290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По краю обмана (СИ) » Текст книги (страница 15)
По краю обмана (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 23:30

Текст книги "По краю обмана (СИ)"


Автор книги: Альда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 23 страниц)

Открыв рот, чтобы посоветовать будущему мужу обзавестись охраной, и мотивировать это тем, что секьюрити ему по статусу положены, я подняла глаза на Юрия, как раз вошедшего в столовую. Выглядел начальник службы безопасности мрачным и невыспавшимся, и я сочувствующе ему улыбнулась -в конце концов, это моя вина, не стоило срываться из дома на ночь глядя черт знает куда.

–Что случилось? -папа раздраженно поставил на скатерть чашку, уже заново наполненную услужливой Мариной. Чай от резкого движения выплеснулся, оставив на скатерти грязное пятно. Я вздохнула -дорогущая льняная скатерть с ручной вышивкой такого пренебрежения явно недостойна, Ольга Юрьевна ее из Франции заказывала, самолетом доставили.

–Ничего хорошего, -вздохнул Юрий, смотря почему -то на меня. -Там Иван приехал.

Я едва чаем не подавилась. Сердце рухнуло в желудок, пальцы задрожали и скатерть едва не оказалась испорчена окончательно и бесповоротно, но я смогла аккуратно вернуть чашку на блюдце и до боли прикусила щеку изнутри, борясь с двумя совершенно противоположными желаниями. Хотелось вскочить и броситься на улицу, чтобы увидеть сына Тайпана, по которому я успела чертовски соскучиться, и залезть под стол, надеясь, что буря обойдет стороной.

–Чего ему? -скривился папа. -Если Таню, то ее дома нет.

–Не вариант, -возразила мачеха, -он же не идиот.

–Был бы умный, сюда бы не приехал, -папа поднялся на ноги, -ну что ж. Пойдем, побеседуем.

Я, сбросив с колен салфетку, торопливо вскочила на ноги. Не знаю, с какой целью Иван заявился ко мне домой, да еще и время для этого выбрал крайне неудачное, но сидеть и ждать развития событий я не намерена. Нам надо решить все раз и навсегда, потому что я так больше не могу.

Комментарий к 31.

Альда вернулась, радуемся)

========== 32. ==========

На крыльцо я вышла держась прикрытия в виде широкой папиной спины; ноги реально подгибались. Будем откровенны -мне было страшно. Чего я боялась, будучи у себя дома, да еще в присутствии мэра, его жены, Юрия и других не менее обученных охранников, оставалось загадкой, но страшно мне было до такой степени, что я едва ли зубами не лязгала. Руки были ледяными и тряслись бы, как у алкоголика со стажем, не обхвати я себя за плечи и не вонзись в кожу ногтями, чуть ли до крови не раздирая -может и так, только болевые рецепторы и нервные окончания словно атрофировались, такой холодный ужас пожирал меня изнутри. Я не понимала, откуда взялся этот холод, пока не подняла голову и не упала в синий застывший океан -Иван стоял, небрежно прислонившись к своей машине и смотрел на меня поверх, даже кажется сквозь, папиного плеча, и буквально выворачивал меня наизнанку одними глазами, держа на губах ленивую, даже снисходительную усмешку.

–Что ты здесь забыл? -практически выплюнул папа, спина которого не казалась мне таким уж надежным укрытием. Даже вжав голову в плечи я была уверена -от взгляда Ивана, пронизанного ледяной злостью, если не ненавистью, меня это не спасает ни капли.

–И вам доброе утро, господин мэр, -насмешливо склонил голову мой троюродный брат, будучи одет в черную футболку, подчеркивающую ровный загар и сильные руки. Меня это удивило -обычно Иван предпочитал белый цвет, но и его полная противоположность шла ему просто до отвращения, делая похожим на опасного синеглазого хищника, который вышел на тропу войны. Бледно -голубые джинсы, разодранные на коленях, и черные же кроссовки из последней коллекции известного бренда -выглядел сын Тайпана точной иллюстрацией к выражению «стильная сволочь», и явно прекрасно об этом знал. Сверкающий белоснежный «Инфинити» служил хозяину дополнительным аксессуаром, выделяясь даже на фоне пафосного «Бентли».

–Я задал вопрос, -не терпящим возражения тоном напомнил родитель. Дернув углом губ, демонстрируя скорее пренебрежение, нежели уважение официальному хозяину города, Иван отлепился от своей машины и сделал несколько шагов в нашу сторону. Юрий ощутимо напрягся, хотя внешне выглядел в достаточной степени невозмутимым и расслабленным -то ли не ждал от Ивана активных действий, то ли был уверен, что успеет вмешаться в случае чего, я сходу понять затруднялась.

–Поговорить надо, -от насмешки в голосе Ивана не осталось ни следа, и меня это озадачило.

–С Таней? И думать не смей, -папа был категоричен. Иван хмыкнул, скрещивая руки на груди.

–С Таней, конечно, мне бы тоже хотелось пообщаться, но это терпит. А вот с вами, господин мэр, вопрос надо решить как можно быстрее. Здесь пообщаемся или в дом пригласите? Ольга Юрьевна, мое почтение, -он кивнул мачехе, которая была напряжена, как готовая порваться струна.

–В дом твоя нога ступит только и исключительно через мой труп, -проинформировал папа, -говори, что хотел, и проваливай.

–Серьезно? -приподнял брови Иван. -Вы здесь хотите поговорить о тех наркотиках, которые таинственным образом оказались у меня в машине?

–С чего бы мне вообще с тобой об этом разговаривать? -не понял родитель.

–Хотя бы с того, что вы явно знаете обо всей этой истории больше, чем следует, -парировал сын Тайпана. -Знаете, пока я парился в камере, к слову, очень неуютной, мне особенно заняться было нечем. А вот времени для того, чтобы раскинуть мозгами, имелось предостаточно.

–И что же ты надумал? -папа едва ли глаза не закатил. Я свободной рукой вцепилась в перила, вонзаясь ногтями в теплое дерево, и встревоженно метаясь глазами от одного моего любимого мужчины до другого. На заднем плане маячили Марина и Платон, но я их воспринимала на данном этапе как незначительный элемент декора, все мое внимание было приковано к папе и племяннику Руслана Романовича, которые смотрели друг на друга так, что мне плохо становилось.

–Много всего, -скривился Иван, -но искал того, кому в первую очередь выгодно так меня подставить. У нас с Тайпаном врагов хватает, но вот так внаглую действовать они уж точно не станут, да и роль Тани во всей этой истории не давала мне покоя. Слишком сложная схема, да и отпечатки дочери мэра на пакетах надо еще умудриться заполучить. А вот стоило мне оказаться на свободе буквально на пять минут, как тут же всплыла информация о том, что моя девушка внезапно намылилась замуж, хотя такая смена приоритетов отнюдь не в ее характере.

–Не понимаю, о чем ты, -папа был категоричен.

–Кажется, я понимаю, -вмешалась доселе молчавшая Ольга Юрьевна, -и дай -то боже, Лео, чтобы я ошибалась. История действительно мутная и, если подумать, случилась она очень вовремя.

Я нервно сглотнула ставшую вязкой слюну и замотала головой, отказываясь верить тому, что услышала за последние несколько минут. Ольга Юрьевна за столом ненавязчиво намекнула, что просто так, без ведома мэра, крупная партия наркотиков в регионе появиться не могла. Следовательно, папа для чего -то допустил такое развитие событий. Для чего? Он явно знал, что широкого распространения кокаин не получит, потому что его достаточно быстро обнаружат и конфискуют, а вот сам факт того, что нашли наркотики не где -нибудь, а в машине сына Тайпана, бросит, так сказать, тень на плетень. Иван оказывается в камере, перестает путаться под ногами и это дает папе возможность обработать подавленную меня так, как ему нужно. Опять же, временные рамки у нашего с Платоном знакомства и арестом Ивана минимальны, они произошли едва ли не одновременно -некто явно очень торопился, зная, что на счету каждый день. Учитывая папину болезнь, вполне допустимо, что он пошел на крайние меры для того, чтобы устроить мою личную жизнь так, как ему требовалось.

–Как ты мог? -хрипло прошептала я.

–Таня?! -папа возмущенно на меня посмотрел, явно по моему побледневшему лицу поняв, к каким выводам я пришла. -Дочь, мозгами пошевели, ладно? Допустим, весь этот бред с наркотиками и впрямь моих рук дело, но ты всерьез веришь, что я стал бы тебя травить?

Я озадаченно на него посмотрела. И впрямь. После клуба мне было так плохо, что меня с отравлением в клинику отправили, а папа никогда бы не пошел на то, чтобы причинить мне сколько -нибудь серьезный вред.

«Ключевое слово «серьезный», -влез внутренний голос, -ты просто повалялась некоторое время без сознания, причем мгновенно рядом оказались самые лучшие врачи, которые быстро привели тебя в норму».

Я покусала нижнюю губу. В принципе, уж очень складно все получается…

–Гекку зачем травить было? -я в упор посмотрела на папу.

–Твоя псина вечно жрет то, что плохо лежит, -отмахнулся папа, -ничего без присмотра оставить нельзя, -он резко замолчал, сообразив, что только что фактически признался в том, во что до последней минуты я верить категорически отказывалась.

–Прекрасно, -на губах Ивана появилась удовлетворительная улыбка, -так и знал, господин мэр, что без вас в этой истории не обошлось.

Папа втянул носом воздух, признавая свое поражение, но в глазах читалась спокойная и холодная ярость, которая мне совершенно не понравилась.

–Хорошо, -злым голосом произнес он, взяв себя в руки, -допустим, я и впрямь виноват в том, в чем ты меня обвиняешь. Дальше что? Наркотиков в регионе нет, партия была разовой и распространения не получила -благодаря очень своевременному пожару в отделении полиции, тут стоит поблагодарить Тайпана, умело сработал. Таню мне надо было вывести из строя для достоверности, чтобы у нее и мысли не возникло в эту историю влезать, поэтому прости, милая, но тебе пришлось немного полежать под капельницей. А псина твоя… Никогда ее не любил. Думал, тихо сдохнет где -нибудь, но кто же знал, что она решит на тебя напасть? Непредсказуемый побочный эффект. Все же на собак наркотики действуют не так, как на людей, а времени ставить опыты у меня не было, я же не ветеринар в конце концов.

–Лео! -ахнула Ольга Юрьевна, получив прямые доказательства участия мужа во всей этой грязной истории.

–Что? -взорвался папа. -Цель оправдывает средства, Оля, сама знаешь. Мне надо было избавить мою дочь от отношений с сыном Тайпана, которые в итоге не приведут ни к чему хорошему, и я это сделал. Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты держался от нее подальше? Даже деньги предлагал, -скривился папа. -Упертый идиот, весь в Родиона. Ты, дочь моя, не лучше.

Я хлопала ресницами, понимая, что не понимаю. Ровным счетом ничего. Папа открытым текстом признался в том, что история с наркотиками -его рук дело, и я не знала, как мне на это реагировать. Ольга Юрьевна, кажется, подозревала нечто такое с самого начала и была не слишком довольна жесткими методами, которые использует муж, поэтому и ругались они. А я… Что мне было делать? Я не хотела папины методы ни понимать, ни одобрять, но мысль о том, что ему и впрямь оставалось мало времени для того, чтобы устроить мое будущее, назойливо свербела внутри, заставляя сдерживаться и не устроить отвратительный скандал прямо здесь и сейчас. Как ни крути, а папа ради меня все это затеял, и я просто не могу обвинять его в том, что он обо мне заботился, впрочем, как и всегда. Но и простить прямо сейчас… Нет.

–Я с тобой не разговариваю, -проинформировала я родителя и, нервно усмехнувшись, развернулась к Платону, который все это время молча простоял у меня за спиной. -Что, нравится новая семья? Может сбежишь, пока не поздно, в свою Чехию? -в моем голосе начали проявляться истерические нотки.

–С чего бы мне это делать? -пожал плечами будущий муж. -Я знал все с самого начала. Не одобрял, но знал. Твой отец сразу сказал, что действовать будет быстро и некрасиво, но он прав -цель оправдывает средства.

–Что? -растерялась я. Не то чтобы меня удивила осведомленность Платона, но я как -то не подозревала, до какой степени они с папой спелись.

–Не думай об этом, -Платон проникновенно на меня посмотрел, -все будет хорошо, -он приблизился, взял меня за плечи и теплыми ладонями огладил мои дрожащие руки.

–Мало получил? -зло осведомился Иван. -Отойди от нее. Таня, поехали. Тебе нечего делать в этом доме.

В какой -то степени я была с ним согласна -и впрямь нечего. Папино признание буквально разбило мне сердце, я до сих пор отказывалась верить, что он мог хладнокровно провернуть за моей спиной такую грязную историю с наркотиками, но и осуждать родителя в полной мере я не могла. Сколько раз он меня просил держаться подальше от Ивана? Говорил, что при всем желании у нас не будет совместного будущего и лучше, пока не поздно, прекратить эти нездоровые отношения, но кто бы еще его послушал? Сама виновата. Будь я поумнее, то давно бы ушла от Ивана. Разбитое сердце не такая уж большая цена за папино спокойствие. И что делать сейчас? Под этим синим взглядом, который буквально прожигает меня насквозь?

–Не поеду, -с трудом произнесла я. -Прости, пожалуйста, но я не могу.

–Не можешь? -в голосе Ивана зазвенели осколки стекла.

–Не могу, -подтвердила я. -Папа прав. Мы с тобой не пара, -каждое слово мне давалось с трудом.

–А с ним, значит, пара? -усмехнулся сын Тайпана, резанув глазами по невозмутимому Платону, который стоял за моей спиной и держал меня за плечи, не давая упасть.

–Уезжай, -чувствуя подступающую истерику, попросила я, -пожалуйста. И не приезжай больше никогда, так всем лучше будет!

–Это твое последнее слово? -мрачно осведомился Иван. Я, не в силах говорить, кивнула.

–Что ж, -усмехнулся Иван, -я уеду. Но не думай, что я сдамся просто потому, что ты попросила. Подозреваю, свадьба может вообще не состояться -до нее ведь надо еще дожить, правда, Платон? -почти дружелюбно осведомился он у племянника Ольги Юрьевны.

–Даже добавить нечего, -хмыкнул мой будущий муж, -разве что… До скорой встречи? И держись подальше от моей невесты.

Иван не ответил, лишь одарил меня взглядом, от которого по всему телу прошла предательская дрожь, и неторопливо загрузился в свою машину. Я, не в силах больше находиться на улице и смотреть, как он уезжает, вырвалась из рук Платона и вбежала в дом, едва ли не скользя каблуками по начищенному до блеска паркету. В голове не было ни одной связной мысли.

Закрывшись в ванной комнате на первом этаже, я включила на полную мощность все краны и, скуля как побитая собака, сползла по стене на пол. Руки тряслись, в горле стоял ком из боли, обиды и горечи, а слезы падали на платье и оставляли на нем мокрые пятна. Я ведь знала, что нам с Иваном не дадут быть вместе, так почему мне сейчас так плохо? Что папе еще было делать? Со мной ведь бесполезно разговаривать, да и сын Тайпана просто так от меня не откажется. Нас надо было развести и папа пошел на крайние меры. Так почему я сейчас сижу на полу и рыдаю, учитывая, что сама допустила такое развитие событий?

Стук в дверь я расслышала не сразу, но в итоге с трудом поднялась на ноги, выключила воду и присела на бортик ванной комнаты.

–Татьяна Леопольдовна, вы в порядке? -донесся с той стороны взволнованный голос Марины. Я вздохнула -только вот горничной мне здесь и не хватало. -Откройте дверь, пожалуйста.

–Ну чего тебе? -раздраженно осведомилась я, отодвигая латунный шпингалет и распахивая створку. -Я не… -договорить мне не дал Платон, бесцеремонно отодвинувший Марину с дороги, захлопнувший дверь и вернувший шпингалет на место. Обалдев от такой наглости, я даже не сразу нашлась, что сказать. Будущему мужу слова вообще не требовались. Окинув меня быстрым взглядом, он вздохнул, взлохматил свои волосы и, не давая мне возразить, резко обхватил меня за плечи, притягивая к себе для совершенно несвоевременного поцелуя.

–Все -все, отпустил, -оторвавшись от меня, Платон отошел на полшага назад, все еще держа меня за плечи. -Не злись. Просто… Ты мне нравишься, Таня. Наверное сейчас вообще не время для такого разговора, но… Я буду хорошим, черт возьми, я буду для тебя самым лучшим мужем. Обещаю. Только не плачь больше, ладно?

–Ты идиот? -других слов у меня не было. Плакать уже не хотелось, а вот истеричный смех буквально рвался наружу.

–У меня два высших образования, -чуть улыбнулся Платон, -но кажется, ответ все же положительный.

Я закрыла глаза, борясь с эмоциями, что дало будущему мужу возможность стереть с моего лица не успевшие высохнуть слезы и притянуть меня поближе для покровительственного поцелуя в волосы. Смирившись с таким развитием событий, я вздохнула и уткнулась лицом ему в плечо, судорожно вцепившись пальцами в правую руку и едва ли не вонзаясь в нее ногтями.

–Папа поступил отвратительно, -сглотнув, прошептала я, -вся эта история с наркотиками просто ужасна.

–Я был против, но сама понимаешь, -левая рука Платона осторожно погладила меня по спине, зарываясь пальцами в полосы. -Леопольд действует жестко и некрасиво, но он думает в первую очередь о тебе. Не сильно злись, ладно? Он ведь как лучше хочет.

–Он -то хочет, -зло вскинулась я, -только кому от этого легче? Я не могу в один день разлюбить Ивана! У нас слишком долгие и запутанные отношения, чтобы все вот так просто решить. И кстати, найми себе охрану -зная Ивана, могу утверждать, что она тебе очень скоро понадобится, -высвободившись из его рук, я резко отодвинула шпингалет, едва не сломав себе пару ногтей, и выбралась из ванной комнаты.

–Марина, принеси мне аспирин и выпить, -приказала я горничной, маячившей в холле. -Чем крепче, тем лучше. И скажи папе, что я не хочу его видеть.

Сбросив осточертевшие туфли, я босиком поднялась по лестнице на второй этаж и, держась одной рукой за стену, с трудом добралась до своей комнаты. Хотелось лечь и уснуть, желательно на несколько лет. И я надеялась, что алкоголь мне в этом поможет.

========== 33. ==========

Я с трудом открыла глаза и уткнулась мутным взглядом в ковер, на котором валялась бутылка коньяка, уже пустая -не помню, сколько я вчера выпила (вчера ли, вот в чем вопрос?), но тара умудрилась опрокинуться и дорогущий ковер с ручной вышивкой жадно впитал в себя не менее дорогое содержимое. Интересно, сколько денег с нас сдерут за химчистку и не легче ли вообще выкинуть, а затем купить новый?

Лежала я на своей кровати, свесив с нее голову. На левой ногу обнаружилась модельная туфля, на правой кокетливый розовый тапочек, а одета я была в черное клубное платье с открытой спиной, одна бретелька на котором умудрилась лопнуть. Закряхтев, как восставшая из гроба двухсотлетняя мумия, я приняла сидячее положение и, застонав, схватилась руками за голову, которая буквально на куски разваливалась -чрезмерное употребление алкоголя никому даром не дается, мне уж точно. Можно я помру в своей постели или мне отползти для этой цели в тихий уголок?

–Татьяна Леопольдовна, горе вы мое, -не появись Марина и не подхвати она мое тело, повинующееся закону притяжения, то ждали бы меня страстные объятия с паркетным полом.

Уцепившись за горничную, которая отбуксировала меня в ванную комнату, я подняла глаза на свое отражение в зеркале и натурально вздрогнула -судя по внешнему виду, скучать в последнее время мне не приходилось. И кажется, тот факт, что я ничего не помню, только к лучшему -знать не хочу, почему у меня по лицу размазана помада, словно я красила все, кроме губ, а в растрепанных волосах запутались серебряные шпильки, блестки и цветочные лепестки. Я что, ходила на танцы в оранжерею? Вполне возможно, только у нас нет оранжереи. С другой стороны, я вполне могла рухнуть в розовый куст, благо этого добра у нас растет предостаточно. Но тогда где царапины?

–Понятно, -со вздохом констатировала Марина, терпеливо наблюдая, как я верчу во все стороны руками, разглядывая кожу на предмет царапин от шипов. -Я вот надеюсь, меня за это не уволят.

–За что? -меланхолично поинтересовалась я. Ответ мне не понравился -горничная резко, не давая вырваться, схватила меня за шею и засунула мою многострадальную голову под душ. Ледяной. Первые секунды я онемела, потом начала хрипеть и пытаться вырваться, снесла на пол банку с морской солью и заехала Марине локтем по ребрам, но горничная даже не вздрогнула, продолжая экзекуцию и наблюдая, уверена, за ней с явным удовольствием. Когда голос начал ко мне возвращаться, я начала повизгивать, надеясь, что меня пожалеют и хотя сделают воду потеплее. Мечтам сбыться было не суждено и я перешла на мат, в пространных выражениях проинформировав невозмутимую Марину, что именно с ней сделаю, если она сейчас же меня не отпустит. Платье и волосы липли к телу, шею начало ломить, но хватка Марины ослабла лишь тогда, когда я замолчала и меня отчетливо начало потряхивать от холода -отрицательные температуры мой организм переносит крайне плохо, сказывается переохлаждение, полученное благодаря маме в развалинах какого -то завода, где мне довелось провести не самую лучшую ночь в моей жизни.

Стянув с меня платье, Марина засунула вяло сопротивляющуюся хозяйку под нормальный горячий душ и, заставив меня опуститься на дно просторной ванны, схватилась за шампунь, намереваясь привести меня в порядок. Я только отплевывалась, понимая, что просто так горничная от меня не отстанет и лучше потерпеть, тем более, что головная боль, словно испугавшись чересчур активную девушку, притаилась где -то в затылке. Совсем не ушла, но и расколоть мою черепушку на части прямо сейчас не намеревалась, а значит, Марине следовало сказать спасибо. Но для начала я ее уволю, потому что это называется жестокое обращение с хозяйками!

Несколько минут спустя я, замотанная в длинный махровый халат, сидела перед зеркалом, а Марина, вооружившись феном, пыталась привести мои волосы в порядок. Во рту чувствовался мерзкий привкус, избавиться от которого не помогал даже ментоловый ополаскиватель, но умирать я, кажется, передумала. Господи, и с чего я так напилась -то, а? Да еще и коньяком, который терпеть не могу?

–Потому что хозяин велел мне избавиться от вашего любимого мартини, -проинформировала меня Марина, зажав зубами шпильки, -вас, впрочем, это не остановило, и в ход пошел коньяк. Его хозяин даже не подумал прятать, знал, что вы даже нюхать не будете. Наивный, -усмехнулась она.

–А с чего я напилась -то? -ответ на этот вопрос интересовал меня в первую очередь. Попытки вспомнить самостоятельно успехом не увенчались, грозя вспышкой головной боли, и я решила не напрягаться.

–Полагаю, со злости, -хмыкнула Марина. -Не могу вас осуждать. Завтракать будете?

При мысли о еде желудок протестующе рванулся к горлу. Замотав головой и на всякий случай зажав рот руками, я сделала носом несколько вдохов, давая понять, что в меня даже минеральная вода влезет с трудом, и устремилась взглядом на свое отражение. Под глазами мешки и тени, лицо помятое, про запах изо рта вообще молчу -дыханием можно сбивать некрупных птиц еще на подлете… Вот с чего мне приспичило напиться, да еще коньяком? С какой злости? На кого я злилась вообще? Ответа не существовало, хотя я знала, что склероз вечным не будет и через пару часов воспоминания начнут возвращаться. Вот только буду ли я этому рада? Интуиция подсказывала, что вряд ли.

–А почему я была в платье?

–Так вы в клуб хотели завалиться, но Юрий категорически запретил охране вас выпускать, -вздохнула Марина, -правильно сделал, как по мне. Еще неизвестно, каких бы дел вы там натворили.

Я фыркнула. Неизвестно ей, ага. А то забыть успела, как несколько лет назад я только и делала, что трепала папе нервы своими бесконечными загулами. Да меня охрана под утро на руках приносила в невменяемом состоянии, Юрий, кажется, седеть тогда и начал -над ним я всегда издевалась с особым удовольствием. Поистине у начальника службы безопасности безграничный лимит терпения, я бы уже давно придушила обнаглевшую девицу и тихонько прикопала в лесочке, а он ничего, держится… С этой мыслью я заснула для того, чтобы проснуться под вечер в более -менее сносном состоянии с мыслью, что дальше так жить нельзя. Когда алкоголь помогал мне решить хоть одну проблему? Да не было такого.

Сменив халат на белый сарафан с цветочным принтом, я отправилась в столовую, понимая, что надо хотя бы слегка перекусить. Голова все еще была далека от идеала, но прямо сейчас разваливаться на части как будто не собиралась, чему я была несказанно рада. Конечно, прямо сейчас я не способна на какие -либо активные действия, но посидеть за столом, вяло ковыряясь в тарелке, и как следует пораскинуть мозгами должна суметь. А подумать мне есть о чем -откровения родителя, и ставшие причиной моей тесной дружбы с ненавистным коньяком, всплыли в памяти в малейших деталях.

Марина не стала никак мое появление, тем более состояние комментировать, поэтому молча поставила передо мной стакан минеральной воды и тарелку с салатом, зная, что уж от любимого «Цезаря» я не откажусь. Кивнув горничной в знак благодарности, я устроилась поудобнее, закинув ноги на соседний стул, и жадно осушила стакан едва ли не целиком -жажда у меня, в отличие от аппетита, присутствовала в полной мере.

Господи, это ж надо быть такой дурой, чтобы очевидных вещей не замечать! Ну что мне стоило задуматься над тем, командировка Ивана, наркотики в его машине и мое знакомство с Платоном звенья одной цепи? Папа не стал тянуть резину и устроил все крайне быстро, и лишь Ольге Юрьевне хватило мозгов задуматься, что вся эта история с наркотиками какая -то мутная! А мои мозги где были? Правильно, с Иваном, который сидел в камере! Папа знал, что я ни о чем другом и думать не буду, поэтому не боялся, что я смогу догадаться о его роли во всей этой грязной истории! И все ради чего, господи? Ради того, чтобы выдать меня замуж! А меня спросить, по традиции, не надо! С другой стороны, спрашивал уже, получил категоричный ответ, что от Ивана я не откажусь, и был вынужден действовать по своему усмотрению. И чего я злюсь тогда, раз сама во всем виновата? И что делать -то теперь? Папа действовал подло и грязно, но в моих интересах, и я не могу этого не понимать. Мы с Иваном и в самом деле не пара, и лучше бы друг от друга держаться подальше, потому что у нас просто не может быть совместного будущего! Даже если опустить тот факт, что мы пусть и дальние, но родственники, наш союз в этом городе будет мезальянсом -не скажу, что мы как Ромео и Джульетта, но в нашем случае обернется все грандиозным скандалом и уж точно не хеппи -эндом. И я все это понимаю, но с сердцем что делать, которое понять не может?

Вздохнув, я потянулась за пультом и активировала огромную телевизионную панель, занимающую центральное место на стене. Настроение и так ни к черту, хоть музыкальный канал включить, что ли…

Включила, ага. Местные новости, которые привлекли мое внимание папой, который в строительной каске и деловом костюме давал интервью, меня вообще не обрадовали и я уже собралась было переключиться на что -то более интересное, но тут в кадре появилась журналистка, которая заставила меня притормозить.

–Мы крайне рады, что открытие новой ветки газопровода состоялось точно в срок, -заметила она, -но уверена, наших зрителей интересует не только деловая часть вашей поездки по региону. Ваша дочь довольно долгое время не появлялась на публике, полагаю, это как -то связано с грядущим бракосочетанием, дату которого мы все так хотим услышать?

Папа на секунду нахмурился, но тут же расцвел в улыбке.

–Таня, к сожалению, не любит лишний раз показываться перед камерами.

–Это очень печально, учитывая такую яркую внешность, -ввернула журналистка, -камера ее любит. Тане бы идеально подошла роль актрисы.

–Моя дочь активно готовится к роли жены и я даже представить не могу, в какую сумму мне обойдется эта подготовка, -рассмеялся папа, -моя девочка, разумеется, достойна самого лучшего. Мужа в том числе. Я очень рад, что она сделала прекрасный выбор, они с Платоном очень друг к другу привязаны и я уверен, что будут очень счастливы вместе.

Я едва ли глаза не закатила. Вот она, высокая политика во всей красе. Ни слова правды папа не сказал. К свадьбе я готовиться и не думала, ни о какой привязанности к Платону речи вообще не шло, а как может стать счастливым брак, основанный на голом расчете, я представить не могла при всем желании. Но звучит убедительно, ага.

Выключив телевизор, я допила минеральную воду и вышла во двор, в котором солнце неторопливо клонилось к горизонту, окрашивая небо во все оттенки алого и серо -фиолетового. Устроившись в удобном ротанговом кресле, я вяло прикидывала, как мне теперь вести себя с папой -разговаривать с ним в ближайшее время я не собиралась, да и видеться тоже. Следовательно, на звонки отвечать будет Марина, я готова общаться только с Ольгой Юрьевной, которая, к слову, могла бы меня хоть как -то в курс дела ввести. С другой стороны, расскажи мне мачеха о своих подозрениях, разве я бы ей поверила?

Минут через десять Марина принесла гаджет, надрывающийся в режиме входящего вызова. Я посмотрела на айфон и была вынуждена за него схватиться -Юрий мне по ерунде звонить не станет.

–Очухалась? -осведомился начальник службы безопасности, когда я ответила на вызов самым бодрым голосом, который смогла изобразить. О моем свидании с коньяком он явно был прекрасно осведомлен, но Марина сделала вид, что не при делах.

–Тебе -то что? -буркнула я, зная, что Юрий терпеть не может, когда я пью. Явно помнит, на что я в таком состоянии способна и, что ж, не могу его винить.

–Передай трубку Платону, пожалуйста. Он так резко сорвался, что забыл поставить пару подписей, и надо сверить время встречи с немецкими инвесторами, которые не слишком довольны его поведением.

–Э… -растерянно протянула я, -с чего ты взял, что Платон у меня? Нет его.

–Как нет, когда он закупился цветами и к тебе поехал? -в голосе Юрия недоумение медленно сменилось настороженностью.

–Не знаю уж, куда он поехал, но я одна. Марина подтвердит, -раздраженно отозвалась я. Платон и цветы, сочетание, конечно, интересное, но в обозримом пространстве не наблюдалось ни того, ни другого. -Звонить не пробовал?

–А чем я, по -твоему, занимался последние полчаса? -почти огрызнулся Юрий. -Вне зоны он. Даже Леопольд волнуется, про Ольгу вообще молчу.

–Я проснулась полчаса назад,-меня начала охватывать если и не тревога, то нечто к ней крайне близкое. -Платона не было, Марина бы его впустила и устроила с комфортом, он же практически член семьи, -я нервно сглотнула. -Слушай, а если… -не договорив, я замолчала. Юрий был не дурак и понял, что я хотела сказать, но не смогла из себя выдавить.

–Щенок Тайпана слов на ветер бросать не будет, -мрачно подтвердил он, -а Платон без охраны, даже Романа с собой не взял. А мне не до этого было, уж извини. Ладно, разберемся. На связи будь, и из дома ни ногой, поняла меня? -приказал мужчина перед тем, как мне в ухо полетели короткие гудки. Я кивнула и подняла на Марину совершенно беспомощный взгляд. Не знаю, куда запропастился мой будущий муж, но если Иван как -то к этому причастен, то мне по -настоящему страшно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю