290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По краю обмана (СИ) » Текст книги (страница 8)
По краю обмана (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 23:30

Текст книги "По краю обмана (СИ)"


Автор книги: Альда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 23 страниц)

–Нам обязательно говорить на эту тему именно здесь? -понимая, что врать Родиону Романовичу не стоит, да и бессмысленно, я зябко поежилась.

–Не обязательно, ты права. Но хотелось бы лично убедиться, что больше подобных эксцессов не повторится, иначе я это место с землей сровняю.

–Вокруг меня в последнее время кое -что происходит, -с неохотой призналась я, -и история с Иваном явное тому подтверждение. На пакетах с кокаином, которые у него нашли, мои отпечатки.

Присвистнув, Тайпан ясно дал мне понять, что об этом слышит впервые -любопытно, почему мама решила придержать эту информацию? Впрочем, я ее не осуждала -чем меньше народа в курсе, во что я вляпалась, тем лучше.

–А можно подробнее? -найдя початую бутылку вина, Родион Романович отыскал бокал и плеснул в него алкоголь, но пить не стал, просто держа в руках и устремив на меня взгляд, от которого захотелось спрятаться под стол. Вот понимаю теперь, за что его Тайпаном прозвали -змей как он есть, опасный и безжалостный, и легче от того, что он никогда не причинит мне вреда, почему -то не становится.

–Куда уж подробнее, -скривилась я, с неохотой рассказывая о своем визите в ночной клуб, будь он неладен. Выслушав меня в совершенном молчании, Тайпан кивнул, свои мысли на счет моего целенаправленного отравления не озвучив, но было видно, что удовольствия эта информация ему не доставила. -Потом на меня Гекка накинулась, -добавила я, закатав рукава и продемонстрировав свои многострадальные руки, -врачи сказали, что слопала что -то, содержащее наркотики, отчего и озверела. Подозреваю, на прогулке в лесу шоколадную конфету нашла, иначе никак, с чужих рук еду не возьмет никогда, а Марина ее травить бы уж точно не стала. А сегодня Роса с ума сошла, кажется, по той же причине. Наверняка удар шел на меня, но в седле была Алиса, что, полагаю, неизвестному отравителю только на руку -представляете, что может устроить ее мать? -я сгорбилась и закрыла лицо руками.

–Ты дочь мэра, с тобой постараются договориться полюбовно, -успокоил меня Родион Романович, -но оплатить этой девочке лечение все равно придется, ты же понимаешь. Помочь с расходами?

–Не надо, деньги есть, -я мотнула головой, -я сделаю для Алисы все, что требуется, об этом не волнуйтесь. Но скрыть факт падения с лошади все равно не удастся.

–Наркотики -не та информация, которая должна всплыть, -подтвердил Тайпан. Я понимающе кивнула, полностью с ним согласная.

–Будем напирать на то, что это несчастный случай.

–Моя девочка, -усмехнулся младший брат Каймана, в глазах которого светилось одобрение. Я ответила мрачным взглядом. Вот уж радость, получить лишнее напоминание того, что мы похожи больше, чем бы мне хотелось. А с другой стороны, куда от генетики денешься? Как ни крути, мои биологические родители далеки от совершенства и кто знает, какой бы я выросла, сложись обстоятельства по -другому? Наверняка была бы циничной и самоуверенной стервой, хотя, кто сказал, что еще пару лет назад я такой не была? Не смотря на все усилия папы, характер и наследственность, свойственная моим биологическим родителям, все же давала о себе знать. А от себя, как известно, не убежишь.

–Поехали уже, -попросила я, -домой хочу сил нет.

–Поехали, -неожиданно легко согласился Тайпан, отставляя так и нетронутый бокал с вином, -но не домой.

–А куда еще? -удивилась я. -В гости приглашаете? Извините, я совершенно не в форме.

–Таня, я все понимаю, и не стал бы тебя дергать лишний раз, но свидание Ивану удалось выбить только сегодня, -проинформировал меня Родион Романович, -или ты не хочешь его видеть?

–Да как вы такое подумать могли? -я ажиотированно подскочила. -Господи, конечно же едем!

–Другое дело, -хмыкнул Тайпан. -Я все думал, почему твой отец придерживает информацию по этому делу, а вот что случилось, оказывается, -пробормотал он. -Если на этих пакетах твои отпечатки, то дело дрянь, девочка моя. Ивана выпустить при таком раскладе дело пяти минут, но его место должна будешь занять ты, а это не вариант совершенно. Тупик.

–Поняла уже, -сдавленно отозвалась я, зажмуриваясь, когда по глазам ударил яркий солнечный свет. -Но можно же что -то придумать?

–Придумаем, -серьезно заверил меня биологический родитель, -обязательно, не сомневайся даже. Но нужно время.

–Как будто оно у нас есть, -пробормотала я, понимая, что в кои -то веки не ошибаюсь. Времени у нас действительно было критично мало, и оно, как песок сквозь пальцы, ускользало с каждой минутой. Не скажу, что меня так уж сильно это радовало, но я все равно не могла ничего поделать -оставалось только сцепить зубы и в напряжении ожидать следующего удара, который, я не сомневалась, ждать себя не заставит.

========== 19. ==========

Я ожидала, что мы поедем в следственный изолятор, или где там содержат подозреваемых, но Родион Романович, удивив меня до крайности, остановил машину на паркинге около завалящей гостиницы, которой я бы и трех звезд не дала. Впрочем, ради того, чтобы увидеть Ивана, я бы и не в такое место приехала, поэтому, торопливо отстегнув ремень безопасности, я выбралась из «Гелендвагена» и вопросительно уставилась на Тайпана, который сохранял совершенное спокойствие, хотя меня трясло в нервной лихорадке.

–Что смотришь? -вздохнул он. -Хотелось дать Ивану возможность нормально выспаться и поесть по -человечески, хотя стоило мне это недешево, про нервы уж вообще молчу. Местечко, конечно, так себе, но выбирать не приходится, уж прости.

–Да мне все равно, -я мотнула головой, подробностями мало интересуясь, и поспешила ко входу. Внутри было вполне прилично, пол выложен отполированными гранитными плитами, а стены выкрашены краской цвета лаванды, но меня интерьер волновал постольку -поскольку. За стойкой рецепшен сидела мрачного вида девушка, устремившаяся взглядом в компьютер и, казалось, не обратившая на нас ни капли внимания, хотя у меня по спине пробежала нервная дрожь -я была уверена, что это невнимание обманчиво и каждый мой шаг незримо контролируется чужим взглядом. Отвратительное ощущение, даже присутствие Тайпана уже не внушало чувства безопасности.

–Второй этаж, -подсказал Родион Романович, когда мы вошли в стеклянную кабину лифта. Я молча нажала нужную кнопку и обхватила себя руками за плечи, устремив взгляд на свое отражение в зеркальной панели. Да, не в таком виде надо спешить на свидание к любимому мужчине, но что уж поделать? В свое оправдание скажу, что на макияж у меня нет ни сил, ни времени, про желание уж вообще молчу. Да и Ивану, уверена, все равно, как я выгляжу, главное, что мы сможем пробыть вместе хотя бы несколько минут.

Выйдя из лифта в холл, из которого расходились два коридора, я последовала за уверенно шагающим Родионом Романовичем, отмечая, что навстречу не попалось ни одной горничной или хотя бы клиента -местечко казалось вымершим, что мне оптимизма не внушало. Ступая по полу, прикрытому жесткой ковровой дорожкой, я сжимала в пальцах длинные рукава толстовки, испытывая желание вонзиться ногтями в ладони до такой степени, чтобы проступила кровь -может быть, хоть тогда мне стало бы легче, кто знает?

Пройдя мимо нескольких совершенно одинаковых дверей, за которыми царила тишина, даже телевизора слышно не было, я вычленила взглядом мужчину в полицейской форме, сидящего на стуле около одного из номеров. Можно было не сомневаться, что представитель правоохранительных органов здесь не просто так скучает с планшетом в руках, а значит, совсем скоро, буквально через минуту, я увижу Ивана -если мне, разумеется, позволят.

–Свободен, -буркнул Тайпан. -Вернешься через час и ни минутой раньше.

–Час? А не маловато ли времени для свидания с такой красавицей? -на меня был брошен липкий, какой -то неприятный взгляд, отчего я внутренне ощетинилась. Не знаю, какой закон и порядок охраняет этот тип, но он мне крайне не нравится.

–Мне повторить? -в голосе Родиона Романовича проскользнуло нечто, сродни змеиному шипению.

–Понял, -мгновенно потеряв ко мне интерес, его собеседник торопливо удалился в сторону лифта, отчего я вздохнула почти с облегчением.

–С кем приходится работать, -посетовал Тайпан, коротко стукнув в дверь костяшками пальцев. Я напряглась и, едва замок щелкнул, торопливо ударила ладонью в дверную створку, заставляя ее распахнуться и переступая через порог, чтобы спустя мгновение оказаться в таких знакомых объятиях. Иван стиснул меня практически до боли, утыкаясь губами мне в волосы, а я вцепилась дрожащими пальцами в его футболку на спине и зажмурилась, чтобы не разреветься, но слезы все равно вырвались наружу -интересно, они когда -нибудь кончатся? Я ведь на конной базе наплакалась вволю.

–Эй, все хорошо, правда, -отстранившись, Иван заглянул в мое заплаканное лицо, на котором я пыталась дрожащими губами изобразить улыбку.

–Хорошо? -судорожно вздохнула я. -Да ты с ума сошел!

–Да, еще в тот день, когда впервые тебя встретил, -усмехнулся Иван и, наконец, прижался к моим губам, совершенно не смущаясь, что они соленые от слез. За нашими спинами Родион Романович закатил глаза, с непередаваемой интонацией произнес: «Ох, молодежь!» и принялся искать в баре алкоголь, который бы удовлетворил его взыскательный вкус. Мы с Иваном целовались, мало обращая на него внимание, и почему -то понимая, что времени у нас отчаянно мало.

–Ну что, рассказывай, -усевшись в кресло и устроив меня у себя на коленях, словно боялся отпустить хотя бы на минуту, потребовал Иван, ласково убирая с моего лица растрепанные пряди волос.

–Что рассказывать? -буркнула я, смотря на наши переплетенные пальцы и боясь поднять на него глаза.

–Таня, хватит уже держать меня за идиота, -рассмеялся Иван, -про руки свои рассказывай. Думаешь, я бинтов не заметил? Что за дела вообще?

–Тебя сейчас только мои руки волнуют? -возмутилась я. -А про наркотики спросить не хочешь?

–Кстати, да, -вмешался Тайпан, придирчиво рассматривающий содержимое своего стакана и явно сомневающийся, стоит ли местный коньяк его внимания. -Вся эта история шита белыми нитками. Но кто автор? У нас с Леопольдом все ровно, да и подставлять Таню он бы не стал при всем желании, не тот человек.

–Не понял, -я ощутила, как Иван напрягся всем телом, и сжал мои пальцы сильнее.

–Ты же не в курсе, -вздохнула я, понимая, что скрывать такую информацию права не имею, -на тех пакетах с кокаином, которые тебе подбросили, нашли мои отпечатки пальцев.

–Ты шутишь, что ли?! -Иван в полном шоке на меня посмотрел. -Как такое может быть?

–Как, как… Одним местом об косяк! -разозленно отозвалась я. -Вокруг нашей семьи опять началась какая -то возня! Сначала тебе подбросили наркоту, причем сделать это могли только на парковке около аэропорта, где ты машину оставлял на несколько дней -я поговорила с Юрием, там камеры дохлые, поэтому свидетелей у нас ноль. Потом выясняется, что на этих пакетах мои отпечатки, следовательно, подбросить тебе их могли только в ночь накануне, когда я была в клубе и напилась до такой степени, что мне в руки могли подсунуть что угодно -в свое оправдание скажу, что коктейль с наркотиками гадость редкостная и больше я по клубам ни ногой, в больнице просыпаться мне не понравилось. Мама с Юрием вообще подумали, что меня метилом траванули , -я закрыла глаза, отгоняя воспоминания последних дней. -Не перебивай, пожалуйста. Так же кто -то отравил Росу и Гекку, подозреваю, теми же наркотиками, отчего мои животные сошли с ума. Гекка едва меня не освежевала, а Роса сегодня скинула со спины мою ученицу и кажется, не без последствий -я еще не звонила дяде Саше, но уверена, что Алиса в крайне тяжелом состоянии.

–Господи, какой -то кошмар, -Иван погладил меня по бедру, -но кому все это надо?

–Я не знаю, -горло перехватило спазмом и лишь несколько глотков минералки вернули мне голос. Пока я пила воду, Иван и Родион Романович смотрели друг на друга взглядами, в которых читалась тревога. Можно было не сомневаться, что им происходящее нравилось еще меньше, чем мне. -Но одна хорошая новость все же есть.

–Это какая же? -Иван с любопытством на меня посмотрел, поднося мою руку к губам и запечатлевая на запястье нежный поцелуй.

–Раз твоих отпечатков на наркотиках нет, то ты можешь быть свободен.

–Ты что, спятила, любимая? -моим оптимизмом Иван не проникся. -И кто займет мое место? Не думаю, что обшарпанные стены и холодный бетонный пол -тот интерьер, который тебе подойдет. Даже не обсуждается, поняла меня? -в его голосе появились жесткие нотки.

–Но ты ни в чем не виноват! -возмутилась я.

–Это не значит, что я позволю тебе в этом участвовать!

–А я, значит, могу тебе позволить?! -уровень моего раздражения тоже нарастал.

–Так, потише, пожалуйста, -вмешался Тайпан, -и без того голова болит, -он нашарил пульт и активировал плазменную панель на стене, -налить кому -нибудь выпить?

–Не откажусь, -проворчал Иван. Я была с ним полностью солидарна, но обошлась минеральной водой, за бутылкой с которой пришлось отойти на другой конец комнаты. В груди тлела злость смешанная с признательностью -поведение Ивана не лезло ни в какие рамки, но я понимала, что он поступает единственно правильным образом, стараясь уберечь меня от неприятностей и принимая удар на себя. Что будет, окажись я под следствием? Ничего хорошего, можно не сомневаться. Папина репутация, с таким трудом сохраненная, затрещит по швам и… Господи, лучше не думать вообще!

Держа в руках бутылку, я развернулась и едва ее не выронила. Иван, устроившийся в кресле с о стаканом коньяка, буквально окаменел, смотря на плазменную панель, демонстрирующую кадры с того чертова саммита, на которых мы с Платоном, старательно всем улыбаясь, объявляли о нашей помолвке. Звук, пусть и был тихим, но давал достаточное представление о том, что новость официальная и озвученная лично мэром.

–Какое интересное развитие событий, -справившись с эмоциями, констатировал Иван. -Меня всего -то несколько дней рядом не было, а какой результат!

–Вань, -я осторожно сделала шаг в его сторону, но была вынуждена остановиться под ледяным взглядом синих глаз. -Это не то, что ты думаешь.

–И что мне еще думать прикажешь? -саркастично уточнил Иван. -Откуда этот Панкрат вообще вылез?

–Платон, -поправила я.

–Да плевать мне! Какого черта происходит?! -взорвался Иван.

–О господи, -я схватилась за голову, -это совершенно идиотская история! Я вообще с этим Платоном едва знакома, чтоб ты знал!

–Тем не менее, о вашей свадьбе уже чуть ли с каждого угла говорят, -не проникся Иван.

–Да блин! Это все папа! Ты думаешь, моим мнением кто -то интересовался?! -возмутилась я.

–Я помню, что он чуть ли не еженедельно подсовывал тебе женихов, но доселе тебе и в голову не приходило ответить кому -то взаимностью, -проинформировал меня Иван, сузив глаза, -чем этот Платон такой особенный, не просветишь? -он сделал глоток коньяка и сморщился. Я отошла назад к окну и вцепилась дрожащими пальцами в подоконник, не зная, что ответить. О том, что у папы серьезные проблемы с сердцем, не должен знать никто, следовательно, я даже Ивану не могу рассказать, чтобы не допускать возможности распространения данной информации. Но что делать, в таком случае?

–Я должна выйти за него замуж и это не обсуждается, -втянув носом воздух, я посмотрела на Ивана, -так надо.

–Танечка, не принесешь нам кофе? Я там автомат видел на первом этаже, -вмешался Родион Романович, заметивший, что обстановка в помещении заметно накалилась. Я кивнула и на негнущихся ногах, сопровождаемая иронично -злым взглядом Ивана, вышла в коридор, прикрывая за собой дверь. Едва я сделала шаг в сторону, как из номера донесся грохот чего -то стеклянного, влетевшего в дверь, и я поняла, что Иван на грани -будь иначе, стал бы он швырять бокал мне вслед?

Добравшись до туалета, я закрылась изнутри и, ощущая себя сломанной куклой, сползла по кафельной стене вниз, обхватив голову руками. Хотелось лечь и сдохнуть, но единственное, что я могла -скулить, как побитая собака, и глотать слезы, от которых глаза уже пекло не первый час. Сколько можно плакать, господи?

Успокоилась я минут через двадцать, с трудом поднялась на ноги и вцепилась в раковину дрожащими руками, боясь смотреть на свое отражение. Включила холодную воду и сунула голову под кран, наплевав на то, что элементарно могу заболеть -мне было все равно. Когда мокрые волосы начали липнуть к лицу и шее, причиняя ощутимый дискомфорт, я сняла с крючка полотенце, на удивление чистое, и отошла к окну, присаживаясь на подоконник и смотря на пустынную улицу, по которой изредка проносились машины. Не так я представляла наше свидание с Иваном, но чего уж теперь. Глупо было надеяться, что он не узнает про нас с Платоном. Я все равно не могу ничего изменить, даже если бы и хотела.

Более -менее просушив волосы, которые влажными змеями облепили мое лицо с припухшими и покрасневшими глазами, я, дыша судорожно, словно астматик со стажем, остановилась перед дверью номера, в котором осталась моя толстовка. Кожа рук покрылась мурашками, но я не обращала на них внимания. Интересно, час уже прошел? Потому что я не могу больше находиться в этом месте.

Несмело замерев перед дверью, которая была чуть приоткрыта -видимо, когда в нее влетел стакан, слабо защелкнутый замок открылся -я сделала несколько глубоких вдохов, стараясь успокоиться. Тщетно, о каком вообще спокойствии могла идти речь? На левой руке сквозь бинты проступили пятна крови и я поняла, что в некоторых местах швы разошлись, но боли, что странно, не ощущала.

–Ты предупреждал, чтобы я с ней не связывался, -донесся до моего слуха голос Ивана, -но почему не сказал, что любить ее так больно? Я же сдохну сейчас!

–А ты бы мне поверил? -Тайпан был само спокойствие, но я была уверена, что это лишь видимость.

–Теперь верю.

–Ты все еще можешь выйти на свободу, -напомнил Родион Романович. Мое сердце застыло от волнения.

–И какой ценой? Не обсуждается, -Иван вздохнул, -убить ее суку хочется, веришь? И с ней не могу, и без нее тошно. Как это вообще называется?

–Любовь, я полагаю, -хмыкнул Тайпан, -думаешь, мне с Софьей легче? Куда там. Иногда просыпаюсь ночами и думаю, что все, убью же ее сейчас к чертям, всю душу вымотала, тварь. А потом понимаю, что сам недолго проживу. Побитым псом к ее ногам ползти хочется.

–Паршиво, -Иван зло рассмеялся, -и что делать прикажешь? Сидеть на нарах и знать, что она себе свадебное платье подбирает?

–Это уж сам решай. Я тебе говорил держать от нее подальше. Теперь не жалуйся.

Не в силах больше это слышать, я развернулась и бросилась к лифту, ударяя по кнопке первого этажа. Черт с ней, с толстовкой, не могу я больше! Понятия не имею, что делать и как это все исправить, но уверена в одном -Ивану на глаза мне сейчас лучше не показываться. Он не идиот и понимает, что история с Платоном крайне мутная и согласилась я на эту авантюру не из великой любви, но спокойно все это воспринимать в любом случае не будет, расценивая происходящее как предательство с моей стороны. Кстати, не первое. Прав был Тайпан, когда пытался держать нас друг от друга подальше, но кто же знал, во что все это выльется?

Комментарий к 19.

В ближайшее время буду заходить только с телефона, поэтому срок выхода следующей главы под большим вопросом. Постараюсь решить эту проблему, но без понятия, сколько времени это займет. Прошу понять и простить.

========== 20. ==========

Я сидела в мамином кафе, некогда принадлежащем мне, и кромсала круассан на мелкие кусочки, аппетита совершенно не ощущая. Настроение было хуже некуда. Наша размолвка с Иваном буквально меня опустошила и, чувствуя дыру в груди, я все же пыталась жить -машинально ела, пила, отвечала на вопросы, но выглядело это убедительно только для папарацци, которые усиленно не давали мне проходу, стоило только выехать за периметр поселка. Собственная популярность меня не радовала, вызывая скорее раздражение, хотя я и понимала, что ситуация складывается так, как и должна. А еще меня убивало нереально огромное, просто разъедающее чувство вины перед Иваном, который продолжал сидеть в следственном изоляторе, хотя, по сути, мог выйти на свободу в любую минуту. Оставалось загадкой, почему он принял удар с наркотиками на себя, учитывая, что мог легко мне отомстить за историю с Платоном, но факт оставался фактом -я наслаждалась свободой, тогда как сын Тайпана находился в месте, которое назвать комфортабельным язык не поворачивался.

Слизав с пальцев вишневый джем, я потянулась за стаканом минеральной воды. Плазменная панель на стене беззвучно демонстрировала осточертевшие кадры саммита, максимум внимания уделяя нам с Платоном, и я каждый раз испытывала желание схватить и запустить в экран чем -нибудь тяжелым. Я понимаю, что папа поступил единственно правильным образом, желая видеть рядом со мной надежного и перспективного мужчину, но черт возьми, как же все это не вовремя! Проблемы и неприятности навалились одна на другую и я не знала, как выпутаться из этой паутины лжи, которая с каждым днем меня все сильнее опутывала.

–Еще чаю? -рядом нарисовалась официантка, но я лишь вяло отмахнулась, понимая, что не хочу совершенно ничего из богатого ассортимента меню, пухлая папка с которым лежала на столе. Учитывая, что я ни разу не оставляла здесь деньги, будучи дочерью владелицы, повышенное внимание персонала было вполне объяснимым, но меня только раздражало. Можно я лучше заплачу, но меня оставят в покое? Пожалуйста.

Поднявшись на ноги, я сунула айфон в карман синих облегающих брюк и вышла на свежий воздух, с удивлением отмечая высокую светловолосую женщину, которая стояла с сигаретой в тонких пальцах, небрежно прислонившись к капоту «Мерседеса», на котором я была вынуждена передвигаться в последнее время. Надо ли говорить, что пепел незнакомка стряхивала прямо на иномарку Ольги Юрьевны, нимало этим не смущаясь? И куда, блин, охрана смотрит?

–Могу чем -нибудь помочь? -нейтрально осведомилась я, спускаясь по ступеням крыльца. Учитывая интерес, который проявляли ко мне все городские средства масс -медиа, лицо я старалась держать всегда и везде, поэтому была готова к тому, что меня попытаются спровоцировать на эмоции, чтобы сделать несколько сенсационных снимков. Допускать такое развитие событий я не собиралась, поэтому, вздумай незнакомка достать бейсбольную биту и переколотить мне все стекла, я бы только улыбнулась -иного развития событий допускать было нельзя, поддаваться на провокации папа и Юрий мне категорически запретили.

–Меня зовут Аглая Плетнева, я юрист, -окинув меня внимательным взглядом, представилась женщина, а я мысленно застонала -ну вот только этого мне и не хватало!

–Вы мама Алисы? -утверждающе кивнула я, стараясь держаться невозмутимо и с достоинством, хотя ладони противно вспотели. -Мне очень жаль, что с ней случилась такая неприятная история. Надеюсь, я покрыла все расходы? Очень хочется, чтобы с ней все было в порядке.

–Моя дочь в коме, -сообщила Плетнева -старшая, бросая недокуренную сигарету мне под ноги, -и я бы не назвала это «неприятной историей», Татьяна.

–Мне очень жаль, -сдержанно произнесла я, -но это типичный несчастный случай. В конном спорте такое случается. Я приложу максимум усилий, чтобы оплатить и возместить все расходы на лечение и восстановление Алисы, можете не сомневаться.

–То есть, посадить мою дочь на лошадь, по уши накачанную транквилизаторами, это, по -вашему, можно классифицировать, как несчастный случай? -приподняла брови собеседница, отчего я едва не споткнулась. -Я бы классифицировала это как покушение на убийство. Плюс жестокое обращение с животными. Все бумаги, включая отчеты ветеринаров и заключение официальной и независимой экспертизы, у меня на руках.

Я в полной растерянности хлопала ресницами, совершенно ничего не понимая. Откуда у Аглаи Плетневой такая информация? Как дядя Саша допустил такое развитие событий? И, самое главное, что же теперь мне делать?

«Ни в коем случае не позволяй себе лишние эмоции, -всплыл в памяти голос Юрия, -будь вежлива, корректна и никогда не давай однозначные ответы на любые, даже самые невинные вопросы. Никаких «да» и «нет», не давай никаких обещаний и не играй с журналистами, если не уверена, что сможешь выиграть».

Что ж, сейчас я была рада, что Юрий и папа провели необходимый инструктаж, потому что у меня была отработанная линия поведения и я могла смело ее придерживаться. Главное не ляпнуть лишнего, потому что такая акула, как Аглая Плетнева, не упустит возможности переиграть меня на моем же поле.

–Не понимаю, о чем вы, -я пожала плечами, -какие транквилизаторы? Не знаю, откуда у вас такая информация, но уверяю, все это полная чушь. Хотите очернить мою семью? Придумайте что -то поубедительнее. Транквилизаторы! Вам самой не смешно?

Плетнева -старшая сузила глаза. В ушах покачивались массивные золотые серьги, явно старинной работы, и я невольно задумалась, сколько они могут стоить. Не в курсе, сколько зарабатывают юристы, даже столь успешные, но сомневаюсь, что алмазы и сапфиры века этак восемнадцатого можно купить за пару сотен тысяч рублей. Тут цена стартует от полумиллиона и надо быть совсем на голову больной, чтобы таскаться в таких цацках, да еще и без охраны. Либо мать Алисы настолько самоуверенна, что совершенно не боится за собственную жизнь, либо за ней стоит некто, чье имя служит ей надежным щитом от всех неприятностей. Подозреваю, верен второй вариант, но кем может быть этот человек? Потому что серьги явно коллекционные, просто так, как повседневное украшение, их носить несколько неосмотрительно, если, разумеется, не хочешь пустить собеседнику пыль в глаза.

С другой стороны, какое мне дело до ее покровителей? Не об этом сейчас речь, а как избежать туч, в очередной раз сгустившихся над моей бедовой рыжей головой.

–Я никогда не оперирую неподтвержденными данными и не говорю того, в чем не уверена, -проинформировала меня собеседница, одетая в стильный брючный костюм оттенка топленого молока. -В любом случае, наивно было рассчитывать, что наш разговор будет сколько -нибудь приятным, Татьяна Леопольдовна.

–Я не понимаю сути претензий, -я скрестила на груди руки, -чего вы от меня хотите? Я выразила свою готовность оплатить Алисе все необходимое лечение, в том числе, если понадобится, даже за границей. Впрочем, вам явно не деньги нужны. Что же?

–Восстановить справедливость, разумеется. Это же моя работа, если вы не в курсе, -Плетнева -старшая насмешливо на меня посмотрела. -Доказать, что на конной базе, так вами рекламируемой, оказываются услуги, не отвечающие требованиям безопасности. К тому же, тренерский штаб вызывает у меня сомнения. Могу я увидеть вашу, Татьяна Леопольдовна, лицензию?

Судя по ее насмешливому взгляду, она прекрасно знала, что никакой лицензии у меня и близко не наблюдается, поэтому понимала, что ответить мне решительно нечего. Я скрипнула зубами. И дернул же меня черт попробоваться тренером на общественных началах!

–А не много ли вы хотите? -я ответно приподняла бровь. -Повторяю, все случившееся с вашей дочерью -типичный несчастный случай и я готова оплатить все, что потребуется. Искать черную кошку в темной комнате, извините, совершенно бессмысленно. Никто на Алису не покушался, и уж тем более этого не делала я. Информация про транквилизаторы, которыми была накачана лошадь, совершенно ложная, советую ее перепроверить и убедиться в моей правоте. Всего хорошего, -заставив себя выпрямить спину, словно балерина со столетним стажем, я добралась до своей машины и потянула на себя дверцу, внутренне кипя от негодования. Это уже ни в какие ворота не лезет! Какая тварь сливает информацию?

–Что ж, я так наш разговор и представляла, -донесся мне в спину насмешливый голос, -глупо было рассчитывать, что дочь мэра признает свою вину. Впрочем, я хотя бы попыталась до вас, Татьяна Леопольдовна, достучаться. Больше попыток не будет, поэтому встретимся в суде. И вы же понимаете, что процесс будет максимально открытым?

Не ответив, я забралась в «Мерседес» и хлопнула дверцей. Хотелось нажать на газ и переехать мать Алисы, тем более, что она так удачно маячила перед капотом, но вместо этого я дала задний ход, выехала с парковки и погнала машину в сторону дома. Руки стиснула до такой степени, что, казалось, руль сейчас треснет, но легче мне не стало. Визит Аглаи Плетневой поселил в груди отчетливое чувство тревоги, я буквально ощущала, что на меня ее натравили, снабдив нужными данными, и теперь испытывала бессильную злость. Человек, играющий на моих нервах, держал руку на пульсе и останавливаться явно не собирался. Но чего он планировал добиться? Я не понимала.

Айфон зазвонил, когда я чуть снизила скорость перед поворотом, иначе бы рисковала вылететь с трассы и пару раз перевернуться, вспахивая засеянное гречневое поле. В раздражении нажав кнопку на руле, я поправила зеркало заднего вида, хотя особенно необходимости в этом не было -просто я нервничала и старалась отвлечься, словно бы собеседник мог меня видеть.

–Племянница, здравствуй. Не отвлекаю? – полюбопытствовал Руслан Романович, звонок от которого заставил меня растеряться -мы не то чтобы находимся друг у друга на быстром наборе. Да я с Тайпаном чаще общаюсь! Тем не менее, ровные отношения с его старшим братом старательно поддерживала, понимая, что хочу я этого или нет, Кайман все же часть семьи, пусть папа и кривится при звуке его имени так, словно два лимона проглотил.

–Здравствуйте. Нет, ни капли, -отозвалась я, душой, впрочем, покривив -от нерадостных размышлений, вызванных визитом Аглаи Плетневой, он меня как раз таки отвлекал, но я была даже благодарна. Запоздало пришло осознание, что у Руслана Романовича день рождения буквально на днях, меня же об этом еще Иван предупреждал, но участвовать в торжестве я была решительно не готова. Впрочем, заявить об этом открыто мне не хватало духу. Может открытку послать?

–Я тут случайно на выпуск новостей наткнулся, -произнес Кайман, -и, признаться, был крайне озадачен тем, что увидел. Не то чтобы мы с тобой так уж близки, но я надеялся узнать про твою свадьбу из первых рук, а не от журналистов.

–Да какая свадьба, -скривилась я, -одно название. В смысле, до нее еще дожить надо и вообще… Извините, некорректно выразилась. Конечно же я не собиралась выходить замуж, не уведомив об этом предварительно всех своих родственников, даже самых дальних. Просто все еще под очень большим вопросом и прямо сейчас мне нет необходимости выбирать свадебное платье.

–Занятно, -хмыкнул Кайман, -но тем интереснее. Не будешь против обсудить это за чашечкой чая? Скрасишь одинокие стариковские будни?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю