290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Исчезнувшая (СИ) » Текст книги (страница 4)
Исчезнувшая (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Исчезнувшая (СИ)"


Автор книги: Scofie






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 7 страниц)

– Легко тебе говорить.

– Рей.

– Ладно-ладно, куда же мне до ваших взрослых отношений!

Кайло видит, как она снова начинает психовать, и изо всех сил старается продумать тактику по сглаживанию этих острых углов, но в голове ни одной толковой мысли.

Что он может сказать сейчас такого, чего не говорил вчера? Господи, с женщинами никогда не бывает просто, а с Рей… он не может просто проигнорировать её, не может оставить ситуацию неразрешённой, он не может сделать вид, что не понимает, о чём она говорит, потому что это она… всё дело в ней, Рей ломает его с такой лёгкостью, что даже представить себе не может. Блять!

– Рей.

Она встаёт из-за стола и начинает убирать тарелки.

– Не обращай внимания, Кайло, всё в порядке. – Она говорит это тем тоном, каким обычно обращаются к своим заклятым врагам. И всё определённо не в порядке, судя по тому, с каким остервенением она начинает мыть посуду.

Кайло тоже встаёт и тихо подходит к ней. Рей споласкивает вилки и старательно игнорирует горячие ладони на своих бёдрах, обжигающие поцелуи в шею, и совершенно точно игнорирует упирающийся в поясницу стояк – последнее у неё получается не очень, потому как даже сквозь шумящий поток воды до Кайло доносится тихий стон.

Рен не знает, как ещё показать Рей, что она – единственная, единственная для него на всём белом свете.

Кайло рисует на гладкой коже бёдер витиеватые узоры, медленно, слишком медленно, и прижимается к ней сильнее, потому что те крохи терпения, которые ещё оставались у него до этой минуты, теперь закончились.

Он перемещает руки выше, и скользит ими под футболку, снова найдя грудь и сжав в пальцах соски. Она трётся об него, словно кошка, и, выключив, наконец, воду, откидывает голову ему на грудь.

– Кайло, – выдыхает она.

Присосавшись к нежной коже на шее и несколько мгновений с усилием втягивая её в рот, Кайло с влажным звуком отстраняется, и шепчет ей на ухо.

– Сегодня я не стану спать с тобой, как бы сильно мне этого ни хотелось, но, знаешь, мне до смерти хочется услышать, как громко ты будешь стонать моё имя.

– К… Кайло…

Он тянет её за мокрую ладонь, заставляя повернуться к себе лицом, после чего коротко целует в губы и без усилий подхватывает и забрасывает на плечо.

– Бен! – Вдруг верещит она, но Кайло только закатывает глаза.

– Ммм?

На пороге спальни Рей начинает вырываться, и Кайло приходится приложить немного усилий для того, чтобы она не свалилась на пол.

Он опускает её на кровать и тут же оказывается сверху, став на колени между её ног и сжав запястья в ладонях.

– Хочешь по-взрослому, Рей?

Её щеки горят, и она беспомощно хватает ртом воздух, а Кайло не может собрать мысли в кучу: она под ним, прямо сейчас, такая мягкая, и очень тёплая, и он сейчас просто умом тронется, сам задохнётся, сдохнет нахер. Так, блять, возьми себя в руки!

Кайло только теперь замечает, что она перестала вырываться, и отпускает её руки, уперевшись ладонями по обе стороны головы. Рей облизывает губы и с широко распахнутыми глазами следит за тем, как он медленно наклоняется, и, как и прежде, не закрывая глаз, целует её. Она отвечает моментально, и в этот раз не жмурится, когда их языки касаются друг друга. Поцелуй такой медленный, пьянящий и напрочь сводящий с ума – Кайло никогда в жизни не чувствовал такой бешеной лавины удовольствия от одного лишь поцелуя.

– Сними футболку, – вдруг просит Рей. Он не собирался раздеваться сам, или раздевать её, но раз уж Рей настаивает… Кайло, само собой, подчиняется.

Её пальчики, сейчас такие горячие, повсюду: она касается его рук, плеч, спины, груди, живота, и Кайло едва не кончает от переполняющих его ощущений.

Они целуются долго: медленно и быстро, нежно и страстно, и когда Кайло решает, что самое время остановиться, притормозить немного, потому что его самоконтроль болтается на волосинке, Рей снова стонет так, что у него отключается мозг и он начинает думать одним только хером.

Задрав на ней футболку, он без труда снимает её через голову и отбрасывает в сторону. На Рей снова нет лифчика, потому что она думает, будто её сиськи слишком малы, чтобы прятать их под бюстгальтером, и, блять, да, как же долго он мечтал об этом.

Кайло сглатывает, впервые воочию увидев предмет своих многолетних фантазий, и в следующую секунду накрывает одну грудь ладонью, пока вторую втягивает в рот.

Рей выгибается и стонет, лишь добавляя масла в огонь, и Кайло… хочет сожрать её прямо сейчас, такая она сладкая. Ему рвёт крышу, он точно сейчас сдохнет, задохнётся, захлебнётся. Кружа языком по твёрдой горошине соска, он думает, что ни одна его фантазия и близко не стоит рядом с открывшейся ему реальностью.

– Кайло, – снова стонет она, – Пожалуйста…

Он выпускает изо рта сосок и ухмыляется, видя раскрасневшееся лицо Рей.

– Ммм?

– Кайло, твою мать, пожалуйста.

Он поднимается выше и впивается голодным поцелуем в её рот. Её руки – повсюду, и у Кайло мурашки по коже от дикой смеси страсти, желания, любви и нежности. Он гладит её по животу, нежно скользит по рёбрам, опускает руку ниже и сжимает голое бедро, но Рей, по всей видимости, этого мало.

– Кайло, клянусь богом…

Он расстёгивает пуговицу на джинсовых шортах трясущимися руками. Блять, неужели это всё взаправду? Кайло целует её снова, напоминая себе, что это не выдумка, что Рей – настоящая, что она вернулась; что она жива и снова рядом с ним, но одних только мыслей об этом недостаточно.

– Пожалуйста, скажи, что ты реальна.

– Я… я… господи, я не уверена.

– Рей, – выдыхает он ей в губы, стягивая раздражающие шорты. – Пожалуйста… иначе я сойду с ума.

– Это реально? – Она целует его за ухом, помогая стащить с себя трусики вместе с опостылевшими шортами. – А это?

Взяв его за руку, она направляет широкую ладонь себе между ног.

– Это реально, Кайло?

Он сейчас отключится, потому что её жар пиздец как нереален. Кайло сходит с ума, чувствуя, как сильно она намокла, а он ведь едва прикоснулся к ней.

– Пожалуйста, Кайло, я… я…

Он роняет голову ей на плечо и начинает кружить пальцами в самом центре, будто по кратеру вулкана, не в силах собрать мысли в кучу. Она стонет и выгибается так, что ненароком задевает болезненно твёрдый член, и Кайло уже сам не уверен в том, что не трахнет её прямо сейчас.

Если до этого он удерживал вес на локте, то теперь Рей прижимает его к себе так сильно, что Кайло не сразу замечает, что лежит на ней сверху, а поняв это, тут же скатывается чуть вбок.

– Мне… мне не… тяжело…

Она заставляет его вернуться на место – прямо между раздвинутых бёдер, и сжимает волосы на макушке так сильно, что Кайло едва не шипит от боли, но это пиздец как горячо.

– Рей, Рей, Рей.

Кайло не знает, где заканчивается она и начинается он, а ведь они ещё даже не трахаются.

– Ещё, пожалуйста, – стонет Рей, и Кайло настолько в трансе, что не сразу замечает, чего она хочет. Повторив движение, он вырывает из неё такой громкий стон, от которого сам едва не кончает, уже в который раз. Он касается её снова и снова и снова. Он точно, ну точно спустит прямо в штаны, потому что сладкие звуки, которые она издаёт, так горячи, что он не понимает, как вообще до сих пор держится.

Чувствуя, как, замерев, она вытягивается под ним в струну и сжимает бёдра со всей силы, он целует её медленно и до безумия нежно, собирая каждый стон и всхлип.

Она снова дёргается, и член, который до этого упирался в жёсткую ткань джинс, теперь упирается прямо в её бедро, и… это выше его сил. Кайло несколько раз вжимается в неё, сжав в кулаке рассыпанные по подушке волосы, и следует за ней, за самую грань удовольствия. Блять, блять, блять. Он и подумать не мог, что в жизни возможно нечто столь потрясающее.

Он скатывается с неё, но Рей обхватывает его ногами и руками, поэтому они всё ещё прижимаются друг к другу, и Кайло даже не представляет, что теперь сможет вообще когда-нибудь оторваться от неё.

Они лежат молча какое-то время, пока Рей не нарушает тишину слабым вздохом.

– Это… это, – она прочищает горло и заглядывает ему в глаза. – Мне кажется, или это было… просто… крышесносно.

– Это было невероятно. Ты потрясающая, Рей.

Кайло хочет сказать ей, что ни одна женщина, с которой он был когда-то, не вызывала в нём и четверти тех эмоций, которые пробуждает в нём сама Рей… Но не знает как сказать так, чтобы она снова не обиделась, или чего хуже, не стала сравнивать себя с каждой, в чьей койке он побывал. Все они забыты в ту секунду, когда Кайло услышал её голос в телефонной трубке. Он забыл о каждой женщине на планете в тот момент, когда снова увидел её.

Она обнимает его, целует, и Кайло плавится, умирает и воскресает с каждым движением её обветренных губ.

– Я люблю тебя, Рей.

Она молчит, и молчит, а потом…

– Я тоже люблю тебя, Кайло.

Он не хочет отрываться от неё и вообще отходить хоть на шаг, но Рей встаёт и начинает одеваться, а ему… вроде как, нужно в душ, и поскорее. Поэтому они расстаются ненадолго, и стоя под обжигающими струями воды, Кайло думает, что ему следовало затащить её с собой, потому что даже эти считанные мгновения без неё заставляют его чувствовать себя неуютно.

Выйдя из ванной, он не находит её в спальне, и наскоро одевшись, выходит в гостиную. Рей сидит на диване и щёлкает пультом, переключая каналы на телеке. Кайло падает рядом, вытягивается и кладёт голову ей на колени. Рей, не отрывая взгляда от телевизора, тут же начинает перебирать пальчиками его волосы, и глядя на неё снизу, Кайло не может налюбоваться. Он не может поверить, что это всё не сон, не сладкий кошмар, который вот-вот закончится. Она взаправду рядом, и его сердце заходится от восторга, счастья и радости.

Когда он слышит, как с её губ срывается недовольный возглас, только тогда обращает внимание на экран и видит, как на очередном канале транслируют её фотографию.

Ведущая какой-то скандальной передачи ведёт беседы с залом и со зрителями, которым удалось дозвониться на горячую линию, на разные темы, вызывающие резонанс в обществе. Кайло хватает нескольких секунд, чтобы понять, что темой сегодняшней передачи является Рей и её чудесное возвращение с того света, поэтому забирает пульт из трясущихся пальцев и вырубает экран.

– Чем займёмся? – Будничным тоном спрашивает Кайло, стараясь отвлечь её от дурных мыслей, но Рей хмурится и сжимает губы.

– Проклятые журналисты. Они мне и дома прохода не давали, так теперь ещё будут по телеку мусолить. Кого ебёт чужое горе? Да чтоб им всем…

– Рей. – Кайло гладит её по щеке и улыбается. – Я их к тебе на пушечный выстрел не подпущу, будь уверена.

– Правда?

– Клянусь.

– Ладно.

– Так… чем ты хочешь заняться?

– Тебе разве не нужно встретиться с другом?

Кайло непонимающе хмурится, а потом вспоминает.

– А, да. Попозже. Может, вечером. А весь день мы что делать будем? Пойдём куда-нибудь? Чего тебе хочется?

– Покатаемся, может? Ты обещал дать мне порулить.

– Не обещал.

– Может и нет, но ты же мне не откажешь? Ну пожалуйста, Кайло, не будь букой.

– Ты даже ездить не умеешь.

– А ты меня не научишь? Вот я прям чувствую, что такой учитель, как ты, научит меня чему угодно даже не напрягаясь!

Кайло смеётся.

– Ладно, уговорила.

Прежде чем встать с дивана Кайло снова целует её, и Рей тянется к нему, как монетка к магниту, и Кайло приходится приложить немало усилий для того, чтобы оторваться от неё.

– Поехали.

Они спускаются в гараж на лифте, всю дорогу лобызаясь, словно дети, держась за руки, и не отрываясь друг от друга ни на мгновение.

Когда до машины остаётся всего несколько шагов, Кайло замечает кое-что странное. Тусклые лампы, освещающие место над мустангом, сейчас вырублены, из-за чего машину будто накрыли сверху чернильным покрывалом.

– Рей…

Он успевает оттолкнуть её в сторону и закрыть собой, как раз перед тем, как машина подрывается.

Когда Кайло приходит в себя, в голове стоит ужасающий звон, разрывающий барабанные перепонки в клочья, а в правом плече такая невыносимая боль, что на глаза наворачиваются слёзы. Да ёбаный в рот. Он переворачивается на спину, сжимает пальцы на руках и ногах, проверяет приблизительный масштаб повреждений, и когда в голове по частицам восстанавливаются события, предшествующие взрыву, резко садится и оглядывается по сторонам.

Ему хватает секунды, чтобы понять: Рей исчезла.

========== Часть шестая ==========

Комментарий к Часть шестая

АХТУНГ!!!

в главе присутствуют сцены, описывающие мерзкие кровавые подробности. вы предупреждены

Щёлк, щёлк, щёлк.

Кайло маниакально начищает лежащие перед ним стволы: глок, который предпочитает всем остальным видам оружия; две беретты, калибра девять миллиметров; кольт питон, который непонятно каким хером оказался на этом столе – Кайло не заметил, кто подсунул ему это дерьмо, но чистит и его тоже.

Щёлк, щёлк, щёлк.

Два калаша он оставляет напоследок: по очереди разбирает их, заливает в дуло растворитель, со зверским остервенением трёт внутри и снаружи, после чего собирает оба ствола за рекордно короткое время, едва ли обращая внимание на восторженный присвист Митаки.

Щёлк, щёлк, щёлк.

Ему нужно чем-то занять руки, пока снова не вздумалось крушить мебель в квартире Фазмы, в которой он торчит уже хрен знает сколько. Ему нужно чем-то занять себя, очистить мысли, взять контроль над сознанием, ведь своей башке Кайло давно перестал доверять.

Двадцать четыре часа.

Двадцать четыре часа назад кто-то подорвал его машину; кто-то пытался грохнуть его – и это последнее из того, что сейчас конкретно беспокоит Кайло.

Нет, не беспокоит даже. Сводит с ума, выключает здравый смысл напрочь, заставляет задыхаться и впадать в бесконтрольную панику, потому что… Потому что какие-то черти посмели забрать Рей, его девочку, прямо у него из-под носа, и Кайло никак не смог этому помешать.

Щёлк, щёлк, щёлк.

Он с остервенением перезаряжает первый попавшийся под руку ствол и выпускает обойму в стену напротив. На обоях появляется пятнадцать дырок, и в звенящей тишине, следующей за оглушительным шумом, слышится хруст осыпающегося бетона прямо за виниловым настилом. Звуки выстрелов ненадолго приносят ему успокоение, и пока Кайло снова вычищает и перезаряжает глок – да, оказывается первым под руку попался именно он, – Рен заводится снова. Он едва ли обращает внимание на громкие возмущения Фазмы, которую тихо, но настойчиво урезонивает Дерек. В квартире кроме него, Хакса, Фазмы, Митаки и самого Рена больше никого, но Кайло всё равно нечем дышать. Ему хочется вскрыть собственную грудную клетку, чтобы проверить, какого хуя кислород с таким трудом продирается в лёгкие.

Выскочив на узкий балкон, Кайло трясущимися пальцами вытаскивает пачку сигарет и курит, курит, курит, пока в глазах не плывёт, а в горле не начинает драть так, словно кто-то наждачкой прошёлся.

– Мы найдём её, Рен.

Кайло даже не замечает, когда именно к нему присоединяется Хакс. Остальные слишком нервничают и не могут с железобетонным спокойствием выносить психи Кайло, но это одна из тех вещей, на которые ему сейчас поебать в принципе. Он закуривает снова и сжимает металлические перила балкона с такой силой, что ладони пронзает яркой вспышкой секундной боли.

– Я серьёзно, Кайло, не загоняйся так, остынь. Я больше чем уверен, что с ней всё в порядке…

– Если с её головы хотя бы волосок упадёт, я с твоего ёбаря шкуру спущу, – убийственно спокойным тоном замечает Кайло. Он понимает, правда понимает, что Хакс старается поддержать его, сделать всё возможное, чтобы ему, Кайло, не было так хуёво, но от этой поддержки ему как угодно, но только не легче.

– Рен, мать твою.

– Если мне не изменяет память, – цедит Кайло. – Поправь, если я ошибаюсь, но ведь именно он шпионил на этих крысиных ублюдков.

– Он порвал с ними, и ты это знаешь! – Срывается Хакс, о ледяном спокойствии забыто напрочь. – Мы ведь даже не в курсах, дело ли это рук Сопротивления, или просто какой-то залётный фраер решил свести с тобой счёты. С нами ведь никто ещё не связывался!?

– Нет.

– Тогда с чего ты решил, что это Сопротивление?

– Да мне уже похую, кто в этом замешан. Повторять не стану – крысёнышу твоему пиздец, если с ней хоть что-то случится. – Кайло отправляет окурок в полёт с пятнадцатого этажа, следя за тем, как тот падает в растущие снизу кусты ириса. – О, прикинь, теперь я действительно чувствую себя немного спокойнее.

– По здесь ни при чём! Ты даже сам не уверен в том, кто за всем этим стоит!

Кайло хватает Хакса за горло раньше, чем успевает остановить себя. Он сжимает челюсть так сильно, что в ушах раздаётся отвратительный скрежет зубов, от которого Кайло немного передёргивает. Армитаж спокоен, что то мраморное изваяние, и если бы не покрасневшее лицо и налитые кровью глаза, Кайло бы не понял, что душит его в эту самую секунду.

Он медленно, будто нехотя, разжимает пальцы, краем сознания отмечая яркие следы на бледной шее товарища.

– Я тебе сказал, мы найдём её, – хрипит Хакс, прежде чем отвернуться и, согнувшись пополам, сплюнуть за перила.

Кайло сжимает кулаки, с садистским удовольствием замечая разбитые в мясо костяшки. Он не помнит, что – или кого – пиздил, но внутри разливается странное удовлетворение. Кайло закуривает снова.

– Я найду её. – Он говорит это скорее себе, чем Хаксу, но тот всё же поворачивает голову слегка вбок, прислушиваясь к словам Рена. – А потом лично закопаю ёбаное Сопротивление, причастны они к этой хуйне или нет. Им всем пиздец, каждому из них.

Хакса передёргивает, но он молчит, знает же, что со взбешённым Реном спорить бесполезно.

Проходит два с половиной часа, прежде чем подтягиваются остальные. Макс, Тони, Сэм и Эрик – все как на подбор: высокие, широкоплечие и затянутые во всё чёрное – заходят внутрь и по-быстрому выкладывают последнюю найденную по Сопротивлению инфу. Фазма испепеляет всех четверых убийственным взглядом, потому что они проходят в гостиную не разуваясь, ведь она сама разрешила этого не делать, но тем не менее теперь отчего-то бесится, и, отвлекаясь на это, Кайло перестаёт загоняться, хоть и ненадолго.

– Короче, расклад такой, – начинает Макс, упав на кожаный диван посреди комнаты. – Я поспрашивал ребят, шуршащих на сопротивленских гнид – о девчонке не слыхал никто, но на всякий случай пацанчики будут держать ухо востро. Тебя, – он кивает на Кайло, который пытается вникнуть в каждое слово, но в голове всё плывёт и он едва ли не падает на пол. – Кайло Рена они до смерти боятся. Слухи о тебе бродят – мама не горюй.

– Неужели? Все до единого боятся? – Собственный голос сейчас кажется ему чужим, каким-то механическим, неестественным.

– Кайло, братишка, это всё, что мне удалось нарыть, – тихо замечает Макс, прежде чем откидывается на спинку дивана и трёт глаза ладонями. – Вот мрази, если это действительно их рук дело, к бабке не ходи, все они давно покойники.

Кайло отворачивается к окну, потому что мысли в голове кружат так яростно, что пол начинает качаться под ногами, и ему приходится схватиться за подоконник правой рукой.

– А я слышал, что федералы готовят на них облаву. Большие боссы, вроде как, и сами в курсе этого, так что не думаю, что кто-то рискнул бы мутить такое под носом у легавых, – откашлявшись, подаёт голос Сэм.

– Какого рода облаву? – Вскидывает голову Хакс, Кайло тоже оборачивается.

– Не уверен, что-то с наркотой связанное. ФБР уже давно под них копает, почти столько же, сколько и под старого Сноука.

– А я-то думал, они оружием занимаются, – сконфуженно бормочет Тони. – Старый хрыч от них же стволы нам подкидывал.

– Впервые об этом слышу. – Недовольно бурчит Фазма, прежде чем раздать желающим по бутылке пива. Кайло отказывается.

– Сноук в натуре водился с этими обмудками, – говорит он. – Вот с чего те решили, что мы теперь станем въёбывать на них вместо старого хера.

– Да пошли они на хуй, я в эту стремоту не собираюсь возвращаться! – Восклицает Эрик. – Я только, блять, женился! В пизду, Кайло, даже не проси.

– Успокойся, белобрысый, никто не собирается ни к чему возвращаться. – Цедит Хакс, сложив руки на груди.

– Серьёзно? Ох, блять, моя жена будет на вас молиться, ребята, отвечаю!

– Что ты как девка, блять, нормально же общались! – Хохочет Тони, и между парнями заводится какой-то разговор, только Кайло отключается от беседы, думая лишь о…

Рей, Рей, Рей.

В башку будто раскалённых углей насыпали; где-то сразу за глазами печёт так, что хочется волком выть, но Кайло молчит, изо всех сил сжав зубы.

Я верну тебя, маленькая, обязательно верну.

В плече снова начинает болезненно тянуть, кобура будто сквозь футболку въедается в кожу, и он в который раз выходит на балкон, добивая полупустую пачку сигарет.

Рей, Рей, Рей.

Кайло ужасно устал, ноги совсем не держат, и он падает на пол, провожая взглядом лучи заходящего солнца. Если он не вернёт её в ближайшее время, Кайло не уверен, что сможет хоть сколько-нибудь нормально функционировать. Руки трясутся, в глазах плывёт, и он охуевает от реакции тела на происходящее, потому что с ним случались вещи и похуже, кошмарные вещи, от которых взрослые дядьки седеют раньше срока, но он всегда старался не принимать происходящие вокруг ужасы слишком близко к сердцу, а что теперь? Он едва ли остаётся в сознании, и то лишь потому, что одни только мысли о Рей словно канатом вытаскивают его из омута небытия.

Где же ты, маленькая моя?

Блять!

Блять, блять, блять!

Не нужно было забирать её с собой; нужно было оставить дома, а лучше вообще забыть о ней, не втягивать во всё это дерьмо… Кайло медленно выдыхает и стукается затылком о бетонную стену раз, второй, третий. Да ёбаный в рот, как он может даже помыслить о таком! Кроме неё в жизни нет смысла, не было никогда, и уж точно больше не будет.

Кайло трёт глаза ладонями и выкидывает очередной окурок за перила.

Она нужна ему, нужна как воздух, без неё он не может дышать, жить не может, потому что… Рей, Рей, Рей, господи, малышка, где же ты?

Резко открывшаяся балконная дверь заставляет Кайло разлепить глаза.

– Кайло, кажется, что-то есть.

Он выскакивает в комнату раньше, чем понимает, кто именно сообщил ему новости.

Все уже на ногах; Хакс деловито перезаряжает автомат – один, затем второй; Митака проверяет что-то в телефоне; Макс начинает говорить, но Кайло вникает в речь только спустя пару секунд.

– Только что звонил щеглёнок, въёбывающий на шишек из Сопротивления. Фил или Финн, не помню, как его там, да и не суть. Говорит, только что услышал, что вчера на склад где-то на тринадцатом шоссе привезли девчонку какую-то. Говорит, подвозил одного из боссов и услышал это, а ещё, как тот по телефону кому-то твоё имя называет.

Кайло едва не теряет равновесие от обрушившейся на него информации.

– Это она, – хрипит он, и Макс на пару с Хаксом согласно кивают.

– Я почти в этом уверен, – бормочет Хакс, проверяя прицел. – Сейчас Митака найдёт сраную помойку, в которой спрятали твою девочку, и мы вытащим её, даже не сомневайся.

Весь следующий час, за который они выходят из дома, грузятся по машинам и едут в сторону, указанную на карте Митакой, Кайло не может собрать мысли в кучу.

А что, если… это не она?

Что, если… её уже нет в живых?

Что, если…

Заткнись, заткнись, заткнись.

Кайло курит одну за одной, и когда Фазма подъезжает к нужному съезду с шоссе, его сознание становится кристально чистым, мысли в конце концов позволяют взять себя под контроль, а дрожь в руках, наконец-то, проходит. Да, теперь, когда Кайло знает, кому и когда именно он выпустит кишки вместе с мозгами, всё в нём становится до странности спокойным.

Они всей толпой расселись по двум разным машинам, и теперь, прежде чем поехать по узкой колее, ведущей к складу, расположенному в километре от трассы, оба водителя вырубают фары. Темнота за окном успокаивает воспалённые глаза, и Рен позволяет себе выдохнуть, впервые за последние сутки.

Фазма за рулём, а Макс, сидящий за ней, вслух размышляет о том, что было бы неплохо взять с собой парочку гранат или базуку, например. Она фыркает, и, как обычно, принижает его умственные и физические способности. Кайло затыкает их и повторяет план, который они составили перед выходом.

Взять склад в оцепление; перебить охранников, которые, скорее всего, будут там, и которых, вероятно, будет дохуя; зачистить территорию; освободить девушку.

Кайло почему-то не может произнести её имя вслух; его кроет очень сильно даже сейчас, когда инстинкты убийцы взяли над ним верх.

– Пленных не брать.

Все согласно кивают, и Кайло повторяет для Фазмы, которая вдруг жмурится и отворачивается.

– Если не хочешь идти, можешь остаться, я больше не вправе отдавать тебе приказы.

– Идите нахер, товарищ командир. Без меня вы всю операцию ишаку под хвост пустите!

– Дело говоришь, – тихо произносит Митака, но Кайло чересчур на взводе, чтобы обратить на это внимания.

Они паркуются за несколько сотен метров от склада – приземистого помещения, окутанного тьмой, – и высыпают наружу. На этот раз план повторяет Хакс, и через несколько мгновений убийственной тишины, нарушаемой лишь стрёкотом сверчков, Кайло командует.

– Рассредоточиться.

Он слишком долго этим занимался, чтобы вот так просто взять и разучиться перевоплощаться в человека, отправляющего своих верных людей на смерть.

Каждый из них уже не раз занимался подобным, поэтому красться во тьме, будто кошки, им не впервой.

Они целенаправленно окружают здание, после чего медленно стягивают кольцо.

Снаружи припаркованы два крузака, и подошедшие сзади Сэм и Макс бесшумно пропарывают шины, прежде чем проверить в салоне: пусто.

Что-то не так, не так, не так.

Фазма с Митакой прикрывают левую сторону здания, Тони и Дерек – страхуют справа, Эрик и Хакс – дышат Кайло в затылок, шагая за ним след в след, и в следующее мгновение все трое первыми вламываются внутрь.

Уже после Рен будет думать о том, почему никто не стал стрелять сразу. Их ждали, явно готовились, и боялись до усрачки тоже… так почему? Почему они не стали шмалять?

После чернильной темноты, к которой более-менее привыкли глаза, на ярком свету, заливающим просторное помещение, Кайло жмурится. Но тем не менее сразу замечает троих мужчин в правом углу, двоих слева, и одного посередине. Итого шестеро. Маловато.

Следующим, что он замечает, это начищенные до блеска стволы в руках каждого бойца. Он также успевает различить несколько блестящих ножей, прежде чем замечает… её.

Рей такая маленькая, отчего мужик, удерживающий её за горло, кажется каким-то неестественно огромным. Ствол, приставленный к её голове, будто сияет красным, и Кайло дёргается, готовый голыми руками оторвать и руку и башку тому, кто посмел прикоснуться к ней, но Хакс хватает его за плечо. И как раз вовремя, потому что один из тех, кто застыл справа, нечаянно или нарочно, открывает огонь, и пуля вспарывает бетон в нескольких сантиметров от ботинка Рена. Кайло совсем этого не замечает, потому что… Потому что его взгляд прикован к ней – Рей, Рей, Рей – и с ней, вроде как, всё в порядке, если не брать во внимания приставленный к виску ствол и фиолетовые синяки на запястьях, оставленные, по всей видимости, верёвкой.

Она выглядит такой бледной, напуганной, почти на грани истерики. Клацанье её зубов эхом разносится по утопающему в тишине складу.

– Зачем ты пришёл? – Испуганно восклицает Рей, и Кайло требуется время, чтобы понять: она обращается к нему.

В каком смысле – зачем?

– Зачем, зачем, зачем? – Она переступает с ноги на ногу, и в голове у Кайло рушатся все каркасы, потому что… что?

– Не нужно было приходить, не нужно было…

Кайло думает, что ей, возможно, по голове дали… потому что… какого чёрта она несёт?

– Отпустите девчонку, и мы убьём вас быстро. Продолжите тянуть кота за яйца – будете умирать долго и мучительно.

Кайло слышит леденящий кровь голос Хакса, но не обращает внимания ни на кого, кроме неё.

Рей, маленькая, что с тобой?

– Зачем… – Читает по губам Кайло, и снова делает шаг к ней.

– Рей.

Всё, что случается в следующее мгновение, кажется Кайло одним из тех кошмаров, которые тянутся, и тянутся, и тянутся, не желая выпускать пленника из своих оков.

Рей падает. Он видит, как она оседает на грязный бетон, и если бы не мужик, удерживающий её на месте, она грохнулась бы навзничь, но тот вовремя ловит бессознательное тело и до странности аккуратно укладывает девушку на спину, опустив на землю ствол.

– Что это с не…?

Мужик не успевает договорить, потому что… Кайло не понимает, как это случилось, но в следующую секунду Рей с ужасающей скоростью хватает забытый пистолет и спускает обойму прямо в лицо своему похитителю.

А дальше начинается ад.

Кайло кидается к Рей, потому что мертвая туша придавила её, не позволяя выбраться. В закрытом помещении выстрелы звучат оглушительно громко – кто в кого стреляет, Кайло не разбирает. Ему нужно добраться до неё, Рей, это ведь… блять, блять, блять, какого хуя только что произошло?

Подняв за шкирку мертвое тело, Кайло отбрасывает его в сторону и падает на колени перед Рей. Она вся в крови, но ему совершенно похуй, Кайло крепко прижимает её к себе, и впервые за двадцать четыре часа начинает дышать без труда.

Какофония звуков утихла, но колокола в башке продолжают звонить без передышки.

– Зачем ты пришёл, Кайло?

Он краем футболки стирает ошмётки чужих мозгов с её лица и непонимающе хмурится.

– Как я мог не прийти за тобой?

Она начинает рыдать, поэтому Кайло приходится встать, удерживая её в объятиях.

– Они убьют меня, убьют тебя, господи, Кайло… – Она запинается, но он уже не слушает, потому что… это шок, стресс, не иначе… О других причинах, по которым она несёт подобную околесицу, он подумает попозже.

– Теперь ты в безопасности.

Она цепляется за его плечи, но Кайло игнорирует обжигающую боль от раны, полученной при взрыве, и позволяет ей обнимать себя так, как ей хочется.

Кайло впервые за последние минут пятнадцать переводит взгляд на Хакса и видит, что тот хмурится.

– Рен, по домам, наверное, не стоит пока. Нужно залечь на дно.

– Сам знаю.

Они выходят на улицу, и спустя некоторое время кто-то из парней поджигает склад; теперь тот пылает в темноте, словно рождественская ёлка.

Рей скидывает обувь, и, подняв кроссовки с земли, по очереди закидывает их в обжигающий костёр.

У Кайло голова идёт кругом от облегчения, ведь Рей снова с ним, она в безопасности, но что-то гложет его всю дорогу до мотеля, у которого их выкидывает Фазма, прежде чем раствориться в ночи.

Всё это время Рей сидит у него на коленях, дрожа, словно осиновый лист, и Кайло приходится приложить немало усилий, чтобы стереть с её лица кровавые разводы.

Между ними какая-то пропасть, ему это совершенно не нравится, но он надеется разобраться со всем попозже, ведь он так устал…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю