290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отверженный (СИ) » Текст книги (страница 7)
Отверженный (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:30

Текст книги "Отверженный (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц)

– Локи, послушай, – Тор поднялся со скамьи и рискнул сделать шаг к пылающему гневом Локи, но тот выплеснул такую волну обжигающей магии, что он невольно посмотрел на руки на предмет ожогов и прочих повреждений.

– Уже послушал, с меня достаточно.

– Локи, всё дело в волках…

– Да неужели?! – следующий всплеск магии разбил вдребезги немногочисленные кружки и тарелки, покоящиеся на полках.

Теперь злость охватила и самого Тора. И кому ещё нужно поучиться управлению силой?

– Локи! – взревел он, отшвырнув в сторону скамью, на которой только что сидел. – Ты считаешь меня таким идиотом? Думаешь, я бы сказал тебе то, что потребовал отец, если бы был иной вариант? Если бы я отказался, стало бы лишь хуже! Если откажешься ты, я боюсь представить, что тогда случится! Я не предал тебя, не отказываюсь идти с тобой плечом к плечу, готов в любую минуту заслонить собой и отстаивать твоё право на свободную жизнь!

Локи больше не швырялся сгустками магии и выглядел спокойнее, но смотрел на него как на главного врага.

– Да ты хоть понимаешь, каково вернуться туда, откуда меня изгнали с позором? – уже тихим, звенящим от напряжения голосом спросил Локи.

Решив не напоминать, что к изгнанию его привело желание отомстить и показать своё могущество, Тор попробовал найти иной подход.

– Попробуй воспринимать это как шанс показать Асгарду изменившегося сильного Локи. Иначе асы так и будут поминать тебя тем, кто проиграл Бальдру. Нравится?

Не нравилось – Тор видел это по поджатым губам. В подтверждение Локи неуверенно качнул головой и поднял на него блестевшие глаза.

– Но они никогда не забудут, что Бальдр подчинил меня как…

– Ну хватит. Тихо, – поймав его руку, Тор подтянул Локи к себе и крепко обнял. – С этим мы ещё разберёмся. У моего брата навязчивое желание унижать и делать больно тем, кто слабее, кто не в состоянии дать отпор. Но ты больше не такой, слышишь? И сейчас у него новая жертва. Боюсь, никаких прилюдных издевательств не будет – она его невеста, а значит, всё время, что они находятся наедине, подчинено ему и только ему. Нужно доказать отцу… нет, сначала маме, что Бальдр творит такое постоянно. И ты больше не будешь тем, кто пострадал от его руки. Асы забудут эту историю.

Локи размеренно дышал ему в плечо и не перебивал, слушая. Тор подумал, что его больше всего беспокоит необходимость вновь пересечься именно с Бальдром, чем сам факт возвращения в Асгард. Как бы хотелось стереть то событие из памяти Локи, чтобы не допустить необратимых перемен, чтобы… сойтись с ним на благоприятной почве, не омрачённой прошлым.

– Но асы никогда не простят мне того, что мы делаем сейчас, – шепнул он. – Если Один знает о том, что ты пришёл ко мне из-за молота, значит, знает и остальное? Надо было лучше скрываться от Хеймдалля, – испустил Локи грустный смешок.

– Хеймдалль не рассказал.

– Соврал?

– Просто не рассказал – отец не спрашивал. И не расскажет, не беспокойся.

– Только потому, что тогда пострадает и твоя репутация.

– Возможно, – не стал увиливать Тор и ободряюще сказал: – Так держись за меня, я не подведу.

– Как самоуверенно, – фыркнул Локи, отстраняясь. Он больше не был настроен враждебно, а взгляд говорил о согласии. Тор искренне удивился – искусство убеждения всегда давалось ему с трудом, гораздо проще было что-то сделать, а не пытаться объясниться словесно.

К середине дня они стояли на улице на месте следа Биврёста. Локи переоделся в свой старый асгардский костюм, который зачем-то до сих пор хранил, привёл себя в порядок и шагал с гордо поднятой головой. Защитная реакция, думал про себя Тор, но ничего не спрашивал. Они повернулись друг к другу лицом, напряжённо застыв в тишине.

– Полёт через Биврёст более прямой, чем через тропы, – напомнил Тор.

– Это радует, – глаза Локи лихорадочно блестели. Как бы он ни отпирался, явно предвкушал путешествие туда, где провёл почти всю свою жизнь.

– Руку дашь?

– Ну уж нет, – открестился он. – Дай мне сохранить гордость.

И Биврёст открылся. Их окутали радужные всполохи, унося прочь от Йотунхейма с огромной скоростью. Тор волновался не меньше – чувство ответственности переполняло его, лишало возможности дышать.

В Асгарде, помимо Хеймдалля, их встретила стража с длинными копьями. Взгляды воинов все, как один, дружно обратились к Локи, стоило им только появиться на мосту. Локи же, казалось, мало интересовало то, что на него были направлены два десятка острых наконечников. Задрав голову, он смотрел на небо Асгарда, и на лице отражалась такая гамма эмоций, что Тор не осмеливался ничего сказать. Вежливо кивнув Хеймдаллю, он обернулся к воинам.

– Нам приказано сопроводить его в тронный зал, – сказал один из них, указав на Локи.

– Хоть без наручников и мешка на голове – уже что-то, – теперь Локи с интересом рассматривал стражников, которые смотрели на него с такой враждебностью, что Тор начал опасаться за путь до тронного зала.

– Я с ним, – быстро сориентировался он, встав рядом с Локи под острые копья, и жестом показал, что его нахождение здесь не обсуждается.

– Сразу видно, что меня здесь ждали, – съязвил в привычной манере Локи, склонившись к Тору, подмигнул и выступил вперёд, громко, уверенно сказав: – Ведите!

***

В первые секунды пребывания в Асгарде Локи испытал огромный водоворот чувств, начиная от ностальгии и заканчивая желанием вернуться в Йотунхейм. Его не удивили встретившие воины в полном боевом облачении, которые в любую минуту были готовы пустить в ход оружие. А вот то, что на него не набросили цепи, уже выглядело странным. Для Одина он был, есть и всегда будет только преступником, столь нагло осмелившимся покуситься на трон. Все добрые дела, помощь в которых Локи оказывал безвозмездно, так легко перечеркнуть парой плохих поступков. Как легко, оказывается, видеть зло в нём и совсем не замечать его в родном сыне.

Локи шагал по мосту с гордо поднятой головой, сохраняя на лице маску плута и хитреца – именно таким его привыкли видеть в Асгарде. Стражники недобро косились на него, но Локи отвечал лёгкой улыбкой, давая понять, что замечает всё происходящее вокруг. Тор шёл позади – тяжёлая поступь выделялась на фоне дружного топота воинов, однако Локи ни разу не обернулся. Сейчас помощь Тора была ему не нужна, и он оставался благодарен, что тому хватило ума держаться на расстоянии.

Его сопроводили прямиком в тронный зал. Один в своём величественном облачении ожидал, сидя на троне, и смотрел на Локи сверху презрительным взглядом. Когда-то уже происходило подобное – в тот день Всеотец объявил об изгнании Локи в Йотунхейм и запрете его появления в Асгарде. Сейчас же ему было попросту интересно, что же такого могло произойти и с чем царь Асгарда не смог справиться, что отрёкся от своих же слов.

– А ты всё такой же, – окинув его взглядом с ног до головы, сказал Один, не потрудившись поприветствовать.

– Отрадно слышать, – Локи продолжил играть роль, отвесив шутовской поклон.

Тор стоял чуть поодаль, но не поднимался к царскому трону, где по левую руку от Одина стояла царица Фригга, глядевшая на Локи куда более тепло и взволнованно, а по правую – Бальдр с неизвестной девой, скорее всего, той самой, о которой говорил Тор. Стоило только Локи посмотреть на младшего сына Одина, как ненависть острыми когтями вцепилась в него, а вышколенная маска полетела в небытие. Бальдр тоже остался таким, каким Локи запомнил его. Да, стал чуть старше, глядел наглее и всем видом показывал, что стоит куда выше, чем все остальные в этом зале. Локи стоило огромных усилий вновь растянуть губы в улыбке и обратить внимание на Одина.

– Я слушаю тебя, Всеотец, – вздёрнув бровь, он свёл руки за спиной и склонил голову.

Один коротко хмыкнул.

– Ничего не меняется, верно? Думал, ты понабрался уважения за столько лет изгнания, а ты делаешь всё, чтобы я выставил тебя вон.

– Я ещё ничего не сделал, – Локи состроил страдальческую гримасу. – И здесь я только по одной причине – твой сын Тор достаточно доходчиво объяснил, почему мне нужно сюда явиться. А вот от тебя я пока что не услышал ничего вразумительного, кроме оскорблений.

Окружавшие воины засуетились, звякнули копьями. Один поднял руку, давая понять, что это лишнее.

– Будь по-твоему, перейдём к сути.

– Сразу бы так, – не удержался от язвительности Локи.

Всеотец завёл долгий нудный монолог о Фенрире и его потомках, о том, как безрассудно было Тору отправляться в чужие миры в одиночку без асгардского сопровождения, а Локи, слушая вполуха, мечтал как можно скорее убраться отсюда. Отвращение к тронному залу родилось задолго до изгнания, ещё когда Один проявлял к нему хоть толику уважения, старательно взращивая послушного исполнителя, пичкал различного рода информацией, надеясь получить благодарного умного советника при новом царе. Опустив голову и пропустив поток ненужной бравады, Локи посмотрел на Тора – тот воззрился на него в ответ с таким сожалением, будто старался извиниться без слов. Но они договорились – без извинений. Локи мог выдержать что угодно, но только не это жалостливое выражение на лице.

– …если изловишь волка Фенрира.

– Прошу прощения? – встрепенулся Локи, обращая ошеломлённый взор к Одину. – Изловить Фенрира? Более глупой идеи я в жизни не слышал.

– А я не интересовался твоим мнением, – Один стукнул Гунгниром о пол. – Потомки Фенрира становятся всё опаснее и агрессивнее, они угрожают безопасности жителей не только Асгарда, но и остальных восьми миров. Ты прохвост, Локи, но водишь нужные знакомства, которые делают твою жизнь куда ценнее, чем она есть на самом деле.

– Ты неправ, отец, – подал насмешливый голос молчавший Бальдр. – Он изменился – научился вести беседу, а не скалиться в ответ.

Локи был готов метнуть в него сгусток магии, но чудом сдержался. Бальдр откровенно провоцировал, давил на нужные точки, проверяя – когда откажет выдержка Локи? Когда всё пойдёт прахом, а он, Бальдр, сможет наблюдать за представлением из-за кулис?

– Язык проглотил? – насмешничал тот.

И Локи ступил на шаг ближе к лестнице. В него мигом устремились копья, но Тор успел раньше: встал лицом к нему, крепко удержал за плечо и зашептал на ухо так тихо, что даже самому Локи пришлось вслушиваться в поток его слов.

– Он своё получит, я же пообещал тебе. Не кипятись, – кивнул Тор и тут же повернулся к Одину. – Я уже ходил вместе с Локи в Свартальвхейм, отец. Если позволишь, мы вновь отправимся туда вместе, найдём Брока и Синдри и попросим их выковать цепь для поимки Фенрира. А потом Локи её заколдует, как и мой молот.

– До меня дошли вести из Свартальвхейма, что мой сын Тор устроил беспредел в одном из поселений цвергов. Двалин выковал мой Гунгнир, а ты посмел применить против него силу!

– Двалин обманом присвоил себе статус лучшего кузнеца девяти миров и удерживал нас с Локи под замком без ведомых на то причин, – не отступал Тор. – Я поступил так, как и должен был.

– И едва не спровоцировал новое восстание, не имея при себе молота, способного контролировать твою силу!

Смолчав в нужный момент, Тор вызвал невольное уважение Локи. Если бы их перепалка закончилась на более высоких нотах, исход договора стал бы весьма туманным. Локи начинал понимать, почему Один, едва ли не с самого начала будучи в курсе их с Тором встречи, ничего не предпринимал так долго: он наблюдал. Он знал, что Локи имел хорошие успехи в контроле магии и наверняка был заинтересован в том, до какой степени возросла его сила. И лишь после того, как Тор вернулся с новым молотом, Один объявил о своём желании видеть Локи перед троном. К тому же Брок и Синдри никогда не стали бы напрямую работать с таким, как Всеотец, просто потому, что лично видели его жестокость при покорении Свартальвхейма много столетий назад. Бальдр вырос похожим на отца, а вот Тор… Тор больше походил на Фриггу.

– Теперь всё будет проще, если мы отправимся к Броку и Синдри через Биврёст, – сдержанно продолжил Тор. – А потом обдумаем поимку Фенрира.

– Ты переоцениваешь свои силы, Тор, – приструнил того Один. – Фенрир силён, очень силён. Его отпрыски обладают лишь малой мощью того, на что способен Фенрир. Даже если вы будете вдвоём, вам его не одолеть.

– Я могу помочь, – выступил с предложением Бальдр. – Втроём мы непременно справимся.

Из тронного зала Локи шёл без сопровождения воинов, пылая от негодования. Ему в последнюю очередь хотелось сражаться бок о бок с Бальдром, прикрывать спину, действовать сообща. Было бы куда лучше, если бы вместо Бальдра выступил десяток асгардских воинов. Глупая, глупая затея! Изловить самого Фенрира, да ещё с кем? С тем, кого Локи без раздумий подтолкнёт в пасть к волку.

Однако с тем, что волки стали всё чаще и чаще нападать на других обитателей миров, Локи поспорить не мог. В каком-то смысле Один действовал в своём стиле – не уничтожал проблему, а подчинял её, как было с другими мирами, как было с самим Локи. Особое, свойственное только ему, издевательство, показное бахвальство властью.

Тор нагнал его уже на середине моста, когда Локи вознамеривался вернуться в Йотунхейм. Он перехватил за руку, подтянул к себе, вынуждая поднять глаза. Локи ткнул пальцем ему в нос, пресекая готовность говорить.

– Только попробуй вновь начать с извинений – я сброшу тебя с моста, – зло пообещал он, и Тор примирительно выставил руки.

– Нам нужно обсудить…

– Нечего здесь обсуждать. Завтра отправимся в Свартальвхейм, а пока что я возвращаюсь домой – от Асгарда у меня болит голова. И не вздумай предлагать мне переночевать здесь – ноги моей не будет там, где поблизости есть Бальдр! – заявил Локи.

– И в мыслях не было! – заверил Тор.

– С собой я тебя тоже не возьму. Не хватало ещё, чтобы Один принялся выспрашивать у Хеймдалля причину, почему ты бегаешь за мной хвостом.

Судя по разочарованному взгляду, именно это и хотел обсудить Тор. Однако спорить он не стал, лишь примирительно кивнул и сдержанно протянул ладонь для рукопожатия.

– Тогда увидимся завтра.

Он сжал пальцы Локи чуточку сильнее, чем следовало, и задержался лишь на секунду дольше обычного рукопожатия, но этого хватило, чтобы вспомнить лишнее. Локи отстранился, не отрывая от Тора взгляда, подавил желание обнять на прощание.

– До завтра, – мягче сказал он и, получив одобрительный кивок, развернулся и зашагал к Хеймдаллю.

Комментарий к Глава 9.

С наступающим, дорогие читатели! Желаю вам хорошо отметить НГ :)

Оставшиеся 4 главы фика будут выпущены в январе :3

========== Глава 10. ==========

Перед сном Тор думал о том, что был готов заступиться за Локи и оттолкнуть родного брата Бальдра. Странная штука – жизнь. Всё так меняется. Два века назад он вёл себя иначе, а сейчас сходил с ума от переживаний.

Два века назад Локи вызывал в нём такой интерес, какой бывает у ребёнка при первой встрече с дикими животными. Хотелось подойти ближе, потрогать, погладить, внимательно рассмотреть. Локи был для всех в Асгарде чужеземной зверушкой, которую боялись, но которой в то же время интересовались. И если большинство попросту сторонились и предпочитали наблюдать на расстоянии, Тор рискнул подойти вплотную к клетке и сунуть руку за ограждение – лишится он пальцев или нет? Рискованно, конечно. Но руку ему не откусили, а даже наоборот – приласкали и позволили погладить по шёрстке.

Тор испытывал неописуемое чувство восторга, когда общаться с Локи оказалось легче лёгкого. Не сложнее, чем с обычными асами. Да, Локи осторожничал, не подпускал к себе сразу. Но Тор видел взаимный интерес и не торопил события.

Раньше всё было проще, а сейчас… Сейчас времени казалось безумно мало. Хотелось успеть всё в самые крайние сроки, наверстать упущенное, хотя Тор прекрасно понимал – они с Локи изменились. Тех двух юношей больше нет. Их дружбу ничто не вернёт, их вражда уже давно позади, а вот то, что происходило между ними сейчас, было таким хрупким и неустойчивым, что Тор боялся лишний раз шевельнуть рукой в присутствии Локи.

В маленьком мирке, когда они оставались одни, всё получалось куда легче. Окружающие мешали – сегодня Тор убедился, что Локи не растерял свои маски и до сих пор мастерски умел изображать едва ли не королевского шута, пусть это и оставалось всего лишь очередным способом самозащиты.

Так не должно было случиться. Как и то, что рано утром Бальдр прокрался в покои брата. Тор ничего не слышал, скорее почувствовал, когда подскочил от смутной тревоги, овладевшей им даже в бессознательном состоянии. Разлепив веки и приподнявшись на локтях, он всматривался в лицо брата так, словно тот стал незнакомцем.

– Бальдр? – для пущей уверенности спросил он. Получилось хрипло, невнятно, будто рот был заполнен водой.

– Бальдр, – согласился тот.

– Что ты здесь делаешь? – Тор упал обратно лицом в подушки. Брат прокрадывался в его покои только в детстве, а стоило ему повзрослеть и потерять интерес к таким играм, он перестал это делать.

– Сижу на твоей постели, как видишь, – голос Бальдра был обманчиво спокоен. Кровать скрипнула: сбросив обувь, он вытянулся на самом краю, лёг так же, как и Тор – на живот. Затем обнял свободную подушку и пристально посмотрел ему в глаза. – Я думал, ты с середины ночи занят сборами.

Спросонья Тор не сразу понял, о чём шла речь. А когда вспомнил вчерашний день, перестал пытаться вновь утонуть во сне. Взгляд брата горел недобрым светом, ожиданием, но вовсе не чего-то хорошего.

– Мне не нужно собираться, пойду налегке.

– А Локи что-то слишком покладистый, не находишь? И тебе помог, и отцу нашему готов чуть ли не ноги целовать… – постукав пальцем по губам, размышлял тот.

– Вот уж чего Локи делать не будет, так это целовать кому-то ноги, – всё ещё сонно отозвался Тор.

Бальдр сощурился.

– Я бы поспорил.

– О чём ты?

– О том, что наш великий лжец и обманщик вряд ли согласился бы пойти в Свартальвхейм, к примеру, со мной, а потом явиться в Асгард и вновь оказаться у ног нашего отца.

Тор не сдержал усмешки. Конечно, Локи и пальцем о палец не ударил бы ради Бальдра после того, что произошло! Что за глупые намёки? Намёки… Тор приподнялся на локтях.

– К чему ты клонишь?

И Бальдр с охотой ответил:

– К тому, что стоило тебе явиться спустя столько времени, как Локи готов бежать за тобой через все девять миров. Даже вернулся в Асгард, который он так ненавидит. Бьюсь об заклад, это ты уговорил его, а он и рад послушаться.

Насмешливая интонация Бальдра едва не вывела Тора из себя. Тот продолжал хитро щуриться и не отводил от него пристального взгляда, будто только и ожидая, когда нервы Тора сдадут.

– Брат… – предостерегающе начал он.

– Ты знал, что нравился ему? – перебил Бальдр. – Замечал, как он смотрел на тебя, когда ты лез к нему подружиться? Я сразу понял, что это за взгляд: такой жаждущий, ищущий…

– Хватит, – голос Тора зазвенел от напряжения.

Бальдр же не двигался с места, оставаясь лежать в расслабленной позе.

– Впрочем, ты-то точно ничего не замечал. Тебе пока не скажешь прямым текстом, ты ничего не поймёшь и не заметишь, – он отмахнулся. – Вот мне и стало интересно, насколько эта йотунская змея подобна женщине. Мать говорила, что магией он владеет довольно сносно, а я решил проверить, насколько сладко он кричит в момент…

Это было последней каплей перед тем, как Тор, выпутавшись из одеяла, хорошенько тряхнул Бальдра, переворачивая на спину, и обрушился всем своим весом ему на грудь. Бальдр хрипло вдохнул, ловя ртом воздух, и ошалело на него уставился, не предпринимая попыток высвободиться. Тор встряхнул брата ещё раз.

– Ты принудил его, – по слогам выплюнул он.

– Значит, малыш Локи успел тебе нажаловаться? А я-то думал, что он повзрослел, – смех Бальдра оглушил Тора. Почему он раньше не замечал, что брат мог быть таким жестоким? Конечно, Локи стал отвечать на жестокость жестокостью. Пусть в Асгарде йотунов не любили, но Локи наполовину ас, он никогда не был чужим здесь.

Сокрушённо покачав головой, Тор выбрался из постели, натянул штаны и принялся расхаживать по покоям.

– Прекрати ему сочувствовать, – спустя пару минут молчания сказал Бальдр. – Отец уже однажды сделал ошибку, пригрев на груди змею. Не повтори то же самое!

– Локи стал таким из-за неблагодарности отца, – отрезал Тор, остановился и указал на брата. – И из-за тебя. Неужели было так сложно проявить хотя бы каплю доброты? Он не делал ничего плохого – только исполнял поручения!

– Ты всё равно жалеешь его, а он этим пользуется. Грызёт чувство вины?

– Из-за тебя, – ещё раз настойчиво повторил Тор.

– Кругом виноват только я, – сев, Бальдр развёл руками. – Смотри, как бы виноватым отец не выставил тебя, – он резко поднялся, подошёл к Тору и принялся медленно обходить его. – Старший сын, наследник трона, который вернул в Асгард изгнанника… Как считаешь, что творится в его голове? Думаешь, он не мечтает отомстить? Думаешь, он подпустил тебя к себе просто так? Наверняка уже втёрся в доверие… – он окинул Тора оценивающим взглядом. – А на тебя он смотрел точно так же, как и в прежние времена, даже перед царским троном. Не попадись на его колдовство, брат, – и, склонившись к самому уху, шепнул: – Может, он действительно что-то к тебе испытывает, но ненависть – чувство куда более сильное.

Бальдр уже подходил к выходу, когда Тор окликнул его:

– А что ты чувствуешь к Нилль? К чему эта свадьба? Раз уж у нас откровенный разговор, то мы оба знаем, что она просто игрушка.

Брат остановился, повернувшись вполоборота.

– О чём ты, Тор? Я люблю её… очень-очень сильно люблю.

Гадёныш, подумал он. Умеет вовремя переключиться с правды на вымысел. И как убедить отца и мать раскрыть глаза, если ничего, кроме разговора наедине, у Тора в качестве доказательств так и не появилось? Если только убедить Нилль осмелиться выйти из тени и поведать правду… Но кого он обманывал? Нилль слишком запугана, чтобы выступить против своего мужа (или почти мужа), когда нет гарантий защиты.

Решив не испытывать судьбу раньше времени, Тор отправился в Йотунхейм. Нужно было привести Локи в Асгард, а потом с помощью Биврёста добраться до убежища Брока и Синдри, сэкономив пару дней и достаточно нервов. Пусть утренняя беседа с братом оказалась крайне неприятной, но она заставила Тора по-новому взглянуть на Локи. Если предположить, что все его слова – правдивы, и Тор действительно такой слепец, то Локи… как давно Локи хотел, чтобы они сблизились? Как давно боролся с желанием и суровым воспитанием Асгарда?

Как давно, Локи?

Тор застал его на крыльце с охапкой брёвен в руках. Не успев подумать о том, сам ли Локи занимается заготовкой дров, он принялся неуклюже выбираться из сугробов. Его забавные попытки сделать это как можно быстрее привлекли внимание. Остановившись, Локи внимательно наблюдал за сражающимся со снегом Тором и с трудом подавлял улыбку.

– Я бы спросил, не нужна ли помощь, но ты вечно отказываешься! – крикнул Локи, положив дрова около порога.

– Даже предлагать не станешь? – так же громко крикнул Тор, чувствуя, что снега становится меньше.

Тот насмешливо покачал головой. Залюбовавшись искрящимися на йотунхеймском солнце (которое здесь было редким гостем) волосами Локи, Тор едва не забыл, что так и не дошёл до цели. Добравшись до тропинки, он преодолел оставшийся путь за несколько шагов, вбежал по ступенькам и стиснул Локи, скрытого под длинной тяжёлой меховой накидкой, в объятиях.

– Раздавишь, – с усмешкой сказал Локи, положив ладони ему на пояс.

– Не прибедняйся – не такой уж ты и хрупкий.

А потом надолго замолчали. Тор не отпускал его, хотя Локи предпринял три попытки высвободиться, когда посчитал, что они стоят так слишком долго. В очередной раз хотелось наверстать всё упущенное, забыться и открыто навещать его, не боясь, что в Асгарде пойдут слухи.

– Как давно, Локи? – шепнул вслух Тор, поздно подумав о том, что сейчас не время заниматься выяснением их отношений.

– Что давно? – судя по тихому голосу, Локи разомлел и смирился со своим положением.

– Как давно ты меня любишь?

Несколько секунд он не двигался. Теперь Локи действительно захотел освободиться и сделал это в два счёта, ловко вывернувшись из сильных, но медлительных рук. Взгляд сделался колким, острым, даже надменным.

– Кто сказал, что я вообще тебя люблю? – хлёстко спросил он и, подхватив охапку дров, быстро скрылся в доме.

Тор, оставшись в одиночестве, тяжко вздохнул – зря он затронул эту тему, ох, зря. Немного выждав, он нырнул в дом следом, где Локи тщательно застилал ещё разворошенную постель и делал вид, что безумно увлечён делом.

– Не смей обижаться, – попросил Тор.

Локи дёрнул покрывало, расправляя складку.

– Я не обидчивая девица, Тор, – огрызнулся он. А Тору подумалось: разве? А что это тогда? Слишком хорошая память? – Ты так легко говоришь о вещах, за которые меня бы – да и тебя тоже, между прочим! – в Асгарде как минимум выпороли на главной площади.

Заняв излюбленное место на чудом уцелевшей скамье за столом, Тор подпёр кулаком подбородок и стал внимательно наблюдать за резкими движениями Локи. Конечно, он был прав. Но сейчас они не в Асгарде, а на краю Йотунхейма, куда в здравом уме не сунется ни одна живая душа. Покончив с постелью, Локи выпрямился, помялся и, сложив руки на груди, повернулся к Тору.

– Я просто хочу знать, почему ты мне отвечаешь: по своему желанию или из-за какого-то коварного плана мести? – пожал плечами он.

Нахмурившись, Локи закатил глаза.

– Беседовал с Бальдром?

– Беседовал.

– И стоило ему посеять зерно сомнения, как ты сразу вывалил всё на меня. Вот поэтому я и повторял уже не единожды: семья всегда будет для тебя на первом месте. Даже если это Бальдр, на которого ты злишься на словах, но к которому прислушиваешься на деле, – Локи махнул рукой в сторону печи – пламя моментально усилилось, отдавая дому больше тепла. – Мы идём в Свартальвхейм или нет? Не могу дождаться, когда втроём отправимся охотиться на Фенрира. Просто сплю и мечтаю.

Сказано это было с такой агрессией, что Тор засомневался в правильности идеи отца отправить с ними Бальдра.

В Асгард они переместились без разговоров. Хеймдалль, хмуро глянув на не менее хмурого Локи, так же молча открыл Биврёст во второй раз и отправил их как можно ближе к пещере Свартальвхейма. Действие заняло всего несколько минут и прошло без особых усилий. Пока Тор приходил в себя, Локи уже бодро шагал к ущелью в скале и не оборачивался.

Всё-таки обиделся, но ни за что не признается, решил Тор. Однако после последних встреч Локи стал куда терпимее. Если бы подобные разговоры случились в первый день после двухсотлетнего перерыва, Локи бы без сомнений вышвырнул Тора за дверь и больше никогда не пустил даже на порог.

В Свартальвхейме воздух был сухим и горячим. После таких резких перемещений Тор чувствовал, что даже Биврёст не особо спас от головокружения. В лёгкие будто насыпали раскалённого песка – дышалось трудно, со свистом, а тело сделалось тяжёлым и непослушным. Локи уже скрылся в тени пещеры, а Тор стал маленькими шагами продвигаться за ним. Раньше он куда легче переносил перемещения между мирами. Интересно, мог ли укус волка иметь такие последствия? Не смертельные, конечно, но весьма ощутимые.

Когда Тор добрался до мастерской цвергов, Локи уже активно что-то объяснял Броку, а тот кивал с умным видом. Появление Тора заметили не сразу. Первым отреагировал Синдри, выйдя из-за стола и приблизившись к нему. Тор даже не испытывал смущения или неудобства, когда цверг принялся всматриваться в его лицо с таким пристальным видом, что в другой момент он бы возмутился.

– Волк покусал, да? – с сочувственным видом спросил он.

– Превращусь в оборотня? – неуклюже пошутил Тор.

Синдри сморщился.

– Такие сказки придумывают и верят в них лишь мидгардцы. Не может одно существо стать другим, глупости это, – с умным видом заявил Синдри, и Тор почувствовал себя таким идиотом, что захотелось провалиться под землю. – Тебе бы отлежаться – слюна потомков Фенрира выветривается долго. Слышал о последствиях? Головокружение от резких движений, слабость после сна, тошнота от пищи.

– Не слышал, – помрачнел Тор.

– Ничего, пройдёт, а у тебя пройдёт гораздо быстрее, чем у других, ты же ас, – Синдри похлопал его по руке и деловитой походкой вернулся к рабочему месту.

– Вы, ребята, не первые, кому взбрело в голову укротить Фенрира, – продолжил Брок, говоря с Локи. – Но одной цепи, способной его удержать, недостаточно. Свартальвхейм никогда не испытывал проблем с волками-потомками – у нас нет магии, привлекающей их.

– Хочешь сказать, они реагируют на магию? – вклинился Тор.

– Как бык на красную тряпку, если выражаться словами мидгардцев, – заявил Брок, подняв указательный палец.

– Но я не маг, – подумав, Тор озвучил сомнения и перевёл взгляд на Локи, который, по его мнению, должен был знать причину нападения волка.

И он действительно ответил почти сразу:

– Тогда ты был без молота, сдерживающего твою силу грома и молний. Это не магия, но очень на неё похоже по выплёскиваемой энергии.

Дальнейшие размышления и вовсе завели его в тупик. Локи продолжал болтать о сплаве металлов, из которого сделан новый Мьёльнир, о своём заклятии, которое он наложит на выкованную цепь, а после поимки Фенрира отправит его в Асгард. Брок выглядел не очень довольным данной идеей. Высказавшись о том, что Фенрир не был создан зверушкой для царской клетки Всеотца, он бросил осуждающий взгляд на Тора. Локи лишь сказал о приказе Одина, мол, это не обсуждается.

– Если только такой мощной энергией можно привлечь волков, кому-то придётся стать приманкой, – Тор, подобравшись к Локи, крепко взял его за плечо. Бальдр вырос прекрасным воином, но никакие другие силы ему не были подвластны. Оставались двое – Локи и Тор. Использовать Локи как кусок мяса для хищника Тор совершенно не хотел, хоть и не сомневался в его способности выкручиваться из разных ситуаций. Если же приманкой становиться самому Тору, то тогда Бальдру и Локи придётся сидеть в кустах и работать сообща, что вообще казалось невозможным.

Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Локи поджал губы, будто прочитав мысли Тора и тоже оставшись крайне недовольным выбором. Опустив взгляд, он задержал дыхание и высказался крайне уверенно, изломив губы в тоскливой улыбке:

– Лучше я стану ужином для Фенрира, чем буду сидеть в засаде с твоим братом.

– Локи! – зашипел Тор и дёрнул того за руку, оттаскивая в сторону. – Я не позволю тебе совершить добровольное самоубийство!..

– Добровольное? – взвился он. – Если бы я мог отказать Всеотцу, ноги моей здесь не было бы!

– Тсс, – Тор принялся гладить его по плечам. – Успокойся и послушай. Ты прекрасно умеешь оценивать ситуацию на расстоянии. Если ты будешь не в центре событий, то со своей магией ты сможешь предпринять что угодно в кратчайшие сроки. У меня же есть только Мьёльнир и молнии – полезны в гуще событий, но никак не на расстоянии, – вдруг подумалось, что в данном положении Локи куда полезнее и способнее, чем он сам. – Приманкой буду я. Понимаю, что тогда тебе придётся остаться с Бальдром…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю