290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Новый взгляд на лето (СИ) » Текст книги (страница 2)
Новый взгляд на лето (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Новый взгляд на лето (СИ)"


Автор книги: ad_dd






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

– Поэтому тебя с Бесом не было здесь, – догадалась я, сложив два и два, и аккуратно потрепала Лакшми за короткую тёмную чёлку, отчего кобыла немного недовольно фыркнула, дёрнув головой, но от рук так и не отстранилась, что не могло меня не радовать.

– Да, мы улетели знакомиться, а уже по прилёту в Лондон четыре дня я буквально поселился на конюшне, где закреплён мой конь, чтобы Лакш привыкла к новой местности и совершенно другому климату, – согласно кивнул Инглинг и коротко свистнул, заставляя марвари перевести на него взгляд. – Да, девочка?

Словно понимая то, о чём говорил шатен, гнедая радостно заржала, заставляя меня широко улыбнуться и вспомнить о том, как много лет назад я в первый, но, к сожалению, и в последний раз села в седло – родители, боясь, что эти красивые четырёхкопытные создания меня покалечат, запретили мне даже смотреть в их сторону, поэтому сейчас, когда я могла с лёгкостью коснуться любой лошади, которая стояла рядом, я испытывала буквально детский восторг.

– Не хочешь прокатиться? – Голос однокурсника заставил меня вынырнуть из хороших и не очень воспоминаний и посмотреть на его владельца, поднимая брови. – И не смотри так на меня, ведь только слепой не заметит, как ты смотришь на лошадей и с каким наслаждением гладишь их по мордам, когда те, доверившись тебе, подставляют их под ласки. Давай, не отказывай себе в удовольствии прокатиться на красавице Лакшми, которая будет только рада подставить спину.

И, словно в подтверждение сладких речей Инглинга, которым мне жутко хотелось поддаться и с его помощью забраться на спину лошади, гнедая заржала, начиная кивать головой. Кинув короткий взгляд на шатена, с довольной улыбкой и скрещенными на груди руками восседавшего на Бесе, который смиренно ждал, когда его всадник и друг подаст хоть какой-нибудь знак, что можно сдвинуться с места, я сопротивлялась желанию. Несколько секунд взвешивая все «за» и «против», я пришла к выводу, что ничего серьёзного не случится, если я всё же заберусь на спину к лошади, да ещё и такой прекрасной, как Лакшми.

Всё же кивнув Хэддоку и вызвав улыбку ещё шире, я немного смутилась, не ожидая такой реакции, а потом парень указал на прикрытую, но не закрытую на щеколку калитку. Когда я ступила кроссовками на песок и подошла к Лакш, то Инглинг был уже рядом с ней и ждал, когда я подойду.

– Я помогу тебе забраться, – складывая руки в замок, произнёс шатен, когда я в немом вопросе подняла брови. – Ставь ногу на мои руки, а руками хватайся за холку и гриву. Дальше я тебя подсажу.

Когда я уже удобно разместилась на спине гнедой кобылы и схватила кордео в руки, чуть дёргая на себя, чтобы показать, что я не просто так сижу сверху, я улыбнулась Инглингу, который уже снова успел забраться на Беса. Кивнув мне куда-то в глубь манежа, Хэддок дал слабого шенкеля жеребцу, который радостно заржал, желая наконец подвигаться, я же повторила действия парня и похлопала Лакшми по шее, когда она рысью направилась за вороным.

Комментарий к Глава 4

Лакшми: http://nalugah.ru/wp-content/uploads/2017/05/poroda-marvari-620x414.jpg

========== Глава 5 ==========

POV Инглинг

Для девушки, которая сидела в седле один раз в жизни и это было очень и очень давно, Астрид выглядела достаточно уверенно, но панику в глазах, когда мы выехали за пределы манежа в лес, я всё же заметил, поэтому первые полчаса нашей прогулки были достаточно медленными – быстрее рыси мы не двигались, а через какое-то время блондинка сама дала Лакшми шенкеля, призывая перейти на галоп, что, собственно говоря, кобыла с радостным ржанием и сделала, словно ждала этого момента. И надо признать, что девушка, которую я увидел на спине несущейся во весь опор гнедой, произвела на меня неизгладимое впечатление, причём очень даже положительное – если раньше я и взгляда не кидал в сторону Хофферсон (если только на первом курсе, когда решил к ней подойти и своими заиканиями испортил первое о себе впечатление), прекрасно зная о её почти звёздном статусе в институте, то сейчас разглядел в ней такого же человека, как и все другие вокруг, ведь она почти ничем не отличалась от них – да, где-то была лучше, красивее, умнее и балерина была из неё восхитительная, но ничем другим она не отличалась. Единственное, что мне не нравилось в ней в институтское время (сейчас она была отчего-то совершенно другой, но этим мне только больше нравилась, хоть и такое двойное поведение настораживало, заставляя задуматься о её коварных планах), так это её возвышенное поведение, да и отношение к другим людям было у неё такое, словно все вокруг были сущим мусором, а только одну Хофферсон можно было назвать разумным и живым существом. Это странное и немного мерзкое чувство всё же отступило, когда я узнал блондинку поближе, поэтому сейчас был уверен, что она не сделает в мою сторону никакой подлости, не возвысит себя за счёт того, что обзовёт или оскорбит кого-то – переживания отступили.

Было приятно со временем медленно осознавать, что «холодной звездой» она была только в институте и только с теми, кто не входил в круг тех лиц, которых она считала своими друзьями. Она призналась, что таких людей мало, но я был приятно удивлён, когда она однажды заявила, что моя скромная персона «пополнила» этот список. После она широко мне улыбнулась и, оставив на щеке целомудренный поцелуй, удалилась по своим делам, я уверен, не замечая, что со мной сотворила одним коротким касанием губ. В тот день я так и не смог провести с Бесом тренировку, потому что всё время делал что-то не так – то подгонял коня в ненужное время, то наоборот тормозил, то сильно дёргал за поводья. Жеребец злился, клацал зубами, недовольно ржал, но ни разу не скозлил и не выкинул меня из седла, за что я был ему неимоверно благодарен.

– Инглинг, – с ходу начала Астрид, когда вошла в манеж, но только там она меня не увидела, потому что я был не на песке, а уже собирался выходить, ведь тренировка у меня закончилась минут десять назад. – Инглинг, ты где? Мне поговорить с тобой нужно.

– По какому поводу? – Появляясь у девушки за спиной и достаточно сильно пугая её (а почему она тогда дёрнулась), спросил я и улыбнулся на недовольный взгляд блондинки. – О чём ты хотела поговорить?

Астрид подняла брови, но потом, видимо вспомнив о причине своего визита, улыбнулась и кивнула чему-то своему. Несколько секунд она ещё молчала, но, в последний раз кивнув себе, подошла ко мне почти вплотную и положила свои руки мне на плечи, заставляя смотреть ей прямо в её океанические глаза.

– Помоги мне, – протянула Хофферсон, с мольбой смотря на меня, я же только вскинул брови, намекая, что она может продолжать, а я её внимательно слушаю. – Притворись моим парнем на один вечер, пожалуйста.

Широко распахнув глаза, я в упор посмотрел на блондинку, которая неуверенно улыбнулась мне, словно она попросила меня о чём-то настолько банальном, что становится стыдно от мысли, что я не смогу помочь. Видя моё замешательство, девушка продолжила, поясняя свою просьбу.

– Дело в том, что сборы у нас закончились, а миссис Уизли решила устроить что-то вроде вечеринки по этому поводу, но вот только это будет что-то вроде бала, на который мне ну никак нельзя прийти одной, – Хофферсон отвела в сторону немного смущённый взгляд, но я успел заметить, что ещё щёки едва заметно поалели. – Ты единственный, кого я с уверенностью могу об этом попросить.

– От чего же? – Усмехнулся я, уже давно приняв решение. – А как же Йоргенсон?

– Тролля ему в жёны, – тут же поднимая на меня глаза, вскрикнула Астрид и сжала свои руки, которые до сих пор лежали у меня на плечах. – Кто угодно, но только не он.

– Зейн, – снова усмехнулся я, подмигивая девушке, которая грозно посмотрела на меня, словно намекая, что мне пора заканчивать шутить. – Ладно, уговорила, – мои слова заставили Хофферсон широко улыбнуться, но улыбка пропала с лица, когда я продолжил. – Что насчёт платья?

– Да, есть там одно, – опуская руки и отходя от меня на несколько шагов, пробормотала Астрид и опустила взгляд. – Всё нормально.

– Идём, – схватив блондинку за руку, я потащил её в сторону выхода из манежа, а оттуда в сторону парковки, где блестел на солнце мой спорткар.

– Куда ты меня тащишь? – Спросила Астрид, когда я открыл перед ней дверь Mersedes’a, но в машину всё-таки села.

– Будем делать из тебя королеву, – усмехнулся я, когда сам сел за руль и вставил ключ в замок зажигания и повернул его, заставляя проснуться мощный двигатель четырёхколёсного зверя, который тут же приятно заурчал.

– Может не стоит этого делать? – Как-то уж слишком наивно протянула Хофферсон, вжимаясь в кресло. – Я потом не избавлюсь от косых взглядов других девушек. Признаться честно, мы недолюбливаем друг друга из-за того, что я, по словам миссис Уизли, лучше, а они мне вечно завидуют и всячески пытаются испортить жизнь.

– Ничего страшного, – махнул рукой я, выезжая на трассу, по которой до города было не больше получаса быстрой езды. – Думаю, что после сегодняшнего вечера они перестанут к тебе лезть.

– Ты так в этом уверен? – Хофферсон повернула ко мне голову, забавно поднимая брови и заставляя меня рассмеяться.

– Определённо, да, – успокаиваясь, кивнул я и сильнее вжал педаль газа в пол.

Через несколько десятков минут, которые прошли в полной тишине, которую разбавляла только музыка, у меня зазвонил телефон, а на экране высветлась фотография отца.

– Привет, пап, – весело пропел я, отвечая на звонок и делая громкость музыки ниже. – Как жизнь, как сам? Ты давно не звонил мне. Что-то случилось?

– Здравствуй, мой проницательный сынок, – рассмеялся в ответ мужчина, заставляя меня улыбнуться чуть шире. – У меня к тебе весьма странная просьба.

– Я тебя внимательно слушаю, – кивнул я, позабыв, что он меня не видит. – Что такое произошло, что тебе нужна моя помощь?

– Я сейчас в Нью-Йорке, но вот только этим вечером должен появиться на одном вечере, который устраивает моя давняя знакомая, – начал отец, но я уже понял, о чём он хочет попросить меня. – Анналис Уизли ни за что не простит мне, если на её вечере не будет хоть одного Хэддока.

На секунду я замер, услышав теперь уже знакомую фамилию (в совпадения я мало верил) и кинул короткий взгляд на спокойную пассажирку, которая смотрела в окно, совершенно не обращая внимания на мой разговор.

– Хорошо, – спокойно ответил я, представляя шокированное лицо отца. – Но с тебя мой любимый Rolls-Royce.

На мои последние слова папа громко рассмеялся, заставляя меня широко улыбнуться.

– Я знал, что ты не мог согласиться просто так, – произнёс он, успокаиваясь. – Только тебе нужно найти спутницу. Без этого никак.

– А она у меня уже есть, – довольно улыбнулся я, кидая короткий взгляд на блондинку, которая смотрела уже на меня, подняв тонкие брови, и подмигивая ей. – Затмит своей красотой всех.

– Тогда я спокоен, – удовлетворённо ответил отец, а я почувствовал его гордую улыбку. – Ладно, слышу звук двигателя, поэтому не буду отвлекать тебя.

– Пока, отец, – произнёс я и, не дожидаясь ответа, сбросил вызов.

========== Глава 6 ==========

POV Автор

К дорогому и очень знаменитому в Лондоне ресторану The Ledbury, который был расположен в Ноттинг‑Хилле и возле которого сейчас стояла небольшая группа молодых девушек с кавалерами, вышедших «подышать свежим воздухом», медленно подъехал чёрный Rolls-Royce Wraith, привлекая к себе всеобщее внимание и заставляя всех замолчать.

Автомобиль представительского класса остановился, а после открылась водительская дверь и из транспорта буквально выпорхнул шатен в чёрном английском костюме двойка, который сидел на нём просто идеально, подчёркивая его широкие плечи и чуть узкие бёдра. Отдав ключи от машины подошедшему к ней лакею, парень широко улыбнулся и подошёл к пассажирской двери, открывая её. Девушки-балерины, которые стояли недалеко от входа в ресторан, напряглись, ведь с лёгкостью узнали в обаятельном шатене знаменитого всадника, который уже не раз защищал на соревнованиях честь Англии (а ещё Стэн в первый же день рассказал о нём всему лагерю, словно желая за что-то отомстить), но вот только его спутница, в которой они с ужасом узнали их главную конкурентку Астрид, заставила всех плотно сжать челюсти, чтобы никак не выдать своего недовольства. Кавалеры юных дам же собирали с каменной дорожки свою слюну, потому что выглядела блондинка как истинная королева.

Градиентное платье в пол сидело на её точёной фигуре просто идеально, а простая, но стильная греческая прическа вкупе с природной красотой девушки, которую она подчеркнула минимум косметики, делали её неземной богиней, которая спустилась к людям, чтобы озарить всех своим великолепием. Приобняв свою милую и немного смущённую спутницу за талию, Инглинг повёл её в сторону входа, гордо поднимая подбородок и расправляя плечи, когда они проходили мимо других балерин и их кавалеров (у некоторых даже сигареты выпали из рук), ведь Астрид была в разы красивее их, чем он гордился.

– Улыбку шире, спину прямее, ты восхитительна, – прошептал Хэддок, когда открывал перед блондинкой дверь в ресторан.

– Льстишь мне, – коварно улыбнулась она в ответ, коротким движением касаясь шёлковой черной рубашки на груди парня.

– Ни в коем случае, – снова обнимая спутницу за тонкую талию, в шею выдохнул ей шатен, а потом коснулся кожи губами. – Я не люблю врать, особенно тем, кто много чего для меня значит.

– Астрид, милая, – к паре, словно появившись из ниоткуда, приблизилась статная женщина в винного цвета платье до середины икры, которое сидело на ней просто потрясающе, как успела отметить про себя Хофферсон. – Я не сразу узнала тебя в этом платье. Ты чудесна. А кто твой спутник? Лицо кажется мне знакомым.

– Добрый вечер, миссис Уизли, – очаровательно улыбнулся Хэддок, касаясь губами тыльной стороны ладони уже проникнувшейся к нему женщины. – Меня зовут Инглинг Хэддок, я сын вашего давнего друга Стоика Хэддока.

– Как ты вырос, Икки, – ласково улыбнулась ему в ответ женщина и втянула его в свои объятия, совершенно не обратив внимания на тихий смешок Астрид. – В последний раз я видела тебя, когда тебе было около одиннадцати лет, а сейчас ты стал таким красавцем. Признаться честно, я не слежу за твоей восхитительной карьерой, но многое слышала от Стоика. И как ты только совмещаешь учёбу и конкур?

Хофферсон широко распахнула свои океанические глаза, когда услышала про карьеру и мысленно поставила галочку, желая расспросить об этом парня. Да, мысль о том, что конкур приносит ему немалые деньги, была, но девушка не особо доверяла ей.

– Все думают, что я участвую в конференциях и езжу по олимпиадам, – пожал плечами Инглинг, когда Анналис выпустила его из своих объятий и он вернулся к блондинке. – А я в это время преодолеваю на своём коне полутораметровые барьеры и зарабатываю медали для своей страны, за которую выступаю.

Неожиданно на весь зал, который в центре был специально освобождён для того, чтобы люди могли потанцевать, раздалась приятная уху мелодия Фредерика Шопена, а шатен тут же схватил Хофферсон за руку и притянул к себе.

– Мы идём танцевать, – уверенно произнёс он, ни к кому толком не обращаясь, и начал двигаться, постепенно втягивая в танец и свою очаровательную партнёршу.

Не с самого начала, но Астрид всё же поняла, что Инглинг втянул её не просто в вальс, а в бостон, который, на самом деле, было танцевать в разы сложнее, но уверенные движения парня говорили о том, что он обучен и ему.

– Ты не говорил, что умеешь танцевать вальс-бостон, – прошептала Хофферсон, когда шатен притянул её к себе чуть ближе.

– Ты многого обо мне не знаешь, – с придыханием ответил «Икки» и снова закружил свою партнёршу, когда такт музыки немного сменился. – Ещё у меня, например, отличный слух.

– Я заметила, – полностью расслабляясь в крепких объятиях парня, ответила Астрид, чуть прикрыв глаза, в которые неотрывно смотрел шатен. – Сколько бы мы с тобой не разговаривали, у тебя всё равно от меня тайны.

– Просто некоторые темы мы не затрагиваем вообще, – как мог, Инглинг пожал плечами, снова меняя темп. – Однако я готов говорить с тобой обо всём.

– Как-нибудь на досуге ты обязан рассказать мне о том, о чём говорила пару минут назад миссис Уизли, – девушка открыла глаза и посмотрела в яркие изумруды напротив.

– Не могу отказать вам, миледи, – останавливаясь, ответил Хэддок и под последние секунды мелодии поклонился, завершая танец.

Присев в плавном реверансе и тут же поднявшись, Астрид схватилась за уже протянутую руку и взяла парня под руку, уходя с ним к столам. Сев за выдвинутый Инглингом стул, девушка тут же расслабилась, откинувшись на спинку и выпустив из груди тихий стон. Хэддок, который с улыбкой присел рядом, взял с подноса подошедшего официанта два бокала шампанского, но один поставил на стол перед блондинкой.

– Ты устала, – утвердительно начал он и дождался, пока его спутница откроет глаза и посмотрит на него. – Мы можем поехать домой.

– Я смогу дождаться конца всего этого, – медленно проговорила Астрид и протянула руку к бокалу парня, который без претензий отдал ей его. – М-м-м, оно восхитительно.

– «Cristal Louis Roederer», – с пониманием кивнул Хэддок, когда сделал ещё один глоток игристого вина, но уже из бокала, который изначально был предназначен для блондинки. – Это, наверное, лучший сорт, который я когда-либо пробовал.

– У тебя есть хоть одна отрицательная сторона? – Почти со стоном спросила Астрид, снова прикрыв глаза, но бокал из рук так и не выпустив. – И я сейчас говорю абсолютно серьёзно, Инглинг. Я общаюсь с тобой уже достаточно, чтобы понять, что слабых сторон у тебя просто нет, но ведь нельзя быть таким идеальным.

– Тебе кажется, – шатен ласково улыбнулся, касаясь свободной руки девушки. – Я просто умею хорошо прятать свои слабые стороны за сильными так, чтобы все думали, что и они являются сильными. Когда у человека нет слабых сторон, он неуязвим, а быть неуязвимым для меня очень много значит.

– Боишься, что ударят в спину? – Тихо спросила Хофферсон, неосознанно сильнее сжимая ладонь парня. – Знакомо.

– Однажды мне чуть не отрезали крылья, – едва слышно произнёс Инглинг, но Астрид всё же смогла его расслышать. – Это было несколько лет назад, когда спортивный комитет отбирал тех, кто поедет на летнюю Олимпиаду. Но я, доверившись своему тогда хорошему другу и человеку, который работал на конюшне конюхом и которому я всецело доверял, не проверил седло до выезда на маршрут. В итоге при первом же прыжке я слетел с Беса вместе с седлом, у которого была подрезана подпруга, чудом оставшись живым и невредимым. И это сделал именно тот конюх, когда я уже сидел верхом, но вот только никто, ни Бес, ни я, никто не почувствовал опасности. Я до сих пор не могу понять, зачем он это сделал.

– Возможно, что он просто завидовал тебе, – тихо ответила Хофферсон и улыбнулась, желая поддержать парня, а после выпрямилась, поворачиваясь к собеседнику уже лицом, отставляя их бокалы и беря его руки в свои. – Запомни, Инглинг, вокруг тебя не всегда будут люди, которые будут любить тебя, но это не значит, что стоит отворачиваться ото всех или разочаровываться в них. Если ты позволишь, я останусь рядом.

Комментарий к Глава 6

Rolls-Royce Wraith: https://i.pinimg.com/736x/a3/b8/67/a3b867e424f469d778c8de8989c2e947—submission-premium-cars.jpg

Платье Астрид: http://s3.weddbook.com/t4/2/7/4/2747165/-haute-couture-on-instagram-ana-radu-ombre-dress.jpg

Платье миссис Уизли: http://s1.pic.intmall.net/media/catalog/product/0/9/093944_78942.jpg

========== Глава 7 ==========

POV Инглинг

Светский вечер прошёл не так ужасно, как я себе изначально представлял, а всё из-за того, что рядом со мной была Астрид, которая ловко отшивала подходящих к нам балерин, явно желавших познакомиться со мной. Когда от нас отошла последняя «подруга» моей очаровательной спутницы, то роль злого и охраняющего своё Цербера пришлось взять мне, ибо от балерин мы избавились, но вот от их кавалеров и сопровождающих нет. Было сложно сдерживать себя и не сжимать руку на тонкой талии ещё сильнее, когда они подходили познакомиться и целовали её руку, одно только порадовало – после этих всех знакомств она подошла к столу, взяла салфетку и вытерла ей тыльную сторону ладони, которой все касались губами. Когда же в зале спустя какое-то время снова громко заиграла музыка, но уже обычного, классического вальса, я, не особо-то и долго думая, потащил свою королеву в центр зала, чтобы все смогли увидеть, какая восхитительная у меня спутница.

– Ты это специально, да? – Буквально зарычала Астрид, когда, коротко оглядевшись, увидела, что почти все смотрят только на нас. – Я же сейчас сгорю от стыда.

– Голову выше, спину прямее, а улыбку увереннее, – прижимая партнёршу чуть ближе к себе, прошептал я, не переставая танцевать и смотреть в океанические глаза. – Ты самая прекрасная девушка в мире, Астрид, поэтому тебе не стоит смущаться или чего-то бояться. Тем более, я рядом с тобой.

– Это единственное, что меня успокаивает, – пробормотала блондинка, но потом вздёрнула подбородок, уверенно улыбаясь.

Когда девушка окончательно расслабилась в моих руках, позволяя кружить её по всему залу, я пришёл в полнейший восторг, потому что ещё никогда и ни с кем не ощущал того, что ощутил рядом с Астрид. Та непередаваемая лёгкость, что сопровождала нас весь танец, была приятна как телу, так и душе, в которой уже давно поселилось одиночество, поэтому останавливать вальс мне совершенно не хотелось.

– Почему музыка кончилась так быстро? – Прошептала мне почти в самые губы Астрид, когда мы замерли, не в силах отпустить друг друга. – Я хочу ещё.

На смелое заявление девушки я только улыбнулся, отпуская её и делая поклон, на который мне ответили слабым реверансом. Было видно, что наш танец высосал почти все силы и без того уставшей Хофферсон, но держалась она молодцом – вздёрнутый подбородок и прямая спина, как я её и учил, только вот улыбки больше не было, так, её уставшее подобие.

– Мы можем поехать домой, – приобнимая Астрид за талию, тихо произнёс я, когда мы двинулись в сторону столов, чтобы ещё немного посидеть.

– Это прозвучало так, словно мы уже несколько лет с тобой женаты, – Астрид усмехнулась буквально из последних сил, прижимаясь ко мне чуть ближе. – Но знаешь, это отличная идея, ибо я ужасно устала. Никогда не думала, что такие мероприятия, нацеленные на отдых, так сильно выматывают.

– Это тебе не в пачке по сцене фуэте крутить, – улыбнулся я, желая хоть немного поднять настроение моей спутнице, и мне это удалось, потому что Хофферсон, пусть и очень тихо, но искренне рассмеялась. – Так, нужно найти миссис Уизли, а потом уже уезжать домой.

Когда женщина была успешно найдена, она и слова не смогла возразить на нашу просьбу, сказала только, чтобы я берёг её девочку как зеницу Ока, на что я ответил согласным кивком и притянул Хофферсон чуть ближе к себе.

Оказавшись в машине, которую подкатил ко входу лакей, получивший от меня сто баксов за работу, Астрид с нескрываемым наслаждением стянула с ног свои туфли на достаточно высоком каблуке и простонала, когда пальцы коснулись приятного меха под ногами. Прикрыв глаза, она откинулась на спинку кресла, которую я специально для неё опустил чуть ниже, чтобы девушка могла вздремнуть, и сладостно зевнула. С улыбкой покачав головой, аккуратно нажал на педаль газа, медленно и без резких движений – у меня не было желания будить только засыпающую девушку, – стартуя. Весь путь в салоне была полнейшая тишина, которую прерывал только тихий звук работающего мотора и сладкие причмокивания моей пассажирки, но уже на подъезде к дому мой телефон, который весь вечер провалялся в машине, дал о себе знать – пришло сообщение от отца.

«Мне уже звонила Анналис. Догадываешься, о чём пойдёт речь дальше? Миссис Уизли сказала, что ваша пара затмила абсолютно всех на этом вечере, чему я особенно рад. Я уже жажду познакомиться с твоей очаровательной спутницей. Надеюсь, что завтра утром она будет в нашей квартире, потому как я прилетаю в районе сему утра и хочу с ней познакомиться».

Сообщение отца заставило меня немного напрячься, но после я заметно расслабился, когда, перечитав его во второй раз, не нашёл ничего того, что могло бы сулить мне или Астрид проблемы. Спокойно припарковав машину на подземной парковке, забрав телефон и ключи от квартиры, я вылез из моего чёрного красавца и тихо прикрыл дверь, чтобы не разбудить блондинку, которую я, обойдя машину и открыв дверь с её стороны, аккуратно достал, перед этим захватив её туфли. Заблокировав Rolls-Royce, я со спокойной душой двинулся в сторону лифта, который доставил бы меня до последнего семнадцатого этажа, на котором была наша с отцом квартира с шикарным видом на Гайд-парк.

– Где мы? – Тихо спросила Астрид, когда я медленно опустил её на кровать.

– Тихо, мы у меня, – улыбнулся я и помог дёрнувшейся девушке сесть. – Раздевайся и ложись спать, ты устала. Обо всём остальном мы поговорим завтра.

– Инглинг, – окликнула меня блондинка, когда я уже приблизился к двери.

– Да? – Повернувшись к ней лицом, улыбнулся я, подняв брови. – Что такое?

– Я могу рассчитывать на футболку, мне ведь не в чем спать, – пусть в комнате было темно, но разглядеть, как едва заметно заалели щёки Астрид, я всё же смог.

– Конечно, – с улыбкой я кивнул и вышел из комнаты, чтобы вернуться уже с чёрной шёлковой рубашкой. – Прости, большой футболки, в которой тебе было бы удобно спать, у меня нет, поэтому я принёс рубашку.

– Спасибо, – сидевшая на кровати Хофферсон улыбнулась и взяла протянутую вещь.

– Спокойной ночи, милая, – ответная улыбка появилась на моём лице, а потом я, подмигнув Хофферсон, вышел из комнаты, оставив её один на один с самой собой.

Я же спать совершенно не хотел, поэтому направился на кухню, где собирался проверить содержимое бара и налить себе чего-нибудь выпить – шампанское меня даже не зацепило, а «подшофе» мне удавалось заснуть куда быстрее. Отыскав-таки в баре открытую бутылку виски и стакан для него, который обычно называют Олд-фешн, я направился в сторону лоджии, где и собирался распить «воду жизни». Около часа я просидел в одиночестве, которое разбавлял только Бурбон, но потом со спины послышались тихие шаги – Астрид, ведь больше некому, мы в квартире одни.

– Почему ты не спишь? – Обнимая меня со спины, тихо спросила девушка, но, видимо заметив Олд-фешн и рядом стоящую бутылку, недовольно цокнула. – Выпиваешь. Лучше бы спать пошёл.

– Мне нужно выпить чего-нибудь, чтобы спокойно заснуть, – мягко касаясь руки блондинки, которая лежала у меня на груди, тихо ответил я, прикрывая глаза. – Иногда сны мешают мне, и из-за них я часто просыпаюсь посреди ночи, а алкоголь помогает мне не видеть сны.

– Но ведь это можно же как-то исправить, – прошептала мне на ухо Астрид и, как мне показалось, улыбнулась. – Скажи как, возможно, я смогу помочь тебе.

– Возможно, – уклончиво ответил я, делая ещё один глоток «воды жизни». – Но не думаю, что ты согласишься.

– Ну, ты сначала расскажи, что я должна сделать, а потом я уже скажу тебе, смогу ли я тебе помочь, – девушка убрала руки с моей груди и, отобрав у меня стакан, обошла кресло, в котором я сидел, и села напротив, тут же делая из Олд-фешн глоток. – М-м-м, прекрасный вкус.

– Бурбон, – с улыбкой кивнул я, чуть увеличивая громкость голоса, чтобы моя собеседница меня услышала. – Четыре розы.

– Ты не ответил на мой вопрос, – отставляя стакан в сторону, нахмурилась Астрид, заставляя меня улыбнуться.

– Тебе всего лишь нужно лечь со мной в одну постель, – пожав плечами и придав себе максимально беззаботный вид, произнёс я. – Телесный контакт отвлекает организм человека от сновидений.

========== Глава 8 ==========

POV Астрид

Утро для меня наступило быстрее, чем я на то рассчитывала, но что поделать, полежать и понежиться в крепких объятиях Инглинга мне никто не запрещал, поэтому именно это я делала первые минут двадцать, пока рассматривала лицо парня и считала его многочисленные веснушки, которые, казалось, были разбросаны по всему его телу. Проверять это я не стала, ибо мне были открыты только лицо и ключицы, поэтому я мирно довольствовалась малым, не стараясь как-то стянуть с шатена одеяло, хоть и очень хотелось. Пролежав рядом со спящим парнем около двадцати минут, я поняла, что заново уснуть мне не удастся, поэтому я решила подняться и приготовить Инглингу завтрак – в лагере он всегда вставал раньше меня, но сейчас, видимо, свою роль сыграл выпитый им вчера Бурбон, действуя на Хэддока как снотворное.

Когда на одной сковороде шкварчала яичница, а на другой лепестки бекона, краем уха я услышала, как в замочной скважине повернулся ключ, а потом открылась дверь. Так как из кухни коридор было не видно, мне пришлось ждать, когда тот, кто пришёл, пройдёт вглубь квартиры.

– Инглинг, неужели ты вчера и грамма не випил, что уже с утра на кухне? – В гостиную, совмещённую с кухней, вошёл крупный мужчина в тёмно-синем костюме и замер, когда возле плиты заметил меня. – Доброе утро, юная леди.

– Доброе, мистер Хэддок, – улыбнулась я, понимая, что этот мужчина, который так похож на викинга, отец Инглинга. – Будете завтракать?

– Голоден как зверь, – рассмеялся он, подходя ближе и присаживаясь на барный стул. – Астрид, будь добра, зови меня Стоиком и на «ты». Я не люблю, когда друзья Икка так ко мне обращаются.

– Как скажите, – посмотрев на отца шатена, кивнула я, но под его пристальным взглядом тут же исправилась. – Скажешь.

– Другое дело, – Стоик довольно улыбнулся и кивнул мне в ответ. – Астрид, приготовь мне, пожалуйста, зелёный чай, я не люблю кофе.

– Конечно, – выкладывая на большую тарелку готовую глазунью, несколько лепестков бекона и пару ложек фасоли, пробормотала я и, достав из ящика вилку и нож, подала всё Стоику, который с всё той же широкой улыбкой забрал у меня блюдо и столовые приборы.

Выложив завтрак и себе на тарелку, я поставила её около мужчины и принялась за напитки. Зелёный чай для отца Инглинга и мне горячий какао, коробочку которого я удачно отыскала на одной из полок.

– Астрид, милая, нельзя так издеваться над людьми, – из спальни медленно и шаркая ногами по полу выплыл, не иначе, сонный Хэддок-младший, который трепал себя по лицу и волосам. – В тебе явственно видны замашки живодёра, уверен, с моим отцом ты легко подружишься.

– Насчёт этого я не знаю, – начал Стоик, подмигивая мне. – Но вот познакомиться мы уже успели. Знаешь, сын, ты не соврал, когда сказал, что твоя спутница затмит всех. Она действительно очаровательна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю