальше вниз по челюсти, за ухом, и ниже, ниже. Оттягивает футболку, облизывает ключицу, возвращается к губам.

– Беееен, – стонет Рей ему в рот, и сжав его волосы, притягивает ближе.

Он сейчас ёбнется.

Щёки Рей пылают, губы покраснели и блестят от слюны – его и её, а глаза точно две чёрные дыры, вспарывают в нём глубоко похороненные желания.

– Как же я скучал по тебе, – выдыхает он и нежно проводит по мягкой щеке костяшками пальцев. – Ты даже не представляешь…

Она завороженно следит за тем, как он медленно приближается к ней и, не закрыв глаз, целует её. Рей отзывается мгновенно, не разрывая зрительного контакта, но стоит их языкам коснуться друг друга – обнимает его за шею и сдаётся.

Кайло целует её нежно, и этот поцелуй разительно отличается от предыдущего.

Она сама теперь вжимается в него, и наверняка чувствует стояк, но отстраняться не собирается. Кайло дрожит, когда вдруг ощущает сквозь футболку её торчащие соски.

Одной рукой он поглаживает её голую ногу, а второй пробирается под майку и скользит вверх по позвоночнику.

Периодически она кусает его нижнюю губу, из-за чего Кайло каждый раз едва не умирает, но он не остаётся в долгу, и снова перемещается к её шее, целуя за ухом. Он не хочет – о, ещё как хочет! – оставлять на ней засосы, но не может удержаться, вырывая из неё очередной стон.

Она его в могилу сведёт.

– Рееей, – выдыхает он ей на ухо.

– Беееен, – стонет она в ответ, и Кайло, как ни странно, не против.

Он хочет сказать ей, как давно ждал этого, как любит её, как хочет её, но не успевает даже открыть рот, когда в кармане начинает завывать телефон.

– Блять. – Рычит Кайло, но не отстраняется от неё. Сука, ну как же невовремя!

– Бен…? – Вопросительно выдыхает Рей, поэтому ему приходится сжать зубы и сделать шаг назад, вытаскивая из кармана мобильник.

– Да. – Рявкает он в трубку даже не посмотрев на экран.

– Рен. У нас проблемы.

У него сейчас проблема, это точно! Ему смертельно невыносимо находиться даже в шаге от неё. Он смотрит на Рей, и видит, как меняется её лицо. Она сглатывает, касается губ кончиками пальцев, и вдруг спрыгнув с подоконника, отходит на другой конец кухни.

Кайло старается сосредоточиться на голосе в трубке, поэтому не успевает схватить её за руку. Блять.

– Я занят. – Рычит он, но Хакс продолжает.

– Эти мрази схватили Дерека.

Кайло застывает. Ему не нужно уточнять какие именно мрази, к ним не зассут лезть только одни твари, живущие в этом мире. Злоебучее Сопротивление.

– Что случилось?

Хакс достаточно ровным голосом рассказывает всё, что ему известно, но Кайло слышит в тоне товарища нотки паники.

– Они грохнут его, если ты не подчинишься.

– Они этого не сделают.

Кайло не нужно иметь талант провидца, чтобы понимать – они не станут убивать Дерека, потому что хотят добиться подчинения поставив условие – жизнь за услугу. А без гарантий удачного возвращения пленника никакой сделки быть не может. Они сами вырыли себе могилу. У этих ублюдков и раньше не было ни единого шанса прогнуть его под себя, а теперь они очень сильно пожалеют о том, что попытались.

– Дай знать остальным. Заныкайтесь и не высовывайтесь. А с остальным я сам разберусь.

– Кайло…

– Что ещё?

– Слышь, постарайся не сдохнуть.

– Ты тоже.

Кайло отключается и сжимает корпус телефона так сильно, что тот едва не трещит.

Вдох-выдох.

Контроль, ему нужен контроль.

Блять, блять, блять.

Кайло в такой ярости, что хочет разъебать чью-нибудь рожу в кашу, потому что это прекрасный способ обрести контроль и успокоиться, он знает это не понаслышке.

– Бен…?

Его словно током пронзает, когда он слышит испуганный голос Рей.

Да твою ж мать!

– Ммм?

Он оборачивается как раз вовремя, чтобы увидеть распахнутые в испуге глаза.

– Всё хорошо?

Что хорошего? Одного из его бойцов повязали какие-то гандоны, желающие поставить Кайло на колени. Да хуй вы угадали, в бешенстве думает он.

– Да. Нормально.

Между ними повисает тишина.

Кайло думает о том, стоит ли ему закинуть её на плечо и без объяснения утащить в машину, или же оставить здесь, потому что с ним теперь нихуя не безопасно. Ох, блять.

Как вовремя он об этом подумал! Если с ней хоть что-нибудь случится, если хоть кто-то хотя бы пальцем её тронет, он же…

Рей нервничает, Кайло видит это, потому что она кусает ногти. Она всегда грызёт их, когда волнуется, а волнуется она нечасто.

Он пугает её, наконец понимает Кайло. В гневе он, должно быть, охуеть как страшен, если даже взрослые мужики в страхе шарахаются от пышущего яростью Рена.

Чёрт.

– Рей.

Она дёргается, как будто он её ударил или наорал, но голос его тих, и он скорее башку себе прострелит, чем поднимет на неё руку.

– Я должен решить одну проблему.

– Ты уходишь?

Она звучит так испуганно, что Кайло хуярит себя мысленно лопатой по морде, но когда она добавляет: – А как же я…? – он не понимает, хочет ли она поехать с ним, или страшится этого.

– Я хочу взять тебя с собой, – прямо говорит он, думая, что если она откажется, то он, по крайней мере, не будет дёргаться, переживая о её безопасности. О дыре, которая развёрзнется внутри него в случае её отказа, он старается не думать.

– Правда?

Она не верит ему, или его опять кроет? Блять, блять, блять, Рен, когда ты уже научишься изъясняться словами?!

– Правда. Я очень долго существовал без тебя, но больше не смогу.

– Хорошо.

========== Часть четвёртая ==========

Кайло заехал на подземную парковку высотки, в которой жил, в начале восьмого.

Время на обратную дорогу ушло, как ему казалось, в два раза больше, потому что он не топил, как умалишённый, не нарушал ПДД и его ни разу – ни разу! – не остановили ни на одном посту.

Согласившись поехать с ним, Рей попросила дать ей несколько минут на сборы и рванула наверх. Оставшись в одиночестве прямо посреди кухни, Кайло набрал и отправил одинаковые смс на несколько номеров, сделал пару звонков, и только после этого поднялся следом за ней.

Войдя в спальню Рей, Кайло глазам своим не поверил – комнатка была настолько маленькой, что он с трудом мог представить, как они вдвоём проводили тут так много времени, не заработав при этом клаустрофобию.

В комнате – как и раньше – кроме кровати, шкафа и письменного стола, из мебели больше ничего не было. Со шкафа пропал зверинец, который Бен пополнял при каждом удобном случае. Банда плюшевых медведей, одинокий жираф, зубастая акула из Икеи – которую Рей до трясучки возжелала едва увидев, а Бен, как правило, исполнял каждое её желание; пушистые котята и щенята… всё пропало. На столе тоже пусто. Бесчисленные фотки в рамочках на полках… куда всё это подевалось? Кайло передёрнуло от осознания того, что, скорее всего, все вещи Рей валяются сейчас на какой-нибудь вшивой помойке, или уничтожены, или…

Кайло скидывает ботинки, и стоит только рухнуть на маленькую кровать, пружины под его немалым весом жалобно скрипят. Рей, которая до этого была в ванной, выходит, и, бросив на него короткий взгляд, лезет в шифоньер. Порывшись там с минутку, она вытаскивает старый потёртый рюкзак, который – Кайло узнал его – Бен Соло таскал ещё в школе. Молча вернувшись в ванную, Рей возится там ещё немного – судя по звукам она сметает что-то с полок, а потом вернувшись в спальню, снова ныряет в шкаф.

– Дед, должно быть, повыкидывал мои манатки, хорошо хоть Лея твои сберегла… разрешила мне забрать старые футболки… и рюкзак я тоже взяла, она разрешила.

– Хммм.

– Ты не против, я надеюсь…

– Не против.

– Хорошо.

– А шорты откуда?

– Что?

– Шорты, у тебя таких не было.

– Лея купила. Мне кажется, она мной пытается заменить тебя.

– Хммм.

– Чего не общаешься с ней? Мне показалось, она и с Люком не очень-то ладит.

– Наверное.

Рей непонимающе хмурится, после чего отворачивается.

– Ты сильно спешишь? – Не оборачиваясь спрашивает она.

Кайло хмыкает. Будь на то его воля, он бы остался в этой комнатушке до скончания веков.

– Да не особо, не торопись.

– В голове вообще каша какая-то. Пока ждала тебя, всю ночь не могла уснуть. Да и до этого тоже не особо получалось… выспаться…

– Иди ко мне.

Кайло тоже не помнит, когда высыпался в последний раз. Кровать Рей оказалась такой мягкой, подушка – удобной, и сама комната – или это её хозяйка? – действовала на него подозрительно успокаивающе. Кайло едва ли не отключается.

Он видит, как Рей неуверенно топчется на месте и смеётся.

– Да мы просто поспим, я тоже устал ужасно.

– Ладно.

Шаг, второй, третий – и вот она ложится рядом, аккуратно, осторожно, будто боится обжечься об него. Притулилась на самом краешке, вот-вот свалится на пол. Моё ж ты солнышко.

– Не глупи, – вздыхает Кайло и притягивает её ближе к себе. Теперь Рей в его объятиях, уткнулась своим холодным носом ему в шею, отчего у Кайло вниз по позвоночнику будто стадо слонов пробежало. Он обнимает её, наверное, крепче, чем нужно, но и Рей не отстаёт. Её ледяные пальцы пробираются ему под футболку и касаются выступающих позвонков.

– Как же мне этого не хватало, – выдыхает Кайло ей в макушку.

Он умирает от счастья, дикого восторга и умопомрачительного удовольствия. Ни одна женщина во всей вселенной не способна вызвать в нём этой гаммы эмоций – кроме Рей, этого сделать не под силу ни одной живой душе.

– Мне тоже, – так же тихо выдыхает она и прижимается к нему ещё крепче.

Кайло чувствует, как гулко стучит сердечко в её груди и не может сдержать улыбки. Она в его руках, тёплая, живая, настоящая.

Маленькая моя, родная моя, неужели это не сон…

Она устраивается поудобнее в его руках и выдыхает.

– Сладких снов, Бен.

Он не может сдержать улыбки.

– Сладких снов, Рей.

Она засыпает первой – Кайло слышит, как её дыхание становится глубже и спокойнее, и вскоре без труда следует за ней…

…а пробуждается Кайло как обычно – рывком. Первым, что он чувствует, щекотку в районе шеи, а затем слышит весёлый смех.

– Господи, Бен, ты чего такой дёрганный?

Он кожей чувствует её улыбку, а затем – поцелуй? – прикосновение шершавых губ к бьющейся жилке, и сам начинает улыбаться как идиот.

– Давно ты проснулась?

Рей что-то мычит в ответ, продолжая целовать уже по контуру челюсти, и Кайло начинает чувствовать кое-что ещё. Она обнимает его ногами и руками и… И Кайло тоже обнимает её, такую мягкую, тёплую, и… Господи.

– Рей.

– Мгм…

– Если ты сейчас же не прекратишь…

– Извини, – она снова смеётся и выпутывается из объятий с необычайной лёгкостью. Встав с кровати, она потягивается – потягивается, мать-твою-за-ногу – не демонстрируя Кайло ничего сверхъестественного, потому что на ней его мешковатая футболка, и она доходит Рей до самой середины бедра, но у Кайло и без того широченный простор для фантазии.

– Хорошо выспался? – С улыбкой интересуется она, и Кайло тает, как долбанный семнадцатилетний девственник тает от этой её улыбочки.

– Никогда ещё не высыпался лучше.

Она заливается румянцем – опять! Да что ж ты будешь делать с этой девчонкой? – и опускает глаза в пол.

– Я тоже.

Они никогда ещё не засыпали и не просыпались вместе в одной постели, даже будучи детьми, и Кайло готов пожертвовать чем угодно, лишь бы они продолжали делать это каждый день до скончания времён.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю