332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Иванович » Роль чужака » Текст книги (страница 11)
Роль чужака
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 18:00

Текст книги "Роль чужака"


Автор книги: Юрий Иванович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Следовало дождаться тех, кто придёт после доклада посыльного. Да и оба стражника, я почему-то уверен, застряли на лестнице. Потому что шаги их как раз в том районе затихли. И хоть как меня ни манила тайна фрагментов вокруг символа под потолком, залезать в узкие простенки мне перехотелось. Следовало перестраховаться, отыскать удобное укрытие и понаблюдать за развитием событий со стороны. Кто сюда свои силы пришлёт, от этого и буду исходить в дальнейших действиях.

Между прочим, мысли, что меня «засветил» Шеян Бродский, даже не возникло. Крепкий орешек, такой и под воздействием детектора лжи не расколется.

Удобное место отыскалось в торце коридора: некая комната, предназначенная для занятий гимнастикой или спортом. Некое подобие шведской стенки и несколько соломенных матов на полу ни для чего иного служить не могли. Вот из неё, чуть-чуть приоткрыв дверь да усевшись на прихваченное кресло, получалось отлично просматривать весь коридор. А то, что я сам в данном месте оказался как бы в ловушке, меня нисколько не волновало. Опасней всего первый удар, исподтишка, неожиданный. Тогда как в открытом противостоянии я справлюсь и с десятком нападающих, даже не убивая их.

Предположения, что ждать придётся недолго, оправдались полностью. Топот множества ног раздался даже раньше, чем я успел насладиться комфортным креслом. Вот только количество прибывших по мою душу типов я не угадал. Примчалось человек двадцать, все статные, видные, примерно моего возраста, «кровь с молоком». Причём по одежде и украшениям на ней и на оружии тотчас понималось, что не простые вояки прибыли. Только сложно было понять, чьи это придворные? Принцесс? Или пособники третьей стороны? Впереди поспешал уже знакомый мне сержант, который ткнул рукой в нужную дверь и подтвердил: «Здесь он!»

То ли элита, то ли знать, то ли ещё какая «звудонать» отстранили стражника, приказав оставаться на месте, и сами ворвались в апартаменты, выхватывая на ходу свои рапиры и шпаги и ставя перед собой мерцающие щиты непонятного мне толка. Маги?! Иного мира?! Еловые шишки им под зад! И как с такими бороться? Смогу ли я им эффективно противодействовать? А ведь вуали Светозарного у меня практически нет, а собственными Щитами я до сих пор пользоваться как следует не научился.

Ребята действовали резко и нахраписто. Похоже, слишком понадеялись на свою магическую защиту и вознамерились меня проткнуть немедленно, как бы «…в скороспелой, неожиданно возникшей потасовке». Не разобрались, мол, приняли лысого тайланца за шпиона или за диверсанта. Да и он себя повёл заносчиво… Причин послесмертия можно отыскать много.

Стражники остались снаружи, все трое, а изнутри апартаментов я отчётливо слышал голоса и мысленно ехидно их комментировал:

– Он где? – в Караганде!

– Тут проход в другие апартаменты! – разве стражники сразу не сказали?

– И проходы в тайные лабиринты! – неужели заметили очевидное?

– Он сбежал по ним! – о как! С чего это я должен был убегать?

– За ним! Быстрей! – могли бы и шагом, всё равно не догоните. – Вы трое – вправо, а вы – по лестнице вверх! – ой как здорово! Всю паутину на себя соберут, мне же проще потом будет там заниматься исследованиями.

– Но здесь темно! – хм, а ребята наблюдательные попались. Таких жирных пингвинов только в разв… в стройбат и берут.

– Надо делать зырник, а я пустой!

Меня пробило на смех. Зырник? Как же смешно эйтраны обычный светляк называют! Ещё бы «очиширником» назвали! Или «дюжезрейкой».

Причём «пустыми» оказались ещё два моих преследователя, полезшие в потайные простенки. Точнее говоря, на некую магическую защиту у них хватало, а вот на освещение – хрен. Как и ночным зрением никто из них не мог похвастаться. Незамедлительно появилось представление и о мощности замеченных мною щитов. По сравнению со мной их магия – что бумага против острого карандаша.

Поднялся спор, разнёсся гам. Преследователи стали меняться местами, делиться зырниками, обвинять друг друга в неуёмной растрате сил на флирт с дамами и недавние отрезвляющие процессы.

Меня же не смех уже разбирал, а настоящий хохот:

«Тупые! Ну, тупые! Задорнова на них нет! Нет, чтобы вначале весь этаж обыскать, в каждую комнату заглянуть, так они как пчёлы: где им мёдом намазали, туда и летят. Интересно только, насколько далеко они по ходам протиснутся? И не нарвутся ли при этом на ловушки?.. Оп-па! А про ловушки-то я и забыл!..»

С одной стороны, вроде было плевать на желающих мне смерти обормотов. Но с другой стороны, в этом мире не принято пока убивать друг друга походя. Здесь имеется иной страшный враг всего человечества – людоеды. Так что общее дело делаем… как бы. И не факт, что неразделённая ласка одной женщины – повод для подлой мести. По крайней мере, я такого мнения придерживался. Может, всё-таки удастся разрешить недоразумение миром? И обойтись без жертв?

Всё-таки я добрый парень и совсем не злой.

Глава двадцать вторая
Низвержение фаворита

Уже поднявшись из кресла и намереваясь с криками появиться в коридоре, я непроизвольно замер на месте. Потому что возникли новые действующие лица: стремительно, бегом несущаяся императрица, за которой мчалось ещё человек тридцать телохранителей, секретарей, придворных и прочих деятелей, окружающих первое лицо государства. Там же, к удивлению, не отставая от остальных, мелькала и Аня, личный ординарец её величества. Но меня больше всего не факт появления новой толпы остановил, а та грация, с которой неслась моя вожделенная женщина. Именно любуясь ею, я непозволительно надолго замер на месте.

Подбегая к двери, она крикнула отпрянувшим стражникам:

– С дороги! – и на скорости влетела в апартаменты. Там тоже не промедлила ни секунды: – Всем стоять, не двигаться! И объяснить, что здесь происходит?

Вот тут и произошло то, чего я опасался. Кто-то из сунувшихся в тайные простенки молодчиков напоролся на коварную ловушку. Вопль боли. Вопросы уточнения и сочувствия от товарищей пострадавшего. Потом вынос его тела, осмотр довольно-таки сильной раны на плече и оказание первой помощи. Как я понял по доносящимся комментариям, парню повезло в том, что он услышал голос императрицы и замер на месте. Двигайся он дальше, ещё бы и голову отрезало отсекающим лезвием.

Поэтому начавшийся доклад старшего группы прозвучал с явным опозданием:

– Мы наткнулись на вражеского лазутчика, который выбрался из потайного лабиринта! И попытались его задержать…

А я уже двигался по коридору. Мой выход! И первая фраза давно продумана:

– Сержант Глот! Как вы осмелились вернуться сюда после моего категорического запрета?! Да ещё и целую толпу посторонних приволокли?! Пойдёте под трибунал за нарушение приказа! Все трое! Здесь опасно! Здание таит в себе тысячи смертельных сюрпризов! Вон! Все вон отсюда! Петер Глот, гони их прочь! Что это за люди?!

Своими криками я давал понять сразу две вещи. Что о присутствии императрицы мне неведомо и что прибывшая по мою душу банда молодчиков действует противозаконно. Никого не пытались задержать, ни на кого не натыкались, а примчались сюда с гнусными намерениями.

Но так как из помещения пока ни звука в мой адрес не раздавалось, я продолжал показательно пениться и ругаться. Тем более что стражники так и оставались на месте, только крепче сжали побелевшими пальцами свои алебарды да нахмурились, словно грозовые тучи. Видимо, приказ золотой молодежи они посчитали выше моего, что и показывали без лишних слов.

– О! Анечка? И ты тут? – перенёс я внимание на знакомую малышку. – Здесь опасно! Хоть ты немедленно уходи отсюда! А это что за люди?

Придворные и челядь убегать от моих криков тоже не собирались, а телохранители так вообще выдвинулись мне навстречу.

Но тут уже и Мария подала свой полный величия голос:

– Пропустите господина атрегута, и пусть он нам объяснит, что здесь происходит?

Ага! Так я тебя и стану слушаться! Подружка, ставшая идолом для громадного государства. Лучше уж ты попляши под мою дудку! И для этого разыграть роль испуганного исследователя мне совсем не жалко. Даже в удовольствие:

– Ваше императорское величество! – возопил я в ужасе, старясь при этом ещё и лицу своему придать бледный вид. – Немедленно покиньте комнаты! Немедленно! Там могут взорваться и оставшиеся стены! Быстрей, умоляю тебя, быстрей!

Надрыв в голосе, трагизм в тоне, искренний испуг во всём остальном оказали должное воздействие на зрителей и участников моего сольного выступления. Первой вышла, чуть ли не несомая под локти парой телохранителей, императрица. За ней следом в коридор повалили те самые обормоты, несущие на плащах своего раненого товарища. Стало невероятно тесно и людно, создалась небольшая толпа, в которой могли бы и затоптать самых слабеньких и маленьких.

При этом я продолжал нагнетать обстановку истерическими восклицаниями:

– Как?! Откуда там столько людей?! Кто посмел?! Сержант Глот – ты предатель! Ты специально завёл её величество в смертельную ловушку! Да тебя за это!.. Назад, все назад! К лестницам! Аня! Стой возле меня!..

Хоть девчушку удалось выхватить и затолкать себе за спину. До Машки мне было не дотянуться из-за окруживших её мордоворотов. Но именно она своими негромкими восклицаниями сумела навести должный порядок. Ещё и меня мягко укорила, словно видела насквозь и догадалась о разыгранном спектакле:

– Атрегут, я оценила твою преданность, и это тебе зачтётся. Но пока прекрати орать и создавать панику! Некрасиво так мелочиться…

Прогиб мой засчитала, но при этом грозно глянула на выглядывающую из-под моего локтя Аню. Приревновала, что ли? Затем уже конкретно наехала на одного из молодчиков:

– Вирник! Объясни мне, как ты здесь оказался, да со всеми своими дружками?

«Ну вот ты какой! – воскликнул я мысленно, присматриваясь к конкуренту. – Лучше уж тебя одного и сразу придавить, чтобы воду не мутил… только надо это сделать так, чтобы на меня никаких подозрений не пало…» – чего скрывать, появились во мне такие кровожадные мысли, пока парень, в самом деле «кровь со сгущённым молоком», отвечал, отводя угрюмо взгляд в сторону:

– Сержант доложил, что здесь диверсант, вот мы и бросились его преследовать. На месте взрыва не нашли, решили, что он сбежал по лабиринтам простенков…

– Понятно! Значит, тебя ввёл в заблуждение сержант, – пришла к логичным выводам её величество. – Вот он и пойдёт под трибунал, за невыполнение приказа атрегута. Петер, сдай оружие! – и своим сопровождающим: – Арестовать его и в карцер!

Всё-таки у эйтранов не было слепого повиновения знатным отпрыскам своего рода. Да и главу рода они не сравнили бы с самой императрицей даже в страшном сне. Поэтому Петер Глот отнёсся к аресту вполне спокойно и, пока отдавал оружие, высказался в свою защиту довольно связно и дельно:

– Твоё величество всегда разбирается и судит честно, поэтому и меня выслушай. По приказу Вирника мы отправились в свободный поиск господина атрегута. Было приказано после обнаружения его местонахождения сообщить об этом немедленно. Что мы и сделали. Мало того, я предупредил зуава о запрете посещения этого коридора, но он со своими друзьями моё предупреждение проигнорировал.

– О-о! Даже так? – Тон у Машки стал ледяным настолько, что стоявший перед ней зуав поёжился в ознобе. – Значит, это ты мне соврал! Почему?

Парень зло покосился в мою сторону и прорычал:

– Потому что он враг! Потому что он предатель! И наверняка продолжает служить зроакам!

Глупец. Он бы ещё ляпнул, что у него нет ничего личного ко мне. Наклёп на Платона Когуярского никак не прокатывал. Даже товарищи Глота посматривали на него с сочувствием, а то и с осуждением. Но мне жутко было интересно, как разрулит ситуацию моя коронованная подруга? Неужели посадит зуава в карцер вместо сержанта? Или милостиво простит своего любовника?

И она справилась великолепно:

– Вирник Глот! Твоя рыцарская дружина давно заждалась своего командира. Поэтому немедленно отправляйся к ней и не смей появляться в столице без особого моего разрешения. Приказываю отправиться немедленно!

Из зуава словно воздух выпустили. Настолько он стал поникший, сутулый и несчастный. Но всё-таки отдал высшее воинское приветствие, сказал «Есть!», чётко развернулся и двинулся прочь чуть ли не строевым шагом. Судя по облегчённому вздоху многих окружающих его людей, он ещё очень легко отделался. Видимо, за подобные поступки императрица могла применить крайние меры наказания не только к зуаву, но и к кому угодно. И никто бы даже слова не пикнул против. Потому что и сейчас пялились на неё как на богиню.

Я тут же вспомнил, что она официально считается дочерью богини Герчери. Так что чему тут удивляться? Сам-то я больше атеист. Раньше был… Но в последнее время не знаю как и быть. Богов до сих пор ни разу не видел, но вот следов их воздействия – хоть отбавляй. Хотя и логика подсказывает, что не обязательно всё на богов сваливать. Под их видом могут орудовать представители той же империи Альтру. Или представители иной, ещё более развитой технически цивилизации. Кто-то же из них построил Сияющий Курган. Кто-то же пользуется порталами между мирами? Кто-то же помогает ключевым мирам не оказаться на грани тотальной катастрофы и полного вырождения?

Мои философские рассуждения велись на фоне спокойной, уверенной деятельности её императорского величества. Вначале попеняла молодым повесам, дружкам высланного прочь зуава, и посоветовала им всегда думать собственной головой, а не поддаваться на провокации. Затем несколькими словами заставила очистить весь коридор, даже телохранителей рядом с нами не осталось. Ну и напоследок целое предложение потратила на Аню, продолжавшую прятаться у меня за спиной:

– Тебя это тоже касается: пошла прочь отсюда!

Видно было, с какой обидой двинулась к лестнице малышка-недоросток. Поэтому я не смог удержаться, чтобы её не ободрить морально:

– Ань! Не забудь, я тебе обещал Первый Щит! С моим умением охотиться долго ждать не придётся.

– Помню! – буркнула она. Тут же радостно заулыбалась и дальше поскакала вприпрыжку, как ребёнок, которого одарили здоровенной шоколадкой.

– Охотник, говоришь? – хмыкнула Машка, пристально разглядывая меня с ног до головы. После чего не терпящим возражения жестом позвала за собой в апартаменты. – Рассказывай, чем занимался и что тут ценного отыскал?

Потом резко развернулась, оказавшись рядом, близко-близко, и глядя на меня снизу вверх. А я неожиданно рассмотрел у неё на щеке три красные полоски. Словно зажившие царапины двухдневной давности. И не удержался от озадаченного восклицания вслух:

– Ведь сегодня ночью их у тебя не было?! Откуда царапины?! – она тут же прильнула ко мне, пряча лицо у меня на груди:

– Ерунда, не обращай внимания…

– Как это не обращать?! – Я почти силой поднял её голову опять в прежнее положение. – Если я дико по тебе соскучился!..

И она с готовностью ответила мне жарким поцелуем. Минуты на три мы затихли в судорожном единении, а потом я вдруг почувствовал страшную ревность. Причём не к какому-то там зуаву, а вот к этому лысому тайланцу, которого императрица, дочь богини Герчери, настолько исступлённо, с азартом целует и крепко обнимает. Извращенка, что ли? Ладно бы меня, Бориса Ивлаева, она так целовала! А то какого-то страшного, худющего и чужого мужика взасос целует! Да за такое убивать надо!..

Последнее утверждение чуть вслух не выкрикнул, прерывая поцелуй и чуть отстраняя от себя желанную красоту. В глазах у неё – море удивления и непонимания. Поэтому рвущееся из меня признание так и растворилась где-то, заменённое настойчивой заботой:

– Ты мне не ответила о царапинах! На тебя было покушение? – Она рассмеялась:

– Скажешь такое! Ничего страшного, просто поверь на слово. Потом расскажу, когда-нибудь, сам смеяться будешь!

– Потом? А почему не сейчас?

– Не-е-ет, – протянула игриво. – Сейчас неинтересно, всему своё время! – Она опять замерла, прислушиваясь с восторгом, как я, целуя красные полоски, окончательно заживляю бархатную кожу на щеке. – Надо же, как приятно! Что ты сделал такое?.. – Оставаясь в моих объятиях, достала небольшое круглое зеркальце и рассмотрела свою щёку. – Ух ты! Да ты не просто экселенс! Ты… ты… ты я даже не знаю кто!.. Ты меня вылечил, спас мою неземную красоту… Чего хочешь в награду?

– Тут в соседних апартаментах есть удивительно удобная кровать… – пробормотал я, пытаясь подхватить обожаемое тело на руки. Но Машка вполне ловко и умело выкрутилась и отскочила в сторону, поправляя свой воинский костюм и причёску. Да и тон у неё стал приказной, пафосный и безапелляционный:

– Слушай внимательно, плебей, моё строжайшее распоряжение! И только потом попробуй его не выполнить! Отправляешься немедленно к себе, никуда не отлучаясь ни на минуту. Там же ужинаешь и ждёшь меня. У меня сейчас ещё срочные дела, но если я приду и тебя не застану…

– Понял! – кивнул я покорно. – Тогда ты мне жестоко отомстишь и не принесёшь ничего из хорошей выпивки!

Моя милашка тут же напряглась:

– Ты что, алкоголик?

– Не переживай, обычные последствия после интенсивного лечения. Ещё на несколько дней растянется. Иначе я буду заикаться… А тебе хочется общаться с заикающимся типом?

– Плевать! В постели никакое заикание не страшно! – нагло заявила моя возлюбленная и умчалась.

А я остался стоять озадаченный и в сомнениях.

«Неужели она настолько стала вульгарной и настолько сексуально озабоченной? Или это их императорское величество так шутят? Причём шутят подобным образом с каждым новым фаворитом?..»

Глава двадцать третья
Кто кого перехитрит?

Стоял недолго. И хоть следовало бы ещё с полчасика повозиться в простенках, настроение работать куда-то испарилось в эпические дали. Фантазия уже усиленно работала на тему: что мы будем вытворять этой ночью. И как-то так легко мечталось, проникновенно, со здоровым энтузиазмом. Потому и заторопился покинуть место нынешних изысканий, так как ослушаться приказа показалось кощунством.

На что хватило сил и терпения, так это на поиски ключей от жилых помещений, плотного запирания дверей, а потом ещё и создания двух добавочных баррикад возле дверей и на входе на данный этаж данного крыла. Не поленился и устрашающие надписи красочно развесить, которые гласили:

«Вход воспрещён! Опасно для жизни! Смертельные магические ловушки, вышедшие из повиновения! Любой нарушитель будет наказан императрицей!»

С подписью особенно постарался: «Главный атрегут империи Герчери, доверенный представитель когуяров Платон Когуярский». Пусть помаленьку привыкают здешние люди к тому, что я кого-то представляю. И моё имя хотя бы косвенно начнёт склоняться вместе с когуярами. А начнут прямо задавать вопросы, я всегда найду что ответить, в зависимости от обстановки и спрашивающего.

После хорошо выполненной работы по ограждению «места раскопок» двинулся к комендатуре. Старался идти иными этажами, по другим залам, и на новом маршруте обнаружил ещё одно свечение символа. Тоже портал в мир Молота. Запомнил место, опять подивившись его странному расположению возле самого потолка. Это ж как с ними помучиться придётся, если мои предположения по раскрытию этих тайн подтвердятся.

На входе в нашу епархию меня встретила юная порученец коменданта. И мало того что смотрела на меня с детским восторгом, так ещё и от вопроса не удержалась:

– Это правда, что ты лично пообещал добыть для Ани Первый Щит?

– Конечно! – О, как новости быстро расходятся. Зато вторым вопросом девочка чуть меня не убила:

– И вы тогда сразу же поженитесь? – Была бы она постарше, точно подумал бы, что издевается. А так пялится на меня огромными, честными-пречестными глазищами и ждёт ответа.

Меня многожёнство достаточно на Дне напрягло, поэтому я теперь к каждому намёку относился с максимальной ответственностью. Дул, как говорится, на холодное. А тут такая оголтелая заявка-провокация. Поэтому я постарался с достоинством улыбнуться и ответить с авторитарностью высшего апологета людских отношений:

– Подобный подарок – не повод для таких многогранных отношений, как женитьба. В моём роду испокон веков только подаренное обручальное кольцо говорило о предстоящих семейных узах.

Юная воительница до смешного серьёзно кивнула на мои высказывания, а потом посочувствовала. Не мне, конечно:

– Жаль Аньку. Сильно расстроится… Потому что по нашим законам любой маг, подаривший магичество своей избраннице, тем самым предлагает ей стать одной из жён. С правом последующего ухода и создания собственной семьи.

Кошмар! Меня это незнание законов когда-нибудь в гроб заведёт! Решил порадовать бедную коротышку, от всей души пообещал помочь в обретении нормального роста, а оно вон, оказывается, какие обязательства при этом на себя повесил! Дурдом натуральный, честное слово. И странные ревнивые взгляды Марии сразу стали понятны, и пожелания Ани так и оставаться у меня за спиной. Даже удивительно, как это императрица меня потом не отчитала за опрометчиво вырвавшееся обещание?

Пришлось резко менять тему:

– А что делает наше с тобой непосредственное начальство? – Мне показалось, что Марты нет, но девчушка махнула ладошкой в сторону её кабинета:

– Уже часа два сидит у себя с техниками. Там же худшие лучники-неумехи, несущие вахту на крыше, изучают новое оружие… – после чего наклонилась ко мне и добавила по секрету: – Оно бьёт такими маленькими стрелками на расстояние раза в четыре дальше, чем лучшие луки! Поэтому из него могут научиться стрелять даже дети!

Брови у меня поползли наверх, а губы непроизвольно пробормотали:

– Я тоже хочу… изучать…

Порученец глянула на меня оценивающе, а потом вынесла вердикт:

– Ну да… тебе, наверное, можно. Тем более что это оружие сама императрица разработала. А её научила богиня Герчери.

Ай да подруги! Ай да молодцы! Это же они арбалеты ставят на вооружение! Не просто империю создали, а вдобавок и вооружают её новыми технологиями, да самым удобным для этого мира оружием. Другой вопрос, который меня тотчас озадачил: как в плане ограничений? Меня Лобный камень предупреждал, что распространение новых, иномирских технологий карается вначале онемением конечностей, а потом и смертью. Как здесь с этим дело обстоит? Бежать и спрашивать у Марии? Так она сама ко мне вскоре придёт… Отыскать принцесс?.. Что-то не очень хочется мне сейчас с ними видеться. Да и раз арбалеты уже давно производятся и ведутся тренировки, то ничего до сих пор у подруг не онемело, значит, данного новшества запрет не касается. А может, и расстояние слишком большое для наказания, руки коротки, как говорится. Недаром зачистку иномирян Сияющий Курган производит лишь в радиусе трёхсот километров вокруг себя.

Больше всего мне захотелось в данный момент глянуть на результат собранных в центре империи умельцев. Ну и оценить, как Мария сумела в здешних условиях обойти некоторые суперсовременные технологии производства арбалетов на Земле. Поэтому не постеснялся многозначительно подмигнуть личному секретарю своего шефа и почти не соврать после этого:

– А я думаю: чего её величество меня с исследований сняла и отослала к коменданту… Говорит: «Сюрприз!» Ну-ну! Пойду и в самом деле.

То ли мои уловки сработали, то ли можно было и без них обойтись экселенсу, герою и фавориту императрицы, но порученец только понимающе улыбнулась в ответ. А вот в громадном кабинете своего непосредственного начальства я сказал максимально лаконично:

– Пришёл оценить новое оружие.

Пять парней. Три мастера. Марта Вольна стоит с арбалетом в руках. Ещё два устройства лежат на столе, оставшиеся два – натягивают коробами те самые парни. В дальнем углу кабинета – две ростовые мишени, зроака и кречи. Причём мишени уже беспощадно растерзанные, отколотые, утыканные болтами.

Я всех поприветствовал поднятыми кулаками, после чего уселся на стул, почти у самой двери, сложил руки на коленях и приготовился смотреть. Судя по взгляду коменданта, она меня вначале решила выгнать. Потом что-то вспомнила и попросту с деланым равнодушием отвернулась. Подняла арбалет, и стоящий рядом мастер возобновил подсказки, как стоять и как целиться.

Попасть с двадцати метров – не трудно. Тут и новичкам особые навыки не нужны. Вот и Марта, выстрелив раз десять, сделала десять попаданий, высказала свои восторги и отошла на шаг в сторону. И все уставились на меня. Видимо, парни уже отстрелялись первыми, и варварские, довольно опасные стрельбы в закрытом помещении подошли к концу. Ну а раз мне предоставляется шанс, то я от него не отказался.

Вначале внимательно осмотрел арбалет, фиксируя и запоминая каждую деталь, потом сам взвёл струну и заложил болт в ложемент. Прислушиваясь к советам мастера, постарался отыскать точку попадания в стороне от центра. Ещё не хватало мне сразу начать выбивать одни десятки. Немедленно донесут в нужные ушки, и всё моё инкогнито накроется медным тазиком.

Потом мне только и подавали уже заряженные арбалеты. Я немедля оценил главный плюс созданного оружия: выпуск серией. Все они были идентичны, части взаимозаменяемы и прекрасно понималось, что производство поставлено на поток. Не супер, конечно, машинки, не дотягивали до наших элитарных арбалетов, которыми мы с Лёней Найдёновым валили зроаков на дистанции в четыреста пятьдесят метров. Но в любом случае гигантский прорыв в технологии и несоизмеримое преимущество на поле боя ими тоже обеспечивалось. Улучшить немного прицелы, и можно гасить людоедов и кречей даже на дистанции в триста метров.

Да и система выбора и обучения арбалетчиков верная: лишь бы проворный парень оказался да хваткий. Научится за несколько дней. Тем более что идеально откованные болты тоже поставлены на поток, и недостатка в них уже не существует. Так мне объяснил один из мастеров. Он же пояснил, что уже начаты поставки арбалетов ещё двух типов: более тяжёлые и более лёгкие. Для каждого разработана своя стрела, призванная решать разные задачи.

Попадал я туда, куда и целился, хотя это и вызывало презрительное хмыканье мадам Вольна. А когда я настрелялся вдоволь, выпустив болтов тридцать, она не удержалась от сарказма:

– Совсем попадать не умеешь, видно, не так целишься. Или думаешь о других мишенях. А?..

– Ничего, тренировка – наше всё! – заверил я, не обращая внимания на фривольность вопроса. – Тем более что и мне личный арбалет уже обещан. Набью руку и…

– Руку-то ладно, главное, морду береги! – Тут же последовал совет. Но как только я попробовал без разрешения покинуть кабинет, комендант проявила власть: – Все свободны, отдыхайте! Встретимся на крыше. А господин атрегут останется для отчёта о сегодняшней работе.

Ну я ей с готовностью и выложил. Дескать, тайны межстенного лабиринта в процессе разгадки, а вот задание её высочества Веры Герчери выполнил идеально. Пространства вокруг саркофагов разведаны, ловушки деактивированы, план составлен, сокровища собраны. Но мой бравый вид вызвал только кривую улыбку Марты и предупреждение недовольным тоном:

– Ну-ну! Чем выше взлетишь, тем потом больней падать!

Я вспомнил, что лишний раз извиниться и в данном случае не помешает. Вроде получилось вполне искренне:

– Марта, ты прости, что всё так сложилось… Такая удивительная и прекрасная женщина, как ты, – это идеал и мечта для любого порядочного мужчины. И мне даже стыдно, что я к их числу не отношусь. Не всё и не всегда зависит от нас, судьба порой распоряжается иначе, но ты в любом случае ещё встретишь своего рыцаря и будешь счастлива.

Красавица меня рассматривала словно под рентгеном, а потом выдала:

– Ещё утром я надеялась, что она тобой поиграет и отбросит уже завтра. Сейчас я уже в это не верю. Как-то странно у тебя с ней… Да и вокруг вас…

– Да чего странного? Дело-то житейское, – пожал я плечами. – А что значит «вокруг вас»?

– О-о-о! – не удержалась от восклицания женщина. – Тут такое было! – Но вот дальше она не стала сплетничать со мной и раскрывать чужие тайны. Всё-таки её должность сильно отличалась от должности её подруги шеф-повара. Но я сразу припомнил царапины на личике Марии и попытался подтолкнуть собеседницу к признанию:

– Значит, всё-таки было какое-то покушение?..

– Уф на тебя! Герчери миловала! – Похоже, у эйтранов говорили «Уф!» вместо «Тьфу!». – Но всё равно страшно было…

– Что? Что случилось? – попытался я и своими гипнотическими умениями надавить. – Рассказывай!

Не подействовало. На уровне подсознания комендант не собиралась раскрывать известные ей тайны. Та ещё служака! Но вот для одного совета она всё-таки приоткрылась, давая заодно мне весьма прозрачный намёк:

– Знаешь что, Платон, ты бы лучше не ссорился с принцессами и не заедался с ними. Потому что если они продолжат ссору с императрицей, плохо будет всем. А тебе – в первую очередь.

И я понял, что где-то здесь состоялся грандиозный скандал, непроизвольным свидетелем которого стала Марта Вольна. Уж я-то прекрасно знал отношения между Машкой и двойняшками. Помнил, сколько раз они жестоко дрались между собой. Причем, несмотря на то что всегда больше страдали при этом Верочка и Катюша, они время от времени бунтовали против лидера нашей компании. И лидер не церемонилась в средствах: сразу пускала в ход кулаки, ногти и пятки. Сомневаюсь, что, став коронованными особами, мои подруги стали паиньками и великосветскими дамами. Наверняка внутренние отношения в микроколлективе не претерпели кардинальных изменений. Небось до сих пор царапаются, а то и кусаются, если сильно поспорят наедине.

Не знаю точно, какой повод для ссоры они выбрали сегодня, но уже примерно догадываюсь. Да и намёки, более чем однозначные, от коменданта прозвучали. Теперь только и следовало, что вызвать на откровенность саму участницу ссоры и выяснить все подробности. Поэтому я спешно попрощался с Мартой, чисто по-приятельски чмокнул её в щёчку, ободряюще сжал плечико и поспешил в свои апартаменты.

Первая мысль казалось самой логичной: раздеться и принять душ. Волна очистки – это одно, а постоять под струями воды – это на всю жизнь. А уже потом можно будет подняться к Бродскому за ужином. Мало ли кто ко мне придёт и когда, а моему истощённому организму следовало питаться всегда и своевременно. Но только я начал снимать мундир, как входная дверь резко распахнулась и в гостиную вошла принцесса Катерина. Рассмотрев меня, вспылила прямо на ходу:

– Уже раздеваешься? Извращенец! – затем вспомнила, что за ней вслед пытаются войти сопровождающие, и рявкнула на них: – Закройте дверь с той стороны! – и вновь ко мне: – Почему ты не прибыл ко мне и не отчитался о выполненном задании?!

Тогда как я лихорадочно пытался сообразить, что же тут творится. Синяк под глазом на пол-лица, пусть и частично подлеченный и мастерски закамуфлированный, я заметил у подруги сразу. То, что она в том самом платье, в котором была до обеда её сестра Вера, – тоже рассмотрел. Но к чему весь этот маскарад? Неужели они меня решили проверить на моё фирменное опознавание? Такое могло случиться, если бы они заподозрили во мне Бориса Ивлаева. И то сделать было бы проще, не начиная с крика, а потребовав к себе обращение по имени. Гадом буду, я бы прокололся, назвав её сразу правильным именем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю