290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Новый взгляд на лето (СИ) » Текст книги (страница 5)
Новый взгляд на лето (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Новый взгляд на лето (СИ)"


Автор книги: ad_dd






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

Отпустив девушку и поцеловав её в лоб, я остановил проходящего мимо нас Филинса и ударил его в челюсть, из-за чего парень не удержался на ногах и распластался по земле.

– Какая же ты тварь, Филинс, – только и произнёс я, снова возвращаясь к моей Астрид, которая с улыбкой коснулась моих губ своими.

– Я люблю тебя, Инглинг.

========== Глава 16 ==========

POV Астрид

Кое-как пережив весь этот ночной ужас, я со спокойной душой заснула в крепких, тёплых и таких нужных мне объятиях шатена, с ним в одной постели в коттедже, до которого было ехать куда быстрее, чем до яхты – ну, по крайней мере, так сказал сам парень, которому я безоговорочно поверила (да и как такому не поверить? Риторический вопрос, на самом деле). С утра же я проснулась из-за того, что Хэддока рядом не было, а с первого этажа доносились какие-то крики, так это мало того – второй голос был явно женский, что мне сразу же не понравилось, а в голове тут же всплыли слова Инглинга о его соседке и наш последующий разговор.

– Дело всё в том, что в соседнем доме здесь живёт девушка, которая не даёт мне житья, в прямом смысле этого слова. Как только я прилетаю в Дубаи, то моя жизнь медленно превращается в сущий ад, потому что эта девушка только и делает, что соблазняет меня, желая затащить в постель, а потом и под венец. Только вот она не понимает и никогда не понимала, что меня от неё воротит. Да, и нравятся мне блондинки, а не рыжие.

– Однако Торстон ты отсылаешь от себя куда подальше.

– Я однолюб, поэтому приходится всех от себя отсылать. Я уже давно несвободен.

– Тогда почему с тобой я, а не та девушка, в которую ты влюблён?

– Я потом отвечу тебе на этот вопрос.

И только сейчас я медленно, но смогла осознать, что той самой девушкой, в которую был влюблён этот «бесспорно гений, миллиардер, плэйбой и филантроп», была я. Прикрыв глаза и растянув губы в широкой улыбке, я счастливо пискнула, но все радостные эмоции прогнал чей-то противный женский буквально визг, из-за которого у меня едва волосы дыбом не встали. Не долго думая, я распахнула глаза, оглядела спальню и широко улыбнулась, когда на глаза попалась излюбленная чёрная рубашка парня. Выскользнув из постели, я скинула футболку парня и напялила на себя его рубашку, при этом растянув несколько верхних пуговиц. Встряхнув волосами, я медленно вышла из спальни и огляделась, ища лестницу, которая оказалась от меня справа. Медленно спустившись по ней, я снова огляделась, но найти Хэддока и его явно нежелательную гостью мне помог её же возмущённый крик о том, что она любит моего парня. Выглянув из-за угла я увидела рыжую дамочку в слишком коротком красном платье, а-ля снегурочка, которая медленно приближалась на своих чёрных ходулях к Инглингу, который хмуро смотрел на неё (и я была уверена, что в глаза) и качал головой.

– Уходи, – спокойно произнёс Хэддок, который, скорее всего, уже устал кричать на эту тупую рыжую стерву, но вот только она видимо не понимала, что ей говорил парень, потому что продолжала напирать.

– Рыжая, ты, кажется, адресом ошиблась, – громко и немного грубо произнесла я и продефилировала мимо обернувшейся ко мне лицом девушки.

– Доброе утро, милая, – Инглинг притянул меня к себе и, оставив на губах короткий поцелуй, нагнулся к моему уху. – Какая же ты у меня собственница.

– А ты что думал, – я усмехнулась, разворачиваясь в уютных объятиях и снова оглядывая барышню передо мной с ног до головы. – М-да, рыжая, это провал.

– Ты кто вообще такая? – Так, кажется, у этой особы прорезался голосок, но ничего, мы её сейчас быстренько заткнём – и не такие у меня молчать начинали. – Я считаю…

– Пересчитай, – грубо оборвала её я и победно вскинула голову, когда рыжая буквально задохнулась, не найдя, что мне ответить. – Милочка, я не уверена, что общение с тобой доставляет Инглингу хоть каплю удовольствия, поэтому пока по-доброму прошу тебя покинуть этот дом и вообще забыть сюда дорогу. Понятна ли тебе мысль моя неглубокая?

– Да как ты смеешь? – Дёрнулась было в нашу сторону рыжая. – Я тебе сейчас…

– Так, шавка, стоять, – топнув в сторону уже шагнувшей к нам девушки, я нахмурлась, но потом победно улыбнулась, когда рыжая отступила назад.

– Меня вообще-то Камилла зовут, – как-то уж слишком обиженно протянула эта Камилла, что мне вдруг захотелось подойти к ней и погладить её по головке, но, слава Одину, это было всего лишь секундным желанием.

– Мне плевать, как тебя зовут, – я пожала плечами и потрепала уткнувшегося мне в шею парня, который явно с трудом сдерживал громкий смех, по волосам. – Я просто хочу, чтобы ты ушла и забыла дорогу в этот дом. Что из всего мною сказанного тебе непонятно?

– Мне до сих пор не ясно, кто ты такая и как здесь вообще оказалась, – на манер лошади фыркнула Камилла и дёрнула головой, перекидывая волосы с одного плеча на другое.

Кажется, кто-то подумал, что сделал это «очень сексуально», но мне от этой картины почему-то захотелось опустошить и так пустой желудок. Так, пора заканчивать этот концерт, а то я её такими темпами и съесть могу вместо завтрака. И я уже хотела было сказать о том, что Инглинг мой парень, но шатен успел раньше меня.

– Невеста она моя, невеста, – хищно буквально зарычал Хэддок, а его руки прижали меня к его телу чуть сильнее. – Поэтому проваливай по добру по здорову, пока Астрид не устроила тебе «доброе утро» с последующим наложением гипса на всё тело.

– Запомни, милый, это ещё не конец, – эта шкура снова начала трясти своей гривой, а потом посмотрела мне в глаза и зашипела совсем как змея. – Запомни, тварь, Инглинг будет моим.

Развернувшись и больше ни слова не сказав, Камилла зацокала своими туфельками в сторону выхода, а я только поморщилась из-за того, что этот противный цокот ещё долго раздавался у меня в голове, словно эта рыжая шагала в ней на одном месте. Однако, это было не так, а дверь, которая с достаточно громким хлопком была закрыта, только подтвердила правоту моих мыслей. На короткий миг наступила тишина, которой я тут же начала наслаждаться, но это, к моему просто огромному сожалению, продлилось не так долго, как я на то рассчитывала, потому что Инглинг громко в голос рассмеялся, а потом медленно развернул меня к себе лицом.

– Боги Асгарда, Астрид, ты невероятна, – сквозь приступы пытался прохрипеть шатен, но выходило у него это просто ужасно. – Рыжая и шкура. Боги, я на тысячу процентов уверен, что так к ней точно ещё никто и никогда не обращался.

– Ну, кто-то же должен был стать первым, – я пожала плечами и улыбнулась. – Я подумала, что будет лучше, если этим счастливчиком окажусь я. Всё же она не так жёстко получит от меня.

– Хочешь сказать, что это ты её ещё пожалела? – Подняв брови, Инглинг приобнял меня за талию и подтолкнул куда-то в сторону. – Идём завтракать. Я уверен, что ты голодна.

– Я готова съесть даже тебя, – я щёлкнула зубами возле самого носа парня и, громко рассмеявшись от выражения его лица, выпуталась из объятий и понеслась на всех парах вперёд. – Догоняй, милый мой.

Догнали меня уже на кухне и прижали к холодильнику, который я только хотела открыть, но так и не успела, потому что Инглинг оказался быстрее. Прижав меня к холодной дверке спиной, Хэддок с коварной улыбкой начал приближаться к моему лицу своим, а мои глаза начали предательски закрываться, чувствуя, что сердце забилось в разы быстрее. Обстановка медленно накалялась между нами, но никто не спешил сделать тот самый последний шаг, после которого наши губы встретятся в таком же нежном поцелуе, какой был вчера, когда я наконец призналась парню в том, что люблю его.

– Как же я люблю тебя, – вдруг выдохнул Инглинг, а я распахнула глаза, потому что не была готова услышать это от него. – И не смотри так, милая. Если ты узнаешь, как долго я тебя люблю, то даже не представляю, какими словами обзовёшь.

– А должна? – Я выдохнула, облизывая пересохшие от волнения и ожидания поцелуя губы, и медленно растянула их в улыбке. – Думаю, в таком случае ты получишь скорее вознаграждение.

– Понравилась ты мне с первого взгляда, – губы Инглинга касались моих, но большего парень себе сейчас не позволял, а, когда дёрнулась, чуть отодвинулся. – А вот полюбил я тебя со второго курса. Тогда же появилась моя третья татуировка. Я однолюб, Астрид, поэтому никогда и никуда от тебя не денусь.

Комментарий к Глава 16

Камилла: https://mtdata.ru/u18/photoBD87/20389675186-0/original.jpeg

========== Глава 17 ==========

POV Астрид

Он был похож на большого, очень страшного, дикого, резкого и совершенно необузданного зверя, который за несколько секунд превратился в него из милого мурчащего котёнка и готов был рвать и метать всё, что только попадётся ему на глаза. Чем была вызвана такая невероятная по своей природе и очень мощная вспышка явно неконтролируемого гнева, я пока не знала, но очень хотела узнать, потому что мне сейчас было очень страшно – в этом состоянии Инглинг мог сделать всё, что угодно. А ведь всё так хорошо начиналось, как мне изначально казалось – Хэддок, запретив мне подходить к плите и холодильнику, приготовил на двоих вкусный завтрак, сварил отменный кофе, а потом, кинув на меня короткий взгляд, вдруг, ни с того ни с сего, взбесился, словно его чёрт за одно место укусил. И всё было бы ясно, если бы он сказал хоть слово («убью подонка» я понятным не считаю), а тут ходит по дому, что-то откуда-то достаёт, складывает это всё в чёрную кожаную сумку и явно куда-то собирается.

– Хэддок, в чём дело? – Не выдержав такого игнора, я наконец собралась с силами и схватила парня за руку, когда тот проходил мимо. – Что такого со мной произошло, что ты начал так спешно куда-то собираться?

– Он сделал тебе больно, – хуже змеи зашипел Инг, вдруг повернувшись ко мне лицом и неожиданно нежно коснувшись рукой моей шеи. – И не смей этого отрицать, потому что я не слепой и вижу синяки.

Широко распахнув глаза, я осоловело посмотрела на хмурого парня напротив, не до конца понимая, кто мне сделал больно и когда – в местах прикосновений шея у меня не болела, но, судя по словам Инга, у меня там были синяки, о которых я не знала до этого. Перехватив руку шатена, я переплела наши пальцы и ласково улыбнулась, словно желая немного успокоить и остудить пыл дикого хищника, который собирался рвать за своё.

– Не нужно, – второй рукой я коснулась щеки тут же прикрывшего глаза парня и ласково провела по ней пальцами. – Он того не стоит, а мне совершенно не больно. Если бы ты не заметил, я бы и не знала, что у меня на шее есть какие-то синяки или следы.

– Он должен получить сполна, – тут же воспротивился парень, начиная буквально рычать на манер дикого хищника и хмурится, недовольно качая головой.

Убрав руку с щеки, я отпустила ладонь Инглинга и, покачав головой, повернулась к нему спиной, всем своим видом показывая, что я не поддерживаю его безумное, не иначе, решение куда-то ехать и кому-то мстить. Через несколько долгих минут молчания и буквально гробовой тишины я услышала усталый вздох парня, а его руки медленно и очень аккуратно легли мне на талию, притягивая к себе и прижимая к мускулистой груди, в которой, словно птица в клетке, билось на самом-то деле доброе сердце.

– Я не могу так, – прошептал он, но я хорошо его расслышала, продолжая стоять молча в ожидании продолжения, которое не заставило себя ждать. – Он сделал больно моей женщине, а своё я оберегаю больше, чем самого себя. И я готов размазать его серое вещество по асфальту, только бы он понял, что ни мне, ни моим близким дорогу переходить нельзя.

– Неужели я так дорога тебе? – Я продолжала стоять к нему спиной, но буквально почувствовала, как сейчас темнее хвойного леса глаза Инглинга широко распахнулись.

– Ты и представить себе не можешь, насколько, – Хэддок ещё сильнее прижал меня к себе, оставляя короткий поцелуй на шее. – Я же с первого курса начал мечтать, что к тебе будут обращаться «миссис Хэддок», что сейчас уже даже не могу представить себе и дня без тебя. Да, что там дня, я и часа без тебя не могу прожить, не иначе.

Медленно развернувшись в кольце рук, я снова коснулась чуть дрожащей рукой щеки шатена и несмело улыбнулась, когда он немного вывернулся и поцеловал мою ладонь. Мы молчали, но, на самом деле, нам не нужны были слова, потому что лучше них за нас говорили наши глаза, взгляды которых мы не могли оторвать друг от друга.

***

– Астрид, милая, я не думаю, что это хорошая идея, – Инглинг устало покачал головой, оглядывая меня с ног до головы. – Все взгляды будут обращены на тебя. Я, конечно же, понимаю, что я должен этим вроде как гордиться, мол, у меня такая невероятная девушка, а вы продолжайте молча пускать слюни, но боюсь, что их буду пускать и я сам, а это, согласись, не так уж и честно.

Я снова оглядела свой наряд, который мне помогла выбрать Торстон и улыбнулась, вспомнив, как мы с ней обошли абсолютно все магазины с платьями, чтобы найти идеальное – то, которое я уже видела перед собой, когда закрывала глаза, представляя его. И я нашла, но вот только Инглинг, который отдал мне свою банковскую карту, сказал пароль от неё и буквально приказал, чтобы я себе ни в чём не отказывала, отнёсся к выбранному платью не так, как я себе это изначально представляла.

А дело всё в том, что из Арабских Эмиратов мы с парнем прилетели почти сразу же, как только разобрались с тем, слава Богам Асгарда, неудавшимся похищением, после которого Пит так долго передо мной извинялся, а потом Стоик сообщил нам о том, что он готовит какой-то светский вечер и хочет, чтобы мы там тоже присутствовали. И именно поэтому я сейчас стою в квартире Инглинга, в которой теперь живу и сама, в шикарном белом платье и думаю, что же ещё может сказать хмурый парень напротив.

– Знаешь, – снова начал Хэддок, потирая подбородок и снова оглядывая меня с ног до головы. – Меня достаточно сильно радует цвет этого платья. Я бы даже сказал, что он мне очень нравится.

Чем так нравится парню белый цвет, я пока не знала, но сам шатен замолчал, снова обходя меня и рассматривая, словно я экспонат в музее, но я молчала, потому что прекрасно успела узнать, что парень мог вспыхнуть, как спичка, если что-то начиналось или не так, как он этого хотел. Потерев фамильный перстень, который он никогда не снимал, Хэддок улыбнулся, обнимая меня за талию и утыкаясь носом в шею, в которую он меня тут же поцеловал, а я решилась задать достаточно важный для меня вопрос.

– И почему же это тебе нравится белый цвет, если у тебя почти всё чёрное? – Кожей я почувствовала, как парень усмехнулся, а потом он отстранился от меня, заглядывая в глаза. – Или это у тебя своего рода, м-м-м,.. – я на секунду задумалась, подбирая слова.

– Милая моя, – ласково протянул он и провел ладонью по щеке, заставляя от наслаждения лёгким прикосновением прикрыть глаза. – Белый цвет мне нравится исключительно на девушках, потому что он делает их такими чистыми, словно ангел спустился с небес. Именно такой я сейчас вижу тебя. Прекрасный белокурый ангел, который почтил меня своим визитом и дал мне возможность увидеть его во всей красе, оплот чистоты и некой верности, которая не присуща каждому.

И я медленно растаяла от нежных слов Инглинга и его любящего взгляда, который он ни на секунду от меня не оторвал, пока говорил мне всё это. Вот сейчас он был похож на маленького и очень милого котёнка, который одним только своим взглядом заставлял позабыть обо всех невзгодах и окунуться в его нежные объятия, в которых всегда приятнее и спокойнее, что за их пределами.

– А ещё эти открытые плечи, – снова протянул Инглинг и уткнулся носом в левое, оставляя на нём поцелуй. – Я же не выдержу, милая, сорвусь.

– Не уходи с темы, дорогой мой, – я усмехнулась, запуская ладонь в шевелюру парня и чуть оттягивая волосы у корней. – Ты так и не ответил, почему тебе нравится белый цвет, так ещё и на девушках. В байку про ангелов и их чистоту я не поверила.

– Удар в самое сердце, – вдруг картинно воскликнул Хэддок и отстранился от меня, растягивая губы в улыбке. – Ну, а если уж и говорить всю правду, то я просто заявлю на этом чёртовом вечере, что ты моя невеста. И я очень-очень сильно надеюсь, что эта новость заставит уплыть всех возможных ухажёров от тебя куда подальше, потому что ты только моя, и я не намерен тебя делить с кем-либо.

Комментарий к Глава 17

Платье: http://worlddresses.net/images/big-wedding-dresses-with-long-trainsimage-gallery-image-gallery.jpg

========== Глава 18 ==========

POV Инглинг

Весь вечер я не мог отойти от Астрид, а всё из-за того, что её великолепное платье, сидящее на ней слишком уж соблазнительно, притягивало к блондинке излишнее внимание, от которого она не знала, куда деться, поэтому просто прижималась ко мне, повторяя, что я был всё-таки прав, ведь все взгляды действительно были обращены только на Хофферсон, я же на это только смеялся, обнимая свою красавицу за талию. Да, были те, кто рисковал и подходил к нам, чтобы начать беседу и попробовать украсть мою принцессу хоть на один танец, но, не успевал я и рот открыть, как Астрид, не особо подбирая слова и выражения, отсылала каждого. Краем глаза я заметил в толпе светлые дреды Торстона, а это могло значить только одно – так называемая элита института тоже была тут, а Хофферсон, узнав об этом, горестно застонала, ведь Стэнфорд тоже был тут, что огорчало каждого из нас. Пока что нам везло и мы за первые два часа не наткнулись ни на кого, кроме Зейна, который обещал молчать и никому не говорить, что не только видел каждого из нас здесь, но ещё и застал целующимися. Да, я не удержался и, прижав Астрид к одной из крайних колонн, где нас никто из зала не мог бы увидеть, поцеловал, но всё наслаждение нам испортил блондин, который непонятно как умудрился нас спалить.

– Поверить в это не могу, – его восклицание даже спустя час не может уйти из головы. – Инглинг, а ты не солгал, когда сказал, что тебе блондинки по душе. Жаль, только не уточнил, что тебе Хофферсон по душе.

И я готов был поспорить, что ничего милее румянца на щеках Астрид я не видел никогда, ведь в тот момент она была так очаровательна – припухшие от поцелуев губы, сверкающие и чуть прикрытые дымкой желания продолжения океанические глаза, рваное дыхание и покрасневшие щёчки.

– Ох, Зейн, как же ты не вовремя, – покачал я головой, поглаживая оголённые плечи уткнувшейся мне в шею девушки, и улыбнулся, когда парень ретировался куда-то с поднятыми руками.

Но счастье не длилось долго, потому что я заметил, как толпа начала в буквальном смысле менять форму, а потом перед кем-то расступилась. Этим кем-то оказался явно недружелюбно настроенный Йоргенсон, который медленно двигался в нашу сторону и потирал кулаки, словно думал, что это меня напугает и заставит бежать куда подальше, так ещё и не оборачиваясь. Я же, совершенно не обращая на парня никакого внимания, наслаждался компанией моей принцессы и слушал, как медленно успокаивается её чуть сбитое после долгого поцелуя дыхание. Но оторваться от Астрид и поднять взгляд на Стэнфорда мне всё же пришлось – он протянул руку, видимо желая коснуться тела моей девушки, только вот я этого ему не позволил, хлёстко ударив по вытянутой ладони своей.

– Только тронь, – прошипел я, поворачиваясь к брюнету боком и вместе с собой поворачивая Хофферсон, которая явно не хотела видеть Йоргенсона (а как иначе объяснить то, что она прижалась ко мне сильнее). – И в травмпункте тебя будут собирать буквально по частям, это я тебе обещаю.

– Ты думаешь, что твои фразочки меня напугают? – Фыркнул Стэн и махнул рукой, по которой только что получил. – Ты жалок, Хэддок. Астрид ведь с тобой только из-за денег. Она ведь только делает вид, что неприступная, а на самом деле просто элитная, не каждому даёт.

Не желая больше слушать подобное о моей женщине, которую я люблю не позволю никому её обижать, я резко отпустил Астрид, заводя её к себе за спину. Как только я почувствовал, что девушка в относительной безопасности, я тут же рванулся вперёд и ударил брюнета, который такого хода от меня явно не ожидал, в челюсть, заставляя его отойти на несколько шагов назад и отвернуть от меня голову.

– Если ты думаешь, что я позволю тебе так безнаказанно отзываться о моей горячо любимой девушке, то ты глубоко ошибаешься, – снимая чёрный пиджак и такого же цвета галстук, я, не совсем заботясь об их сохранности, откинул их в сторону и, растегнув три верхние пуговицы, закатал рукова, предварительно сняв дорогие запонки, которые я выбирал вместе с Астрид (мы договорились, что я буду считать это неким подарком от неё, хоть и оплачивал их я). – Я и пепла от тебя не оставлю. Поверь, у меня достаточно сил и связей, чтобы это сделать.

– Ты слишком самоуверенный, Инглинг, – потирая челюсть, кое-как хмыкнул Стэнфорд и уже было двинулся в мою сторону, но вот только вовремя подоспевшая охрана подхватила его под руки, заламывая их за спину и заставляя его нагнуться. – Ах, вы же твари такие. Отпустили меня, живо, уроды. Вы хоть знаете, кого вы схватили? Вы хоть знаете, кто мой отец? Да я вас по стенке всех размажу. Да он из вас отбивную сделает.

Йоргенсон продолжал что-то верещать, пока охрана оттаскивала его в сторону выхода из зала, а к нам в это время подошёл Зейн, который подал мне пиджак и галстук, пока я снова раскатывал рукава и одевал запонки, убранные до этого в карман брюк, чтобы не потерять. Парень что-то говорил про хорошо поставленный удар, про саму силу удара и неплохую угрозу, но я его слушал меньше, чем в полуха, потому что внимательно следил за эмоциями в океанических глазах моей девушки, которая молча стояла напротив, явно не в силах сказать хоть что-нибудь. Какое-то время она молчала, а потом, когда я уже надел пиджак, застегнул пуговицы и затянул галстук на шее, вдруг медленно коснулась рукой моей щеки и нежно улыбнулась, одними губами шепча о том, что она меня любит. Ответив ей тем же, я притянул мою сказочно красивую нимфу к себе как можно ближе и едва ощутимо коснулся её губ своими, как бы говоря о том, что всё самое худшее позади.

– Я хочу уехать, – тихо произнесла Астрид и улыбнулась, когда я молча ей кивнул, обнимая за талию и уводя в сторону выхода.

– Вы уже всё? – В спину нам прилетел вопрос Торстона, но я только махнул ему рукой, прощаясь.

Парень меня понял, я в этом точно уверен – он меня слишком хорошо знает, чтобы не понять, что я хотел сказать ему этим жестом. Когда мы вышли из зала и спустились, к лестнице лакей уже подогнал мою машину и стоял рядом с ней с ключами в руках, в которые получил за это две сотни баксов. Посадив на пассажирское Астрид, я обошёл машину и сел за руль, но заводить мотор не торопился – прикрыл глаза и откинул голову назад, тяжело выдыхая. Стычка с Йоргенсоном заметно расшевелила меня и всё моё естество, и мне очень захотелось куда-то выбросить всю ту энергию, которая была собрана внутри для сброса на Стэнфорда. Через несколько минут на колено легла маленькая ладошка моей девочки и легонько сжала его, словно приободряя.

– Ты в порядке? – Тихо задала вопрос девушка, заставляя меня широко улыбнуться и посмотреть на блондинку, которая и сама с улыбкой смотрела на меня. – Я могу сесть за руль.

– Ты слишком шикарно смотришься за рулём, – протянул я и накрыл нежную ладошку Хофферсон своей рукой. – В такие моменты мне хочется… М-м-м, много чего хочется.

– Боги Асгарда, какой же ты пошляк, Инглинг, – тихо рассмеявшись, Астрид отдернула свою руку и запустила её в мои волосы, чуть сжимая их у корней. – Тогда заводи двигатель сам и поехали отсюда.

– Я могу завести кое-что другое, – я подмигнул блондинке, которая на этот жест тут же закатила глаза, но продолжила улыбаться, что меня несомненно порадовало, поэтому я продолжил. – Точнее кое-кого.

– Ты просто невыносимый человек, Инглинг, – девушка покачала головой и, с улыбкой закрыв глаза, откинулась на сидение, убирая руку из моих волос, в последний раз их прочёсывая. – И за что я только тебя полюбила?

– Это был плохой риторический вопрос, – я недовольно нахмурился, вставляя ключ в замок зажигания и поворачивая его, но в ответ услышал только весёлый смех моей пассажирки.

– Инглинг, а ты правда меня любишь или это всё некая игра, которую ты ведёшь на публику, чтобы все думали, что сын банкира занят? – Когда мы выехали на довольно-таки широкую улицу, вдруг спросила Астрид, заставляя меня тут же свернуть к краю и, включив аварийные огни, остановить машину.

– Прошу тебя, – прикрыв глаза, начал я и сжал пальцами переносицу. – Не допускай даже мимолётной мысли об этом. Я люблю тебя. И это самое искреннее чувство, которое я только мог когда-нибудь испытать.

========== Глава 19 ==========

POV Астрид

Проснулась я в тёмной комнате, где сквозь открытые окна гулял свежий утренний воздух, а на улице пели ранние птички. Вставать не хотелось совершенно, но я была переполнена какой-то святой уверенностью в том, что я обязательно что-нибудь пропущу, если хотя бы на ещё одну минутку задержусь в объятиях тёплого одеяла, что так и манило меня вернуться в мир сновидений, однако я всё-таки смогла стойко выстоять в борьбе за бодрствование и приняла сидячее положение, протирая глаза и пытаясь вспомнить, как оказалась в этой комнате, так ещё и в рубашке Хэддока. Вспомнить было весьма сложно, но я всё же смогла восстановить цепочку событий вчерашнего вечера и пришла к выводу, что я просто заснула в машине, когда мы ехали уже домой, – переполненные любовью и нежностью слова Инглинга буквально разморили меня, заставляя окунуться в сладкий мир Оле Лукойе и, прикрывшись ярким зонтом Бога сновидений, пройтись по аллеям его мира.

За дверью в комнату послышался какой-то шум, и я тут же поспешила скинуть с себя одеяло и поставить ноги на пол, где лежал на удивление кристально белый коврик с длинным ворсом, в котором у меня тут же утонули стопы. Я попыталась прислушаться, но, кроме того странного короткого шума, больше ничего так и не услышала, как бы не старалась напрячь свой организм. Неожиданно, когда я подошла к зеркалу, чтобы разглядеть своё немного опухшее лицо со смазанным (я бы даже сказала, размазанным по всему лицу) макияжем, за дверью послышалась новая волна шума, а потом отборный мат в исполнении Хэддока.

– Инглинг, ты в порядке? – Выглянув в знакомый мне коридор, громко произнесла я и широко улыбнулась, когда услышала новую волну ругательств. Инглинг?

– Всё просто замечательно, милая, – в конце коридора появилась высокая фигура парня, которая была облачена в чёрный кухонный фартук с изображением двух скрещенных между собой белых ножей. – Что-то ты как-то рано проснулась. Выспалась?

– Да, – я распахнула дверь и полностью вышла из комнаты, тут же направляясь в сторону улыбающегося шатена. – А ты чем занят с утра пораньше? Я слышала какой-то шум и твою отборную ругань. Не расскажешь, откуда такие глубокие познания в такой непопулярной теме?

– Ты давно не была на улице и не гуляла по не самым хорошим районам Лондона, – Хэддок хмыкнул и чмокнул меня в нос, как только я подошла к нему почти вплотную, а потом направился в сторону кухни, размахивая десертной ложкой. – Идём. Совсем скоро будет готов завтрак. Весьма сладкий и не такой полезный, как какая-нибудь каша, зато очень вкусный.

Заинтересовавшись, чем же это парень собрался меня кормить, я как заворожённая поплелась за ним, стараясь носом уловить хоть один запах, который натолкнул бы меня на верный путь, но вот только стойкий и яркий запах кофейных зёрен перебивал все другие запахи, которые я могла бы почувствовать. Когда я села на барный стул, то Инглинг уже вовсю орудовал всевозможной кухонной утварью, явно создавая что-то грандиозное, хотя я сейчас была согласна на большую кружку крепкого кофе и стандартную яичницу англичан, но вот только парня это не особо-то и волновало – он, напевая себе что-то под нос, перемешивал какую-то белую кашицу в большой миске и явно получал наслаждение от процесса готовки.

– Say, go through the darkest of days

Heaven’s a heartbreak away

Never let you go, never let me down

Oh, it’s been a hell of a ride

Driving the edge of a knife

Never let you go, never let me down, – вдруг громче запел Инглинг, заставляя меня широко распахнуть глаза.

Боги Асгарда, да этот парень сущее сокровище – умён, красив, богат, ездит верхом, наверняка вкусно готовит, шикарно поёт и отменно целуется. И за что он мне только достался – я ведь не сделала ничего выдающегося, чтобы Боги награждали меня таким чудом.

– Астрид, что такое? – А я и не заметила, как парень перестал петь и готовить, и посмотрел прямо на меня, отставив миску с всё той же белой кашицей в сторону. – С тобой всё хорошо? О чём ты задумалась?

Подняв бровь, я посмотрела на тут же улыбнувшегося мне парня и покачала головой, не желая сейчас делиться своими отнюдь не позитивными мыслями, за которые тут же получила бы по голове, так это ещё мало того – Инглинг бы ещё пару дней припоминал мне мои же слова, которые я не хотела вспоминать – было острое желание прогнать их скорее из головы и забыть как страшный сон.

– Не переживай, – кое-как дотянувшись до стоящего через барную стойку от меня парня, я нежно коснулась его щеки рукой, пальцами задевая его покушенные губы, которые тут же оставили на них (на пальцах) несколько коротких поцелуев. – Со мной всё хорошо, просто организм ещё не до конца проснулся, вот он и виснет немного, но я уверена, что тот восхитительный завтрак, приготовление которого ты прервал, обязательно разбудит меня и придаст сил на весь день.

– Обязательно, – шатен оставил короткий поцелуй на моих губах и вернулся к готовке, давая возможность насладиться его голой спиной, под тонкой и загорелой кожей которой завораживающе перекатывались мышцы от каждого, пусть и едва заметного движения. – Милая, не смотри так пристально, а то я ошибусь с консистенцией и тогда получится не так вкусно, как должно.

Коротко усмехнувшись, я прикрыла глаза, но потом решила, что проведу время до завтрака на лоджии, поэтому, без слов и почти бесшумно спрыгнув с барного стула, я направилась на большой балкон, вид с которого открывался просто невероятным – Гайд-парк пестрил красками лета, даже не думая давать намёк о том, что уже меньше, чем через неделю первый осенний месяц. Сейчас Лондон совершенно не был похож сам на себя, но мне это жутко нравилось, потому что можно было ещё какое-то время насладиться тёплым солнцем, которое в следующий раз мы увидим ой как не скоро. Минут через десять, а может и двадцать, на лоджию вышел Инглинг, который широко мне улыбнулся, когда я перевела на него свой взгляд.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю