290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звезда для демона (СИ) » Текст книги (страница 4)
Звезда для демона (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Звезда для демона (СИ)"


Автор книги: Мадам Энтропия






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

Девчонка попыталась вырваться, но неожиданно что-то словно опутало ее цепями, и сделать любое движение стало невозможным. Комета зажмурилась, желая абстрагироваться от происходящего, от абсолютно омерзительных прикосновений.

– О чем ты? – не понял второй, отвлекаясь от начертания последних символов и поднимая на напарника взгляд.

– Девчонке на вид лет шестнадцать, но спит она с медведем и в розовой пижаме. А это место? Только посмотри сюда, – он указал на полку с мягкими игрушками, расположившуюся в другом конце комнаты, прямо над мольбертом, – к тому же, она оказалась беззащитной. Разве этого ты ожидал? Я, например, даже любимый кинжал взял, чтобы обезвредить ее, а он даже не понадобился! – Мерзкий незнакомец заправил прядь Звездочке за ухо. Она неприязненно зажмурилась, не в силах предпринять что-либо ещё. Однако это разозлило гостя – по крайней мере, невидимая удавка на шее затянулась сильнее. А человек продолжал касаться Кометы, и от этих мерзких прикосновений внутри все сжалось от страха, желания оказаться дальше. – Впрочем, на лицо она все же миловидная. Жаль только, я ей, похоже, не нравлюсь, – противно расхохотался похититель. А затем добавил, – неужели смазливой внешности хватило, чтобы привязать к себе демона? Или дело в этих штучках, Соул…Соумейтах, во!

Он выхватывает медвежонка из некрепкой хватки Мэйбл, осматривает его и, убеждаясь, что в нем ничего такого нет, отбрасывает куда-то. Игрушка оказалась на холодном полу подле кровати, жалобно наблюдая за разворачивающимися событиями своими глазами-пуговками. Он, может быть, видит, как противный похититель проводит по волосам и без того испуганной Пайнс, как снова хохочет – этому человеку, кажется, доставляет удовольствие издеваться над жертвой.

Мысли Падающей Звезды о побеге тем временем становились туманными. Вообще все мысли становились туманными – сознание предательски покидало ее в самый неподходящий момент из-за недостатка воздуха. И голову сами собой начинали посещать более приятные воспоминания. О своей семье, о прогулках, о различных мелочах, о демоне разума… На самом деле, мысли о его прикосновениях, о голосе и о невероятных рассказах, и вечных загадках, о невероятном золоте глаз…они помогают немного отделаться от собственного навязчивого страха.

– И все же кто этих могущественных существ поймет? – вздохнул второй, возвращаясь к символам – ещё всего пара штрихов, и проклятый портал откроется. – Сколько мы с тобой не добываем различные ценности, обладающие самыми невозможными способностями, у самых сильных существ, а я все никак не могу понять – на кой им это все? Все эти огромные библиотеки с книгами, в которых раскрывается любая истина, все эти музеи с проклятыми побрякушками, способными уничтожить целые измерения и просто пылящееся в коллекциях, – он сделал ещё несколько чёрточек, – но знаешь, я уже давно перестал смотреть на то, что мы заимствуем – и, возможно, на то, у кого мы воруем. И сейчас я советую сделать тебе тоже самое. Нам сказали привести девчонку, и мы это сделаем, и будем надеется на то, что последствия аукнутся только заказчику. Впрочем, мы ещё можем все бросить.

– И отказаться от такого куша? Никогда! – первый хмыкнул, потом прищурился. – Но что если это не та девчонка? Как-то она не похожа, что ли…

У Звёздочки перед глазами все плыло. Она едва удерживала сознание и не проваливалась в темноту, где ее ждали картины из прошлого.

– Я же говорил, что в этой комнате полно различной защиты, – цокнул второй. – На стенах полно различных скрытых знаков с разных концов мультивселенной. Такое встречается, когда кто-то хочет что-то сохранить, – пояснил он, осматривая нарисованные собственноручно символы на полу. Девчонка едва разглядела только белый круг, и какие-то завитки рядом с ним. – Судя по тому, что что подобное встречается не во многих местах этого замка – только, насколько я понял, в той библиотеке, на которую мы наткнулись – предположу, что нам заказали именно эту девчонку. Если она действительно его Соулмейт, – он замолчал, нахмурившись, – то, думаю, можно будет заключить неплохую сделку с демоном. Хотя это уже нас не касается, – незваный гость пожал плечами, поднимаясь на ноги и в последний раз оценивая работу. – Готово.

Его голос разнесся по помещению, словно приговор.

А дальше все происходило, пожалуй, слишком быстро.

В следующую секунду первый в очередной раз схватил ее за шиворот, вынуждая подняться. Невидимые цепи немного отпустили ее, позволяя сделать несколько движений – весьма ограниченным вообще-то, но Падающая Звезда все ещё не теряла надежду сбежать. Нужно только подгадать подходящий момент, и…

Все окончательно поплыло в глазах.

Довольный хохот первого похитителя, холод и страх, охвативший ее – все это слилось в нечто противное, врезалось в память. Намертво отпечатались – так же, как и протяжный скрип двери, пропустившей кого-то в комнату. Кого-то, кто заставил знак на руке обжечься, кто заставил Пайнс ощутить некоторое спокойствие – совсем не подходящее ситуации.

Она услышала скрипучие голоса похитителей, услышала удивление в них, быстро сменившегося на страх;

– Ну и кто ты?.. эй!.. эй! Не…не подходи! Не подходи, или ей конец!

Невидимая удавка на шее затянулась ещё сильнее, отчего доступ какого бы то ни было воздуха прекратился, а в глазах просто потемнело.

– Разве мешков с костями не учили, что брать чужое не хорошо и весьма опасно? – Звёздочка, едва держащаяся на ногах, различила голос Билла.

Поначалу демон показался спокойным, с привычной проскальзывающей насмешкой в голосе и весельем, однако потом эта иллюзия мгновенно разбилась, и девчонка поняла, что от Сайфера веет откровенной опасностью и гневом. И именно поэтому, когда она услышала чужие крики, внутри все сжалось от жути и жалости. Она совсем не умела выносить чужие страдания – даже если это касалось ее собственных несостоявшихся похитителей.

Она сквозь тягучий туман ощущает, как Билл оказался рядом и притягивает ее к себе. Невидимые цепи и удавка на шее пропали в одно мгновение, повинуясь его власти и позволяя судорожно вздохнуть. Впрочем, этого оказалось недостаточно, чтобы не потерять сознание.

Маленькая Звёздочка успела вцепиться в плечи треугольника прежде, чем таки провалиться в темноту.

***

– Билл, – тихо произнесла Падающая Звезда, открывая глаза и натыкаясь на треугольника.

Рука демона, за которую Звёздочка отчаянно цеплялась сквозь сон уже несколько часов, дернулась и сильнее сжала ее ладонь. Сам же Сайфер, сидящий на краю кровати перевел на проснувшуюся Комету взгляд. В золоте его глаз мелькнуло что-то, отдаленно похожее на беспокойство.

Мэйбл нахмурилась, судорожно вздохнула, с некоторым трудом понимая реальность. Она сцепила зубы, превозмогая собственную слабость и принимая вертикальное положение. Голова раскалывалась и кружилась, а по спине проходились мурашки, однако Комета не хотела этого замечать – в тот момент демон, его присутствие здесь…было намного важнее. Падающая Звезда какое-то время молча разглядывала треугольника, словно сомневалась, что он тоже реален, боялась поверить, что он не просто сновидение. И даже шершавая лайковая перчатка под пальцами, его рука так же сжимающая ладонь…это не казалось достаточным доказательством, и страх еще бушевал внутри.

А потом Мэйбл все же подалась вперёд, обнимая демона, утыкаясь в его шею и прикрывая глаза. Теперь в душе впервые за, кажется, целую вечность появилось чувство безопасности и защищенности, позволявшее вздохнуть полной грудью.

Девчонка всхлипывает, понимая, что невольные слезы обжигают щеки – из-за тени напряжения, из-за понимания, что она не смогла сбежать от двух незнакомцев, из-за непрошеного страха, все ещё оставшегося в душе. Пайнс закусывает щеку, стараясь не выдавать себя, но снова всхлипывает, сильнее цепляясь за треугольника, словно опасаясь, что он может исчезнуть.

Тот правда исчезать не собирается – Билл опирает подбородок о ее макушку, гладит по волосам. Демон никогда раньше не утешал людишек – тем более испуганных Звездочек – однако девчонка все равно чувствует странное спокойствие.

– Что…что это были за люди?.. или существа, – сдавленно спрашивает Комета, первой начиная разговор и дергаясь, вспоминая прошедшие события. В молчании, повисшем на несколько мгновений демон отчётливо заметил, что сердце девчонки застучало намного быстрее.

– Наемники, – хмыкает Сайфер. – Ничтожества, промышляющие воровством, прочей грязной и, чаще всего, нудной работенкой за ответные услуги – в основном, такие же скучные, – он замолчал, а затем задумчиво добавил, – обычно у подобного контингента не получается проникнуть в Страхомиду, однако конкретно эти обладали некоторыми занимательными артефактами, – он усмехается, когда Падающая Звезда вздрагивает. Она все еще опасается, что те люди могут вернуться. – Впрочем, маленькую Звёздочку они больше не напугают.

– Я…я не испугалась, – пробормотала она.

Из-за слишком неумелой лжи демон разума снова только усмехается, пальцами путаясь в ее локонах. Однако Мэйбл оказалась настолько ослабшей, что даже не смогла разозлиться или хотя бы ощутить раздражение, тем более на Билла – этого злобного демона вообще хотелось только сильнее стиснуть в объятиях.

И больше не отпускать. Никогда.

– Действительно, – наигранно согласился Сайфер.

– Они…они ворвались, и я…я просто не ожидала, и растерялась, и… – Лгать у нее и правда откровенно не получалось, а потому девчонка вскоре бросила эту затею. Она только удобнее устроилась в объятиях демона и всё-таки нехотя призналась. – Я…я немного испугалась, когда они ворвались сюда, и пытались открыть портал… Но…но совсем немного!

– Эти людишки оказались несколько более удачливыми, чем все остальные, – произнес демон, словно из вредности желая напугать девчонку ещё раз. Это у него получилось – ухмыльнувшись, он прижал Комету к себе, когда та вновь испуганно дернулась. – Они всё-таки смогли найти брешь в обороне, и пробраться под носом у этих кретинов – последнее, впрочем, не особо сложная задача – а потом открыть портал. Однако их удачи не хватило, чтобы успеть им воспользоваться, – треугольник цокнул, когда знак на руке не сильно заколол. Билл назвал бы это остаточным явлением – до этого рисунок давал о себе знать куда ярче, отдаваясь забавной болью и вызывая подозрения. И именно из-за подозрений Сайфер вернулся – чтобы проверить, что все в порядке. – Что же, теперь им придется задержаться немного подольше. – Демон криво усмехнулся.

От Билла вновь повеяло знакомой опасностью, явной яростью. Падающая Звезда вздрогнула и отпрянула, понимая намек.

– Нет, нет, нет, – она покачала головой, а затем нахмурилась, смахивая слезы и стараясь успокоиться. Девчонке действительно не хотелось никому даже косвенно причинять дискомфорт, проблемы или, что хуже всего, вред. Она поежилась, стоило памяти, словно в насмешку, подкинуть ужасные картины произошедшего несколькими часами ранее. Мэйбл дернулась, тут же напомнив себе, что… – Ничего же страшного не случилось, – она закусила щеку, а затем в голову пришла пугающая мысль. – Что с ними? С теми людьми?

– Звездочке не обязательно это знать, – демон чуть наклоняет голову набок, и в его глазах появляются чертики.

Но на этот раз они устроили безумные пляски, и явно несли угрозу. И хотя обращена она была не на Пайнс, эта ярость, игравшая во взгляде Билла, все равно была слишком хорошо ощутима, заставляла поежиться.

– А вот и обязательно, – Падающая Звезда закусила щеку – настолько сильно, что во рту появился железный привкус крови. – Я не дам тебе никому навредить, – она осекается, а Сайфер лишь наблюдает. Молча. Ожидает дальнейших слов девчонки. Хотя его вообще-то смешит то, как маленькая Звёздочка не может ни на кого злиться, а потому беспокоится обо всех – даже о тех ничтожествах, что ей навредили. – Они…они же не успели сделать ничего серьезного! – она снова ежится, отводит взгляд. Воспоминания о похитителях и правда не приносят ничего, кроме страха и ощущения абсолютно омерзительных прикосновений, горящих на коже, но, – ведь все совершают ошибки, и это не повод приносить людям боль.

В наступившей тишине вновь отчётливо слышится бешеное сердцебиение девчонки. Это весьма занимательно и забавно.

Демон все-таки хмыкает;

– Комета права.

Все же наивной Звездочке не обязательно знать, что некоторые ошибки бывают смертельными, и что связываться с демоном разума – как раз одна из таких ошибок.

И, конечно, Звездочке не обязательно знать, что Билл в курсе того, как именно людишки пробрались в Страхомиду, в курсе того, у кого из этих тупиц, работающих на него, под носом они проскользнули. В курсе того, что тот, кто послал сюда двух недоумков, не мешок с костями, как изначально заявили наемники, и что он считает себя всесильным, коллекционируя чужие слабости. Вот только существо это совершило самую большую ошибку в своей жизни, когда решило попробовать похитить то, что принадлежит демону разума.

– И ты их не убьешь? – бормочет Комета. В голове крутится мысль, что он этого не сделает. Звёздочка верит – Билл изменился. – И отпустишь?

Девчонка не глупа, даже напротив – одна из самых умных людишек, которых встречал демон. Но, пожалуй, она слишком наивна. И ей, естественно, не стоит знать, что Сайфер изменил свое отношение только к ней.

– Как Комета пожелает, – произносит демон.

Чертики в его глазах подтверждают только то, что тех людей он не убьет. Конечно, нет – это было бы слишком скучно. Треугольник придумал нечто более интересное. Нечто, что покажет всем раз и навсегда: трогать то, что принадлежит Биллу Сайферу – не самая лучшая идея.

– Билл, – произносит Падающая Звезда, едва решаясь на ещё один вопрос, крутившийся на языке. – А почему они…зачем им я? – Пресловутая тишина, всего на мгновение воцарившаяся в помещении, заставила ее поежиться.

– Забавно, но даже в бесконечной мультивселенной новости разносятся быстро, – демон наклоняется к ней, и его губы кривятся в усмешке. Оказываются невероятно близко. От этого по всему телу проходится разряд тока, и появляется искушение коснуться их. – Многие достаточно быстро узнают любые новости. И, конечно, некоторые могли узнать, что где-то образовалась невероятно редкая связь, что у кого-то появился Соулмейт. – Девчонка не выдерживает зрительный контакт. Она приближается, но вовремя останавливает себя от поцелуя, и просто утыкается носом в перекат чужого плеча.

Соулмейт. Билл хмыкает – он достаточно удачно заменил этим наиредчайшим словом слово слабость.

Потому что треугольник прекрасно осознавал, что у него появилась именно слабость, избавиться от которой не представлялось возможным.

Слабость, в виде одной беззащитной Звёздочки.

========== 8 ==========

…на этот раз девчонка оказалась в самых лабиринтах Страхомиды.

Комета босиком стояла посреди мрачного, высокого и холодного коридора, на фоне которого она казалась невероятно миниатюрной и хрупкой. Впрочем, в тот момент Падающую Звезду подобное не особенно волновало – просто потому что девчонка оказалась не в силах выбраться из тисков кошмара, нашедшего на нее. Она цеплялась за собственные плечи, в попытке скрыться от ужасного холода, который пробирал буквально до костей, и всхлипывала. А еще просила кого-то не уходить – некого Диппера. По нему Комета, вероятно, очень скучала.

Между тем дыхание и слишком громкий стук ее сердца, отражаясь от мрачных высоких стен, эхом разносился по темным лабиринтам Страхомиды. Мэйбл дрожала и вздрагивала, то совсем замолкая, то вновь начиная бормотать себе под нос что-то невнятное, изредка вскрикивая. Это просто не могло не привлечь приспешников демона разума – тех, с кем Звездочке определенно не стоило сталкиваться…

На самом деле Пайнс время от времени ходила во сне.

Впрочем, едва ли она сама догадывалась об этом. Во-первых, потому что происходили подобные приступы крайне и крайне редко, а во-вторых, потому что Билл всякий раз вовремя находил заблудившуюся Звездочку и возвращал ее в кровать в полной сохранности. Попутно с усмешкой выслушивая все те случайные мысли, которые приходили девчонке в голову. Вероятно, узнай Комета о том, сколько уморительных глупостей успела наговорить Биллу, она вряд ли смогла бы побороть смущение в ближайшее время…

– Это что, человек?.. – прошипело внушительное существо, совсем отдаленно напоминающее человека. Его голос прозвучал, пожалуй, слишком громко в просторном коридоре.

– Кажется, да, человек, – вообще-то никто из собравшихся здесь так и не понял сказанного зеленокожим жутким монстром. Потому что говорил этот монстр, чем-то очень смахивающий на гремоблина, уж больно невнятно – так, словно набрал в рот воды, и боялся расплескать ее.

…в конце концов, однажды Сайфера рядом не оказалось – в тот раз Комета, обретя какую-то свободу, забрела достаточно далеко от тех мест, где ей полагалось быть. Падающая Звезда попросту заблудилась в бесконечно меняющихся коридорах Страхомиды, и четверо существ – приспешников демона разума – наткнулись на нее.

Подобная встреча не сулила девчонке ничего, кроме опасности – единственное, в чем шестерки треугольника не уступали самому треугольнику, так это в кровожадности. И убить маленькую Звездочку для них, конечно, не составило бы абсолютно никакого труда. Впрочем, Звездочке на этот раз повезло – подобная встреча ввела четверку жутких существ, окруживших ее, в некоторый когнитивный диссонанс и ступор: подумать только, человек, оказавшийся в Страхомиде! И скорее всего только это непонимание остановило монстров от того, чтобы сразу убить девчонку.

– Глупости – здесь не может быть людишек. Как бы они сюда попали? – голос тени, едва заметной в полумраке, походил на какой-то скрежет или, быть может, неприятный шепот. Он разносился достаточно далеко, а стихая, напоминал жуткое шипение.

– Только… – протянула огромная зеленокожая голова с явным косоглазием. При том протянула так, словно не до конца была уверена в том, что собиралась сказать. Однако затем все же произнесла, по очереди моргнув – сначала одним глазом, потом другим. – Только если это не тот самый человек, который…ну, который боссу принадлежит.

Тишина повисла всего на несколько жалких мгновений, а затем вся четверка, не сговариваясь, разом отшатнулась от маленькой Звездочки. Все-таки какими бы идиотами Сайфер не считал своих шестерок, они все же достаточно отчетливо понимали: трогать, а уж тем более хоть как-то вредить собственности демона разума – дело весьма неблагодарное. И опасное.

Впрочем, после того, как личность человека оказалась раскрыта, появился интерес. Достаточно сильный интерес. Только теперь, быть может, существа наблюдали за девчонкой с некоторого расстояния, которое никто не решался сократить. Каждый из них опасался вызвать на себя гнев Билла, каждому из них не нужно было напоминать, что даже несмотря на то, что у треугольника появилась слабость, это совершенно не значит, что он хоть сколько-нибудь смягчился или превратился в слабака.

Напротив, демон разума скорее стал куда более жестоким, в желании доказать, прежде всего себе самому, собственную неизменность и силу. И, конечно же, треугольник доказал – не только себе, но и всем своим приспешникам; наглядно продемонстрировал свою силу сразу по возвращению, с лёгкостью вернул себе авторитет в тот момент, когда уничтожил добрую половину своих же приспешников – всех тех, кто отважился заявлять, что Сайфер сломался, а потому и притащил сюда мешка с костями, и тех, кто поверил первым. С тех пор никаких сомнений в том, что Билл Сайфер остался все тем же Биллом Сайфером, не осталось.

– А человек…он разве не должен находиться на верхнем уровне? Или где-то рядом с боссом? – вопросы, крутившиеся у всех на языке, были наконец-то озвучены. Только от этого легче не стало.

– Должен, – тут же ответила тень.

Хотя этот ответ все равно никто так и не услышал. Или просто не обратил должного внимания: к той секунде существа увлеклись несколько другим. Они рассматривали девчонку. В конце концов, мало кто видел собственность босса, тем более вживую. На самом деле, после того, как Сайфер избавился от столь многих своих шестерок, не всякий осмеливался говорить о человеке. Хотя некоторые время от времени утверждают, что, если подняться на верхний уровень Страхомиды, становится слышно чье-то громкое сердцебиение.

Что же, увидеть этого загадочного человека оказалось интересно.

Особенно учитывая, что эта самая девчонка, все еще находящаяся в тисках своего кошмара, бормочущая нечто непонятное и цепляющаяся за собственные плечи, неожиданно оказалась невероятно хрупкой. От нее буквально веяло заметной беззащитностью. Не то, чтобы люди отличались особенным могуществом, но у этого человека и сердце стучало несколько громче, чем у тех мешков с костями, которых встречали монстры. Действительно, не будь она связана с Биллом Сайфером, эти существа действительно уже давно бы сломали ее тонкую шею.

– И что нам делать с человеком? – задумчиво пробормотала тень. Кажется, она первой задумалась о подобной проблеме.

– А что с ним нужно делать? – тут же встрепенулись голова.

– Не оставлять же его здесь. Если с ним что-то случится, и босс узнает, что мы…были где-то рядом… – тень не закончила, но все и так поняли, что она имеет в виду.

– Дык, мы же ничего не делали, – парировала голова.

– Ты это треугольнику объясни. Не думаю, что он захочет тебя хотя бы выслушать, – съязвила тень. А затем добавила совсем тихо, – знаешь, что было, когда к этой девчонке кто-то пробрался? Босс был вне себя от ярости, что два мешка с костями пробрались под носом у кого-то и едва не украли его собственность. Я слышал тех недалеких больше никто не видел!

– Так разве тот случай был как-то связано с человеком? – голова снова моргнула одним глазом, затем другим. – Треугольник же тогда не уточнял, что за собственность. У босса много различных вещей! Так откуда ты знаешь, что…

– Так, может, и позвать босса? – вмешалось существо, похожее на человека, перебивая голову. – Пусть он и разбирается со своим человеком.

…тем временем маленькая Звездочка поморщилась из-за происходящего шума и распахнула глаза. В следующее мгновение она ошатнулась и едва устояла на ногах. Мысли в голове были сумбурными и менялись, перетекая одна в другую, случайным образом. Образы покидающих ее брата и дядей – слишком настоящие и родные – внезапно рассеились перед лицом реальности. И девчонка оказалась в совсем-совсем незнакомом месте. В слишком холодном, темном и зловещем. По спине пробежалась противные мурашки.

Первое, что Мэйбл более менее отчетливо поняла, когда страшное сновидение дымкой растворилось в ее сознании – щеки жгло от слез, а в ушах стоял надоедливый гул. Второе – в месте, в котором девчонка оказалась, помимо жути, было действительно очень-очень холодно. И этот холод мгновенно сковал ее цепями, заставляя цепляться за плечи и замереть.

Впрочем, это было не самое странное. Комета дернулась, сквозь непонятный гул различив чьи-то слишком громкие, усилиленные эхом голоса.

Кажется, что-то было не так.

Кажется, Падающая Звезда оказалась где-то в другом месте, кажется, кто-то спорил…

– Самая ужасная идея из всех, что я слышал. Он же сумасшедший! Он не будет разбираться!

– Согласен!

…кажется, спорили эти…эти существа.

– Как будто у вас есть идеи получше?

Четверо внушительных и жутких созданий, мягко говоря, напугали маленькую Звездочку. Она нервно дернулась, а потом невольно охнула, прикрыв рот ладонью, ощущая липкий страх, поселившийся где-то в груди. Все происходило слишком быстро, а разум ещё был затуманен дымкой сна, оттого не пришло и мысли, что монстры эти могут и не нести опасности, а пресловутое любопытство впервые молчало.

Мэйбл судорожно вздохнула, на мгновение жмурясь и инстинктивно отшатываясь от них. И, конечно, привлекая к себе пристальное внимание – все четверо незнакомцев одновременно взглянули на нее. Притом с явным интересом. И от этого где-то внутри все съежилось от неприятной жути, а собственный пульс раздался в ушах. Пайнс сделала инстинктивный шаг назад. Девчонка нервно пыталась понять, что случилось, где она находится. Это могло бы помочь придумать, как решить возникшую ситуацию.

Немного абсурдную, если честно.

Зеленая голова в свою очередь усмехнулась, то ли пошутив, то ли сказав это всерьез;

– Может, ее стоит все-таки убить? Так есть вероятность, что босс ничего не узнает. И с нами… – впрочем она мгновенно осеклась. И все четверо внезапно замерли, с некоторым страхом и удивлением упуливаясь куда-то позади девчонки.

Звездочка медленно отступила назад на еще один шаг, сцепив зубы.

Страх и пресловутая неожиданность сделали свое дело – Падающая Звезда потерялась в собственных мыслях, потеряв всякую надежду найти рациональный выход. Единственное, что крутилось в голове – ее, кажется…хотят убить… А значит…значит, она должна была сбежать.

Мэйбл нахмурилась, закусив щеку и, едва побарывая ступор, сделала еще один жалкий шаг. Как будто бы это хоть как-то помогло.

Нужно…нужно было бежать, пока длится эта заминка, а существа рассматривают что-то за ее спиной…

Нужно только…

Пайнс ойкнула, когда наткнулась на кого-то, дернувшись и охнув от неожиданности. А еще от неприятного страха, все еще стискивающего горло и не дающего сделать лишний вдох.

– Четверо кретинов напугали маленькую Звездочку?

Комета только вздрогнула, когда послышался до дрожи знакомый голос, в мгновение прогнавший все страхи. И успокоивший.

Девчонка зажмурилась и закусила щеку. Из-за демона разума, появившегося слишком неожиданно и как всегда вовремя, смущение сжало легкие, а все происходящее вокруг внезапно потеряло любое значение. Все эти жуткие существа просто потерялись на фоне собственных появившихся чувств – знакомых и приятных.

– Билл?.. – дыхание окончательно сперло, а время слетело с катушек, понеслось вскачь, стоило произнести его имя вслух.

Треугольник, впрочем, ничего девчонке не ответил. Только, может быть, шире ухмыльнулся – и эта ухмылка была ожидаема, а оттого ощутима.

– Мы… – огромной голове не дали договорить.

– Мы никого не пугали, босс! – воскликнула тень.

И все-таки это существо было несколько удивлено, встретив Сайфера в таком виде. Треугольник не имел привычки расхаживать в человеческой форме просто так – он вообще не имел привычку часто менять облик. И все его приспешники, вероятно, даже не догадывались, что Сайфер вообще…хоть когда-либо менял свою форму. И, естественно, никому из этих четырех существ…не следовало знать, что делал он это только для того, чтобы не пугать всего одного человека.

– Действительно? – сердцебиение испуганной Кометы оглушало Сайфера, несколько красноречивее сообщая о произошедшем. – Что же, на этот раз я склонен вам поверить, – откровенное издевательство в его словах было хорошо заметно, заставляло всех присутствующих просто замереть. – Полагаю, вам четверым нечем заняться?

– Нет, босс! Мы… – начала было зеленокожая голова, но Билл лениво перебил ее.

– Тогда мне тем более интересно знать, что вы здесь делаете, когда у нас намечается дело, – не дожидаясь ответа четверых кретинов, которые теперь, кажется, боялись сказать хоть что-то, треугольник продолжил, – вероятно, я все же могу снизайти до того, чтобы избавить вас от столь тяжелой ноши, как скука, и организовать вам весьма любопытную работенку. – Четверка замерла. Подобные обещания никогда не обещали ничего хорошего… Скорее напротив, давали понять, что вот-вот может произойти что-то неожиданное. И крайне неприятное.

И действительно – уже спустя мгновение во взгляде демона разума мелькнуло нечто весьма опасное, а затем и предупреждающее. Четверка на какое-то время замерла, но, в конце концов, поняла намек и спешно ретировалась, не уверенная, что так просто отделалась.

Звездочка несколько мгновений стояла в ступоре, словно со стороны наблюдая, как существа скрываются в темноте. И только тихий смешок демона над самым ухом заставил ошарашенную девчонку придти в себя. Она вздохнула и обернулась, натыкаясь на оскал, привычную насмешку. А еще замечая алые всполохи, постепенно стихающие где-то в глубине глаз. Это зрелище кажется завораживающим. И одновременно пугающим до чертиков.

– Я…я… – тихо произносит Падающая Звезда, хмурясь и путаясь в словах. – Где мы?..

– На нижних уровнях Страхомиды, – лениво пояснил Билл. – Там, где маленьким Звездочкам явно не место.

– Я…я не маленькая!.. И я не…не знаю, как здесь очутилась, – промямлила Пайнс, спотыкаясь на каждом слоге, сцепляя зубы и опуская голову. Ощущение того, что треугольник так близко, заставляло смутиться, позабыться, наплевать на холод, зловещую атмосферу и напрочь запутаться в каких-то своих чувствах и мыслях. – У меня такое ощущение, будто я спала…и мне даже снились сны…а потом…потом очутилась здесь, и…

– Забавно, обычно лунатики бродят в медленной фазе сна, – вальяжно произносит Сайфер. И все же его слишком смешит само слово лунатик, придуманное людишками, верившим в то, что это состояние как-то зависит от положения луны. Девчонка в свою очередь закусывает щеку, почти не слушает демона – ей очень-очень хочется убрать эту его ухмылку с тонких искушающих губ. – А потому редко просыпаются во время своих путешествий. Что же, Комете определенно не повезло.

– Я вовсе не лунатик! – воскликнула Мэйбл, нахмурившись. А затем вздрогнула и, задумавшись на мгновение, нерешительно добавила, отводя взгляд и разглядывая темноту, – я…я не ходила во сне с тринадцати лет…

– Конечно, – снисходительно согласился Билл. Ему доставляет удовольствие наблюдать за тем, как девчонка хмурится, хочет что-то сказать, но не находится. Это всегда слишком уморительно. – И, естественно, Звездочке вовсе не снятся кошмары.

– Откуда ты знаешь?

Она поднимает на него взгляд и тут же жалеет о сорвавшемся с языка совершенно глупом вопросе. За прошедшее время стоило бы усвоить, что вредный треугольник все и обо всем знает. В конце концов, иногда подобное всезнайство раздражает похлеще его же ухмылки.

Иногда Падающей Звезде так и хочется найти что-нибудь, чего он не знает, доказать, что знать все и обо всем попросту невозможно. И каждый раз у нее ничего не выходит. Это раздражает до зубного скрежита.

– Подобное может быть связано с кошмарами. В последнее время Звездочка часто рыдает во снах, и я уже который раз рассеиваю ее дурные сновидения. – Он хмыкает, а затем внезапно касается ее щеки, аккуратно смахивает слезы. Мэйбл вздрагивает, сжимает его ладонь, ловя себя на мысли, что хочется наконец-то снять эту проклятую перчатку, прикоснуться к чужой коже. – К тому же, – демон разума неожиданно наклоняется к самому ее уху. Дыхание опаляет кожу, и девчонка снова вздрагивает, жмурясь и невольно цепляясь за лацкан чужого пиджака, – я достаточно часто начал слышать имена Сосны, Фески и Шестопала, из чего сделал вывод, что маленькая Звездочка скучает по мешкам с костями.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю