290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По краю обмана (СИ) » Текст книги (страница 6)
По краю обмана (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 23:30

Текст книги "По краю обмана (СИ)"


Автор книги: Альда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 23 страниц)

–Марина, чаю сделай, пожалуйста, -попросила я и, старательно держась за перила, начала подъем на второй этаж. Никогда не думала, что преодолевать ступеньки -это так сложно. Кажется, надо было не лежать в кровати, а хотя бы по палате передвигаться, но кто же виноват, что я чуть ли не ежечасно под капельницами находилась? Найду того, кто меня отравил -убью, можно не сомневаться.

Держась за стену, я преодолела коридор, добралась до двери в свою комнату и с облегчением ввалилась внутрь. Все, сейчас раздеться, в душ и на несколько часов можно будет расслабиться, специально обученные люди сами все сделают. Господи, как я переживу этот чертов саммит, я понятия не имею, на ногах -то еле держусь…

–Привет, собачатина, -я вяло махнула Гекке, лежащей на моей постели, рукой и подошла к зеркалу, чтобы лишний раз убедиться в собственной непривлекательности. Так и есть, волосы стянуты в неаккуратный пучок и явно нуждаются в шампуне, губы потрескались и шелушатся, под глазами тени -мне нужна тонна косметики, чтобы все это замазать. И платье… Интересно, что там Ольга Юрьевна для меня выбрала?

Развернувшись, я добралась до гардеробной, протягивая руки к чехлу, внутри которого ожидал своего часа мой вечерний наряд, и недоуменно обернулась, когда сзади раздалось злобное собачье ворчание.

–Ты чего? -я посмотрела на Гекку, которая ответила мне внимательным взглядом, и сделала шаг в ее сторону, -ну извини, что не погладила. Отвратительно себя чувствую, а еще саммит этот… Иди ко мне.

Доберман на мое приближение оскалил клыки и зарычал уже куда выразительнее. Я недоуменно остановилась, пытаясь понять, в чем дело. Гекка, конечно, ангельским характером не отличается, но чтобы вот так себя вести -это нонсенс. Можно подумать, я пытаюсь у нее любимую косточку отнять!

–Так, дорогуша, -я тоже начала злиться, -а ну прекращай! -я сделала еще один шаг в ее направлении и остолбенело застыла, когда Гекка вскочила на лапы и, словно выпущенная в цель арбалетная стрела, прыгнула на меня. Шансов устоять на ногах у меня не была, собачье тело отшвырнуло меня спиной вперед, впечатывая в ковер, отчего дыхание перехватило, а из легких выбило весь воздух. Я попыталась трепыхнуться, но времени не было -доберман уперся передними лапами мне в грудь, явно намереваясь вцепиться хозяйке или в лицо или в горло, уж в этом можно было не сомневаться.

–Гекка, -просипела я, понимая, что нахожусь в каком -то кошмаре -почему моя собака так себя ведет? Псина, разумеется, на мой хрип не обратила ни капли внимания, остервенело рыча, словно я была ее злейшим врагом, и сделала последний рывок. Единственное, что я смогла, это инстинктивно заслониться руками, в которые собачьи клыки и вошли, словно нож в растопленное масло. Вспышка боли заставила меня зажмуриться от ужаса и, кажется, потерять сознание, потому что находиться в реальности было выше моих сил.

========== 15. ==========

Я посмотрела на свои руки, обколотые обезболивающим, и страдальчески вздохнула. В общей сложности мне наложили больше десяти швов, и это я еще легко отделалась, спасибо Марине, которая с чашкой чая влетела в мою комнату, выплеснула горячий напиток Гекке в морду и, придушив псину ошейником, оттащила от меня, заперев в ванной комнате. Не представляю, что бы со мной было, появись горничная на минуту позже -подозреваю, озверелый доберман бы снял кожу с моего лица тонкими лоскутами, в этом можно не сомневаться.

О каком вечернем платье может идти речь, если руки от запястий и практически до локтей туго забинтованы, я понятия не имела, но надеялась на Марину, которая сейчас усиленно рылась в моей гардеробной, выбирая для меня подходящий наряд. Гекка, которой вскоре стало плохо до хрипа и пены из пасти, была сдана с рук на руки спешно вызванным ветеринарам, которые предварительно констатировали у собаки сильное отравление, возможно, наркотического характера и забрали в клинику, чтобы разобраться более детально.

–Дай мне что -нибудь с длинными рукавами, -безэмоционально попросила я, совершенно опустошенная событиями последних дней. На Гекку я не злилась и сомневалась, что с этого дня начну ее бояться, но мне был неприятен сам факт того, что собаку на меня натравили специально. Для чего? Чтобы она меня если и не убила, то изуродовала или напугала? И получается, что воду мутит тот же человек, который подбросил Ивану наркотики, предварительно подсыпав мне в клубе какую -то гадость, чтобы заиметь на пакетах мои отпечатки пальцев. Кто -то действует быстро и нагло, разобраться бы еще, с какой именно целью. Кого проверяют на прочность? Меня? Ивана? Или наших родных? И что мне со всем этим делать, господи боже мой?

–Татьяна Леопольдовна, может, вам лучше дома остаться? Ну нельзя вам в таком состоянии куда -то ехать, -Марина отвлеклась от своего занятия и сочувственно посмотрела на меня, явно переживая за хозяйку, которой в последнее время досталось по полной программе.

–Я не могу, -вздохнула я, -не могу, понимаешь? Папе важен этот саммит, он столько сил вложил, чтобы привлечь в регион иностранных инвесторов и… Я должна там быть, для него это очень важно. Да, я отвратительно себя чувствую, мне вообще хочется лечь и сдохнуть, но я не могу его подвести.

Кивнув, Марина снова зарылась в мои многочисленные платья в поисках подходящего, мне же было решительно все равно, что придется надеть на это мероприятие, до которого оставалось времени все меньше. С грустью посмотрев на свои многострадальные руки, я подумала о том, что шрамы останутся наверняка -зная маму, кусаться Гекка обучена просто прекрасно, поэтому жди меня в ближайшем будущем пластическая операция. И какая тварь отравила мою собаку? И главное, как? Геката из чужих рук ничего не возьмет, в доме она слушается только меня и Марину, но сомневаюсь, что горничная имеет какое -то отношение ко всей этой истории, да и Гекку она любит, чтобы такое устроить.

–Как ее отравили? -задумчиво протянула я. -Выстрелили дротиком? Ну не могла Гекка сожрать какую -то гадость!

–Она утром на прогулке с земли пару шоколадных конфет подхватила, -вытаскивая платье, проинформировала меня горничная, -мы же в лесу за периметром гуляем. Я просто не успела ее оттащить. Она же шоколад обожает, унюхала и мигом проглотила. Я вообще сначала подумала, что кто -то гулял там с ребенком, оттуда и конфеты, но теперь сомневаюсь. Обещаю, в следующий раз выгуливать ее только в наморднике!

–А толку -то, -скривилась я, -вряд ли снова наткнетесь на отравленные конфеты. Своей цели отравитель достиг, повторять вряд ли будет, за что спасибо ему огромное, -я критически оглядела короткое платье, усыпанное стразами от Сваровски, отчего наряд переливался и искрился. Длинные рукава, полное отсутствие декольте, облегающее -в принципе, неплохо, еще добавить крупные серьги с бриллиантами и я буду ослеплять народ еще на подходе. И уж точно никто не обратит внимание на мои руки, а не этого ли я добиваюсь? Марина, как всегда, вне конкуренции, ей бы модельером работать, а не завтрак мне в постель подавать.

–Вы хозяину скажете? Ну, про Гекку? -пока я переодевалась, несмело уточнила горничная. Я повернулась к ней, одновременно пытаясь застегнуть молнию на спине.

–Ты что, с ума сошла? Да он ее пристрелит сразу, -в данном развитии события я не сомневалась. Папа Гекку едва терпит, и узнав, что она на меня набросилась, тут же от собаки избавится. Нет, информацию буду придерживать до последнего, а добермана, от греха подальше, отправлю к маме -даже будь накачана наркотой по уши, уж ее Геката ни при каких обстоятельствах не тронет.

–Логично, -со вздохом согласилась Марина, помогая мне застегнуть молнию и поправляя мои уложенные волнами волосы, рассыпанные по плечам. Пока моими руками занимались врачи, лицо и волосы побывали в руках стилистов и косметологов, поэтому разлившаяся по коже бледность и круги под глазами были тщательно замаскированы. Даже прилипчивым журналистам и папарацци с их вездесущей техникой будет не к чему придраться, а не это ли сейчас главное? Конечно, я еле держусь на ногах, но ради папы буду улыбаться, танцевать и позировать фотографам, пусть внутри и хочется рассыпаться на части. Что поделать, жизнь у меня такая.

Когда я, едва передвигая ногами, спустилась в холл, то столкнулась с Юрием, который был привычно затянут в строгий костюм. Все понятно, папа его по мою душу отправил, перестраховывается.

–Паршиво выглядишь, -констатировал начальник службы безопасности, подавая мне руку и помогая преодолеть две нижние ступени внутренней лестницы. На счастье, на момент нападения Гекки в доме его не было, иначе в моей распоряжении уже бы имелся свеженький собачий труп.

–Скажи это стилистам, которые занимались моим внешним видом несколько часов, -привычно отфыркнулась я, в который уже раз поражаясь его наблюдательности. На мне идеально наложенный макияж, скрывший мне недостатки внешности, но Юрий все равно видит то, чего видеть не должен. Как это называется вообще?

Мы в молчании загрузились в «Мерседес» Ольги Юрьевны. Расположившись на заднем сиденье, я нервно, едва ли не ломая ногти, пощелкала застежкой клатча, понимая, что отчаянно нервничаю. Слишком много событий за слишком короткое время. Больше всего, конечно, я была вне себя от волнения за Ивана. Сомневаюсь, что следственный изолятор или куда там его определили до выяснения обстоятельств, место уютное и максимально комфортное.

–Слушай, Иван же, получается, ни в чем не виноват? -уточнила я, царапая ногтями змеиную кожу клатча. -Его могут отпустить? Ну хотя бы под подписку?

–Таня, ты, кажется, не понимаешь, -Юрий нахмурился. -Отпечатков Ивана на пакетах с кокаином нет, поэтому, разумеется, можно сделать так, что он окажется на свободе. Но ты понимаешь, чем это чревато?

–Чем? -удивилась я.

–Тем! -огрызнулся Юрий, теряя маску невозмутимости и спокойствия. -Дура ты рыжая! Хочешь занять место Ивана в камере? Два килограмма кокаина, дорогая моя, это тебе не шутки. Забыла, чьи отпечатки на пакетах с этой дрянью?

Я охнула, понимая всю паршивость ситуации. В камеру мне не хотелось, равно как и вообще иметь какое -то отношение к наркотикам, но что прикажете делать? Нас с Иваном грамотно подставили, и хоть один из нас должен был из -за этого пострадать -и я сомневалась, что кто -либо позволит мне занять его место, в том числе сам Иван. Я дочь мэра, скандал будет слишком громким, но делать -то что? Ивана надо вытаскивать, но как?! Я не понимала и понять не могла, сколько бы ни думала в этом направлении. Тупик.

–Дошло, -злорадно отозвался Юрий, -поэтому сиди и не высовывайся. Мы с Леопольдом думаем, как с этим разобраться.

–И много надумали? -вызывающе осведомилась я, тоже начиная злиться. Сколько можно уже? Когда меня будут держать в курсе дела, а не кормить крохами информации?

–Не твоя печаль, -отрезал начальник службы безопасности. -Тебе надо держаться подальше от всей этой грязи.

–То есть, от Ивана? -окрысилась я. -А ничего, что он вообще -то мой парень?

–А ничего, что он вообще -то твой брат? -Юрий обернулся, выплескивая на меня все свое раздражение. -А ты дочь мэра, а не какого -нибудь уличного художника! Так что веди себя как говорят, если хочешь и в дальнейшем жить ровно и спокойно. За эту наркоту должен кто -то ответить, и пусть лучше это будет тайпанов щенок, чем ты. Он мне никогда не нравился. Может, к наркотикам твой Иван отношения и не имеет, но я бы не считал его ангелом с крылышками, на нем пробы негде ставить.

Я втянула носом воздух, но промолчала, чтобы не сорваться. Юрий выражался более чем откровенно, и мне это совершенно не нравилось, хотя я и не могла не понимать, что по сути он прав. Иван только со мной такой хороший, внимательный, любящий и заботливый -но давно ли он стал таким? Вспомнить хотя бы, как он через свой клуб подыскивал девушек для маминого, чтоб его, модельного агентства. Где сейчас эти девушки? И не узнать.

–Притихла? -Юрий внимательно на меня посмотрел в зеркале заднего вида. -То -то же.

–Заткнись, -мрачно посоветовала я. Думать об Иване в негативном смысле мне не нравилось, но кто же виноват, что так получается? Он не самый лучший человек, хотя, если разобраться, я тоже не образец для подражания. Но так ли это важно, кто и что, если мы друг друга любим?

Открытие саммита проходило за городом, на территории исторического комплекса, представляющего собой ухоженный парк, в центре которого возвышался двухэтажный особняк из бледно -желтого камня, декорированный белыми колоннами и статуями из итальянского мрамора. На втором этаже, на открытой террасе, были сервированы столы, среди которых сновали услужливые официанты, предлагая гостям шампанское, вино и многочисленные закуски. К высокому крыльцу один за другим подъезжали лимузины и машины класса люкс, к которым тут же бросались дворецкий и метрдотель, чтобы открыть дверцу и помочь гостям выбраться из салонов, отделанных дорогой кожей. Тут и там виднелись мрачного вида мужчины в строгих костюмах, выполняющие свои обязанности по охране периметра и его обитателей, некоторые были с собаками и, когда один из доберманов залаял, я непроизвольно вздрогнула. Перед глазами все еще стояла Гекка, пытающаяся меня освежевать. Не знаю, как быстро я это переживу. Собака, обученная на убийство людей, это страшно. И зачем мама так ее натаскала? Опасалась за свою жизнь? До какой степени?

В вечернем воздухе разливался аромат роз, смешанный с женскими духами и музыкой живого оркестра, но я мало обращала внимание на то, что меня окружает. Юрий помог мне выбраться из «Мерседеса», и вокруг тут же защелкали вспышки фотокамер, запечатлевая сам момент моего прибытия. Машинально натянув на губы самую приветливую из своих улыбок, я грациозно поднялась по ступеням крыльца, милостиво принимая комплименты, которыми меня поспешили осыпать каждый из присутствующих в поле зрения мужчин. Женщин же больше интересовал мой внешний вид, поэтому платье и драгоценности удостоились самого пристального внимания -во мне искали недостатки и, не находя их, явно злились, что умело маскировалось улыбками.

–Татьяна, вы прекрасно выглядите! -ко мне подскочили очередные, охочие до сенсаций, журналисты. -Но где же ваш спутник? Анонсировалось, что сегодня мы, наконец -то, увидим, кому отдано ваше сердце!

–Простите, это конфиденциальная информация, -улыбнулась я, пребывая в состоянии легкого шока. Чего там анонсировалось? Где и когда? О каком спутнике шла речь? Ни черта не понимаю! Официально мы с Иваном нигде не появлялись, это было одним из папиных условий, но слухи, разумеется, ходили. Но сейчас мне намекали явно не на сына Тайпана. Тогда в чем дело?

Ответы на эти вопросы мог дать мне только папа, поэтому на его поиски я и отправилась, прихватив для вида бокал шампанского. От алкоголя натурально тошнило.

Первой в поле моего зрения попалась Ольга Юрьевна, будучи одета в роскошное белое платье с леопардовым принтом. Спереди короткое, сзади оно стелилось полупрозрачным летящим шлейфом, подчеркивая безупречные ноги, длине и стройности которых могла даже я позавидовать. Шею охватывала мягкая петля, соблазнительно оголяя плечи и руки. Темные волосы, подстриженные волнистым каре, обрамляли красивое лицо, на котором сияли глаза и была самая искренняя улыбка -честно, я даже залюбовалась, такой мачеха выглядела молодой и счастливой. В груди шевельнулась совесть -я прекрасно помнила свою вчерашнюю выходку и, возможно, о ней даже сожалела.

–А вот и моя девочка, -если между нами и были какие -то острые углы, то ничем этого Романова не выдала, протягивая ко мне руки и целуя в щеку. Ответив ей тем же, я вытерпела небольшую фотосессию, всячески демонстрируя, что мы с мачехой очень любим друг друга и вообще просто лучшие подруги. Негласное правило -даже раздерись мы часом ранее в клочья, на людях делаем вид, что у нас все замечательно. Лицемерие, конечно, но таков закон стаи. -А почему ты в этом платье? Я специально для тебя из Милана заказала, -когда мы вышли в оранжерею, выразила удивление Ольга Юрьевна, делая небольшой глоток белого вина. -Нет, ты прекрасно выглядишь, просто… Не бери в голову.

–Извините, -я передернула плечами, -надену в следующий раз, обещаю. Где папа?

–Разговаривает с очень важными людьми. Это мы здесь с тобой развлекаемся, Леопольд работает, к сожалению.

Кивнув, я отвернулась от испытующего взгляда мачехи и посмотрела на черную бабочку с ажурными крыльями, усыпанными синими пятнами. Красивая, конечно, но и только. Я могу раздавить ее двумя пальцами, если пожелаю. И куда тогда денется вся эта невесомая красота?

–Ты мне не нравишься, -заявила Романова.

–Еще минуту назад я была уверена в обратном, -не скрывая удивления, отозвалась я, теряя к бабочкам интерес, -но спасибо, что просветили.

–Да нет, -с досадой пояснила папина жена, -я в том смысле, что выглядишь ты так, словно сейчас упадешь в обморок. С тобой точно все в порядке?

–Вы сейчас серьезно? -я насмешливо на нее посмотрела. -Папа что, скрыл от вас всю эту ситуацию с Иваном, наркотиками и моими отпечатками? Я просто не могу хорошо выглядеть, учитывая, что меня отравили! -и вдобавок едва не сожрали, но это секретная информация.

–Бедная моя девочка, -вздохнула Романова, -говорила я Леопольду, что мы без тебя могли бы справиться, но куда там. Потерпи уж, немного осталось.

–А что мне еще делать? -усмехнулась я. -Только терпеть.

Улыбнувшись, Ольга Юрьевна меня покинула, позволяя остаться в одиночестве, за что я была ей искренне благодарна. Хотелось хотя бы пять минут тишины и покоя, но как только я присела на бортик декоративного фонтана с золотыми рыбками и опустила пальцы в воду, как за моей спиной послышались тихие шаги. Будучи уверена, что это Юрий, потому что только ему дозволялось ко мне приближаться, нарушая личное пространство, я с улыбкой обернулась, стремясь продемонстрировать, что у меня все просто замечательно и он может валить на все четыре стороны. К сожалению, улыбка с моих губ быстро сползла, стоило наткнуться взглядом на Платона. Вот уж неожиданность, о которой я совершенно забыла. И что делать прикажете?

–В джинсах ты мне больше нравишься.

Пей я в этот момент шампанское -подавилась бы однозначно.

–К слову, ты мне совсем не нравишься, -парировала я, сузив глаза, -и давно ли мы перешли к неофициальной форме общения? Что -то не припомню.

–Ой да брось, -усмехнулся племянник Ольги Юрьевны, -после нашего вчерашнего рандеву, к слову, неудачного, но эффектного, ты просто обязана выйти за меня замуж.

–Разбежалась, -фыркнула я, болтая пальцами в приятно прохладной воде, брызгами водяной пыли оседающей на моей разгоряченной коже. -И к слову, у меня есть парень.

Платон приблизился, смотря на меня сверху вниз и однозначно нервируя. Нет, когда он сыпал шаблонными комплиментами, общаться с ним было куда приятнее. Сейчас же передо мной стоял словно другой человек, не отягощенный правилами поведения в светском обществе. Это одновременно и напрягало, так как я не знала, чего в таком случае ожидать, и интриговало -по той же причине.

–В таком случае, где же он? И почему о ваших отношениях не объявлено официально?

–Твое какое дело? -полюбопытствовала я, раздумывая, к чему приведет этот разговор и не пора ли его прекращать.

–Самое прямое. Хочу предложить свою кандидатуру. Раз уж все равно, как ты утверждаешь, нас практически поженили.

Я рассмеялась, запрокинув голову. Ничего себе заявление! Да если я сейчас ударю его по лицу, то сделаю это с полным правом!

–А ты наглый.

–Ничего подобного. Просто облегчаю жизнь нам обоим. Я планирую задержаться в этом городе, участвую в одном масштабном проекте, кстати, одобренным твоим отцом. Так почему бы не совместить полезное с приятным? -проинформировал меня Платон, причем на полном серьезе.

–Вот уж радость, -я поднялась на ноги и, стряхнув воду с пальцев, поспешила в более людное место, спиной ощущая его задумчивый взгляд, которым Платон сопровождал каждый мой шаг. Следом не пошел и слава богам, иначе я, будучи на нервах, точно бы приложила его по смазливому лицу.

========== 16. ==========

Покачивая в пальцах бокал минеральной воды, я стояла на верхней террасе, наблюдая, как заходящее солнце окрашивает беломраморные статуи в розовые и золотые цвета, заставляя тени удлиняться. Настроение было ни к черту, что неудивительно, если вспомнить события, участницей которых я стала за отвратительно короткий промежуток времени. Самым мерзким было чувство безысходности, которое я ощущала по отношению к Ивану -я очень хотела ему помочь, но ситуация была такой, что ни мои связи, ни мои деньги в этом случае ничего не решали. Единственная надежда оставалась на Родиона Романовича и его старшего брата, но от них пока не было никаких известий, отчего я была вынуждена мучиться от неизвестности. Папа, в чем я сомневаюсь, помогать Ивану вряд ли будет -по крайней мере в открытую, нашей семье только скандала с наркотиками не хватало. И кому понадобилось все это устраивать? И вокруг кого идет возня? На кого направлен основной удар? Я не понимала.

–Соблюдаешь обет трезвенности? -Платон, неторопливо ко мне приблизившийся, встал рядом вполоборота, чтобы любоваться мной, нежели закатом, что и не думал скрывать; я наградила его раздраженным взглядом, не испытывая никакого желания вести великосветскую беседу, но племянник Романовой, разумеется, нимало не смутился.

–Тебе тоже не помешает, -я выразительно посмотрела на бокал вина в его руке, чувствуя к алкоголю натуральное отвращение.

–Брось, я столько не выпью, -усмехнулся Платон, успевший избавиться от легкого голубого пиджака и оставшийся в белой футболке с черной надписью на английском, сплошь нецензурной. Интересно, он про дресс -код слышал? Джинсы и кроссовки, пусть и брендовые, не то, что следует надевать на мероприятия такого масштаба, но кажется, кое -кого это интересовало в последнюю очередь. Или он мимо проезжал, но решил заглянуть на огонек?

–Чего тебе нужно? -устав ходить вокруг да около, я внимательно посмотрела на него, скрестив на груди руки и всем своим видом давая понять, что собеседник мне смертельно надоел.

–Узнать тебя поближе.

–Насколько ближе? -я сузила глаза, поскольку фраза была уж очень двусмысленная.

–Насколько позволишь.

–А если не позволю? -усмехнулась я.

–Сомневаюсь, что меня это остановит.

Я приподняла брови, пытаясь понять, что именно чувствую. Платон не стеснялся в выражениях, будучи со мной достаточно искренним, и меня это, пожалуй, смущало, если не ставило в тупик. Он не должен быть таким прямолинейным, но законы светского общества на племянника Ольги Юрьевны, как я поняла, если и распространялись, то он плевать на них хотел.

–Расскажи мне о проекте, -решив сменить тему, попросила я, возвращаясь к любованию закатом, -том, который папа одобрил. Не представляю, что это может быть.

–Серьезно? -Платон сделал глоток вина, прислоняясь к перилам, около которых мы стояли, и неотрывно смотря на меня, что я старательно игнорировала, -я произвожу впечатление мальчика -мажора?

–А сам как думаешь? -я передернула плечами. -Как я еще должна тебя воспринимать?

–Первое впечатление часто бывает ошибочным, -проинформировал меня Платон.

–Так развей мои сомнения, -я порывисто обернулась к нему, -кто ты, мальчик -зайчик? Обычный прожигатель жизни на дорогой тачке? Или кто -то более интересный?

–Ты же в курсе, что твой отец планирует развивать этот регион как перспективное туристическое направление? -Платон пропустил мой сарказм мимо ушей, благоразумно не став поддаваться на провокацию.

–Ну да, -кивнула я, -только не понимаю, как он намерен этого добиться. У нас нет ничего примечательного. На что здесь смотреть? Музей только краеведческий. Ну есть пара архитектурных памятников, связанных с царской семьей, но этого слишком мало.

–Таня, если туристы хотят чего -то масштабного и исторического, то едут в Москву или Петербург, там этого добра навалом, -Платон вернул опустевший бокал официанту, -нам смысла нет составлять конкуренцию двум столицам, это совершенно провальная затея.

–Тогда как вы туристов планируете сюда заманить? Чем? -я не понимала.

–Ну во -первых, я бы не сказал, что в этом регионе не на что смотреть, -Платон выразительно окинул меня взглядом, на что я приподняла бровь, выражая свое недовольство, и рассмеялся, -я серьезно вообще -то. Здесь прекрасные заповедные места, водятся редкие звери, птицы и рыбы, а на Северных озерах встречается уникальная рыба -хамелеон, такой даже на Байкале нет. Так что если кто -то предпочитает хороший отдых вдали от шумного города, то ему здесь обязательно понравится. С охотой, конечно, не выйдет ничего, как и с рыбалкой, потому что заповедник, но впечатлений хватит очень надолго. Дольмены опять же.

–Это еще что? -озадачилась я.

–Древние погребальные камни, если совсем просто, -пояснил Платон, -в северной части заповедника явно было какое -то капище, кажется Дажьбога, мечта археологов и историков. Очень перспективно, там копать и копать.

–Короче, вы не планируете строить что -то новое, вы собираетесь рекламировать старое, -вздохнула я, ожидавшая каких -то космических технологий или что -то в этом роде. Мое разочарование от Платона не укрылось.

–Почему не планируем? Планируем, только не в таких масштабах, как бы тебе хотелось. В центре города надо несколько исторических зданий отреставрировать, гостиницу европейского типа построить, проект речного вокзала согласовать -работы непочатый край, но бюджет не потянет, поэтому инвесторы и нужны. Ты думаешь, у нашего региона большое финансирование? Кот наплакал. Поэтому город не сильно богат новыми районами, не на что расширяться, -Платон сделал глоток воды из моего бокала, -но вообще это скучно. Я бы и в Чехии прекрасно мог жить, периодически сюда выбираясь, чтобы дела вести.

–Что мешает? -удивилась я.

–Захотелось тетю Олю навестить, сто лет не виделись. Вообще я думал, что она в Москве, поэтому был удивлен, узнав, что она вышла за твоего отца и перебралась сюда. Неожиданность, но приятная, скрывать не буду.

–Вы так близки? -решив не упускать тему, раз уж разговор так удачно развернулся, я перехватила у официанта тарталетку с фруктовым салатом.

–Она моя единственная семья, как еще? -пожал плечами Платон.

–Но она никогда о тебе не говорила.

–Сомневаюсь, что ты спрашивала. Я прав?

Я кивнула. Действительно, Ольга Юрьевна не сильно распространялась на тему своей жизни в Москве, я была только в курсе ее замужества и истории с последующей смертью мужа, все остальное меня не волновало, других проблем хватало.

–Кажется, мы рискуем пропустить самое интересное, -Платон осторожно взял меня под локоть, -пойдем? Уверен, там есть, на что посмотреть.

Я его уверенность не разделяла, но позволила увести себя с террасы в большой зал, похожий на бальный, где уже собрались многочисленные приглашенные, в нетерпении поглядывая на сцену. Я посмотрела по сторонам, отыскивая Юрия, но наткнулась глазами только на Романа, который ответил мне внимательным взглядом и, давая понять, что общество Платона не является для меня нежелательным, кивнул. Я с досадой покусала нижнюю губу, признавая, что племянник Романовой может за мной таскаться сутками, замечания ему не сделают. Это напрягало.

–А про парня ты серьезно? -когда мы подошли поближе к сцене, заходя в вип -зону с мягкими креслами, осведомился Платон. -Спрашиваю на тот случай, что вдруг информация ложная и ты просто стараешься от меня избавиться, -он приобнял меня за талию, позируя журналистам, -а мы, уверен, неплохо смотримся.

–Заткнись, а? -попросила я. -И про парня да, серьезно.

–Представишь нас?

–Уверена, вы друг другу не понравитесь, поэтому даже пытаться не буду, -я закинула ногу на ногу, устраиваясь в мягком кресле поудобнее и мечтая снять туфли, от которых уже устала. Этот Платон напрягает меня все больше и больше. Ну приехал ты в регион с рабочей целью -так занимайся делами, а не мне на нервы действуй! И чего ему в Чехии не сиделось?

–Вот уж наглая ложь, -Платон улыбнулся, -я обычно людям нравлюсь. Иначе никак, все контракты и переговоры накроются. Может рискнешь?

–Ты понятия не имеешь, о чем просишь, -я начала злиться. Даже случись такое, что Платон и Иван будут вынуждены познакомиться, я более чем уверена, что добром это не кончится при всем желании.

–Вернемся к этому разговору немного позже, -племянник Романовой устремил взгляд на сцену, на которой как раз появился папа. Переглянувшись с родителем, я натянуто улыбнулась, получив в ответ едва заметный прищур усталых глаз, и бурно зааплодировала, приветствуя господина мэра собственной персоной. Ольга Юрьевна опустилась по правую руку от меня, поверх моей головы переглянувшись с племянником, и устремила на мужа внимательный взгляд, держась расслабленно и с достоинством. Я старательно делала вид, что происходящее меня очень интересует, но признаюсь честно -папина речь от меня ускользнула, было и без нее о чем подумать. Например о наркотиках, будь они неладны. Зная папу, в регион эта дрянь если и попадает, то в минимальном количестве, два килограмма -слишком крупная партия, чтобы остаться незамеченной. И кто у нас такой наглый, любопытно? Наверное, надо с Родионом Романовичем пообщаться, он должен быть в курсе того, кто занимается такими делами, иначе и быть не может. Тайпан только недавно стал преуспевающим бизнесменом тире меценатом, еще год назад его имя ассоциировалось с делами сплошь незаконными, а в один момент такие перемены невозможны.

–…Я благодарен нашим друзьям, которые сделали все, чтобы наш регион обрел крылья и второе дыхание!.. -тем временем распространялся папа, демонстративно обмениваясь рукопожатиями с какими -то улыбающимися людьми, явно иностранцами. Машинально похлопав, я сделала глоток минеральной воды, увлажняя пересохшее горло, и поймала взгляд Платона, от которого мое отстраненное состояние явно не укрылось. Ну да, я не самая заботливая дочь, но речь папа и без меня произнесет, в чем дело -то?

–И прошу выйти на сцену одного молодого, но перспективного человека, который приложил максимум усилий для осуществления этого проекта! -папа сделал приглашающий жест и племянник Романовой, демонстративно улыбаясь, отправился на зов, заставив меня проявить таки некий интерес на лице. Награждать Платона овациями я не стала из принципа, скрестив на груди руки и давая понять, что чихать хотела на все его усилия. Хотя, если уж папа оценил его вклад в общее дело, то Платон явно заслуживает внимания -абы кого он восхвалять не стал, даже племянника собственной жены.

Речь Платона я мимо ушей пропустила уже специально -в принципе, о своих планах касаемо региона он меня уже просветил, слушать повторно и в более профессиональной версии мне это зачем? Без смысла, все равно я не увлекаюсь походами по лесам за древними камнями и сплавами по рекам. Мой максимум -конная прогулка, другие виды экстрима мне неинтересны.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю