290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Два угла (СИ) » Текст книги (страница 1)
Два угла (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 15:20

Текст книги "Два угла (СИ)"


Автор книги: Юлия Шолох






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Юлия Шолох
Два угла

Часть 1
Глава 1

Мутный красный свет проникал даже сквозь закрытые веки. Когда раздался сигнал побудки, Латиса поднялась чуть ли не с облегчением. Спать все равно не получалось. Да и у кого бы получилось, когда корабль вот-вот прибудет к цели – планетарной системе Старшей расы, тайтов. Командный центр наверху наверняка похож сейчас на стихийный припланетный рынок: тысячи копошащихся катеров, в суетливой спешке обменивающихся товаром. Быстро-быстро, потому что скоро прилетят охранники и всех разгонят. И хорошо, если без жертв. Так и здесь, бегают, наверное, в панике проверяя уже тысячекратно проверенные инструкции. Судорожно напоминая друг другу, что вот она их цель, так близко. Да, их цель теперь всего в нескольких часах лета… А вот ее?

Латиса заставила себя не думать, просто поднялась и пошла умываться. Младшему персоналу настоятельно рекомендовали не покидать нижнюю палубу, потому Латиса, одевшись, отправилась в нижнюю кают-компанию, где завтрак подают с шести.

Хорошо освещенное помещение было заполнено людьми, в основном сильно возбужденными. Непривычно много лиц вокруг: веселых, горящих предвкушением чего-то необычного, может и плохого, но ведь может и хорошего? О тайтах известно так мало, что они подходят на любую роль: от агрессоров, способных запросто уничтожить человечество до спасителей этого самого человечества от самых страшных катастроф.

За одним из столиков напарница Ланиты, Филиция, на редкость оживлено болтала с рыжим Патриком. Латиса терпеть его не могла из-за глаз, словно покрытых масленой пленкой. И это масло пачкает, расползается по телу, стоит ему только взглянуть. Мерзость… В другое время Филиция и сама бы к нему без приказа начальства не подошла, но сегодня все были не в себе: полет окончен, месяц ожидания позади, а впереди теперь только все самое интересное – контакт с недавно найденной Старшей расой. Каким он получиться? Тайты сами, конечно, предложили переговоры и дружественный обмен информацией, но кто их, демонов, знает.

Латиса взяла коробку с завтраком и, вздохнув, решительно направилась к подруге. Патрик тут же подвинулся, освобождая место рядом, но Латиса села напротив.

– Ну ты дрыхнешь, – с восторгом защебетала Филиция, тонкая, крошечная, вся коричневая, будто шоколадка. – Нас дергать до прилета не будут, но ведь все равно, пропустила торможение, чем перед потомками хвастаться будешь? Такой великий момент и… проспала?

– Как пропустила? Торможение было? – Латиса ушам не верила. Такую тряску не пропустишь даже во сне, а она почти не спала. – Оно же по плану только через два часа.

– Так демоны нас тормознули своей сеткой, так мягко, что просто чудо. А я уже думала, опять буду час в уборной валяться, путая стены с потолком. А вот повезло. Стив сказал, на командном все в шоке, Редкий стонет и клянется, что не улетит без секрета создания сетки такого радиуса. В общем, аншлаг.

Филиция любила болтать. Наблюдая за быстрыми движениями пухлых губ, бархатных, словно покрытых сахарной пудрой, Латиса подумала, как удачно все-таки, что сама она больше любит слушать.

– Так что ты все новости проспала, моя пастушка! Мало, что торможение, уже несколько тайтов прибыли и с советниками в штабе заперлась. Объявили, что идем к третьей планете, в центр с кислородной атмосферой, куда прошлую экспедицию селили. Отвели и обустроили нам один из лепестков города, заботливые наши хозяева, – не смолкала Филиция. – Даром, что демоны.

– Тайты, – автоматически поправила Латиса, косясь на Патрика. Чего это он такой молчаливый сегодня? Обычно они с Филицией друг друга стоили.

– Демоны, – беззлобно настояла напарница. – На, глянь, если не видела еще. Официальная грамота, созданная тайтами для нас, людишек, с учетом нашей слабой мозговой деятельности.

Латиса приняла планшет с зеленым текстом на экране. Буквы были такими изящными, что не сразу удалось переключиться на чтение.

"Уважаемые гости! Просим ознакомиться с простыми правилами поведения, которых следует придерживаться при общении с представителями Старшей расы.

1. Не прикасайтесь к ним, если хотите жить.

2. Не задавайте личных вопросов.

3. Не покидайте пределов человеческого сектора.

4. Не пейте спиртного. Если выпили, независимо от количества, три часа после этого не подходите к ним, если хотите жить.

5. Не заходите в область пещер, если хотите жить.

6. Не пробуйте местных трав, грибов и ягод, если хотите жить.

7. Если хоть немного сомневаетесь, что ваше поведение правильное, уточните у проверяющих.

Рады вас приветствовать в Серебряном мире".

Перелистнув страницу, Латиса уставилась в лица троих тайтов. Первое действительно четкое и качественное изображение из всех, которые ей удалось увидеть. Неудивительно, что демоны… Очень смуглые лица, суженые к краям темные глаза, благодаря слегка наклоненной голове – вызывающий и угрюмый взгляд. Подходящее прозвище… Но не за внешность. Вот она, главная причина – окружающее тела пламя, бледно-синее, легкой дымкой скользящее по фигурам снизу вверх. Латиса знала, при общении они это пламя контролируют и совершено неопасны для человека. И что это вовсе и не пламя, не в том понятии, которое вкладывают люди. Это нечто вроде энергии, для неорганической ткани она совершено безопасна, но органическую белковую сжигает, как настоящий огонь. Причем только живую, с этим им еще тоже предстоит разбираться. Латиса вообще много чего знала о тайтах, именно по этой причине удалось попасть в состав экспедиции. Но афишировать знания не спешила даже перед напарницей. И Патрик этот еще сидит, уставился как обычно, хорошо хоть молча.

– Как тебе пункт шесть? – ядовито поинтересовалась Филиция. – Люди настолько тупы и несообразительны, что будут тащить в рот все, что ни попадя!

Патрик хмыкнул.

Латиса вновь перелистнула страницу. Город… Огромная гора, упирающаяся скошенной вершиной в серое туманное небо. Гору окружает линия построек, светящаяся в сумерках голубыми и зелеными огнями. Снимок примерно с высоты птичьего полета… ну, или кто тут у них летает. Красиво… Линии резковаты, углов чересчур, но зато цвета… Синевато-серый, темно-изумрудный… непередаваемо.

Латиса оторвалась от города, только когда Филиция по руке похлопала.

– Слышишь? – и тут же повторила. – Нас здесь и поселят. Беспокоятся очень о слабых человеческих телах. Плохо для здоровья оставаться долго в замкнутой системе корабля. Наши сопротивлялись, как могли, но они настояли. Так что вечером уже посмотрим на этот город… живьем.

Филиция улыбнулась и Латиса вздрогнула, увидав в ее глазах блеск. Сине-зеленый, как огни города.

Большой кабинет освещался единственным источником света на потолке – круглой пластиной, в которую были вживлены белые кристаллы. Прямо под ней стоял пустой стол в форме полумесяца и рядом с ним, на кресле с длинным сидением, удобно расположилась массивная фигура пожилого тайта. Перед ним парила проекция планетной системы, где прибывший корабль медленно плыл в окружении почти невидимой сетки, как пойманная в паутину муха. На это зрелище можно было смотреть часами: лениво вращающиеся шарики планет, мерцающее солнце, россыпи космической пыли, все в гармоничном едином движении. Корабль казался чужеродным предметом, вторгшимся в совершенный живой организм.

В одной из ровных стен кабинета раскрылась дверь и почти бесшумно вошел второй тайт, высокий и легкий. У стола остановился, не обращая внимания на проекцию и смотря только на профиль сидящего.

– Карасан… – прохрипел уставший голос.

– Старший Аелла, – пришедший склонил голову в приветствии. – Все приготовления завершены. Сложностей никаких не предвидится, безопасностью людей занимается Мазгун, значит, с нашей стороны все будет безупречно. Других проблем тоже не ожидается.

Аелла неожиданно резко обернулся.

– Никаких? И совсем никто не пытался отказаться от общественной работы?

– Никто, – ровно ответил пришедший. В его голосе проскользнуло хорошо скрытое недовольство.

– Совсем никто? И никто не требовал встречи со мной? – откровенно удивленным голосом переспросил Аелла.

– Нет.

Старший тайт вздохнул почти обижено.

– Ах, Карасан… Доложи остальным Старшим. Свободен.

– Тихого пути, – стоящий отступал спиной назад, пока не пропал из освещенного кристаллами пятна.

Корабль на проекции уверенно приближался.

День был долгий. Латисе пришлось идти на склад и следить за погрузчиком, ставя метки на архивные ящики. Если хоть что-то потеряется или попадет в чужую рабочую зону, влепят выговор, а в экспедициях такого уровня все выговоры сразу заносят в трудовую историю, так что всего одна ошибка может сильно подпортить твое будущее.

На планету людей забирали катера тайтов. Каждому человеку разрешили взять личные вещи и в обязательном порядке – штатный планшет. Латису удивило, что тайты не потребовали людей пройти карантин и никак не проверяли состояние здоровья. Всего лишь на переходе в катер сделали снимок и попросили назвать имя.

Латиса летела еще с пятнадцатью женщинами, катер останавливался прямо над домами и мягкий бесполый голос называл фамилии тех, кого в нем поселили. Латису высадили у второго вместе с еще тремя девушками.

Посмотреть на город не удалось. Была поздняя ночь и все уже еле передвигались от усталости. Латиса открыла выданной карточкой входную дверь и попала в простой тамбур с лестницей на второй этаж. На каждом этаже площадка заканчивалась двумя дверями. Присвоенный Латисе номер красовался на одной из нижних. Зайдя, она даже свет не стала включать, почти на ощупь добралась до кровати, упала и уснула.

Проснувшись утром, первым делом осмотрелась. По сравнению с коморкой на корабле, постоянно давящей маленькими, как будто сжимающимися стенами, эта комната была просто шикарной. Обустраивали ее наверняка по картинкам из лучших отелей курортной Эридны. Огромная низкая кровать. Зона отдыха с мягкой мебелью из пружинистого пуха гигантского пауса. Проекционный экран на всю стену, транслирующий многокрасочный, постоянно меняющийся лес Эридны. Еле слышный звук ветра, петляющего между шарообразными деревьями и иглами тонких, черных гор.

Как только Латиса поднялась, над пристенным столиком с мягким звоном моргнула синяя лампочка.

– Завтрак. – Сказал ласковый женский голос.

Хлебные булочки, эриданское кофе, ветчина. Латиса тупо рассматривала поднос, пытаясь понять, не мерещиться ли ей все это. Они так кормят… простых служащих? Или для них даже она – почетный гость?

Бессмысленно гадать. Для того люди и прилетели – узнать тайтов, научиться друг друга понимать, найти что-то общее. Похоже, у тайтов пока получается лучше. Старшая раса, как они себя представили. "Что же вы, Старшие, Таиси то не уберегли", – горько подумала Латиса. И тут же начала себя настраивать, Таиси не вернешь, думать надо теперь не о потере, а как узнать, отчего же она погибла. И Латиса намеревалась узнать, искусственно нагнетая внутри себя злость, не давая ей стихнуть и уняться.

Обычным предметом этим утром оказался только пакет форменного костюма, чему стоило порадоваться – не хватало еще, чтобы тайты принялись выряжать людей в соответствии со своими вкусами.

Выйдя из здания, Латиса огляделась, никого не увидела и уткнулась в планшет, пытаясь разобраться в схеме сектора. Вот эти трехмерные кубики – жилые дома, кружок посередине – база, туда нужно прибыть как можно скорее, судя по заданию, высветившемуся на экране. Вроде все просто и понятно, только дома соединены сплошными заборами, чего на схеме не указано. Не лезть же прямо через забор? Она кружила между домами, обходила все дальше и дальше, пока совсем не запуталась. Случайно вышла на круглую площадь, покрытую плоскими каменными пластинками, и невольно остановилась. Впереди кольцом стояли тайты, трое в темно-зеленой одежде, один – в серой. Живьем тайтов Латиса видела впервые, вчерашние темные тени не в счет – они общались с людьми только через экран и не присутствовали ни в корабле, ни в катере.

Двое из тайтов разошлись в стороны, быстро исчезнув среди узких улиц. Один из оставшихся сделал движение в ее сторону, но четвертый, в сером, его остановил. Потом медленно пошел к Ланите и в голову сразу полезла одна из страшилок – демоны читают человеческие мысли, просто и быстро, как будто написанное в книге. "Неправда, неправда", – судорожно убеждала себя Латиса.

Тайт остановился в метре напротив, мягким движением сложив руки на груди. Жест, одновременно демонстрирующий и миролюбие, и приветствие, и прощание, как указывал краткий ознакомительный ролик, показанный им перед вылетом. Тайт был высок, немного сутул и лицо как у тех, с фотографии – хмурое и спокойное. Похожее на приталенный халат одеяние достигало самой земли. Глаза закрывал непрозрачный информационный экран. И никакого огня вокруг.

– Приветствую, – голос оказался неожиданно глубоким и, замерев на миг, добавил, – Латиса Маеринская. И хотя она знала, что ее имя прочитано на экране, сказано было так, словно они давно друг друга знали. А может, даже и дружили. А может и…

Латиса поморщилась. Если тайты читают мысли, их ждет много неприятных сюрпризов. Люди чистотой мыслей не отличались и контролировать их никогда не умели.

– У вас вопрос? – добавил после минутного молчания тайт. – Латиса Маеринская, – после паузы.

"Какие у них глаза? – думала Латиса. – Какой спектр они видят? Какой он видит меня? Цветным пятном или черно-белую?"

– Если вам так интересна моя внешность, я могу сделать для вас снимок, – ровно продолжил тайт и Латиса пару секунд давилась ужасом. Подтверждение, что мысли читают – вот же оно! Но тут же одернулась. Какое там подтверждение, она так уставилась на этого тайта, что даже слепой разглядит любопытство.

– Хотите? Латиса Маер…

– Достаточно просто Латиса, – вдруг прервала она.

– Как угодно. Хотите получить мое изображение? Латиса, – так же ровно продолжил он. И до нее вдруг дошло, что тайт говорит совершено серьезно и даст ей эту самую фотографию, если она скажет да.

– Нет, спасибо, – быстро ответила.

– У вас вопрос? – безо всякого промедления продолжил тайт.

– Как… как вас зовут? – немного нервировала вся ситуация, как-то слишком пусто вокруг, где же остальные люди?

– Зовите меня Проверяющий, – на невозмутимом лице напротив ничего не отразилось.

– А… – Латиса тут же себя остановила. Наверное, спрашивать в такой ситуации настоящее имя все же не стоит. Может, это как раз личный вопрос, пункт два.

Надо же, думала, знает о тайтах так много, но вот один из них стоит напротив и неизвестно, как и о чем с ним говорить.

– У вас вопрос? – повторил тайт.

– Я заблудилась. Мне нужна линия шесть, пятое здание, не могу найти.

– У вас нет схемы сектора?

– Есть, но на ней не указано, что дома соединены сплошными стенами, – Латиса протянула планшет, пальцем показывая на здания вокруг площади. Проверяющий молча следил.

– Хорошо, схема будет изменена на более вам понятную, – сказал вскоре. Потом быстрым кивком подозвал второго.

– Ланте вас проводит, – и, повернувшись к тому, – линия шесть, пятое.

Тайт в зеленом, с таким же темным экраном на глазах, молча повернул налево и как будто поплыл. Только по хрустящим под ногами плиткам можно было понять, что он все-таки идет по земле.

– Следуйте за ним, Латиса Мае… Латиса. – Проверяющий сделал шаг назад и замер.

– Спасибо, – проходя мимо, она в последний раз попыталась заглянуть под экран, но глаз так и не разглядела. Какие же они у них?

Прямо на входе ее перехватил Павел Кириенович.

– Латиса за мной, быстро, быстро. Данные начнут поступать уже к вечеру, а у нас систему собирать и собирать! Почти все в коробках. Давай, давай!

И чуть ли не бегом по коридору припустил.

Филицию в комнате удалось найти не сразу. Она ковырялась в одной из коробок черного пластика, такой огромной, что наружу одни только ноги торчали.

– Все, девочки, постарайтесь разложить быстрее. Давайте, давайте! – подстегнул напоследок Павел Кириенович и побежал дальше решать другие жизненно важные вопросы.

– Опять опаздываешь! – пробурчала из глубины коробки Филиция.

– Заблудилась.

– И как дошла?

– Проверяющие довели…

– Вот как, – многозначительно произнесла Филиция, шурша упаковочной массой.

– Слушай… а они нас что… контролируют?

– А ты думала! После первой экспедиции каждый шаг под присмотром. Мы все у них, как жучки в банке, на виду. Для нашей же безопасности, утром говорили.

Говорили… Вот за что Латиса и любила напарницу. Все новости и сделанные в процессе сплетен выводы в окончательной редакции, не надо никуда идти и никого на откровенный разговор разводить.

– А что с первой экспедицией не так? – постаралась не сбить голоса Латиса.

– Знаешь наверняка, иначе бы сюда не попала, – спокойно ответила напарница и, наконец, вылезла наружу, таща за собой длинную упаковку прозрачных файловых пластин.

– Все, что знаю – там несколько человек погибло, после чего тайты остальных быстро собрали и назад отправили. И вот только черед пять лет снова стали пошли на контакт, весьма неожиданно предложили обмен… и все.

– Ну да, заявили, теперь, мол, приняли все возможные меры и жертв по их вине больше не будет. Ну, а за нашу глупость они не отвечают.

– Так отчего там погибли-то точно?

– Говорят, вроде взрыв какой-то был, сразу полтора десятка жертв. Не знаю, в общем.

Коробки, коробки… ящики… Несколько часов они обустраивали архив в привычную для них систему. Стеллажи с хранителями, сканеры, экраны. К обеду почти все был готово.

После сигнала на перерыв Латиса и вправду почувствовала голод. А уж когда увидела, чем их собираются кормить! В изумлении были все члены команды – прибывший из кухни тайтов обед включал настоящее мясо и овощи, никаких питательных концентратов.

"Лучше бы деньгами выдавали", – с досадой подумала Латиса, разглядывая остатки порции, слишком большой, чтобы съесть за раз. Пропадет ведь!

После такого потрясающего обеда грех сразу бросаться работать, поэтому, вернувшись в комнату, Латиса уселась на диван у стены, а Филиция улеглась, положив ей на колени голову. И стала читать общий форум по планшету, без которого даже на свидания не ходила.

– Что-нить новенькое? – по привычке спросила Латиса.

– Да так, сплетни всякие да слухи. Обед обсуждают. Тайты, как всегда настояли, что сами проследят за питанием, наши теперь довольны, что согласились. Вот еще… ты знаешь, что в каждой жилой комнате есть бар с фруктами и напитками, в том числе психостимуляторными?

– Ничего себе… Не знала!

– Надо поискать… – пальцы Филиции листали страницы, мелькавшие на экране так быстро, что удивительно, как она вообще умудрялась там что-то разглядеть.

Когда дверь распахнулась и вошла Советница Адина, а за ней – тайт в синей одежде, они застали сотрудниц в совсем нерабочей обстановке: те валялись на диване и с придушенными смешками разглядывали что-то на экране планшета.

Через секунду обе стояли, вытянувшись и делали вид, будто только что вовсе и не нарушали должностную инструкцию самым злостным образом.

– Сотрудницы архивного отдела, – представила их Советница. Филиция Аутери, Латиса Маеринсткая. А это – один из сотрудников группы по обмену информацией, Карасан.

Они поклонились друг другу. Экрана на тайте не было. Латиса не удержалась и разглядела его глаза – темная карая радужка, шире, чем у людей и как будто растянутая в стороны, зрачок обычный. А потом поняла, что еще в этом лице неожиданного – тайт улыбался.

– Карасан присоединит к архивной системе проверочный накопитель, чтобы контролировать поступление данных. Будут вопросы – обращайтесь. – Советница сложила руки на груди в знак прощания и вышла, оставив тайта с ними наедине.

Он все так же улыбался. И было в его лице что-то неожиданно привычное, что-то настолько человеческое, что даже страшно становилось от такого невозможного сходства.

– Сегодня я просто познакомиться. Завтра утром привезут накопитель, тогда я задержусь подольше и покажу, как его использовать. До завтра. Тихого пути.

– Тихого пути, – еле слышно повторила Латиса.

Когда дверь за тайтом съехалась с тихим хлопком, Филиция вдруг спросила:

– Может… помиришься все-таки с Леви?

– Нет, – отрезала Латиса.

– Тогда найти другого! – вдруг рявкнула напарница, сверкая глазами. – Найди мужика, в конце концов, ты теперь даже на тайтов пялишься! Это же… неприлично!

И, отвернувшись, отправилась ворошить следующую на очереди коробку.

К ужину они закончили сборку архивного комплекса и еще полчаса дурачились, зазывая в свою комнату удачу, которая никогда не помешает, когда нужно чтобы все заработало быстро, четко и слажено.

Филиция тут же унеслась на свидание со Стивом, у которого последний свободный вечер перед сменой. Младшие пилоты почти все время будут проводить на корабле, так что неизвестно, когда в следующий раз его отпустят. Рассуждая о счастье в целом и о себе в частности, Филиция быстро повертелась перед зеркалом, стряхивая с майки что-то невидимое. Потом вылетела, забыв даже попрощаться. Дверь плавно закрылась, отрезая падающий из коридора, больно бьющий по глазам, резкий свет.

Пора и домой… по делам. Выждав еще минут пятнадцать, Латиса поднялась и уже от входа оглянулась, быстро посмотрев на свое отражение, словно что-то незнакомое ожидала увидеть. Эти широкие скулы и узкий лоб… сколько раз она злилась, разглядывая их в зеркале, будто они и не часть ее лица, а так, сами по себе.

Все такие же… Оставив безучастное к человеческим желаниям зеркало за спиной, Латиса отправилась на улицу, и сегодня ей нужно было получше изучить выделенный людям сектор.

Легко добралась по обновленной карте до круглой площади, где утром встретилась с тайтами. Было пусто. Сектор ничем не отличался от подобных на других планетах: стандартные дома, загораживающие обзор, по одну сторону над которыми – однообразное серое небо, по другую – темная громадина горы. Выбрав лавку напротив, Латиса уселась и стала эту гору изучать, с таким пристальным вниманием, будто ожидала найти на ее поверхности нечто шокирующее. Громадина загораживала весь горизонт, и солнце бы загородила. Вот только здесь не бывает солнца, погода всегда одинакова – пасмурно, как перед дождем и прохладно.

Но как по-своему красиво…

Потом у подножия горы загорались огоньки, разрастались, становясь все больше и ярче. Темнело. Неожиданно вокруг площади вспыхнули парящие в воздухе бледные голубые шары, окружая Ланиту дырявым кольцом света.

"Пора", – отстраненно подумала Латиса. За последние полчаса мимо не прошел ни один человек. Ну а тайтов она вообще вечером не видела. Хорошо бы их наблюдение ограничивалось дневным временем, ведь ночью люди предположительно должны находиться или по комнатам, или в гостях друг у друга, то есть все равно в зданиях.

Латиса быстро переключила планшет, замутив изображение на экране, словно он сломан. Теперь она смотрела на карту только для вида и целенаправленно шла в сторону горы. Тайные пещеры, они там. Таиси… Тайты принесли ее в жертву своим дремлющим богам, там, в самой толще горы. Так она говорила, приходя во сне, и не слушать ее голос Латиса не могла. Где-то в глубине – пещера с неровными стенами, усыпанными блестящими цветными кристаллами и в ней живут чужие древние боги.

Это было совсем непонятно. "Как у народа на такой ступени развития могла сохраниться вера в богов? Какая-то религия? Ведь они сами для нас – почти боги", – тоскливо думала Латиса, разглядывая нависающую над ней груду камня.

Но Таиси непреклонна.

Гора изрыта проходами насквозь. По-прямой около десяти километров… Но сколько искать, если учитывать все ходы, норы, тупики? Как… искать?

Неважно, не искать Латиса просто не могла. Это все равно, что сесть напротив зеркала и позволить себе сойти с ума, находя в чертах своего лица черты мертвецов, которых показывает Таиси. Все чаще и чаще… Потом, этот вопрос потом. Сейчас нужно просто постараться найти вход в пещеры поближе от своего дома.

Вскоре она его нашла. Черную нору между двумя невысокими зданиями, вдавленными в толщу камня. И еще успела нанести пометку на карту.

А потом из-за домов вышел Проверяющий. Неспешно приближался, и она была благодарна кому-то, не знала кому, за его медлительность, позволившую немного успокоиться.

– Латиса, – голос как утром, слишком… интимный.

Боясь вопроса, она судорожно придумывала, как его отвлечь. Нужно было что-нибудь сказать и губы заговорили, словно сами собой:

– Спросить имя для вас – это личное?

Тайт напротив молчал.

Ветер. Вот чего жутко не хватало на этой планете. Хотя бы крошечный, легкий ветерок.

– Тут не бывает ветра? – тут же добавила Латиса, пытаясь сгладить бестактность предыдущего вопроса, если она была.

– Бывает. Иногда, даже слишком много. Воздух чернеет и ничего не видно. Нельзя дышать.

Оглянувшись на ближайший дом, она, наконец, поняла предназначение этих сплошных герметических ставень и дверей. Поежилась. Жутко, когда по улице гуляет смерть.

– Это случиться нескоро, – мягко добавил Проверяющий, чем вызвал, как и утром, несколько секунд страха – неужели мысли читает?

Он подошел ближе. Если бы не сдерживал огонь, на таком расстоянии уже бы обожгло.

– Латиса. Вы… снова заблудились? – спросил.

– Мой планшет сломался, – слишком быстро ответила она.

Темный силуэт прошел мимо, тихо шурша одеждой.

– Идите за мной.

Несколько минут Латиса послушно брела за тайтом и не знала, удалось ли отвлечь его внимание от появления возле пещер. Надо как-то попробовать выяснить, когда и как они ведут наблюдение. Иначе план попросту провалиться, потому что времени до отлета домой итак совсем мало. Второго шанса попасть сюда больше может и не быть. Да и доживет ли она до него, до второго шанса? Даст ли дожить… Таиси?

Тайт остановился у дома, куда ее поселили и Латиса ждала, что будет дальше.

– Ваш дом, – в конце концов, пояснил голос.

Но она все так же стояла и рассматривала почти неразличимое в темноте лицо. Днем удалось узнать, что цвет радужки у тайтов зависит он возраста и положения. Очень сложная катая-то система со множеством оттенков, почти неразличимых человеческому зрению. Да и в темноте цвет глаз все равно не разглядеть, даже сними он этот свой дурацкий экран. А главное – как бы узнать, попала ли она под подозрение, пойманная почти у входа в пещеры? Никакой подходящей информации по тайтам в голову не шло. Спрашивать глупо, да и не ответит. Мимика у всех гуманоидов одинаковая, но в такой темноте не разглядишь. Изменение ударов сердца и температуры тела возможно уловить только при помощи специальной аппаратуры. У Латисы такой не было. Как же узнать…

– Латиса… может, вы все же хотите получить мое изображение? – голос был настолько спокоен, что Латиса совершено неожиданно полностью расслабилась.

– Хочу, – вдруг ответила.

Вернувшись домой, Шалье, не раздеваясь, направился в синюю комнату. Охранный замок, определяющий владельца по пяти разным признакам, включая ДНК, пищал всего несколько секунд, но ему казалось, прошло непереносимо много времени. Наконец, замок открылся.

Рабочий стол окружали связки тонких тройных панелей в два ряда. Не раздеваясь, Шалье плюхнулся в кресло и стал быстро просматривать экраны. Через несколько минут решил, что на первый взгляд все нормально.

Слева от стола в воздухе висела проекция материка, вдоль и поперек испещренного водяными пятнами и полосками. Местами поверхность земли была покрыта шевелящимися красными точками. Шалье увеличил одно из самых больших скоплений. Еще ближе, еще. Россыпь двигалась, мельтешила, как летающие над тарелкой сгнивших фруктов мошки. Шалье перевел изображение на центральную панель.

Деревня жила обычной жизнью. Женские особи яриц возились у хижин, слепленных из грязи и сухих водорослей. Чистили рыбу и, завернув в листья водяной травы, складывали томится на горячие камни. Некоторые чинили одежду или шили новую, соединяя клеем шкуры водяных зверей. Тут же украшали особо удавшиеся вещи красными сухими рыбками и перламутровыми раковинами.

Детеныши носились по территории, с визгом подскакивая при развороте, или сидели кружками, оперевшись на хвосты. День был солнечный и чешуя на их спинках горела разноцветным пламенем.

Особи постарше собирали в водяных колодцах мягкие пузырчатые губки и раскладывали их сохнуть на солнце.

Шалье переместил следящее око спутника в сторону водяных просторов. Несколько лодок с мужскими особями занимались охотой. Главарь Хаахе в первой стоял, подняв копье, и громким клекотом вдохновлял соплеменников на победу. Его темно-бежевая кожа была раскрашена кругами и квадратами грязи.

Немного последив за ярицами, ныряющими в поисках добычи глубоко под воду, Шалье нехотя переключил изображение на площадку Говорящих духов. Там было пусто, чисто вымытые камни достигали края земли, резко прерываясь у самого обрыва. Здесь было самое высокое место поселения – глубоко внизу из воды торчали, как клыки, острые камни, окружая воду Рождения, сейчас спокойно плескавшуюся в чаше дна.

Шалье медленно перевел глаза на статую, возвышающуюся посреди площадки. У ее подножия лежало несколько полуразложившихся голов и сморщенные остатки внутренностей.

Кровавая богиня равнодушно наступала на подношения кончиками пальцев босой ноги. Но сверкающую в ее глазах ярость не утолить жизнями нескольких слабых врагов. Богиня хотела большего.

Палец Шалье дрогнул, когда он максимально приблизил изображение статуи и жадно уставился в экран.

Выбитое в камне лицо великолепно передавало черты Мальтики. Острый подбородок и раскосый разрез глаз. Прямая спина, гибкое движение ноги, нашедшей опору, рассыпанные по спине волосы, за которыми больше нет смысла ухаживать. И обезумевшее от жажды мести лицо… Богиня, несущая смерть.

В руках Мальтика держала лазерную пушку.

Шалье наполнялся этим выражением, и все, что он видел помимо него – только спины яриц, лучисто поблескивающие вдалеке, как стекляшки на солнце.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю