290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По краю обмана (СИ) » Текст книги (страница 10)
По краю обмана (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 23:30

Текст книги "По краю обмана (СИ)"


Автор книги: Альда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 23 страниц)

Айфон дал о себе знать, когда я вертела данную информацию во все стороны, пытаясь осмыслить как можно тщательнее.

–Ты почему еще не дома? -Юрий был явно не слишком доволен, но чем именно я сказать затруднялась. -Ваше свидание должно было закончиться еще час назад.

–Извини, задержались немного, -повинилась я, не вдаваясь в подробности, -но уже едем.

–Уж надеюсь, -буркнул Юрия и, не прощаясь, отключился. Я бросила айфон на колени и мрачно уставилась в стекло, за которым пролетали городские огни. Платон, не смотря на несколько глотков вина, вел машину мягко и уверенно, его манера езды отличалась от моей и меня это, по непонятной причине, раздражало. Нельзя быть настолько во всем идеальным! Он даже папе умудрился понравиться, хотя, на моей памяти, такого еще не было. Бесит.

–Судя по выражению твоего лица, ты не слишком довольна. Осталось только понять, чем именно -ужином или визитом в обитель Гиппократа? -осведомился Платон, притормаживая на светофоре.

–Всем, -я вызывающе на него посмотрела, но Платону хватило ума не вступать со мной в полемику, хотя я была не прочь поскандалить. Пришлось снова пялиться в стекло, предаваясь невеселым размышлениям, и длилось это ровно до тех пор, пока мы не подъехали к поселку и свет фар не выхватил из темноты знакомую фигуру, небрежно прислонившуюся к низкой ограде палисадника и скрестившую на груди руки. Создавалось впечатление, что я даже несколько метров до дома не могу преодолеть самостоятельно и меня надо непременно при этом сопровождать.

–А вот и твой цербер, -хмыкнул Платон.

–Не называй его так, -попросила я, отстегивая ремень и берясь за дверную ручку.

–В любом случае, я ему не сильно нравлюсь, -заметил Платон, перехватывая меня за локоть, -как думаешь, есть шанс, что мы с ним подружимся?

Я представила данное развитие событий и едва не рассмеялась.

–А ты оптимист.

–А ты красивая.

–А ты банален.

Обменявшись любезностями, мы некоторое время смотрели друг на друга в полумраке салона роскошной иномарки. Я шарила глазами по лицу Платона, пытаясь понять, на кой черт он ввязался в эту дурно пахнущую историю с женитьбой, но видела только то, что и должна была -легкую полуулыбку и блеск глаз, словно все происходящее племянника Ольги Юрьевны крайне забавляло. На какой -то момент я даже ощутила неловкость, чего со мной давно не случалось -подозреваю, во всем был виноват Юрий, тяжелый взгляд которого буквально плавил лобовое стекло.

–Слушай, -Платон скользнул кончиками пальцев вниз по моей руке, -мы можем встретиться вне графика? Просто погулять. Кажется, это даст нам шанс реально узнать друг друга. Лично мне надоело улыбаться лишь потому, что так прописано в контракте. Я хочу просто провести время со своей будущей женой, не думая каждую минуту о том, что нас снимают папарацци. Ты как?

Я неопределенно пожала плечами. В принципе, предложение мне импонировало, но у меня были дела поинтереснее, чем просто так шляться с Платоном по улицам. Но не заявлять же ему об этом открытым текстом?

–Я подумаю, -нейтрально отозвалась я, высвобождаясь из его пальцев, поглаживающих мою ладонь.

–Звучит как «Отказать тебе напрямую я не могу, но очень бы хотелось», -слабо улыбнулся племянник Романовой. Я непроизвольно смутилась, словно бы он прочитал мои мысли.

–Я не имела в виду ничего такого.

–Тогда до встречи, -не стал настаивать Платон, неожиданно подаваясь вперед и касаясь губами моей щеки. Удивленно на него посмотрев, я кивнула в знак прощания и торопливо из машины выбралась. Этот прощальный поцелуй вполне мог ничего не значить, но я все равно растерялась от такого развития событий. Вероятно, Платон делал все правильно, пытаясь растопить между нами лед, но как по мне, он слишком торопился. С другой стороны, когда это еще делать, на свадьбе? Нам придется узнать друг друга поближе в кратчайшие сроки, если мы хотим создать благополучную семью, основанную хотя бы на взаимоуважении и понимании. Вся проблема в том, что я старательно держала между нами дистанцию и сокращать ее не хотела.

Когда «Бентли» скрылся за поворотом, я устало повернулась к Юрию, всей кожей ощущая его недобрый взгляд, которым он провожал отъезжающую иномарку. На моей памяти так открыто свою неприязнь начальник службы безопасности демонстрировал только к Ивану, и чем Платон заслужил его недовольство для меня оставалось загадкой.

–А мальчик -то поплыл, -заметил Юрий, возвращая мне все свое внимание. -впрочем, кто бы сомневался. При твоей внешности мужики штабелями складываются.

–Как будто мне это нужно, -я пожала плечами, неторопливо шагая в сторону дома, -и не надо врать, не все. Тебя, кажется, это не коснулось вообще никак.

–Ну не сказал бы, что вообще никак, -усмехнулся Юрий, идя мимо буйно цветущего куста белого шиповника. Искоса на него посмотрев, я торопливо взгляд отвела, понимая, что не стоит сейчас вспоминать наш недолгий роман. Вместо этого я развернулась на каблуках, отчего Юрий был вынужден резко остановиться, глядя на меня сверху вниз, и задать вопрос, о котором, быть может, я впоследствии очень даже могу пожалеть.

–Тебе фамилия Полоз знакома?

Юрий сузил глаза, из чего я сделала вывод, что ответ сугубо положительный.

–Мне -то знакома, -помедлив, взвесив все риски, отозвался он с неохотой, как мне показалось, -а вот откуда она знакома тебе? Неужели у Тайпана хватило мозгов проболтаться?

–Почти угадал, -усмехнулась я, наслаждаясь его замешательством. -Только речь о его старшем брате. Мой дядюшка, в отличие от всех остальных, не любит скрывать от меня информацию.

–Кажется, мне стоит чаще бывать дома, -сделал вывод Юрий, -и серьезно проредить твой круг общения. Не просветишь, с какой радости старый змей решил удариться в воспоминания своей бурной молодости?

–Просто так, я думаю. Ну или решил, что кое о чем я знать должна, -я внимательно на него посмотрела, не понимая, почему Юрий так раздражен, практически зол.

–И ты, конечно, уши развесила?

–А почему нет? -я тоже начала испытывать раздражение. -Полагаешь, я не должна знать ничего о своей семье?

–Твоя семья Леопольд, -Юрий взял меня за подбородок, -Полозы и их чертово наследие тебя никак не касаются, поняла меня?

–Да что не так?! -я вырвалась из его рук.

–Абсолютно все, что связано с этой фамилией. Не смей даже думать в этом направлении, поняла меня? И забудь все, что тебе наплел Кайман, иначе рискуешь отца раньше времени в могилу свести.

Я злобно смотрела на Юрия, понимая, что не понимаю ровным счетом ничего. С какой стати он так отреагировал? Я уже догадалась, что мои биологические родственники прославились далеко не тем, что ромашками торговали, но реакция Юрия это что -то с чем -то. И если я буду давить, то он замкнется в себе и не расскажет мне абсолютно ничего, хотя знает многое, можно не сомневаться. Но вот хочу ли я узнать об этом? Учитывая мой прошлый опыт, когда ни одна из семейных тайн не оказывалась сколько -нибудь красивой. Ответ вырисовывался положительный. Чем больше я знаю, тем лучше, но как разговорить Юрия? Уверена, утолить мое любопытство может Руслан Романович, но когда я еще к нему поеду…

–Ты, конечно же, прав, -я медленно выдохнула и расправила плечи, заставляя себя успокоиться, -просто я раньше не задумывалась, что моя семья это не только папа с мамой. Есть еще Родион Романович, Кайман, Иван в конце -концов… И временами мне кажется, что ответ на все проблемы, которые свалились на наши головы, кроется там, в прошлом.

–Нет, не думаю, -Юрий покачал головой, -с чего ты вообще такое взяла?

–Не знаю, интуиция, -я прошла несколько шагов вперед и свернула в сторону беседки, которая стояла на продаваемом соседском участке, ворота на котором были незаперты. Трехэтажный особняк в стиле эклектики стоял с темными окнами, лишь под крышей крыльца неярко сиял светильник. Дорожка к беседке была освещена матовыми белыми шарами, тускло мерцающими в темноте летней ночи, но этого было достаточно, чтобы не сбиться с пути. Юрий, понимая, что я хочу поговорить в спокойной обстановке без лишних ушей, без возражений запер ворота изнутри и последовал за мной, поднимаясь на несколько ступеней и проходя внутрь помещения, которое освещалось лишь большим белым шаром из матового стекла, установленном на полу в центре. По периметру беседки, повторяя очертания стен, стояли мягкие полукруглые диваны из темного бархата, на один из которых я и опустилась, скидывая туфли. Вытянув гудящие от каблуков ноги, я с наслаждением пошевелила пальцами. Последние несколько часов выдались уж слишком насыщенными событиями и я была бы не прочь отдохнуть от всего этого хотя бы на пару минут.

Юрий устроился, прислонившись к оконной нише и уперевшись руками в подоконник позади себя. Голубая занавеска за его спиной шевелилась от порывов теплого ветра. Освещение было слабым, но даже его мне хватило, чтобы понять, как вымотан начальник службы безопасности -от глаз разбегались морщины, в волосах виднелась редкая, но уже явная седина, хотя я не сомневалась, что в физическом плане Юрий даст фору любому, кто моложе его лет на двадцать, тому же Ивану к примеру. Тем не менее возраст потихоньку брал свое и мое сердце сжалось от чувства вины, смешанного с острой нежностью. Этот человек прожил свою жизнь, охраняя мою семью, принеся себя в жертву, пусть и добровольную. Неужели ему никогда не хотелось жить иначе?

–Что? -озадачился Юрий, явно не понимая, почему я столь пристально его разглядываю.

–Просто, -я пожала плечами, поднялась на ноги и, ступая босиком по прохладным половицам, приблизилась к нему, неожиданно обнимая. Втянув носом аромат дорогого мужского парфюма, который подарила ему еще на Новый год, я почувствовала, как Юрий, помедлив несколько секунд, осторожно провел ладонями по моей напряженной спине. Улыбнувшись, я потерлась носом о его шею и закрыла глаза, ловя несколько минут покоя и умиротворения, которых еще недавно и мечтать не могла. -Неужели тебе никогда не хотелось свой дом, свою семью? -я слегка отстранилась, не позволяя, тем не менее, его рукам разомкнуться.

–У меня уже есть и дом, и семья, -просто отозвался Юрий, поцеловав меня в лоб. -Не понимаю, с чего такие разговоры. Даже будь у меня шанс прожить жизнь иначе, я бы все равно выбрал вас с Леопольдом, можешь даже не сомневаться.

Я молча кивнула, испытывая признательность. Не верилось, что еще несколько лет назад я терпеть Юрия не могла, считая тупым бойцовым псом. Сейчас я не представляла свою дальнейшую жизнь, если его не будет рядом. Юрий, папа и Иван -пожалуй, именно этими тремя людьми ограничивался мой личный рай, да простит меня мама. Дядю Пашу, сейчас живущего в тихом городке Швейцарии, дядю Сашу и всех остальных я, к стыду своему, любила не до такой степени, чтобы их отсутствие в моем окружении так уж сильно меня волновало. Про Родиона Романовича и его старшего брата вообще молчу, хотя и понимаю, что они часть семьи, хочу я этого или нет.

–Ты ведь хотела о чем -то поговорить? -нарушил уютную тишину Юрий, поглаживая меня по спине и делая это, кажется, машинально. -Умоляю, скажи, что не про Полозов!

–Пока нет, -я с неохотой высвободилась из его рук и потянула мужчину на ближайший диван, потому что усталые ноги требовали отдыха, -но новостей у меня хватает, и не все из них приятные. Мне угрожает Аглая Плетнева.

–Это дочь которой ты тренируешь? -уточнил Юрий. -Паршиво. Мне звонил Александр, рассказал про этот случай с ее дочерью, но в общих чертах. Мол, Роса испугалась и сбросила девочку. Разве нет?

–Нет, даже близко нет, -вздохнула я и, помедлив, закатала рукава топа, демонстрируя свои многострадальные руки, обмотанные тонкими бинтами телесного цвета. -Это наркотики. Кто -то планомерно травит моих животных. Сначала на меня набросилась Гекка, Марина ее едва оттащила. Потом Роса психанула и сбросила Алису, подозреваю, что не просто так, -под его внимательным взглядом я, слово за слово, выложила Юрию все, даже то, о чем раньше собиралась умолчать. Например о том, что мы с Иваном, кажется, расстались, потому что не помню я такой холодности с его стороны в свой адрес. Сдерживая слезы, я покусала губы, стараясь об этом не думать -если бы Ивану было действительно плохо от моего, будем откровенны, предательства, то он бы уже гулял на свободе, уступив мне свое место в камере с полным правом. А раз он упорно продолжает находиться в следственном изоляторе, хотя на пакетах с наркотиками нет его отпечатков, то я для него все еще что -то значу. Впрочем, мне от этого не легче.

–Мне интересно, почему все проблемы валятся только на твою рыжую голову? -хмыкнул Юрий. -И что мне теперь делать со всей этой информацией? Разумеется, про нападение на тебя собаки Леопольду лучше не знать, но все остальное от него скрывать…

–А что скрывать -то? -удивилась я. -Про Аглаю Плетневу рассказать придется, он ведь все равно узнает. А вот по поводу Изабеллы я надеюсь на твое молчание, это сейчас вообще к делу не относится.

–Как знать, -пробормотал Юрий. -Меня больше волнует Кайман -старый змей не зря тебе начал семейные тайны открывать. За этим что -то стоит.

–Да что? -я едва ли глаза не закатила. -С кем ему еще об этом разговаривать, как не со мной?

–Он не может не понимать, что Леопольд, если узнает, будет в ярости.

–Почему? Я уже поняла, что мои родственники далеки от идеала, мне истории с мамой с головой хватило, -я в упор не видела причину, по которой Юрий так недоволен.

–Потому, -категорично отрезал Юрий, -ты меня хорошо услышала, Таня?

–Лучше не бывает, -вздохнула я, поднимаясь на ноги и понимая, что вечер откровений пора заканчивать.

–Не слишком убедительно.

–Уж как есть, -почти огрызнулась я. -Лучше давай думать, откуда мать Алисы взяла бумаги, которые собирается предоставить в суде!

–А что тут думать, -Юрий скрестил на груди руки, -ответ более чем очевиден. Мозгами раскинь, пожалуйста.

Я выронила из рук туфлю, которую как раз собиралась надеть.

–Дядя Саша?! -данное предположение казалось невероятным.

–А почему бы нет? -Юрий, в отличие от меня, сохранял совершенное спокойствие. -Сама подумай, как он еще мог отреагировать, узнав, что одна из его любимых лошадей накачана какой -то дрянью? Возможно, он был бы и рад пойти тебе навстречу и скрыть этот факт, но от матери Алисы деньгами не откупишься, а Аглая вполне способна сровнять его конную базу с землей. Единственный способ избежать такого развития событий -сдать тебя с потрохами, сделав крайней. Некоторые люди, Таня, из двух зол выбирают меньшее, и твой обожаемый дядя Саша из их числа. Неужели ты еще не поняла?

Я растерянно захлопала ресницами. Нет, я помню ту историю, когда дядя Саша за папиной спиной сотрудничал с Тайпаном, получив взамен двух прекрасных лошадей, но… Блин. Как я должна к этому относиться?

–Я не могу в это поверить, -я обхватила голову руками.

–Придется уж, -жалеть меня Юрий не собирался. -Александру своя шкура дороже. Просто пойми уже, что в случае опасности этот человек будет думать в первую очередь о себе, ты ему постольку -поскольку, хоть и дочь мэра.

Дрожащими руками я потянулась за айфоном. Нет, я не могу поверить в такое развитие событий! Плевать на время, я должна лично убедиться, что дядя Саша не при делах и в руки Аглаи Плетневой эти чертовы бумаги попали из другого источника!

–Таня? -моему звонку дядя Саша если и удивился, то виду не подал. -Извини, надо было самому тебе позвонить, заработался. Ты по поводу Росы? С ней все хорошо, не волнуйся, но от активных тренировок ее пока отстранили, пусть в себя придет.

–Это все, конечно, замечательно, -мой голос едва слышно звенел от напряжения, -но у меня неприятности, если не сказать больше. Мать Алисы грозит судом, утверждает, что лошадь отравили целенаправленно чуть ли не с целью убить ее дочь! Еще она сказала, что у нее есть реальные доказательства того, что Роса была по уши накачана наркотиками. Что за бред вообще?!

Дядя Саша помолчал, потом вздохнул, словно перед прыжком в ледяную воду.

–Это не бред, Таня, к сожалению. Роса и впрямь была отравлена. Я не счел нужным скрывать от Плетневой такую информацию.

–Но… -у меня даже слов не было, -мы же договорились выдать все за несчастный случай!

–Я пытался озвучить такую версию, но госпожа Плетнева ясно дала понять, что ни капли мне не верит, более того, может привлечь меня по какой -то там статье за дачу ложных показаний. Что мне было делать? С такой женщиной лучше играть в открытую, сама понимаешь. Извини, но не в наших с тобой интересах бодаться с Плетневой.

Руки у меня тряслись так, что айфон выпал из пальцев, но я уже была не в том состоянии, чтобы его поднимать. Закрыв лицо руками, я судорожно вздохнула, отказываясь верить в то, что дядя Саша сообщил мне прямым текстом. Я что, для этого человека совершенно ничего не значу?

–Прости, ты должна была лично в этом убедиться, -Юрий присел рядом и осторожно погладил меня по вздрагивающей спине. -Возможно, Александр рассчитывал на то, что Леопольд в любом случае сумеет заткнуть Плетневу -старшую, поэтому до суда дело не дойдет.

Я замотала головой. Нет уж, факт есть факт -меня подставили, причем сделал это человек, которого я упорно считала частью семьи. Как долго я буду убеждаться в том, что совершенно не разбираюсь в людях?

–Не понимаю, -я ладонями вытерла мокрое от слез лицо, привалившись головой к плечу Юрия. -Он мог позвонить Тайпану, тот неплохо так спонсирует конную базу. Неужели Родион Романович бы ему не помог в случае чего?

–Я не знаю, -начальник службы безопасности вздохнул, -но ты ведь понимаешь, что с этой минуты твоей ноги и близко там не будет?

–А Роса? -я даже опешила от неожиданности.

–Не думай об этом. В любом случае, мы ее либо выкупим, когда будет подходящее место для ее содержания, либо купим тебе любую другую лошадь, раз уж ты так не можешь жить без верховой езды. Сейчас это не самое важное.

Я с трудом сглотнула комок, стоящий в горле. Юрий, разумеется, прав, но мне от этого совершенно не легче -наоборот, хуже с каждым словом.

========== 22. ==========

Не сильно мне хотелось выходить из дома, тем более вылазить из постели, в которой я находилась в обнимку с планшетом, но сегодня у меня не было никакой возможности насладиться одиночеством -день рождения Руслана Романовича был не тем событием, которое я могла проигнорировать. Поэтому пришлось вытаскивать себя из -под пледа и отправляться в душ, где я провела больше часа, втирая в кожу гели, скрабы и муссы, стараясь разнообразием приятных запахов отвлечься от неприятных размышлений.

–Татьяна Леопольдовна, -в дверь ванной деликатно поскреблись. Замотавшись в короткий шелковый халат, я открыла, недоумевая, что от меня могло понадобиться Марине, и лицезрела горничную, которая протягивала мне плотно запечатанный конверт из гербовой бумаги.

–Это еще что? -удивилась я, не ожидая какой -либо корреспонденции.

–Только что курьер доставил, -пожала плечами Марина, -велено передать лично в руки. Я свободна?

–Платье мне найди получше, -попросила я, закрывая дверь и присаживаясь на бортик ванны. Конверт буквально жег пальцы и я, плюнув на то, что внутри могут быть споры сибирской язвы, торопливо его распечатала, доставая красиво оформленное приглашение -Кайман решил мыслить масштабнее, поэтому вместо того, чтобы просто мне позвонить, действовал как в романе восемнадцатого века. Рассмеявшись, я прочитала текст и удивленно приподняла брови -помимо информации, что меня ждут в определенном месте и в определенное время, была еще приписка, что быть я должна не одна. А с кем? С папой, что ли? Этот вопрос мне предстояло решить самостоятельно, никаких уточнений не имелось. И что, спрашивается, Руслан Романович имел в виду?

Покусав уголок плотной шершавой бумаги, я задумалась. Папа совершает деловую поездку по региону, об этом во всех новостях говорят, поэтому при всем желании меня сопровождать не сможет. Да и его на территорию Каймана калачом не заманишь, следовательно, речь идет о ком -то другом. Роман и Юрий в свите мэра, их тоже отметаем, и кто по итогу остается?

«Платон, идиотка!» -ожил внутренний голос и я озадаченно хмыкнула. А ведь и впрямь, оставался только один вариант. Старший брат Тайпана отнесся к факту моей свадьбы с определенным интересом и явно жаждет узнать поближе избранника племянницы, так что пора звонить Платону и сообщать ему радостную новость на тему, что у нас сегодня незапланированное рандеву. Очень надеюсь, что он по уши занят и знакомство с моей биологической семьей не состоится еще долго, потому что, зная Каймана, ситуация может выглядеть не так уж и безобидно, как кажется на первый взгляд.

–Таня? Вот уж неожиданность, -моему звонку Платон обрадовался, что и не счел нужным скрывать. Я, одетая в одно нижнее белье, нервно покачала голой ногой, сидя на подлокотнике кресла и наблюдая, как Марина тщательно выбирает мне наряд.

–Почему это? -я сделала вид, что обиделась. -Я подумала над твоим предложением насчет совместного времяпрепровождения и, в общем, ты был прав. Нам надо побыть вместе, но без камер и прочей мишуры.

–Рад, что ты пришла к такому выводу, -если Платон и удивился, то тщательно это скрыл, -правда, признаюсь, ожидал совсем другого.

–Я умею принимать сложные решения, -просветила я его, отрицательно мотнув головой, когда Марина продемонстрировала мне нежное бежевое платье с короткой пышной юбкой, усыпанное бриллиантовой крошкой. -В таком случае, ты не мог бы составить мне компанию? У одного важного для меня человека сегодня день рождения и я бы хотела, чтобы ты меня сопровождал. Так как?

–Как пожелаешь, -не стал спорить Платон, -во сколько за тобой заехать?

Озвучив ему время, я бросила айфон в кресло и констатировала, что даже будь мой будущий муж крайне занят, для меня он пару минут выкроить сможет, и я даже не знаю, стоит ли мне этому радоваться.

Размотав бинты на руках, я констатировала, что следы от собачьих зубов подзажили в достаточной степени, чтобы замаскировать их тональным кремом, чем и занялась, в итоге оставшись вполне довольна результатом. Врачи филигранно знали свою работу, сделав так, чтобы наложенные швы выглядели тонко и аккуратно, и есть большая вероятность, что как только косметические нити рассосутся, я смогу обойтись без пластической операции.

–Татьяна Леопольдовна, как вам? -Марина привлекла мое внимание, заставляя поднять глаза на очередной наряд, являющий собой плотно обегающий тело короткий топ без рукавов, расшитый серебром, и длинную в пол юбку из красного атласа.

–Неплохо, -оценила я, прикидывая, какие серьги пойдут к такому платью, оставляющему соблазнительно открытым несколько сантиметров живота, -туфли найди еще, -поднявшись на ноги, я подошла к зеркалу, вытаскивая из волос заколку и намереваясь заняться прической. Не то чтобы я не могла вызвать команду стилистов, но была уверена, что справлюсь самостоятельно, благо, что камер, могущих засечь какой -либо недостаток в моей внешности, в доме Каймана уж точно не будет.

К трем часам дня я, полностью собой довольная, придерживая длинную юбку, спускалась по лестнице. Охрана доложила, что черный «Бентли», равно как и его владелец, уже ждут меня на улице, и я, старательно оттягивая момент, неторопливо спускалась по ступенькам, скользя одной рукой по перилам. Со стороны гостиной на пол в холле ложились пятна солнечного света, давая понять, что погода за окном прекрасная и дождя, обещанного синоптиками, и в помине не наблюдается.

–Добрый день, -донесся из гостиной голос телеведущей, -с вами Алла Гуричева и новости часа. Открытие мемориального комплекса в поселке Зарядье перенесено из -за реки, вышедшей из берегов и затопившей местную переправу. Власти уже пообещали решить проблему в кратчайшие сроки, но если погода в регионе не изменится на более благоприятную, то займет это ориентировочно несколько недель. Далее. Пожар в двадцать пятом отделении полиции потушен, жертв нет, но половина внутренних помещений выгорела полностью, в том числе архив с важными документами. Предварительная версия, названная сотрудниками пожарной службы, звучит как неисправная проводка, но следователи, работающие на месте происшествия, не исключают и вероятность поджога.

Я хмыкнула, не представляя, кому и зачем поджигать отделение полиции. Это же риск, тем более неоправданный. С другой стороны, какое мне дело до этого пожара? Никаких дел, связанных с двадцать пятым отделением, у меня нет, пусть себе горит на здоровье.

Выйдя на крыльцо, я зажмурилась от яркого солнечного света, резанувшего по глазам. Надо было прихватить солнцезащитные очки, но чего уж теперь.

Платон, в отличие от меня более предусмотрительный, стоял, прислонившись к капоту своей вызывающе роскошной иномарки, небрежно скрестив на груди руки. Солнцезащитные очки надежно прятали его глаза, но взгляд, прошедшийся по моей фигуре, я почувствовала даже сквозь темные стекла. Хотя, разумеется, мне вполне могло показаться. Одет племянник Ольги Юрьевны был, как всегда, не слишком официально, но я его за это судить не могла -по такой жаре париться в костюме не было никакой возможности. Белая рубашка -поло с логотипом «Лакоста» идеально подчеркивала спортивную фигуру, гармонируя с бледно -голубыми джинсами и ярко -красными кроссовками. Белозубая улыбка заставила смущенно улыбнуться в ответ и принять протянутую руку, чтобы спуститься со ступеней крыльца и сделать несколько шагов в сторону машины.

–Потрясающе выглядишь, -поднеся мои пальцы к губам, констатировал Платон, -и я совершенно серьезен, пусть и банален. Наверное, мне следовало одеться более официально?

–Нет, все отлично, -я тряхнула волосами, которые были распущены и уложены легкими волнами; длинные бриллиантовые серьги в ушах покачнулись, ловя солнечные лучи. -Поехали?

Платон открыл мне заднюю дверцу, правильно рассудив, что в столь длинном наряде сидеть впереди мне будет не слишком комфортно, и занял место за рулем. Я же устроилась поудобнее и постаралась внушить себе, что готова провести просто идеальный вечер. Тем не менее, недоброе предчувствие меня не отпускало -я понять не могла, для чего Руслан Романович возжелал самолично познакомиться с Платоном, но была уверена, что не просто так. Что Кайман, что его младший брат, оба никогда не будут делать того, в чем не уверены, а значит, надо быть настороже.

–Ты так шикарно выглядишь, что я даже начинаю ревновать, -заметил племянник Ольги Юрьевны, как только мы выбрались на загородную трассу. -Мы явно едем к мужчине, я угадал?

–Угадал, -кивнула я, -только Руслан Романович не тот мужчина, к которому следует меня ревновать. Он… друг семьи и я буду очень признательна, если ты сможешь с ним найти общий язык. И можно тебя кое о чем попросить?

–Заинтриговала, -отметил Платон, -в любом случае, я тебе помогу, хотя и не знаю еще, на что подписываюсь. Но тем интереснее. Что от меня требуется?

–Не говорить моему папе и Ольге Юрьевне ничего об этой поездке, -я нервно хрустнула пальцами, понимая, что это отвратительная привычка, но ничего не могла с собой поделать.

–Ладно, а могу я поинтересоваться, почему это так важно для тебя? Если этот Руслан Романович друг семьи, то твоя просьба выглядит странно.

Я прикусила нижнюю губу. Не то чтобы мне хотелось так уж откровенничать, но что -то мне подсказывает, что конкретно в эту минуту я могу не врать и не изворачиваться. Если Платон намерен растопить между нами лед, то не станет сливать папе лишнюю информацию. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

–Руслан Романович не тот человек, общение с которым папа одобряет, -пояснила я, -у него не слишком хорошая репутация. Сам понимаешь, мне от таких людей стоит держаться подальше.

–Но ты этого не делаешь, -хмыкнул Платон. -И почему же?

–Руслан Романович мне очень сильно помог в одном деле. Не исключено, что в дальнейшем мне его покровительство тоже может пригодиться.

Кивнув, Платон от дальнейших комментариев воздержался, хотя я не могла не понимать, что вопросы у него имеются. Тем не менее, мой будущий муж повел себя умнее и не стал вытягивать из меня информацию, что заставило меня поставить ему еще один плюс, хотя и без того положительные оценки в его характеристике явно зашкаливали. Может это и к лучшему, что в моем окружении появился некто, чья биография не имеет ни одного темного пятна.

–Масштабненько, -прокомментировал Платон, когда мы, сопровождаемые эскортом из двух машин, были допущены на территорию особняка Каймана. Я улыбнулась, понимая его чувства -сама поначалу опешила, понимая, что мой старший родственник привык ни в чем себе не отказывать. Погода слегка изменилась и, стоило мне выбраться из «Бентли», как в лицо ударил порыв ветра, заставляя непроизвольно зажмуриться. Кажется, дождь, таки обещанный синоптиками, наклевывается в ближайшее время.

Держа пакет, в котором находился двухтомник одного известного немецкого классика, изданный в двадцатых годах прошлого века, я расправила плечи и, сопровождаемая любопытно оглядывающимся Платоном, направилась к крыльцу. Не успели мы войти в холл, наполненный приятной прохладой, как нам навстречу по ступеням лестницы спустился сам Кайман, привычно опираясь на свою неизменную трость. Одет Руслан Романович был в дорогую рубашку цвета горького шоколада и черные брюки с ремнем из кожи какой -то рептилии. При виде нас старший брат Тайпана улыбнулся и, передав трость маячившему поблизости секьюрити, приблизился ко мне, приветственно обнимая и целуя поочередно в каждую щеку.

–Как я рад, что ты нашла время уделить старику немного внимания, -прокомментировал Руслан Романович и перевел внимательный взгляд на Платона, -а это, полагаю, тот самый молодой человек, который сумел покорить твое сердце?

–Здравствуйте, -улыбнулась я, наблюдая, как мужчины обменялись крепкими рукопожатием, -вот не надо утрировать, Руслан Романович, вы прекрасно знаете, что стариком вас назвать язык не повернется. И вообще, как я могла пропустить ваш день рождения? Мы же практически одна семья, -нервно рассмеявшись, я протянула ему пакет с книгами и, чтобы успокоиться, взяла Платона под руку.

–Ладно уж, сделаю вид, что поверил, -насмешливо проворчал Кайман, делая приглашающий жест в сторону, -в любом случае, я крайне рад вас обоих видеть. Ваша речь, Платон, на открытии саммита, признаюсь, меня удивила. Не думал, что в этот регион можно вложить такие деньги и рассчитывать на сдвоенную прибыль в столь кратчайшие сроки.

Воспользовавшись тем, что мужчины, кажется, нашли несколько общих тем для разговора, я прихватила с подноса бокал шампанского на длинной золоченой ножке. Не то чтобы мне хотелось напиться, а вот жажда мучила, поэтому я решила утолить ее первой попавшейся на глаза жидкостью, не сомневаясь, что алкоголь у Каймана отменный.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю