332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лаиган Дра Зем » Метаморфоза Том 2. Неизбежность? (СИ) » Текст книги (страница 11)
Метаморфоза Том 2. Неизбежность? (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 17:30

Текст книги "Метаморфоза Том 2. Неизбежность? (СИ)"


Автор книги: Лаиган Дра Зем




   

Роман



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц)

     – Уголь! Уголь! Уголь… – Анри никогда не знала никакого Угля, но ей было больно, так больно, как не было больно даже тогда, когда она впервые почувствовала физическую боль.


     Вспомнила о том нечто, что смогло сбежать от Анри в тот раз. Девушка, сжав зубы, неизбежно для остальных решила для себя, что в этот раз уже никто не уйдёт от её голода. Она отомстит за Угля! За своего маленького, милого Уголька, котёнка, которого подарило ей Нечто.


     ***


     Они нагнали транспортник в секторе Шибана, одиноко дрейфующем в открытом космосе между системой Цор-17 и Камнлик-9. Капитан эсминца не без основательно предположил, что похитители возможно сменили корабль на более быстрый, и возможно нагнать альвов они уже не смогут. Но вот после сканирования окружающего пространства капитан получил сведенья о том, что следов от повторного ускорения попросту не обнаружено. И вот тут уже открылось несколько странностей.


     Первая, почему корабль вышел из ускорения? Вторая, почему они не попытались уйти от эсминца, как только он показался на их радаре? И третья странность это то, почему корабль находился сейчас в разгерметезированном состоянии?


     Десантная группа вместе с Валарном и Гором уже была наготове и ждала только приказа капитана. И как только команда на старт была дана, проторианский десантный бот отстыковался от эсминца и беспрепятственно направился к шлюзовому отсеку транспортника.


     Стыковка, шлюзование и перемещения по коридорам не вызвали никаких трудностей. Разве что все происходило в кромешной темноте и вакууме. Чем ближе они приближались от трюма к жилой части корабля, тем чаще им стали попадаться странные выжженные узоры, которые покрывали стены, пол и потолок.


     Два дварианина неловко встретились взглядами. Эти узоры были точь в точь такими же, как и та пентаграмма, что альвы выжгли тогда для своего ритуала, поставив в её центре маленькую девочку.


     Поддавшись эмоциям, семья Анри оторвалась от основной группы, отчаянно ринувшись проверять каюты. В одной из которых сначала Гор, а после и подоспевший отец девочки увидели в самом эпицентре жуткой пентаграммы, без скафандра и какой-либо защиты, не касаясь пола, стоящую Анри. Стоя в пол оборота, девушка, словно мать, держала на руках изуродованное мохнатое создание и, не открывая рта, пела ему колыбельную. Ту, которую когда-то давно пела своей дочери жена Валарна.


     …


     Всю грусть сотрет твой сон,


     Вчерашний хмурый день окрасит он


     И звёздной краской яркого огня,


     Он признает, правды не тая


     Что мир в тебя влюблен,


     Но так сложен и коварен он.


     Еще расскажет он про то!


     Без тебя, весь мир – ничто…


     Пусть хмурый день окрасит сон,


     Закончив сказ истории о том,


     Что мир прекрасен даже днём,


     Пока ты существуешь в нем…


     …


     – «Скажи папа… Почему Уголь не просыпается», – прозвучало в головах не только у двариан, но также у всех проториан, что находились сейчас на борту эсминца. – «Нечто говорило, что у кошек девять жизней… Но прошло уже столько времени, а он все равно не просыпается! Почему?»


     – Я... Я не знаю, дочка, – сипло просипев в шлем, передал он сообщение всей абордажной команде.


     – «Он как мама? Он больше не хочет двигается?» – непонимающе спросила Анри, повернувшись к отцу, всматриваясь в него пустыми глазницами, источающими легкую тёмно-фиолетовую дымку.


     – Я не знаю, милая… – со слезами на глазах, стараясь проглотить подступающий комок в горле, выдавил из себя старый воин.


     Её пепельно-голубые волосы развивались словно живые, как если бы находились сейчас под водой. А носки ног даже не касались пола. В глазах его дочери была лишь непроглядная тьма. Сейчас она мало походила на ту непоседливую девчонку, которая совсем недавно пошла бродить по базарам. Но Воларн не сомневался! Он знал… Нет, он всем сердцем чувствовал, это Анри! Его Анри, но не та, другая. Та, что занимала это место в самые трудные для них обеих времена. Эта Анри не была нелюбима, просто она была иной. На столько иной, что невольно пугала нерадивого отца. Каждую минуту своим присутствием наказывая его за свою беспомощность. И теперь она снова пришла спросить с него… «Что! Не доглядел..? Не уберег..? Почему..? Почему Уголь не просыпается?»


     – «Но ведь у мамы не было девяти жизней, как у Угля! Почему он тогда не хочет двигаться?» – без каких либо эмоций и мимики на своем лице, все также безмолвно спросила Анри. – «Может я была плохой хозяйкой, и поэтому он больше не хочет дружить со мной?»


     – Я… – он больше не смог выдавить из себя даже слова. Да и что он хотел сказать? Все те же слова: «Я правда не знаю…»


     Но Анри, словно бы услышав его мысли, снова опустила голову, посмотрев на своего кота. Её тело начало окутывается темно-фиолетовым дымом, и прежде чем она была им поглощена полностью, после чего растворилась в пустоте комнаты, Валарн услышал…


     – «Тогда я должна спросить у Нечто».


     Валарн упал на колени, отказываясь куда-либо идти, его интересовало только одно: «Что с ней сделали?»


     Через некоторое время обследования корабля в поисках ответов проторианские десантники нашли несколько мертвых тел, не успевших эвакуироваться с корабля в спасательных капсулах. И одного выжившего безрукого счастливчика, находившегося все это время в медицинской капсуле со встроенным резервным питанием.


     Оставался лишь вопрос в том. Счасливчик ли этот альв?


     ***


     Маахал Вэрд стоял в рубке и прокручивал в подсознании записи с камер скафандров двариан. Силуэт женщины, левитирующей в нескольких сантиметрах от пола, развивающиеся волосы и, самое главное, глаза! Пустые глазницы, заполненные чистейшей тьмой космоса. Вэрду уже был знаком подобный образ. Он только недавно вспоминал о хозяйке подобной внешности. Сайихэ, его потерянная сестра, в те времена, когда его семья еще даже не занимала какой-либо значимый пост в зале совета, еще будучи совсем маленькой, была похищена альвами и подверглась жестокому опыту по обращению в богопричастных.


     Чего именно хотели добиться альвийские ученые, обратив соседей в свою веру, понять было не трудно. Вот только эксперимент прошел более чем неудачно. К тому времени, как его семья смогла найти тайную лабораторию, то существо поселилось в его сестре и истребило весь персонал на военной станции, а позже планомерно уничтожало посланные отряды по захвату опытного образца.


     Не обошлись без потерь и они, пытаясь спасти члена своей семьи. Сайихэ словно не видела разницы между союзником и врагом, убивая всех. Тогда глава дома, его отец, принял единственно верное решение. Уничтожить оскверненное дитя вместе с лабораторией и выжившими альвами.


     Вэрд даже и не думал, что ему когда-либо еще придётся лицезреть подобную потустороннюю сущность в теле живого существа.


     И вот спустя столько лет он видит практически копию своей сестры с той разницей лишь, что Анри была не столь дикой и даже была способна на диалог.


     Маахал Вэрд покинул мостик, а затем закрылся в каюте. Воспользовавшись преимуществами посла, он направил зашифрованный вызов по мыслесвязи к своему отцу.


     – Что-то случилось?


     – Да, отец!


     – Говори!


     – Альвы продолжили свои эксперименты по обращению, – он передал записи с камер двариан. – Столько лет! И никакой информации! Как мы могли проглядеть такое? Представить себе не могу, сколько подобных Анри сейчас разбросанно по освоенной вселенной. Они словно бомбы замедленного действия!


     – Что-то не сходится, – спокойно озвучил Маахал Конхо.


     – Что ты имеешь ввиду?


     – Зачем альвам похищать свое же оружие? – с сомнением спросил глава дома.


     – Может быть они знали, что с дочерью Валарна что-то не так? Поэтому они хотели избавится от неё до того, как она среагирует? – предположил Вэрд


     – Все равно здесь что-то не так! При чем тогда тут ушедшие? И почему так совпало, что представитель людей оказался в команде именно с зараженной? – немного помолчав, Конхо сделал свои выводы и продолжил. – Если только ушедшие не в курсе замыслов альвов…


     – Но тут тоже не всё понятно. Подобные планы легче пресечь еще в зародыше, чем пытаться что-то сделать в самый последний момент, – продолжил размышлять представитель совета. – Подобная неторопливость может быть оправданна тем, что ушедшие действуют в союзе с альвами. Этот факт объясняет, почему их представитель пропал сразу же после того, как мы его обнаружили.


     – Ты хочешь сказать, что они наши враги?


     – Нельзя сказать точно, без ответов это всего лишь предположения старика. Перед тем как я созову совет, нам нужно получить ответы, сын. Делай с Валарном что хочешь! Договаривайся или пытай, но узнай, что именно скрывает дварианин. Возможно, от этой информации зависит будущее всех проториан, – жестко заявил Конхо.


     – Да, отец! Я свяжусь с тобой, как только что-либо узнаю, – уверенно подтвердил проторианский посол.


     После разговора Вэрд покинул каюту и направился прямиком к стыковочному отсеку в сопровождении своих личных телохранителей. Дождавшись, когда абордажка состыковалась с эсминцем и из нее начали выходить военные, вытаскивая за собой медицинскую капсулу, посол со своей свитой протиснулся внутрь, заперев за собой шлюз, не дав выйти дварианинам, втолкнув их обратно в грузовой отсек. Один из охранников тут же скрутил Гора, пока в этот момент Вэрд схватился за Валарна и со злости вмазал его в стену…


     – Говари! – прокричал посол. – Или, клянусь великим именем Доларан Хаммо, я заставлю тебя говорить!


     – Вы чего! Совсем сдурели? – прошипел сквозь зубы Гор


     – Как давно заражена твоя дочь? – до этого помутневший взгляд Валарна начал приобретать ясность. Он пронзительно уставился на Вэрда.


     – Что ты сказал? Что значит заражена?


     – Я не знаю, как именно это называется, потому зову это заражением! Это существо чужое в нашем мире, и его создали альвы. И ты не мог не знать того, что в Анри подселили это!


     – Поподробней? – настолько ледяным тоном спросил бывалый командир десантного отряда, что посол даже как-то отступил.


     – Где-то семьсот лет назад моя младшая сестра была похищена альвами. И они с ней сделали то же самое, что и с твоей дочерью. Нам тогда пришлось уничтожить их лабораторию вместе с ней. Она выглядила точь в точь, как Анри сейчас. И это не может быть просто совпадением. Так же как не может быть и то, что альвы мобилизовали свой флот и агентуру. Мы думали, они ищут Нечто, представителя человеческой расы. Но что альвы делают на самом деле?


     – Да о чем ты вообще? Какой еще представитель человеческой расы? Нечто – это древняя Королева терхов, и Анри сама случайно разбудила её на Горт– хоовве, я сам тому свидетель! Оно само сказало, что в ней только часть человека, и что оно понятия не имеет, что стало с землянами за два то с половиной миллиона лет! – начал Гор. – Нечто по-началу вообще не знало, что в мире творилось все это время.


     – О чем ты говоришь? – переключился посол на Гора. – Какая еще Королева?


     – Похоже, скрывать это уже не имеет никакого смысла, – буркнул Валарн. – Я не рассказывал тебе про Нечто потому, что не был уверен в ваших намереньях. Но, кажется, это привело к некоему недопониманию между нами. Давай так! Ты наконец расскажешь мне о вашем нездоровом интересе к Королеве и все, что знаешь о том, что происходит с моей дочерью. А я поделюсь с тобой тем, что знаю я. Договорились?


     Маахал Вэрд опустил дварианина на землю. Спрятал свои тонкие, длинной до пола конечности, под мантию. Глубоко вздохнул и начал с самого начала. С лекции о том, как одна незначительная раса смогла истребить сверстников проториан. И оставив после себя лишь руины, ушла исследовать дальний космос в поисках своего нового дома. Затем он переключился на лекцию о том, как его собственный народ, отброшенный на несколько поколений назад в технологическом развитии, построил на этих самых руинах свою новую империю. Рассказал краткую историю знакомства с новыми соседями и новыми войнами. А когда дело дошло до рассказа о Сайихэ, Валарн его перебил.


     – Ты говоришь, что её заражение заняло несколько недель! Но посланники сделали это чуть меньше чем за пол часа! Получается, они настолько смогли продвинутся в этом?


     – Нет! Такое невозможно, – опроверг его слова удивленный посол. – Подобное невозможно провернуть так быстро. Я лично изучал документы!


     – То есть ты утверждаешь, что они никак не могли подселить в Анри эту штуку так быстро? – поинтересовался Гор. – Грахи их подери, что они тогда хотели сделать с маленькой девочкой?


     – И если её не заразили, то встаёт вопрос, когда они это сделали? И что с ней произошло сейчас? – поинтересовался Валарн. – Как она стала такой?


     – Не знаю. Может они сделали это раньше. А когда поняли, что у них ничего не вышло, то захотели ликвидировать твою дочь, но у них также не получилось этого сделать, – в этот момент Гора осенило.


     – Фазапна! Вот же ублюдок!


     – О чем ты… – начал было Валарн, но в этот момент и до него стало доходить. – Мммм…


     Простонал дварианин, закрыв лицо ладонями. Он только что понял! Понял, что самолично передал тогда в руки этого магамедика на станции свою беременную жену.


     – Предки всемогущие! Да буду я проклят! Что же я наделал..?



Глава 14



     Линм Кэлан Син не мог ожидать того, что окажется на борту проторианского корабля и первым, что он увидит после открывшейся мед-капсулы, будут две противные рожи двариан.


     – Выспался? – прохрипел один из них.


     Медик осмотрел помещение преторианского мед.отсека. Его взгляд зацепился за так и не отросшую культю. Это означало, что его восстановление было принудительно прервано, а подобное грозило критическими ошибками в дальнейшей репликации ампутированной конечности. Собственно это и был один из тех самых редких случаев, когда покалеченным светила весьма неприятная процедура по протезированию.


     – Насмотрелся? – продолжил дварианин, который по всей видимости в своё время тоже не избежал подобной операции, половина его черепа также как и часть мозга была заменена протезом. – Давай-давай, дружок! Вылазь из своей скорлупки, поговорить нужно.


     После чего грубо схватившись за обнаженного альва, два старика выволокли его из ложемента мед-капсулы и бросили на землю.


     – Знаешь, а тебе несказанно повезло! – наконец заговорил второй. – Из всей своей команды ты единственный, кому удалось выжить. Не находишь это немного странным? Все мертвы, а ты живехонький. А ведь на вашем корабле был весьма большой мед.отсек. И знаешь о чем я подумал? Либо ты у нас просто невероятный любимец удачи, либо весьма осведомленный ушан, что направился не к спасательным капсулам, а сходу укрылся в мед.отсеке.


     Тут ему в бедро пришелся резкий пинок от первого старика. Тяжелый десантный ботинок из дварианского комплекта заставил передать настолько болезненный импульс в мозг Линму, что тот взвыл, ухватившись здоровой рукой за ударенную ногу. Но дварианин и не думал останавливаться. Он хладнокровно бил по ногам еще и еще, пока второй легким жестом руки не приказал прекратить.


     – Что вы сделали с девочкой? – сухо спросил второй.


     – К… Какой?– неловко спросил Линм, догадываясь о ком именно идет речь, но он не понимал. «Ведь ту девушку-гибрида защищало то животное?» Разве что что-то произошло уже после того, как он лег в капсулу. Но обдумать эту мысль ему не дали, снова выдав ему порцию пинков.


     – Послушай, дружок! Я открою тебе такой маленький секрет. У нас с другом уйма времени, чтобы тебя разговорить. Вот только боязно мне за тебя, – заговорил истязатель. – Боязно, что если ты и дальше будишь строить из себя дебила, то к тому времени, когда мы с тобой договорим, этот мешок костей с мясом, который ты именуешь своим телом, станет, мягко говоря, непрезентабельным. Наши друзья предложили использовать некие препараты, дабы разговорить тебя, но я и мой друг, как-бы тебе сказать… Приверженцы старой школы. Так что тебе решать, заговоришь ли ты сразу или решишь немножко так, посопротивляться. Ты меня понял?


     – Но я ничего не знаю! – честно заявил медик. – С того момента, как мне оторвала руку та тварь… Я все время был в капсуле!


     – Значит немножко посопротивляемся, – довольно заявил Гор, с самого начала решивший спустить пар на несчастном медике


     ***


     Вэрд наблюдал за происходящим через мысли-связь с камерами наблюдения в мед.отсеке. Хотя для того, чтобы слышать крики и вопли представителя альвийской расы, было достаточно просто стоять в центральном коридоре эсминца. Посол не осуждал двариан за их варварские действия. Да и не хотел, потому как находившись в своё время на том же месте, что и Валарн с Гором, он поступал практически точно также, как эти двое сейчас.


     Молодой проторианец, наблюдая за дварианинами и сравнивая себя с ними, даже и не подозревал, каким монстром он выглядел со стороны своих сородичей в те тёмные времена.


     Наконец-то он почувствовал долгожданный вызов, которого ожидал все это время.


     – Да, отец!


     – Я переговорил с Ди-Оном, старик согласен с нами. Потому скоро он свяжется с капитаном Валнима и отдаст приказ войти под твое командование.


     – Отлично! Что с моим крейсером?


     – Готовится к отлету, но есть проблемы, – недовольно сообщил Конхо. – Ада, пилот звёздного титана, собирается покинуть наш дом, забрав с собой сестер, и намерена отправится вслед за крейсером, если мы не выделим ей док и каюту. Собственно, поэтому я и связался с тобой.


     – Хорошо, я сам свяжусь с капитаном корабля и дам своё согласие. Тем более присутствие этой женщины сейчас будет нам кстати, – устало согласился с обстоятельствами Вэрд.


     – Все настолько плохо? – участливо спросил Маахал Конхо.


     – Терпимо. Но я все больше склоняюсь к тому, чтобы закрыть их в карцере. Как и ты меня когда-то, – пошутил его сын и снова перешел к делу. – Где планируем пересечься?


     – Вы соединитесь с крэйсером в секторе Хаатта, тебе придётся дождаться их там, его эфирные ускорители не столь мощные, как на эсминце, всё-таки разница в два поколения это довольно много.


     – Понимаю.


     – Звездная система Шимаро находится в имуществе у корпорации «Сиберна», медицинские технологии, курорты, фармацевтика. Также один из крупнейших производителей медицинских судов. На данный момент терпят убытки, что неудивительно, мирное время как ни как. Несколько раз пытались выйти на черный рынок. Но там и без них народу хватает, потому все два раза потерпели неудачу. Внешне может показаться, что корпорация весьма чистая. Но если копнуть глубже, то большинство их прогрессивных технологий связанно с серьезными экспериментами, об этичности которых лучше не задумываться.


     – Что по данным Валарна?


     – Военная станция размещена на орбите курортной планеты Ис-Мийян, принадлежит Гирьенорскому корпорационному альянсу. В который собственно и входит Сиберна, также членами этого альянса выступают такие гиганты-монополисты, как Шэро-охор и Асцелокус.


     – Да… Будет не просто… – задумался Вэрд.


     – Будь осмотрителен в своих решениях. Я понимаю твои чувства, но совету не хотелось бы из-за ваших действий лишится ценных поставщиков.


     – Сделаю все от меня зависящее, отец! – уверенно произнес Вэрд. – Как отреагировал совет на полученную мной информацию от дварианина?


     – Честно говоря, неоднозначно. Что говорить, если даже мне сложно поверить истории Валарна. Но если судить по реакции альвов, то есть большая вероятность, что опасаются они именно королевы. Не удивлюсь, если тот незримый паразит из древней войны и есть божество аливийской расы.


     – Как одно единственное существо может поставить на уши целую империю?


     – Как одна маленькая девочка опустошила военную станцию и уничтожила три альвийских крейсера? – поинтересовался отец той самой девочки. – Прости, я сказал лишнего.


     – Ничего, я понимаю.


     – Альвы играли, пытались приручить потустороннее, не принадлежащее этому миру. Не удивительно, что их поступки смогли пробудить нечто, что захочет спросить с них за это. Вопрос только в том, на чьей стороне окажемся мы! И будет ли эта сторона верной…


     ***


     Второй заход оказался куда удачнее первого. И пусть в этот раз желаемого также не было обнаружено. Предварительное сканирование зондами, территории древнего побоища обнадеживало множественными сигнатурами и снимками уцелевшего оборудования. Повторный облёт на мехе Стойкого подтвердил большую часть собранной зондами информации.


     – «Сколько времени нам потребуется, чтобы снять все это?» – задало древнее свой вопрос искусственному разуму, подсчитывая количество уцелевших лучевых установок на переломленном пополам авианосце тайбов.


     – «По три голема на установку, плюс погрузка. Расчетное время около пятидесяти шести часов только для этого судна. Но ты уверенно, что нам стоит забирать их с собой?» – поинтересовался Стойкий.


     – «Технологии тайбов очень схожи с нынешними. Уверено, что любой техник будет в состоянии разобраться с этими установками. Тем более, что я рассчитываю на твою помощь с переводом карт спецификаций. Для нас это хорошая возможность заработать. И мы не должны её упускать. Заодно покажем Таурэгу нашу готовность к сотрудничеству».


     – «Я понимаю, но двести семьдесят восемь лучевых установок… Этого хватит, чтобы снабдить небольшой флот в этой эпохе. То, что раньше считалось всего лишь вспомогательной артиллерией, для нынешнего мира классифицируются, как головные орудия. Не нужно забывать про это!» – возразил Стойкий.


     – «Вот именно, мой цифровой друг! В этом витке времени разумные еще не познали мощь планетарных уничтожителей. Современные линкоры в габаритах не крупнее древних фрегатов. Если их вообще можно сравнивать. В отличие от нас прошлых они еще не перешли этот порог, когда на одном корабле, не сходя на планету, сменялись целые поколения. Жители улья за всю свою жизнь могли не покидать пределы своего сектора. То, что предложим им мы, всего лишь оборонительные установки миниатюрного авианосца. Нам не из-за чего переживать! Хотя бы потому, что габариты нынешних кораблей и их энергоустановки не позволят уместить в себе больше трёх орудий».


     Продолжая облет, лавируя среди обломков, сенсоры Стойкого, словно глаза и уши, чутко следящие за окружением, почувствовали всплеск энергии и подняли в кабине пилота тревогу, а сам искусственный разум резко ушёл в вираж, прячась в обломках. Не успел он скрыться за массивным обломком от гигантской дюзы, как в том месте, где они только что находились, скользнул тусклый, помигивающий пучок света, словно новорожденная комета, что устремилась в свое первое и последнее путешествие по просторам космоса.


     – Интересно, – невозмутимо произнесла Королева в слух


     – «Тяжелая плазменная установка! Дистанция примерно триста тысяч. Нестабильный залп, нехватка энергии или повреждение самого орудия, – заключил Стойкий. – Странно, но в отчетах от зондов ничего подобного нет».


     – «Давай обойдем по краю кладбища, зайдем с тыла и посмотрим, что в нас стреляло. Если удастся получить орудие в свои руки, оно станет первым вкладом к будущему улью,» – с надеждой произнесло Нечто, так как все, что они находили до этого, не представляло никакого интереса для проекта постройки корабля-носителя.


     Облет корабельного кладбища занял около получаса. Но когда мех Стойкого с Королевой на борту подобрался к месту назначения, Нечто, смотря на отличительную черту терских кораблей, бугристую поверхность внешних слоев обшивки, невольно выдохнуло.


     – Наши...


     Когда-то давно это было небольшое погранично-разведывательное судно. Сейчас же от него оставалась лишь половина, да и та была протаранена насквозь одним из клиновидных кораблей нарт-асаахов. Словно бы только это действие противника смогло угомонить огрызающегося пограничника. Более тщательное сканирование и облет двух сплавившихся воедино кораблей дал больше информации. Оказалось, что орудие на нарт-асаахском судне было не только повреждено, но так-же было практически лишено подвижности после тарана, оставляя себе лишь минимальные углы наводки.


     – «Повезло, что именно мы напоролись на его выстрел, – удовлетворённо проголосил искусственный разум многоногой машины через эфирное соединение со своей Королевой и, передав пакет собранной им информации, уже более серьезно продолжил. – Если нам все ещё нужна эта пушка, стоит отрубить её от питания. Еще два -три таких выстрела и её скорее всего разорвет вместе с генераторами. У установки не функционируют или отсутствуют гасители вихревых потоков энергий, после залпа она ввиде отдачи возвращает её и без того чахлым генераторам, дестабилизируя их. Понятия не имею, чего ожидал искусственный интеллект корабля, стреляя по нам из этого».


     -«Возможно, этого и ожидал. Чтобы мы нашли его. Давай подлетим поближе, сначала обесточим установку, затем продолжим облет кладбища, а потом вернемся сюда вместе с рабочими и Фалту».


     Механический монстр, повинуясь действиям Стойкого, приблизился к обшивке корабля, закрепился манипуляторами за поверхность корпуса и, прислонив конец своего хвоста к обшивке, начал медленно вырезать кусок своим лазерным жалом. Искусственному разуму еще на спутнике пришлась по вкусу идея Нечто добавить его творению еще один полезный манипулятор ввиде хвоста с какой-нибудь пушкой или резаком. Что он и сделал, выбрав для этого миниатюрную лазерную установку. Хотя миниатюрной её можно было назвать с натяжкой. То, что должно было выглядеть как острое жало на кончике хвоста, походило больше на массивную булаву, которая во время полноценного залпа со ста процентной мощностью была способна на несколько секунд обесточить меха Стойкого. Дальнейшие калибровки и настройки конечно поправили ситуацию, но и сама установка теперь уже не могла потягаться с полноценными корабельными щитами. Но тем не менее дать отпор какому-нибудь истребителю, сбить нацеленную ракету или прорезать бронированную обшивку было ей вполне по силам.


     Да и сам Стойкий не намеревался превратить своё тело в машину для уничтожения. Он создавал руки! Такие руки, которым было по силам справится с любой задачей технического характера. Достичь нужной точки вселенной, защититься от любой нештатной ситуации, починить или разобрать устройство любых размеров и любого характера. Именно таким позиционировал себя искусственный разум. А никак не боевой машиной для убийств.


     После устранения потенциальной угрозы и продолжившегося облета древнего побоища они вернулись на транспортник. Затем начались работы по транспортировке големов-инженеров на места их будущей работы по демонтажу уцелевшего и пригодного к использованию оборудования.


     Демонтаж шел по графику. Древнее кладбище оживилось копошащимися големами, которые словно насекомые обгладывали останки тел мертвых животных. Планомерно заканчивая работы в одном секторе, плавно перетекали в следующий. Главным орудием нарт-асаахского перехватчика было решено заняться в самую последнюю очередь. Более того, было принято решение оставить установку неподалеку от кладбища, снабдив его маяком, так как транспортировать установку подобных габаритов на данный момент было практически невозможно.


     Время от времени приходилось работать сообща с Фалту и Тагором при совместном взломе еще живых управляющих блоков и охранных систем . Один раз даже пришлось делать ноги, когда один из пробудившихся искусственных интеллектов с ходу запустил протоколы самоуничтожения, дестабилизирующие реактор антиматерий. Тогда остов целого крейсера за долю секунды смяло в небольшой клубок, который словно испарился в пространстве. А после не было никакого взрыва, ударной волны или же остаточного излучения, только необычная пустота в окружении несметного количества обломков.


     Прошло около недели со времени начала работ. Экипаж за это время, распределив и привыкнув к своим обязанностям, которые благодаря неустанной работе и тотальному контролю Стойкого, в большей степени состояли из безделья. Сайл и клот, изредка нагружаемые Нечто работами в открытом космосе, были весьма привычны к подобному графику труда. Был на судне член экипажа, который просто не понимал, что ему делать. Карис, привыкшая к муштре, уставу и сменам, ощущала себя абсолютно бесполезной на судне. Из-за чего самолично назначила себя ответственным на мостике, следя за работой от лица радарных систем и мониторов.


     Так, скучая и имитируя вид занятого альва, Карис была первой, кто засекла образование неизвестной аномалии неподалеку от корабля. Даже Стойкий, стремящийся контролировать все и вся был удивлен внезапно раздавшейся на корабле тревоги.


     – Ну и! Чо это за хрень? – недовольно буркнул Фалту, глядя на максимально приближенную яркую голубоватую точку в экране монитора.


     – Похоже на окно портала, только очень маленького, – выдал свою версию Тагор. – Вот только портал без принимающей установки портала даже теоретически невозможен!


     На эти слова древняя Королева изрядно удивилась.


     – Теоретически невозможен? В мое время не существовало такой теории. А портал координатного перемещения устанавливался в каждом улье и носителе. Подобная технология позволяла переместить несколько эскадрилий истребителей в тылы противника. Хотя РЭБ системы как правило смещали точку выхода. Тем не менее это мало походит на то, чем мы пользовались до исхода. Стойкий сообщает, что аномалия появилась в том же месте, где мы вышли из эфирного ускорения.


     – Ты хочешь сказать, что эта штуковина по наши души? – настороженно спросил сайл.


     – Я отправила зонд. Дождемся, когда он подойдет поближе. Ускорители я также перевела в предстартовый режим, – уверенно сказала Карис. – Если что, мы готовы убраться отсюда в любой момент.


     – Слышь, Тагор, а подружка-то у тебя не дура! Шарит, чо к чему, – ткнув клота в бок, с противным хохотом сказал Фалту.


     – Уж поумнее тебя будет.


     – Не понял! Я чего-то не знаю? Вы что реально вместе? – удивился сайл.


     – О чем я и говорю, – с выдохом буркнул Тагор, после чего посмотрел на Королеву. – Что с инженерами будем делать? Почти все сейчас на кладбище.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю