290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Звезда для демона (СИ) » Текст книги (страница 2)
Звезда для демона (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 20:30

Текст книги "Звезда для демона (СИ)"


Автор книги: Мадам Энтропия






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

Он слышит ее прерывистое дыхание, догадывается, что девчонка отчаянно думает, что сказать.

– Ты постоянно носишь перчатки, – с трудом выговаривает Пайнс, окончательно сдаваясь найти хоть какой-то ответ в оправдание. В тот момент она просто не могла думать над собственными словами – дыхание Сайфера буквально обжигало, и девчонка жмурится, несколько отпуская ситуацию. – Почему?

– Потому что хочу, – отвечает треугольник, выпрямляясь. Впрочем, Падающая Звезда, казалось, не слышала его.

Пара неловких движений, больше позабавивших демона, и девчонка стянула с его руки перчатку, откладывая ее куда-то и даже не замечая, как эта деталь тут же исчезает в голубых искорках.

Кисть у Билла оказывается невероятно красивой. Такой же бледной, с изящными запястьями и тонкими длинными пальцами, словно созданными для игры на любом музыкальном инструменте. К тому же рука Сайфера была неестественно холодной, и Звездочка сильнее сжала ее, желая согреть.

А сам демон разума сцепил зубы. Ему впервые не хотелось прерывать чужие прикосновения – прикосновения мясного мешка. Треугольнику действительно нравилось ощущать тепло девчонки, в ответ стискивая ее руку. А затем он даже позволил Комете вертеть его кисть, разглядывать. И найти какую-то правдоподобную причину большей свободе, данной Звездочке, Биллу не удалось, что было крайне и крайне необычно.

Сайфер едва дернулся, когда девчонка провела указательным пальцем по его запястью, рассматривая знак в виде черного треугольника с маленькой звездой в середине. Билл хмыкнул – эта метка, составившая пару еще одной – той, что находилась на руке Кометы, – реагировала на близость девчонки, отдаваясь легким покалыванием.

– И все-таки, – произносит Пайнс, стараясь казаться более уверенной. Но Сайфер прекрасно чувствует, как она неосознанно чуть сильнее сжимает его пальцы. И это почему-то ни разу не раздражает. – Научишь меня играть? Пожалуйста. – Она нервно закусывает щеку.

Демон усмехается;

– Звездочка знает хотя бы расположение нот или нотную грамоту?

– Нет…не уверена, – Падающая Звезда покачала головой. Билл, на самом деле, даже не сомневался в том, что девчонка не знает ничего. Он снова только хмыкнул, поставив ее руку на клавиши.

Вообще-то Сайфер далеко не впервые учил чему-то мешка костями, но впервые он делал это, не заключая сделок.

========== 4 ==========

Подняться по гранитному перевалу оказалось на удивление отличной идеей.

Лес, окруживший демона разума и Звездочку, освещала стареющая луна и мириады звезд, рассыпанных по небу. Их необычайно яркий свет почти беспрепятственно проникал сквозь древесные кроны, рисуя на земле и стволах замысловатые, удивительные узоры.

В тот момент обычно жуткий темный лес, переставал быть таковым. В аномальном свете здесь было совсем-совсем не страшно.

Скорее напротив – волшебно.

Комета, обладающая богатой фантазией, уже представила себе, что где-то там, между деревьями, бродят различные тайны и загадки, до сих пор оставшиеся без ответа. Девчонка шла мимо безмолвных деревьев, вслушиваясь в лесные звуки, живо воображая себе, как некие чудеса прячутся за стволами, незримо следуя за ней и наблюдая. Казалось, стоит только постараться, и ты разглядишь невероятное существо.

А Падающей Звезде хотелось бы встретиться с этими загадочными обитателями леса.

– А здесь…здесь всегда так красиво?.. – все же поинтересовалась Мэйбл – тихо, словно боясь спугнуть что-то хрупкое и едва уловимое, улыбаясь из-за шаловливого порыва ветра, нагло растрепавшего волосы и унесшегося куда-то вдаль. – Или звезды становятся ярче только сегодня, из-за этого явления?

– На этот раз Звездочка попала в точку, – согласился идущий чуть позади Билл, понимая, что вряд ли Падающая Звезда услышала его.

Треугольника отчего-то смешило столь радостное настроение Кометы, стремившейся как можно увидеть нечто…совершенно обычное – скучную аномалию. Этим она уж очень сильно напоминала Сайферу Шестопала в первые годы их знакомства. Тогда он точно так же стремился познать нечто неизвестное.

Неуклюжая девчонка неожиданно охнула, вероятно, задев ногой очередную корягу и спотыкаясь, чем отвлекла Сайфера от мыслей. Однако она удержалась на ногах и, хихикнув, продолжила идти в том же темпе.

Забавляло демона и то, как Звездочка настояла на том, чтобы пройтись по лесу. Она назвала это прогулкой, на что треугольник только снисходительно хмыкнул – он, возможно, никогда не поймет этой глупой привычки людишек постоянно усложнять собственную жизнь – например, идти пешком до места назначения, когда можно сразу оказаться там.

Пайнс тем временем закусила щеку, останавливаясь и дожидаясь Сайфера. А затем, сравнявшись с ним, протянула;

– Билл… – Падающая Звезда чувствовала, что это, вероятно, очень-очень наивный вопрос, но не задать его, она почему-то не могла. – А ты уже видел это, да? – Мэйбл не смотрела на треугольника, принимаясь разглядывать лес, погруженный в приятную игру света. Комета, кажется, покраснела. Правда признавать это она все же не собиралась.

– Я становился свидетелем того, как рождались и погибали целые измерения, оставляя после себя лишь пыль. И Звездочка всерьез думает, что я ни разу не видел простейших явлений, свойственных каким-то группам измерений, вроде этого? – с явной насмешкой поинтересовался Сайфер.

Пайнс только насупилась, закусывая губу, нервно улыбаясь. В тот момент она решалась на еще один, наверняка, глупый вопрос;

– А оно…оно красивое, да? – все-таки произнесла Падающая Звезда, тут же пожалев – уж слишком отчетливо она услышала смешок демона.

– Полагаю, наши с тобой представления о красоте несколько различаются. – Звездочка не стала спорить или спрашивать что-то еще. Из-за неловкости, наверное. А может, из-за того, что Сайфер был в том настроении, когда добиться от него чего-то конкретного оказывалось практически невозможно.

К тому же голову девчонки в тот момент занимало слишком уж много мыслей, а приятное предвкушение грело душу. И Мэйбл прибавила шаг, вновь обгоняя Билла.

Она на самом деле давно хотела увидеть это явление – с тех пор, как дядя Форд, за тридцать лет побывавший во многих измерениях, с неподдельным восхищением рассказал именно о нем… Пайнс сцепила зубы, прикрыв глаза, а потом покачала головой, пытаясь отделаться от столь неприятных мыслей. Сейчас уж точно было не время для ностальгии по…ушедшим дням…

Падающая Звезда выдохнула, ощутив новый порыв ветра, что, завывая, унес все воспоминания.

Где-то недалеко послышался крик совы и далекий хруст веток. Последний звук мог бы, наверное, показаться Мэйбл подозрительным. В том случае, если бы она не оказалась настолько воодушевлена и все-таки обратила бы на это внимание.

– Звездочка… – неожиданно серьезный голос демона почему-то заставил вздрогнуть.

Комета невольно остановилась и обернулась, замечая Сайфера в десяти метрах от себя. Он замер, словно вслушиваясь во что-то. Падающая Звезда могла бы сказать, что постоянная смена его настроения стала чем-то привычным, однако сейчас поведение демона разума отчего-то внушало некоторую жуть.

– Что-то случилось? – этот отчасти наивный вопрос, наверное, позабавил бы Билла. Однако сейчас он даже бровью не повел;

– Дай мне руку, – потребовал Сайфер, протягивая ладонь, и даже не глядя на девчонку – он всматривался куда-то позади нее. Треугольник не волновался – скорее был несколько напряжен.

– Зачем?

Ответ на ее вопрос поступил незамедлительно. Правда, не от демона – где-то совсем рядом послышался хруст веток. Какой-то необычный даже для леса – выделяющийся, неприятный, режущий слух, какой-то уж слишком неправильный, заставляющий напрячься и сжаться.

Мэйбл сцепила зубы, посмотрев туда же, куда и демон – на обширные кусты какого-то растения. Они слегка подрагивали, выдавая некого преследователя.

– Дай мне руку, – повторил Билл, – сейчас же.

Падающая Звезда судорожно выдохнула, дернувшись.

– Это здешний обитатель? – догадалась Пайнс, отступая. Она была не дурой, чтобы не понять – это невидимое существо несет опасность.

Снова пресловутый громкий хруст веток, но на этот раз раздавшийся еще ближе. К тому же, послышалось и протяжное рычание. Создание медленно подходило, словно растягивая момент.

Сердце предательски ушло в пятки, а затем застучало с бешенно силой.

Существо появилось из темноты внезапно, став заметным в аномально-ярком свете. Его силуэт чем-то напоминал человеческий. Однако ключевое слово здесь – напоминал. Конечности монстра были гипертрофированы: ноги – слишком короткие, руки напротив – длинные и тонкие. Но ещё больше жути внушал тот факт, что у этого существа был один единственный глаз и рот, похожий на дыру.

Он рычал, и в этом рыке слышалось что-то победное.

От всепоглощающего страха, мурашками прошедшегося по всему телу, Комета словно впала в ступор, оказавшись не в силах что-то сделать: отойти на несколько шагов, попытаться сбежать. Только, может быть, наблюдать, как монстр медленно приближается, неумолимо сокращает расстояние. И все это происходило слишком медленно и мучительно. Ощущение того, что тебе вот-вот придет конец било по голове, доставляя еще больше ужаса.

– Звездочка… – Падающая Звезда слышала приближающийся, нарочито спокойный голос Сайфера сквозь пелену, но как-то отдаленно, будто кто-то погрузил ее в воду.

Из этого состояния полной потерянности девчонку вывел демон, внезапно схвативший ее за руку и прижавший к себе. Звездочка уткнулась в его грудь, зажмурившись и ощущая чужое дыхание. На секунду она вновь растерялась, а затем вцепилась в плечи Билла.

Довольное рычание совсем рядом.

Или ей только так казалось?

В любом случае, Мэйбл сцепила зубы, ощущая ткань чужого пиджака под пальцами, понимая, что где-то внутри, помимо страха, поднимаются какие-то другие чувства, совершенно неподходящие ситуации. Между тем на губах треугольника заиграла кривоватая усмешка.

– И все же самая забавная черта мешков с костями – то, что вы чувствуете угрозу только тогда, когда она оказывается слишком близко. А потом просто ничего не можете сделать. – Сайфер опер подбородок о макушку Кометы. В тот момент стало очевидно, насколько она хрупкая и беззащитная. К тому же, намного слабее других людишек – и это смешило. – Неудивительно, что вы постоянно умираете раньше времени.

Впрочем, демон, несмотря на ехидный тон, отчасти был зол.

И почему девчонка не может просто послушаться его? Глупая Звездочка вряд ли понимала, какая опасность ей только что грозила, и что Билл в этой жалком человеческом теле (а настоящая его форма Комету пугала) не мог бы оказаться на пике своих возможностей. А значит у монстра был минимальный, но все же шанс убить Падающую Звезду.

К тому же, Сайфера приводило в ярость и то, что он впервые чего-то не понимал – почему не мог бы допустить смерти этого мясного мешка, например.

Или почему монстр, пришедший на дух слабости девчонки, на которого демону должно было бы быть все равно по большому счету, вдруг настолько сильно разозлил его?

Пронзительный скулеж заставил Мэйбл едва слышно вскрикнуть, судорожно вздохнуть и попытаться вырваться из чужих объятий. Хотя, получилось это у нее не слишком-то хорошо, и единственное, чего Пайнс добилась – язвительного смешка и, возможно, того, что ее сильнее стиснули, не позволяя уйти.

– Пожалуйста, не трогай его! Билл, не нужно! Пожалуйста! – судорожно пробормотала она, цепляясь за плечи треугольника, отчаянно стараясь достучаться до демона.

Падающая Звезда сцепила зубы до боли – она просто не могла выносить чьих-либо мучений. Даже в том случае, если мучают существо, которое ее саму не постеснялось бы растерзать.

– Мне стоит напомнить, что от Звездочки мог остаться только ее идиотский ободок? – несколько раздраженно уточнил Сайфер.

Впрочем, скулеж все же прекратился, и до девчонки донеслись только быстрые удаляющиеся шаги – существо воспользовалось шансом и поспешило скрыться. А вот ехидная ухмылка на губах демона осталась – она была ощутила физически, отчего Мэйбл дернулась.

И все равно близость треугольника больше успокаивала, отвлекала от произошедшего. А от мыслей, пришедших в голову, девчонка так и вообще смутилась – и смущение уж точно не подходило ко всей ситуации.

– Он же не виноват, что… – Падающая Звезда произнесла это, чтобы, вероятно, разбить некую неловкость, но запнулась, когда не смогла придумать, что именно сказать. А затем промямлила, в тайне надеясь, что демон не расслышит ее. – Что хочет есть…

Однако Билл расслышал.

– А он и не хотел есть. Некоторым существам, знаешь ли, приносит небывалое наслаждение растерзать кого-то, а в особенности – маленьких Звёздочек, а потом наблюдать за причинеными страданиями. И тот маленький факт, что существа эти не обременены разумом, ни на что не влияет, – вкрадчивый полушепот заставил вздрогнуть и сильнее прижаться к треугольнику, лишь бы спастись от жутких картин, которые нарисовало воображение.

Однако из-за явного смешка Билла, Падающая Звезда вновь только смутилась. В голову совершенно не вовремя закралась мысль, что все же в этом лесу не все обитатели оказались нестрашными…

– Спасибо, – Мэйбл зажмурилась, обнимая Сайфера, утыкаясь в его шею. – За то, что спас.

– Звездочка теперь у меня в долгу, – усмехнулся демон.

***

За то время, что им понадобилось, чтобы выйти на некий пик, которым заканчивался гранитный перевал, ни треугольник, ни Комета не проронили ни единого слова. Это было как-то странно для Падающей Звезды, вечно задающей вопросы обо всем подряд.

Билл все еще держал девчонку за руку, не позволяя уйти слишком далеко. Хотя Пайнс, похоже, больше и не рвалась никуда – обманчивая красота окружающего мира больше не пудрила мозги, и Мэйбл послушно следовала за треугольником.

Она действительно убедила себя, что дело в воспоминаниях о недавних событиях. В этом, а вовсе не в спокойствии, вовсе не в тех странных чувствах, накатывающих все сильнее только из-за того, что Сайфер был рядом.

И только вид, открывшийся с довольно большой возвышенности, будто заставил очнуться. Небо оказалось синим – не черным, а именно синим, словно вот-вот наступал предрассветный час, а не шла середина ночи. Звезды были необычайно яркими и словно мерцали, выделяясь на небе – их свет даже резал глаза, но благодаря нему все вокруг было хорошо видно.

Темнота опять-таки не сковывала, и Падающая Звезда, кажется, вновь погрузилась в иллюзию волшебства, царившую вокруг. Вероятно, думать о том, какие на самом деле существа обитают там, в невероятном лесу, совсем не хотелось.

– Явление скоро начнется, – произнесла Мэйбл. – Да?

Она чуть улыбнулась, наблюдая за видом, открывшимся с большой высоты. Некая долина. На кронах деревьев, растущих внизу, все так же замысловато играл свет звезд и луны, отчего-то далекое место казалось умиротворяющим.

– Скорее всего, – коротко ответил демон.

– Ой, смотри! – неожиданно произнесла Пайнс, сжимая ладонь Билла и указывая на скопление огоньков, едва заметных в ярком свете. Это очень сильно походило на городок. – Там кто-то живет!

– Мясные мешки, – произнес Билл, усмехнувшись. – Они обитают везде, почти в каждой вселенной.

– Люди, – зачем-то поправила его Падающая Звезда. И тут же сцепила зубы. Не нужно было этого делать! А теперь она зарделась, продолжая гипнотизировать некое поселение.

– М? – Сайфер перевел на нее взгляд.

Становилось понятно, что отступать уже поздно. Девчонка прикрыла глаза, повторив;

– Там живут люди, – Мэйбл нахмурилась, а затем посмотрела на демона в ответ. Впрочем, получилось это весьма нерешительно, и Звёздочка едва не сдалась, замечая на его лице всю ту же ехидную усмешку, а потом натыкаясь на невероятные глаза Сайфера – они до сих пор немного пугали ее, но при том и завораживали одновременно, затягивая в свой омут. Пайнс все еще не могла долго всматриваться в них, не краснея и не ощущая тягучую неловкость, а потому ее взгляд закономерно ускользнул, зацепившись за высокую шляпу, каким-то чудом неизменно держащуюся на его голове. – А не мясные мешки.

А цилиндр все еще искушал Падающую Звезду – ей уже очень давно хотелось рассмотреть его поближе.

Нет!

Мэйбл правда пыталась отделаться от одной идеи, совершенно некстати пришедшей к ней. Нет-нет-нет, девчонка этого не сделает. Не сделает! Наверное…

Или всё-таки?..

Девчонка поддалась чуть вперед, нагло стащив с головы демона высокую шляпу. Соверши подобную наглость любое другое существо, оно бы, вероятно, уже давно оказалось мертво. Однако в тот момент Билл только вскинул бровь, внимательно наблюдая за маленькой Звездочкой.

Пайнс в свою очередь самозабвенно крутила в руках чудной цилиндр, рассматривая его. Этот предмет оказался весьма забавным в близи, к тому же шершавым на ощупь. Пайнс улыбнулась – нечто похожее она видела лишь на хэллоуин.

Падающая Звезда не слишком долго думала прежде, чем напялить цилиндр на себя. Он плохо держался на голове, наровя постоянно упасть, из-за чего Комете пришлось придерживать его. И как только эта штука не слетает с Сайфера?

– Я злобный и очень-очень вредный летающий треугольник, который называет людей мешками с костями, а еще следит за ними и устраивает Странногедоны, – она хотела изобразить голос демона, однако походила девчонка больше на капризного ребенка, нежели на Билла. Сайфер же чуть наклонил голову набок, наблюдая за выходкой Кометы, невольно подмечая, что девчонка выглядела, пожалуй, слишком нелепо в его цилиндре. – Ах да, и я, конечно, заключаю сделки!

Падающая Звезда вздернула подбородок. Демон только хмыкнул, опираясь о неведомо откуда взявшуюся трость. Без своего извечного головного убора выглядел он, мягко говоря, непривычно.

– Действительно?

– Да! Ведь сделки – это моя…сфера деятельности! – Мэйбл чуть улыбнулась, передразнивая треугольника, однажды действительно сказавшего эту фразу. – А иногда я заключаю очень странные сделки! – Пайнс почувствовала легкое дуновение ветра.

– И какие же? – Билл подыгрывает – он словно наперед знает, что вся эта сцена завершиться весьма и весьма интересным образом.

Падающая Звезда задумывается на секунду, закусывает щеку, а затем, протягивая ладонь, выдает;

– Что угодно за…поцелуй.

Сайфер усмехается, неожиданно пожимает ее миниатюрную ладонь, притягивая Звёздочку ближе. Голубое пламя послушно обхватывает это рукопожатие, беснуясь и скрепляя шуточную сделку совсем не в шутку.

– Знаешь… – протягивает демон и чуть наклоняется к ее лицу, не отнимая руку. Его огонь постепенно стихал, исчезая – точно так же, как и звезды, луна. Хотя Звёздочка все равно не сразу заметила, что все погасло, что мир разом погрузился в тягучую темноту. И все это оповещало, что скоро начнется то самое явление, ради которого они пришли сюда. Однако Падающая Звезда даже не старалась осознать это – странная близость к вредному треугольнику не давала сосредоточиться на чем-то еще. – А это весьма занятные условия.

– Я… – она пытается что-то сказать, но на ум не приходит ни единой дельной мысли. Только, быть может, одна – девчонка допустила ошибку. – Я…

Пайнс опускает голову, цепляется за поля цилиндра, словно за единственную нить, связывающую ее с реальностью. А иначе – крыша точно поедет.

– Так Звездочка не всерьез? – Билл лениво забирает свой цилиндр, возвращает на законное место. И Падающая Звезда даже не пытается возразить. – Какая жалость! Однако сделка все равно заключена, так что глупой Комете придется выполнить условия.

– Я вовсе не… не глупая, – все слова окончательно вылетают из головы, когда Сайфер аккуратно берет ее за подбородок, вынуждая смотреть прямо в его желтые глаза, светящиеся в абсолютной темноте. В тот момент они действительно гипнотизируют. – А ты…ты действительно вредный треугольник.

Звездочка окончательно забывается, когда демон касается ее губ.

Билл кажется холодным, даже жутким, но его поцелуй почему-то опьянял похлеще любого бренди. Падающая Звезда задерживает дыхание, опасаясь даже вздохнуть. Словно это могло бы все разрушить.

Между тем окружение внезапно потеряло какое-либо значение – и страшный лес где-то за спиной, и шуршание листьев, и аномалия, ради которой они сюда пришли, и даже лёгкое покалывание в запястье. Да и какая вообще разница, что сейчас находится где-то на фоне, когда ощущения сходят с ума от одного только демона? До сознания внезапно доходит лишь странная вспышка, разорвавшая небо.

Губы Билла внезапно кривятся в усмешке, нарушая идиллию, сложившуюся вокруг. Мэйбл вздрагивает, нехотя отстраняется, нервно складывая руки по швам, поддерживает зрительный контакт. Два желтых омута, в которых отражаются все новые и новые всполохи света, появляющиеся на небе…заколдовывают.

Голова начинает кружиться.

Не только из-за странных, ужасно ярких вспышек – из-за чего-то еще. Звездочка неровно дышит, пытаясь осознать что-то, но доводы, какие-то умозаключения предательски ускользают из разума. А щеки горят.

– Действо началось, – произносит Сайфер. Он все еще ухмыляется, и это почти раздражает.

Комета поворачивает голову в сторону обрыва, смотрит на вновь открывшийся вид. Действительно, черное небо пошло голубоватой рябью, то там, то здесь на небосводе были видны вспышки света, похожие на салют.

И, наверное, это было самым красивым зрелищем, что Звездочка видела в своей жизни.

========== 5 ==========

– Тик-так, Звездочка. Время идет, – Сайфер произносит это насмешливо, к тому же кривит губы в своей фирменной усмешке. Он всем своим видом показывает, что эта ситуация для него – не больше, чем шутка или некое развлечение. – Мы не можем просидеть здесь бесконечность.

Комета только хмурится, ощущая крайнее раздражение из-за насмешки, читающийся в чужом взгляде. Пайнс пытается не обращать на демона внимание, разглядывая свои карты.

– И почему же? – Падающая Звезда все-таки отвечает на его последнее высказывание, а затем поднимает глаза на Билла.

Он как всегда расслаблен, на его губах играет ставшая привычной ухмылка.

И вид этого злобного и невероятно вредного треугольника совсем немного, но успокаивает девчонку – а в давящей атмосфере одного из пустых помещения Страхомиды, с единственным столом посередине, это походит на спасение. Отдаленно, но походит.

Она несколько забывается, когда начинает рассматривать его неестественно бледное лицо, казавшееся почти белым в свете своего же пламени, его слишком симметричные и даже жуткие черты, его невероятные желтые глаза. Мэйбл совершенно случайно подметила, как карты подрагивали в длинных изящных пальцах Сайфера, с которых так и хотелось вновь стянуть пресловутые лайковые перчатки. И Пайнс кажется, что отчасти становится даже все равно на то, проиграет она этому противному начос или нет.

Впрочем, Падающая Звезда всячески отгоняла от себя подобные, ни разу не подходящие ситуации мысли.

– Потому что это слишком скучно, разве Звездочке так не кажется? – демон разума чуть наклоняет голову набок, внимательно разглядывая оппонента. И Мэйбл сцепляет зубы и закусывает щеку, стараясь не отводить взгляд. В этой ситуации отпустить глаза оказывалось равносильно тому, если бы она сразу же просто сдалась, показала бы собственную слабость. Вот только справиться со смущением оказалось чем-то непростым. Чем-то очень-очень непростым. – Так Комета раскрывается?

Билл в свою очередь на удивление спокоен. Хотя обычно он терпеть не может, когда соперник тянет, что-то мямлит, не решается – уж слишком это скучно и тягомотно. И именно из-за этого всякий раз, когда треугольник играл с подобными…нудными экземплярами, все они вскоре оказывались мертвы.

А этой девчонке он напротив, даже предоставил выбор, позволил отказаться от игры и ничего не потерять. Хотя подобное было совершенно не в характере демона – давать сопернику шанс просто повернуть назад.

Что же, Звездочка, вероятно, самое настоящее исключение из правил. Из многих его правил.

В следующую секунду на зеленое сукно ложатся пять карт одной масти. Пайнс дергается, ерзает на стуле, явно сомневается в своем поступке.

– Флеш, – в догонку произносит Падающая Звезда. А затем неуверенно добавляет. – Кажется.

Мэйбл старается быть оптимистом.

Но впервые это получается очень плохо – Пайнс прекрасно знает, что проиграет. И почему только она хочет идти до конца? Это кажется слишком глупым – слишком в ее духе.

Та самая недобрая ухмылка на губах Сайфера стала лишь шире, вынуждая девчонку поежиться и обнять себя за плечи. Мэйбл выдыхается, цепляется за край стола, и слишком внимательно смотрит на демона разума, на то, как он скалится, растягивая время. Пайнс всячески старается не обращать внимание на то, каким жутким этот треугольник становится иногда. Однако все же замечает, как сильно по голове шарахает понимание того, что назад не повернуть.

– Стрит Флеш, – голос демона разрывает тишину, пожалуй, слишком неожиданно. А Падающая Звезда лишь отдаленно подмечает, насколько здесь хорошая акустика. – Звездочка проиграла.

Смысл чужих слов доходит не сразу – лишь спустя несколько долгих секунд. И Мэйбл нехотя, испуганно переводит взгляд на карты Билла – их пять, они одной масти и идут по порядку. Девчонке уж очень хочется возразить, сказать что-то, но вскоре достаточно скоро понимает, насколько бесполезным окажется любое слово. Она проиграла желание Сайферу – это факт.

Наверное, одна из самых больших ошибок Звездочки – после того, как она заключила самую глупую сделку в своей жизни, конечно – попробовать отыграться. В покер.

Глупо, невероятно глупо было заявить демону разума, что она сможет обыграть его в любой партии. Но еще…слишком наивно было бы полагать, что Билл, шутки ради, не выберет нечто такое, в чем Комете не везло от слова совсем. Например, карты.

А ведь Пайнс действительно не помнила, чтобы хоть раз оставалась победителем в подобного рода играх – ни в самых невинных, вроде тех, в которые играют подростки на «междусобойчиках», ни в более серьезных. И было крайне необдуманным шагом просто согласиться на эту проклятую партию – против сверхразумного существа, что всегда имеет туз в рукаве.

– Я могу отыграться, – наконец-то проговаривает Мэйбл, хмурясь. Она злится на всю эту ситуацию, злится на Сайфера, и уж тем более злится на саму себя. Однако все равно хочет продолжить дурацкую игру. Почему? Комета и сама не до конца понимает это. Здесь, кажется, нет ни капли азарта, ни чего-то наподобие. Единственное, что подходило под причину – отчаянное и абсолютно глупое желание доказать что-то треугольнику. – Сыграем еще раз?

– Комета так стремится проиграть снова? – эти его слова раздражают похлеще всего остального.

– А я и не проиграю.

Пайнс, вероятно, уже давно не интересует здравый смысл. Она по-настоящему злится на его противную усмешку. И оттого убеждает себя, что сможет обыграть злобного треугольника, старается казаться решительнее.

Ее напускная уверенность только забавляет Сайфера еще больше. Почти так же, как его забавляет и абсолютное неумение маленькой Звездочки здраво оценить свои возможности и вовремя останавливаться.

– Мне становится скучно, – хмыкает демон.

Падающая Звезда откидывается на спинку стула, сцепляет зубы. Теперь игру прерывать совсем не хотелось. А потому Мэйбл и выдает то первое, что приходит в ее голову;

– Неужели Билл Сайфер боится проиграть мне?

Девчонка явно пытается пародировать самого демона, но выходит это крайне нелепо – Комета понимает это и сама.

А тихий, пробирающий до мурашек хохот треугольника только подтверждает ее теорию. Пайнс не может понять – ей только мерещится, или в его глазах действительно появился явный азарт, и черти устроили свои безумные пляски. Падающая Звезда зажмуривается, опускает голову – подобная гремучая смесь в его взгляде еще ни разу не приводила ни к чему хорошему.

– Ну раз Звездочка настолько сильно хочет испытать удачу, не смею ей отказывать.

***

Однажды дядя Стэн дал ей совет по поводу этой дьявольской игры – кажется, в тот злополучный день девчонка умудрилась проиграть несколько раз подряд и прибывала в очень уж подавленном состоянии. Стэнли тогда сказал, что стоит контролировать себя – не показывать свои эмоции, или напротив, притворяться – Мэйбл не помнила точно, а потому сомневалась.

Впрочем, потом Стэнли все равно привел в пример своего брата. Тот всю игру просидел с каменным видом – вот только не потому что следовал этому правилу, а потому что ученому действительно было совершенно неинтересно происходящее, и играть он согласился только из-за того, что на этом настояли все обитатели Хижины Чудес.

Пайнс выдохнула, изо всех сил стараясь придерживаться этому совету, не показывать свою улыбку. Однако это у нее получалось, мягко говоря, уж очень неумело – в конце концов, скрывать свои чувства и эмоции никогда не было сильной стороной девчонки.

Билл в свою очередь только хмыкнул, забавляясь подобными попытками Кометы не выдавать себя. Несмотря на то, что он не мог проникнуть в ее разум, не мог прочесть ее мысли, он все еще прекрасно слышал громкий стук ее сердца, с легкостью подмечал слишком резкие вздохи и улыбки Звездочки, секундно показывавшиеся на лице. Он слишком быстро догадывался обо всех ее возможных комбинациях. Но играть с ней все равно было крайне занимательно. Все же Падающая Звезда оказалась тем редким представителем людишек, чьи поступки были не столь очевидны сами по себе.

– Повысим ставку? На ещё одно желание?

Мэйбл старается быть, хотя бы казаться уверенной, но это получается плохо, когда рядом находится противный треугольник, и она слишком заметно смущается. К тому же у Пайнс глаза закрываются буквально сами собой, и она уже откровенно клевала носом – вероятно, девчонка умудрилась устать. Комета прикрывает глаза, совершенно не замечает насмешки Сайфера – да и вообще замечать хоть что-то вокруг себя…становилось слишком сложным.

Демон чуть наклоняет голову, изучает Звездочку. Это оказывается весьма любопытным занятием. И все же демон произносит – как всегда решительно, с явной насмешкой;

– Слишком скучная ставка, Звездочка. Ну что же, тогда я поставлю правду.

Мэйбл не может точно сказать, почему щеки приобретают красный оттенок именно сейчас, когда этот злобный треугольник просто произносит ее прозвище, которое сам же и дал в их первую встречу.

Билл Сайфер, кажется, неплохо умеет сводить с ума. Особенно маленьких влюбленных Звездочек, вроде нее.

– Правду? – переспросила Комета. Она зевает, осознавая, что анализировать и уж тем более задумываться о происходящем в тот момент становилось все труднее и труднее. – Какую правду?

– Любую, – он ухмыляется, и его глаза мигают. Демон разглядывает девчонку – ему словно доставляет удовольствие заставлять Звездочку путаться в собственных мыслях. – Проигравшая сторона, – акцент на этом словосочетании хорошо различим, но Пайнс слишком устала, чтобы хоть сколько-нибудь раздражаться, – обязана говорить правду и только правду победившей стороне. До тех пор, пока победитель не позволит прекратить. В конце концов, выслушивать одну только правду постоянно – уж слишком нудно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю