332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Москаленко » Небесный трон 4 (СИ) » Текст книги (страница 16)
Небесный трон 4 (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 20:30

Текст книги "Небесный трон 4 (СИ)"


Автор книги: Юрий Москаленко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 23 страниц)

Увы, как бы кто ни тешил свои надежды, жестокая реальность ничуть не изменилась – Лиу продолжал преследовать самолёт, изменив траекторию полёта аналогичным образом, что даже позволило ему сократить расстояние до цели.

– В это действительно сложно поверить, – нахмурился Шакс, прикрыв лицо ладонью. – Его аура спала с самолёта после нашей атаки, так что теперь он не должен иметь ни одной возможности видеть нас. Даже если бы он оставил на судне метку, то артефакт стёр бы её… – размышлял парень, пытаясь понять причину. – Так ещё и время действия невидимости скоро выйдет.

– Сколько осталось, и сможем ли мы использовать артефакт снова, – поинтересовался Кай.

– Десять минут. Да. В день можно использовать до двадцати минут, – ответил лучник. – У тебя опять появилась какая-то идея?

– Именно. Поэтому отключай невидимость, нам она ещё понадобится… Даймонд, пускай пилоты настроят курс на юг. Мы покинем самолёт, сделав его приманкой.

– Ты понимаешь, что это огромный риск? Если нам и в этот раз не удастся скрыться от инсектоида, то без самолёта у нас больше не будет никаких шансов оторваться, – сказал Шакс.

– Понимаю, но летать вечно мы не сможем, ведь топливо уже должно подходить к концу. А у той твари же, судя по всему, энергии ещё предостаточно. К тому же я полностью уверен в своём плане, поэтому прошу довериться мне.

В итоге Шакс всё же согласился, хоть и потратил на раздумья целую минуту.

* * *

– Брат, парашютов на всех не хватит, – сообщил Даймонд, когда они были уже возле выхода.

– Парашютов? – удивившись, улыбнулся Кай. – Здесь же всего десять километров до земли. Так что забудь. Максимум, кому они могут понадобиться, так это твоим бойцам.

За прошедшие несколько минут самолёт успел выйти из невидимости, а его пассажиры уже готовились к эвакуации. Сейчас все они заканчивали обматываться особой артефактной верёвкой, что связывала бы их всех, и таким образом через Шакса эта связь достигала артефакта, который делал людей невидимыми. Вдобавок эта верёвка могла удлиняться аж до двух десятков километров, поэтому при падении никому помешать не должна была.

Первыми спрыгнули Шакс и его люди, а за ними последовали бойцы Союза Городов вместе с Даймондом. Замыкающей же была группа Кая. Спрыгнул Ивсим, следом Элизия и Лилия, после чего должна была идти очередь Кая и Цзян Сы.

Последний как раз подошёл к выходу, когда на его плечо внезапно легла чья-то ладонь. Обернувшись, парень увидел улыбающегося Кая. Цзян Сы уже было хотел спросить в чём дело, как вдруг мелькнуло лезвие меча.

Спустя мгновенье голова юноши уже была в руках Кая, при этом моментально насквозь проморозившись Холодом Пустоты.

– Пространство Ночи, – изрёк мечник, скрыв отрубленную голову в пространственном кармане, который он затем уменьшил до размеров горошины и спрятал в одежде.

Отвязав артефактную верёвку от тела Цзян Сы, Кай наконец-то выпрыгнул из самолёта.

В итоге тридцать два человека бросили своё воздушное судно, оставив его лететь на автопилоте. А затем, как Кай и говорил: его план сработал. Ничего не подозревающий Лиу продолжил преследовать самолёт, улетая всё дальше на юг, пока покинувшие его люди уже успешно скрывались в лесах Сибири.

«Надеюсь, ты понимаешь, что это лишь дело времени, когда инсектоид найдёт Врата Ойкумены, – произнёс Рун’Тан, когда Кай приближался к остальным членам команды. – Так что вы должны найти их гораздо раньше».

«Не беспокойся старик, – явил свою фирменную наглую улыбку парень, – у меня уже есть план».

Глава 22. Легенда

Когда все покинувшие самолёт воины наконец собрались, первым, кто обнаружил отсутствие ещё одного человека, оказалась Элизия.

– Хм… А где тот паренёк?.. Как его там?.. – на секунду задумалась она. – А, Цзян Сы. Разве он не прыгал с тобой, Кай?

– Цзян Сы мёртв, – спокойно сообщил мечник.

В тот же миг Ивсим, Лилия, Элизия, а также Даймонд явили неподдельное удивление. С другой же стороны, бойцы Союза Городов моментально напряглись. А что же касалось Шакса и его людей, то те просто уставились на Кая, ничуть не изменив выражений своих лиц, из-за чего нельзя было понять, о чём они думают.

– Что это значит, Кай? – спросила Лилия. – Ты убил его? Или что произошло?

– Нет, – покрутил головой парень. – Цзян Сы умер ещё в улье, когда мы сражались с Элементалистом.

Шок отразился на лицах большинства присутствующих.

– Как это понимать? – резко спросила бывшая принцесса. – Хочешь сказать, что с нами в самолёте был не он? А кто же тогда?

– К тому же никто из нас этого не заметил, кроме тебя, так ведь получается? – добавил Шакс. – Почему же тогда ты говоришь об этом только сейчас?

– Я только недавно понял, но причина в том, что после окончания боя в улье мы все почему-то забыли о кое-ком, – сказал Кай.

– И о ком же? – раздался голос Даймонда.

– О том бледном парне, а точнее – черве в его мозге, который и пробудил Элементалиста.

Услышав ответ мечника, присутствующие резко застыли. Люди с изумлением стали понимать, что действительно упустили этот момент. И отыскать причину подобного никто из воинов так и не смог. Казалось, будто бы сам факт присутствия в их памяти того паразита отчего-то был затуманен, и пока Кай об этом не сказал прямо, то воины даже и не попытались бы его вспомнить.

– Смею предположить, что во время боя он воздействовал на наши разумы какой-то техникой, из-за чего мы частично забыли о нём, – сообщил Кай.

– Но как это связано с твоим товарищем? – спросил Даймонд.

– Вот оно как значит. Понятно… – закивал Шакс, прежде чем мечник успел ответить. – То есть, ты утверждаешь, что этого твоего Цзян Сы в суматохе боя убил тот червь и захватил его тело?

– Именно, – усмехнулся Кай. – Тогда в самолёте, когда ты активировал артефакт, твой подчинённый сказал, что даже пиковый Священный Лорд не сможет обнаружить невидимый объект. Но инсектоид каким-то образом всё равно смог нас выследить, даже после смены курса. Причина этого была непонятна, – напомнил он. – Но что если бы кто-то передавал той твари тонкий духовный сигнал прямо из самолёта? Смог бы тогда Элементалист заметить нас?

– Это… – расширились глаза Шакса, – действительно так. В таком случае невидимость была бы не полной, – вздохнул он, а затем резко улыбнулся. – Так вот почему ты настаивал на своём плане.

– Да. О том, что телом Цзян Сы управляет кто-то другой, я тоже понял не сразу. Лишь когда мы взлетели, я заметил, что он генерирует некий странный незаметный сигнал. Хотя, как я это обнаружил, даже не спрашивайте, – добавил парень, не собираясь рассказывать об энергетическом зрении. – Поначалу я не придал этому особого значения, но когда появился преследующий нас инсектоид, то задумался. Ключевым же оказался тот момент, когда мы должны были стать невидимыми, но Элементалист всё равно как-то нашёл нас. Тогда-то я и обнаружил, что сигнал от Цзян Сы уходит как раз в сторону инсектоида. Ну а понаблюдав за ним ещё немного, мне удалось понять, что его аура совсем на чуть-чуть отличается от прежней, словно она была лишь очень искусной подделкой. Связать же всё это труда не составило, после чего я и вспомнил про инсектоида-паразита. К счастью, для поддержания сигнала, особенно во время невидимости, ему требовалось тратить немало сил, из-за чего он убрал его на тот момент, когда Шакс выключил артефакт и мы готовились покинуть самолёт, чтобы затем потратить силы и раскрыть наш прыжок. Поэтому, как раз перед прыжком я и убил его, чтобы мы смогли спокойно уйти.

– Но почему ты не сказал нам об этом? – поинтересовалась Лилия.

– Не задавай дурацких вопросов, понятно же, чтобы не создавать шумиху. Ведь если бы до паразита дошла информация, что его раскрыли, то он обязательно что-нибудь сделал бы, или даже передал эти сведенья Элементалисту, – ответил вместо Кая Шакс.

Обернувшись к лучнику, девушка гневно зыркнула на него, но затем резко отвернулась.

– Он прав. Я хотел, чтобы червь считал, что всё идёт по его плану, и что мы лишь станем ещё более лёгкой целью для его господина, если спокойно выпрыгнем из самолёта.

– Хм. Интересно. Это всё, конечно, звучит довольно правдоподобно. Но есть ли у тебя доказательства? Ведь вдруг всё совсем наоборот, и это тебя захватил паразит, а Цзян Сы раскрыл это? – прищурилась Элизия, обратив на себя всеобщее внимание.

Взглянув на девушку, готовую в любой момент вступить в бой, Кай лишь оскалился.

– Успокойся, – ответил он, а затем, засунув руку во внутренний карман, достал оттуда чёрную горошину, которая стала быстро увеличиваться. – Если тебя так интересуют доказательства, то они внутри. Там голова Цзян Сы. Нужно лишь войти.

* * *

Спустя пятнадцать минут, когда все желающие наконец убедились в словах Кая, группа из тридцати двух человек наконец направилась на восток, пока в итоге не вышла к трассе, которая вела как раз к Новосибирску. А учитывая среднюю скорость присутствующих воинов, то дорога обещала занять не более двух часов. Собственно, в это свободное время Рун’Тан и решил поведать Каю то, что он вспомнил про татуировку с пятью разноцветными глазами.

История эта началась давно. Так давно, что тогда не было ещё ни самого Рун’Тана, ни даже последнего императора Бельтейз, который был во много раз старше спутника Кая. В те времена их империя лишь обрела статус божественной, поскольку тогдашний правитель стал первым в их истории, кто достиг подобного уровня культивации. Именно в ту эпоху и началось стремительное развитие их государства.

Начался золотой век боевых искусств.

Каждое тысячелетие в Бельтейз появлялось всё больше и больше невиданных гениев, по меркам которых прошлые таланты были не более чем посредственностью. И как раз среди таких гениев этого периода родился он – величайший авантюрист, путешественник и генерал божественной империи Бельтейз.

Эурин Поступь Неба, Нерушимая Опора Обсидианового Престола.

Таковыми были его имя и официальный титул.

Родился Эурин в одном мелком, хоть и старом аристократическом роду империи, которому повезло иметь владения в главном мире Бельтейз. Именно поэтому, вероятней всего, небывалый талант парня и смогли заметить достаточно рано, чтобы успеть своевременно начать его развитие.

Таким образом, к восьми годам юноша полностью закалил своё тело, а к десяти – разум. В двенадцать же он наконец достиг уровня Создания Источника, благодаря чему смог попасть в лучшую школу боевых искусств империи, в которой он стал самым юным учеником за всю ею историю.

После этого, уже через два с половиной года, Эурин стал истинным мастером – Заклинателем. На тот момент ему было всего пятнадцать лет. С этого времени и началась его история как великого воина.

В двадцать лет, достигнув срединной стадии, Эурин покинул школу боевых искусств, вступив в имперскую армию. Там, благодаря таланту, достижениям в развитии, статусу и добытым во время обучения знаниям он сразу получил младшее офицерское звание, после чего был отправлен в один из отдалённых миров, который Бельтейз захватила буквально несколько веков назад.

Будучи крайне суровым и переполненным ужасными монстрами, незаселённый разумными расами средний мир давал воинам два огромных шанса: умереть или стать сильнее. Эурин обладал огромным талантом к развитию, но при этом все двадцать лет своей жизни провёл в безопасных землях столицы. Вот почему он желал испытать и закалить свою силу. Юноша больше не хотел идти спокойным и безопасным путём, который рано или поздно обязательно завёл бы его к тупику в развитии.

Таким образом, Эурин решил воспользоваться шансом дикого мира, бросив как ему, так и самому себе смертельный вызов, из которого он в итоге вышел победителем. Двадцать лет подряд парень сражался день ото дня, шаг за шагом достигая ещё большей силы и оттачивая собственное мастерство. В конечном счёте, даже обладая худшими ресурсами, чем во времена жизни в столице, воин уже в сорок лет стал Элементалистом!

И вот тогда глава семейства, выходцем из которого Эурин как раз и был, вызвал юного воина на родину, где велел тому выступить в качестве представителя рода в предстоящем имперском состязании. Отказываться парень не стал, так как подобное соревнование было интересно и для него.

В итоге, прошедший турнир позволил Эурину раскрыть новую планку своей силы, даровав возможность переосмыслить и объединить двадцатилетний опыт культивации в диком мире, а затем прославил его имя на всю империю. Ведь парень стал не просто сильнейшим среди начальных Элементалистов, а сильнейшим вообще среди всех Элементалистов империи!

Находясь лишь на начальной стадии, он смог достичь не только идеального понимания Закона Слияния на Пути Копья и Пути Молнии, но и создал собственную Сферу на Пути Ветра. Благодаря этому Эурину и удалось победить сложнейших противников в виде пиковых Элементалистов.

И после такого сильнейшие мастера империи больше не могли сидеть сложа руки, закрывая глаза на существование такого гения. Даже император заинтересовался Эурином, из-за чего и предложил ему вступить в Священный Легион.

В конечном счёте предположение правителя оказалось верным. Юного гения не интересовало аристократическое общество, не интересовали богатства, слава или власть. Он жаждал лишь двух вещей: путешествий и сражений. И Священный Легион – сильнейшее военное формирование империи Бельтейз, как раз могло обеспечить Эурина этим.

Вступив к ним, парень начал новую главу своей жизни. Столетие за столетием он становился сильнее, рос по званиям, параллельно с этим исследуя новые миры и сражаясь с самыми разными противниками. За это время Эурин, которому Система после достижения пика ступени Священного Лорда дала второе имя – Поступь Неба, неожиданно для себя открыл новое хобби – писательство. Он стал записывать все свои приключения, отчего у подданных империи его книги стали невероятно популярными. Можно было даже сказать, что благодаря этому огромное количество молодых людей сделало Эурина примером для себя, что лишь способствовало увеличению воинов в стране, желающих отправиться на службу.

Так проходили тысячелетия, пока однажды Священный Легион не наткнулся на дикий мир аж с двумя Вратами Ойкумены. Одни из них вели как раз обратно – к империи Бельтейз, а вот вторые, к удивлению воинов, оказались закрытыми. Однако ключ уже был внутри, и перед людьми стоял выбор: открывать врата или нет. В конечном счёте, согласно императорскому приказу, они были открыты, что привело Священный Легион в новый необычный мир, который назывался Срединным Северо-Западным Перекрёстком.

И в тот день всё изменилось. Бельтейз впервые встретила достойных противников.

Конечно, империя постоянно воевала, но касалось это лишь захвата новых миров, где приходилось подчинять местное населения. Но Срединный Северо-Западный Перекрёсток оказался другим. Оправдывая своё название, этот мир действительно был перекрёстком, где встретились целых три могущественных божественных организации (секта, клан и империя), стремящихся к расширению. И Бельтейз стали четвёртыми.

Тогда им пришлось вступить в непрекращающуюся кровопролитную войну, полем боя для которой и был тот самый Срединный Северо-Западный Перекрёсток. И конечно же, воины Священного Легиона стали первыми, кто ощутил весь ужас этой бойни.

В итоге война длилась ещё три тысячи лет, после чего одна из сторон стала проигрывать. Остальные поняли это, поэтому стали сильнее давить на них, желая наконец открыть себе путь в новый уголок средних миров Ойкумены. Проигрывающая сторона же этого отнюдь не желала, и поэтому в решающей битве они применили один из древнейших и сильнейших своих артефактов, насытив его жизнями сотен тысяч собственных воинов. В конечном счёте именно это и поставило точку на многотысячелетней войне.

Ведь планета под названием Срединный Северо-Западный Перекрёсток была практически полностью разрушена. Дополнительные Врата Ойкумены, размещённые на всех связанных мирах, после этого исчезли, а Священный Легион и часть армии империи были признаны погибшими. В Бельтейз настал мир, но цену за него пришлось заплатить немалую…

Шло время. Первый император с божественным статусом, проправивший более ста тысяч лет, отрёкся от престола, передав его своему сыну, у которого также имелись задатки достигнуть подобного уровня культивации. После этого бывший император покинул Бельтейз, направившись в миры более высокого уровня.

А спустя несколько веков произошло невероятное – в одном из миров внезапно объявился древний легендарный воин. Тот, кого уже все давным-давно считали мёртвым.

Вернулся Эурин Поступь Неба.

И он не только был жив, но и достиг того, что в стране предрекали лишь новому императору – божественного статуса. Однако, когда Эурин вернулся на родину, в столицу, то люди были не только рады, но и напуганы. Для большинства живущих на тот момент воинов Эурин был не более чем древней легендой, которую рассказывали ещё их прадедам. И когда такой мифический персонаж оказался жив, а вдобавок обрёл огромную силу, то никто не мог предположить, что этот воитель будет делать. Ведь в тот момент никто в империи не был равен ему.

Прибыв к новому императору, которого Эурин знал ещё ребёнком, древний воин не стал пытаться захватить трон. Он не стал обвинять Бельтейз, за то, что они даже не пробовать искать тех, кто считался погибшим в мире Перекрёстке. Как и не стал ничего требовать от империи.

Эурин лишь склонил колено, а затем дал присягу новому правителю. После этого он вновь стал верным подданным империи Бельтейз и поведал о том, как ему удалось выжить.

В тот роковой день, буквально за час до решающей битвы, один из разведчиков Священного Легиона доложил о том, что проигрывающая сторона собирается воспользоваться каким-то древним артефактом, для чего они стали приносить жертвоприношения. Эурин же, имеющий тогда один из высших военных чинов, ощутил неладное. Предчувствие подсказало ему, что вот-вот должно произойти что-то ужасно, и поэтому войскам Бельтейз нужно спасаться.

Увы, далеко не все офицеры послушали гениального, но молодого воина, и поэтому отказываться от участия в бою не решили – близость к победе ослепила их. Эурину пришлось подчиниться, что лишь усилило его чувство приближающейся опасности. В итоге он собрался действовать самостоятельно.

Когда началось генеральное сражение, то Эурин вместе со своими людьми из Священного Легиона сразу направился сквозь вражеский строй. Они не стремились убить как можно больше врагов, они имели другую цель – добраться до Врат Ойкумены противника, которые являлись ближайшими из всех четырёх врат в Перекрёстке.

Это Эурина и спасло. Проведя за собой всего несколько сотен человек, он покинул Срединный Северо-Западный Перекрёсток буквально за несколько минут до его разрушения.

А дальше выживших ждала непрекращающаяся череда жестоких битв. На исконной территории врага им не было где скрыться, и поэтому остаткам Священного Легиона пришлось раз за разом с кровью прорываться к Вратам Ойкумены, дабы вырваться с земель божественной секты, на которые они попали.

Длилось это веками, и даже тысячелетиями. Правящая здесь секта обладала не меньшим количеством подчинённых миров, чем Бельтейз, из-за чего Эурину и его людям приходилось прыгать из мира в мир, постоянно сражаясь и теряя товарищей.

Но вечно так длиться не могло, и в итоге они ушли. Покинули последний мир, до которого дотянулась граница той божественной секты. Теперь оставшимся тридцати воинам предстояло проложить для себя дорогу сквозь практически неизведанные миры, дабы наконец вернуться на родину. Так начался их долгий-долгий путь, который в конце концов привёл единственного выжившего – Эурина, который за время путешествия достиг божественного статуса – к землям империи Бельтейз…

Такую историю мужчина поведал новому императору и высшим лицам страны. Ну а после этого Эурин был назначен генералом императорской гвардии, благодаря чему он всё время находился рядом с правителем государства, что позволяло легко за ним наблюдать.

Так проходило время, в течение которого Эурин заслужил полное доверие императорской семьи, и ему даровали титул Нерушимой Опоры Обсидианового Престола. Такое почётное наименование легендарный воин действительно заслуживал, поскольку честно служил аж трём императорам.

Первым был тот, который разглядел в тогда ещё юном воине невероятный талант. Вторым стал его сын, который в итоге тоже достиг божественного статуса, но, к сожалению, погиб, когда в Бельтейз вторглись два крайне могущественных элементаля, прибывших откуда-то из ближних миров. Третьим же императором был племянник предыдущего. Увы, таланта дойти до ступени божества ему не хватило, из-за чего Эурин банально пережил его.

После этого новым владыкой империи должен был стать Саван Свет Звёзд. Именно ему было суждено оказаться последним императором, при правлении которого и произошёл внезапный крах Бельтейз.

Было неизвестно, вновь ли помогло Эурину его известное предчувствие, но Савану он слугой так и не стал. Легендарный воин, прослужив Обсидиановому Престолу более двухсот тысяч лет, покинул империю ровно за день до коронации Савана.

Оставив все свои вещи, кроме любимого копья, Эурин просто ушёл. Никто так и не понял, как и в какой момент это случилось, но никаких следов легендарного воина в итоге не было найдено.

Зато стали доступны все личные вещи Эурина, одной из которых оказалась непримечательная на первый взгляд книжка. И как оказалось, это была последняя его история, написанная после возвращения в Бельтейз.

В ней описывалась часть его путешествия с небольшой группой остатков Священного Легиона. Та история гласила, что Эурин и пятнадцать его товарищей решили отправиться в ближний мир, чтобы оттуда уже найти путь домой. И хотя в предыдущем мире, который был средним, все местные настоятельно советовали не идти туда, воины решили рискнуть. Всё-таки это был первый проход в ближний мир, который они обнаружили за многие тысячелетия своей жизни. И возможно, считали они, там им даже повезло бы отыскать хоть какую-нибудь достаточно обширную карту Ойкумены.

Увы, новый мир оказался воинам не рад. Мало того, что он являлся полностью пустым, так ещё и был переполнен некой тёмной энергией и законами, которые негативно влияли даже на Священных Лордов. Однако воины не спешили уходить обратно, а решили исследовать столь необычное место. Ведь судя по тому, что они видели, то в этом мире буквально ещё недавно существовала и процветала некая могущественная цивилизация, на что указывали найденные артефакты и оставшиеся руины городов. Вот только ныне в том мире не было ничего живого: ни монстров, ни растений, ни даже элементалей и духов.

Но было ещё кое-что, пугающее бывалых воинов гораздо сильнее: там не светило солнце. Ведь сколько бы Эурин с остальными ни ждал, ночь так и не заканчивалась. И единственным, что хоть сколько-то освещало тот мир, была огромная луна, намертво повисшая над одним из полушарий планеты и отчего-то излучающая свет. Это бывшие члены Священного Легиона осознали, когда обогнули тот мир полностью, воспользовавшись для этого летающим кораблём Бельтейз, который хранился в кольце у Эурина.

В конце концов, поняв, в здесь ничего особого нет, кроме редких артефактов, а также, что данный ближний мир больше никуда не ведёт, воины решили вернуться на предыдущую планету. Но прежде чем они сделали это, Эурин нашёл храм, который на удивление отлично сохранился. А внутри него был портал.

Портал, ведущий прямиком на небесный спутник того мира.

В своей книге Эурин затем написал, что до конца так и не смог понять, что же заставило его влить в портал энергию, но в итоге он активировал его. Это действие телепортировало его ко входу в странный дворец, который действительно оказался на поверхности луны того мира. К удивлению мужчины, на спутнике имелась не только нормальная для человека гравитация, но даже и привычная атмосфера.

А затем его позвали. Нечто необъяснимое заставило его войти во дворец, в глубинах которого он нашёл старую сморщенную мумию, закованную в цепи. И в тот момент Эурин мог поклясться, что эти цепи были настолько прочны, что даже тогдашний император Бельтейз, обладающий божественным статусом, не смог бы повредить их.

И только после этого легендарный воин обратил внимание на мощь самой мумии. Ведь именно тогда Эурин с шоком понял, что та тёмная сила, заполонившая этот мир и его спутник, это сила, исходящая от закованного в цепи трупа.

Точнее, мертвецом столь могущественного человека мужчина посчитал лишь поначалу. Ведь, как оказалось, существо в цепях – было всё ещё живо.

– Ты подходишь… – неожиданно услышал Эурин, после чего на груди узника появилась крупная татуировка.

Пять глаз разных цветов, среди которых сильнее всего выделялся глаз чёрного цвета – вот что увидел вошедший мужчина.

– У тебя невероятный талант… – сквозь скрывавшую лицо шевелюру, произнёс незнакомец. – И я могу помочь развить его… Подойди…

И Эурин подошёл. Находясь будто в состоянии транса, он пытался осмыслить свои действия, но ослушаться голоса человека в цепях всё равно не мог.

И когда легендарный воин подошёл к узнику этого замка, тот, едва шевеля конечностью из-за цепей и слабости, дотронулся пальцем до лба Эурина. Поток неимоверных знаний ворвался в его разум, а на его руке появилась схожая пятиглазая метка.

– Теперь ты мой ученик… – услышал Эурин, моментально приняв это.

В тот же миг и началась его учёба, что всего лишь за тысячу и один год привела воина к первой божественной ступени. И затем он наконец смог сделать то, чего так желал его новый наставник – разбить оковы.

Спали цепи, и узник стал свободен. Вслед за этим Эурина перенесло обратно на поверхность планеты, а зависшая над ней луна внезапно пропала. Лишь отголосок пространственного искажения дошёл до воина, сообщив ему, что спутник был телепортирован в мгновение ока.

«Вот тебе последний подарок… – внезапно услышал после этого Эурин, а затем в его голове появилась новая информация, которая содержала детальную карту средних, дальних и периферийных миров Ойкумены. И конечно же, там было местонахождение империи Бельтейз. – Если захочешь большего, то иди в центр…»

Таким образом, после нахождения книги Эурина, высшим кругам империи стала известна истина о его возвращении. Впрочем, довольно многим эта история показалась бредовой, из-за чего её правдивость была подвергнута сомнениям.

«И это всё?» – спросил Кай, когда Рун’Тан впервые взял паузу.

«Не совсем. В той книге ещё был эпилог, который рассказывал про некую войну», – ответил старик.

«Интересно. И что же там было?»

«Если коротко, то там поверхностно описывалась некая война между тремя невероятно могущественными сущностями, в армиях которых даже обычные солдаты обладали божественным статусом. И если верить Эурину, а точнее его учителю, что поведал это, то происходила та война аж в прошлой системной эпохе, и затронула она всю Ойкумену, – произнёс Рун’Тан. – Так вот, среди этих трёх сущностей имелась одна, у которой было пять слуг, что обладали невероятной силой и, конечно же, пятиглазыми метками».

Старик замолчал, а Кай тем временем задумался. Но не успел парень погрузиться достаточно глубоко в свои мысли, как Рун’Тан добавил.

«Ах да, чуть не забыл. В истории Эурина было записано имя одной из тех трёх сущностей – Ор’Дрок Ока Яшнир».

И в тот же момент в памяти мечника всплыл образ лазурного куба, статуи внутри него и удивительного сна, что увидел он в тот день.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю