290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мой папа - суперзвезда (СИ) » Текст книги (страница 13)
Мой папа - суперзвезда (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Мой папа - суперзвезда (СИ)"


Автор книги: Юлия Резник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 13 страниц)

Глава 26

Влад сидел в темноте и монотонно наигрывал одну и ту же мелодию, пытаясь понять, что в ней не так. Предложения написать музыку к фильму поступали к нему и раньше, но даже, несмотря на то, что Санину и самому нравилась эта идея, до её реализации руки у него так и не дошли. И только теперь все совпало… И настроение было нужным, и вообще… ничего другого писать он не мог. За восемь месяцев, что прошли после их с Нюськой расставания, он не записал ни одного зажигательного хита, лишь тоскливые, полные драматизма мелодии, которые, по заверению режиссера картины – как раз то, чего не хватало его ленте.

В глубине дома послышался шум. Влад убрал пальцы с клавиш и, дождавшись, когда все звуки стихнут, медленно опустил крышку. В окно лился лунный свет и, растекаясь по полу, вытравливал темные краски ночи. Пахло золой и февральской стужей. Влад тяжело вздохнул и пошел на звук. Майю он застал в ванной.

– Ты чего не спишь?

– Изжога замучила. Ищу лекарство. Извини, не хотела тебя потревожить.

– Дай я…

Влад забрал из рук женщины сумочку с медикаментами и быстро нашел то, что надо. Выдавил на ладонь две таблетки, набрал в стакан воды и протянул Майе.

– Спасибо. Ты такой заботливый… – Майя шмыгнула носом. – Черт! Извини… Опять глаза на мокром месте. Мне кажется, я в эту беременность выплакала уже целый океан.

– Понятия не имею, почему тебе вчера приспичило смотреть Хатико.

Майя рассмеялась. Снова шмыгнула носом и растерла огромный живот.

– Да. Это была плохая идея.

– Ужасная… – согласился Влад.

– Скорее бы это все закончилось. Не знаю, как ты меня терпишь…

Влад тоже не знал. Просто… Нюська не оставила ему выхода. И он делал то, что должен был делать. Был рядом, поддерживал, вытирал Майе слезы и ездил с ней к врачу. На автомате. Как чертов робот, запрограммированный на определенную последовательность действий. Неживой. Несчастливый… робот.

Иногда Владу казалось, что если бы Аня не пошла в своем упрямстве на некоторые уступки, он бы даже этого не смог. Но она согласилась… Согласилась, чтобы он обеспечивал их с Васькой, пока она оканчивает институт, согласилась жить в нормальной, близкой к Васькиной школе квартире, где у каждой из них была своя спальня и большая кухня-гостиная, оборудованная по последнему слову техники. Убедить ее было нелегко. Все в этом казалось ей излишеством и попирало гордость. Но Санин знал, на что давить. И давил, давил Васькой… продавливал свои идеи. Он чуть было не осатанел, когда узнал, что Нюська собралась подрабатывать после института в госпитале. Примчался к ней, хотя совсем недавно они договорились свести встречи к минимуму, и закатил скандал. Как какая-то проклятая истеричка.

– Не ругайся. Я не могу брать твои деньги. А потому мне нужно зарабатывать свои. Спасибо Саше, что помог мне…

– Какому Саше? Соседу? Какого черта он трется вокруг тебя?

– Он не трется! Так… помог просто. С квартирой и работой. По-соседски.

– По-соседски? Да блядь, Нюсь! Ну, как можно быть такой наивной, а? Он же спит и видит, как тебя…

– Остановись… – закричала Аня. – Это неправда.

И он смотрел… Смотрел на нее и не знал, радоваться ли теперь её чистоте и наивности или плакать? И ревновал. Боже, как же он ревновал!

– Нюська… Девочка моя… Ну, что ж ты правильная такая? Ну… зачем?

Он тогда все же не сдержался. Обнял ее крепко. Поцеловал волосы. А она вроде бы протестовала, вяло шевелила руками, пытаясь высвободиться из его объятий, но все равно как-то так получалось, что лишь сильнее к нему прижималась и терлась… терлась лицом о грудь, шею… тыкалась, как котенок.

– Стоп… Стоп. Так нельзя.

Санин со стоном отчаяния отстранился. Он уже даже не спрашивал, почему нельзя, кому нельзя и так далее… Знал, что это ничего не даст. И с ума сходил. Он просто с ума сходил.

– Ладно… Я подожду! Сколько надо? Пока Майя не родит?! Я подожду. Но ты! – Влад выбросил вперед указательный палец. – Ты сосредоточишься на учебе и ребенке! Этого более чем достаточно. И переедешь в квартиру, которую я куплю.

– Но это хорошая работа… А квартира? Зачем покупать? Ты что?

– Считай, что это мой вклад в Васькино будущее! Если ты будешь совмещать учебу с работой, она тебя вообще видеть не будет…

– Я так делала много лет, и у меня находилось время на Ваську, – обиделась Аня.

– Что ж… Тогда можешь думать, что я отдаю долги. Первые десять лет ты содержала ребенка, теперь пришел мой черед. Завтра с тобой свяжется мой риэлтор. Выберете себе квартиру по душе.

– Но…

– Никаких «но», Аня. Я уже во многом пошел тебе навстречу, хотя, видит бог – мне это совершенно не по душе. Теперь твоя очередь уступать.

– Ладно…

– Ладно? – недоверчиво переспросил Санин.

– Да, ладно! А теперь уходи… Пожалуйста, я не могу…

Ему не нужно было объяснять, чего там она не может. Он знал это наверняка. Быть рядом и не иметь возможности прикоснуться… обнять… сказать «люблю». Было тяжело. Было невыносимо просто.

– Влад… Влад, ты меня слышишь?

– Что? – Влад тряхнул головой. – Извини, задумался.

– Говорю, что мне уже легче. Пойду к себе. Может, удастся уснуть. И тебе тоже поспать не мешало бы.

– Не спится…

Майя остановилась посреди коридора. Повернулась к Санину.

– Ничего у нас не выйдет, да? Как ни старайся…

– Май…

– Нет, я еще на что-то надеялась, но чем дальше, тем…

– Я не хотел тебя сделать несчастной.

– А я и не стала. Ты помог мне. Очень. И я хотела бы злиться на твою Нюську, но, черт его все дери, на неё даже злиться не получается. Какая бы баба на её месте отошла в сторону? Да никакая. Никто бы не отошел. А она… Правильная такая, аж скулы сводит.

– Май…

– Не стоило мне сюда переезжать. Думала, что если рядом будем, присмотримся друг к другу получше, может, чего и выйдет. А оно только хуже. Нет, ты не подумай, в плане заботы к тебе претензий нет. Претензий нет… И места мне здесь нет тоже.

– Мы вроде и не планировали, что ты здесь останешься. Только на первое время. Нет? – осторожно спросил Влад.

– Да… Но бабы ведь глупые существа. Верят в сказки.

– Мне очень жаль, что эта сказка не про меня.

– Как бы все было проще, правда, Санин? – усмехнулась Майя и, потянувшись, добавила: – Ладно, я спать. И это… давай уже, заканчивай страдать. Возвращай эту свою… принцессу. Та, которая про тебя.

– Разве я не пытался… – устало заметил Влад, – она упрямая, как стадо баранов.

Майя бросила на Влада еще один внимательный взгляд и молча пошла к себе.

Утром Майя скучала. Санин уехал в город на какую-то важную встречу, а она… Она места себе не находила. Пыталась отвлечься, читала Лешке сказки и по десятому кругу объясняла, что будет, когда у него родится сестра, но вместо того, чтобы успокоиться – нервничала все сильней. Ближе к обеду у дома остановилась машина. Майя выглянула в окно и, переваливаясь, как бегемотиха, поковыляла к двери.

– Какие люди! Не боишься, что Влад тебе шею свернет за Нюську? – спросила, пропуская вперед соседа, который сжимал в руках ящик, наполненный всякой снедью.

– А ты? Ты не боишься, что он от тебя слиняет к ней при первой же возможности? – не остался в долгу Саша.

– Не боюсь. Это как смерти бояться. Глупо. И неминуемо.

– Чего же ты его не отпустишь?

– А я его не держу.

– Да ладно… – недоверчиво протянул Саша.

– Серьезно. Ну, что мы все обо мне? Расскажи лучше о своих подвигах. Как там Аня?

– Откуда мне знать?

– Я думала, ты за ней решил приударить.

– А что толку? Она разве хоть кого-нибудь, кроме своего Санина, видит?

– Ну, тебя могла бы и заметить. Ты… вон какой.

– Какой? – Саша поднял на Майю взгляд и замер с ботинком в руке. Его глаза были такими… серьезными, и Майя почему-то смутилась. Если бы ее живот не наползал на нос, можно было бы подумать, что они флиртуют.

– Ну, не знаю. Опасный. Бабы любят таких.

– Очевидно, это не тот случай.

Они смотрели друг другу в глаза, а из гостиной доносились звуки утреннего шоу, идущего по телевизору. Бодрым голосом ведущие рассказывали о традициях празднования Дня всех влюбленных.

– Сегодня что, четырнадцатое?

– С утра вроде да.

– Как будешь праздновать?

– Похоже, никак. А тебе есть, что мне предложить?

– С чего бы? – удивилась Майя и осеклась от пришедшей в голову мысли. – Слушай, Сань… А ты знаешь, где живет Аня?

– Знаю. А что?

– А ничего. Решила побыть купидоном. А ты… ты должен мне помочь. Лешка! – крикнула сыну, – сынок, собирайся, мы поедем в город…

– К бабе?

– К бабе, да. Саш, отвезешь нас, или мне такси вызвать?

– Да кто я такой, чтобы не помочь купидону, – криво улыбнулся сосед. – Одевайтесь, я пойду машину прогрею.

Уже стоя у квартиры Ани, Майя подумала о том, как это странно, должно быть, выглядит. И она бы, может, даже сбежала, если бы в этот самый момент дверь не открылась.

– Майя? Саша? Вы… вы какими судьбами? Что-то с Владом случилось, да? – Аня пошатнулась и, побледнев до синевы, стала оседать на кушетку.

– Типун тебе на язык! Все у Влада в порядке. Я к тебе пришла!

– К-ко мне?

Из-за двери, ведущей в одну из комнат, на звук разговора высунула голову Васька.

– Да, к тебе. К кому ж еще? Саш, ты тут еще кого-нибудь видишь? Нет? Вот и я не вижу.

– Что-то все же случилось? – недоумевала Аня, кажется, еще не до конца придя в себя.

– Еще как случилось. Ты сколько еще будешь Влада мучать?

– Что?

– Вот только не надо! Не надо делать вид, что не понимаешь! Он не спит, не ест… похудел уже так, что одни кости остались… А ты все хвостом вертишь!

– Я? Верчу? Хвостом?

– А то нет! Он же… он же без тебя даже работать не может. Сидит в студии целыми днями и что-то заунывное играет. Ни концертов тебе, ни-че-го. Коллектив скоро с голоду сдохнет. Никакой работы ведь у ребят… А все почему?

Майя несла всякую чушь, но иначе Аня бы ее не услышала.

– Почему?

– Потому что ты голову ему морочишь! Вот скажи, чем тебе Санин не угодил? Орел ведь мужик! И тебя, дуру, любит…

– Он мне всем угодил… – прошептала Аня, вглядываясь в глаза Майи с недоверием и… надеждой. Такой обезоруживающей, невозможной какой-то надеждой. Как будто Майя была доброй феей и могла осуществить ее самую давнюю, самую заветную мечту. А Майя… она где-то так и чувствовала себя. Феей… И несмотря на то, что благородство такого рода давалось ей нелегко, было что-то щемящее в происходящем, что-то, что заставляло Майю собой гордиться.

– Тогда почему ты все еще не с ним, дурочка?

Аня открыла рот, закрыла… Оглянулась на Ваську, растерла руки… С её ресниц упала одна слеза, другая, третья… Они все падали и падали, и она никак не могла с ними совладать. Да, кажется, даже и не пыталась.

– Ты… ты… мне отдаешь его?

– О господи, дай мне терпения! Как я тебе могу отдать то, чего у меня и не было никогда? Говорю же – дурочка, – пряча собственные слезы, Майя наигранно подбоченилась и обернулась к притихшему Саше. Смотри, мол, во дает! А потому не заметила, как Аня к ней подлетела, лишь когда та ее обняла и зашептала в волосы:

– Спасибо… спасибо… – опомнилась. Глотая соленые слезы, похлопала Нюську по плечу и снова покосилась на Сашу, поверх ее головы. И непонятно, сколько бы они так стояли, одна – рыдая в открытую, вторая – с трудом сдерживая слезы, если бы у Майи не отошли воды.

– Вот же черт… Кажется, началось!

– Что началось? – занервничал Саша.

– Как, что? Я рожаю!

– Тебе надо в больницу, – первой опомнилась Аня. – Документы с собой?

– Я без них не выхожу из дома.

– Отлично! Саш? Ты как? Отвезешь нас?

– Вас?

– Да! Мы все поедем… И Владу… Владу позвони!

Эпилог

Два года спустя

– Вась! Васька… Ну-ка, скажи, на каком у вас канале ABC? Сейчас ведь все начнется!

– На сто восемнадцатом! Эй, дай сюда! – Васька подбежала к Майе и забрала из ее рук пульт. – Готово!

На огромной плазме, занимающей почти всю стену, появились кадры с красной дорожки.

– Ну? Где там наша суперзвезда? Вы его видите? – вытянув шею, как будто это как-то бы помогло ему получше рассмотреть происходящее, поинтересовался Санчо.

– Нет! Зато я вижу Криса Хемсворта! – завизжала Васька. – Ма-а-ай! Ты посмотри, какой хорошенький!

– Да не ори! Иначе твоя мать никогда не уложит брата, – одернула девочку Майя.

– Я уже вообще оставила эту затею, – раздался веселый голос. Сразу несколько голов обернулось на звук. На пороге, прижав к груди маленький сверток, возникла хозяйка дома.

– Не спит?

– Даже не собирается.

– Ну, и отстаньте от парня. Он, похоже, решил, что ему нужно это увидеть своими глазами, – Санчо отсалютовал бутылкой пива телевизору и отпил прямо из горлышка.

– Похоже на то, – согласилась Аня, касаясь носом нежной щечки новорожденного сына. Ему был всего месяц… и этот месяц был самым сладким, самым счастливым месяцем во всей её жизни. Наряду с рождением Васьки, запоздалой встречей с Владом или их свадьбой…

Влад и Нюська поженились ровно два года назад, через неделю после того, как Майя родила крепкую, хорошенькую девчушку. Долгое время маленькая Милаша оставалась единственным ребенком в семье, и они в ней души не чаяли. Баловали страшно. И Влад, и Майя, и Васька… А больше всех, пожалуй, Аня. Может быть, так она старалась загладить вину, которую все еще ощущала по отношению к Миле, но скорей потому, что просто влюбилась в эту проказницу. И в какой-то момент вообще перестало иметь значение, что не она её родила. Мила была дочкой Влада. Его частью, его продолжением… И этого было вполне достаточно, чтобы всем сердцем ее полюбить.

Хлопнула дверь, ведущая на веранду. Повеяло холодом и дымком. В гостиную ввалились Миха, Тим и Саша. Пока Санчо в тепле дул пиво, эти трое на улице жарили шашлыки.

– Ой, мамочки… Как вы воняете, – скривилась Майя, закрывая нос.

– Мы? Воняем? – возмутился Миха.

– Костром…

– Да это самый лучший аромат на планете!

– Ой-ой! Кажется, я увидела папу! – заорала Васька.

Аня устроила Димку поудобнее на груди и несколько рассеянно уставилась в телевизор. Из-за того, что для постановки номера Владу бы потребовалось много времени провести в Америке, от выступления он отказался. Но, поддавшись уговорам жены, все же прилетел на церемонию «Оскар», где ему светила статуэтка в номинации «лучший композитор».

– Саш, пойди, помойся, а? – взмолилась Майя, когда тот попытался её обнять.

– Ты, часом, не беременна? – удивилась Аня, оборачиваясь к подруге.

– Ага, – скупо улыбнулся Саша, – будет у Лешки и Милашки брат.

– А ты уже и растрепал всем! – фыркнула Майя, игнорируя доносящиеся со всех сторон поздравления.

– Ну, так событие какое! – примирительно заметил Саша, целуя в висок свою женщину.

Когда у них началось – никто так и не понял. А Майя с Сашей и не распространялись. Просто стали появляться вместе. И практически сразу съехались. Удивительно, учитывая тот факт, что Милашке на тот момент не было и полугода. Но Аня была за них рада.

– Трое детей. Поверить не могу, что я на это решилась… – пробормотала Майя, усаживаясь на диван рядом с подобравшей под себя ноги Аней. – И вроде бы сама… по доброй воле. Сашка – он кого хочешь уболтает, – будто бы оправдывалась она.

– Ой-ой! Ну, точно, папа!

– Ага. Он… – прошептала Аня, с любовью глядя на мужа. Глупый, он не хотел ехать, не хотел оставлять их одних… А ведь его место было именно там! Он как никто другой заслужил это. И как же хорошо, что ей все же удалось его уговорить… Аню переполняли гордость и любовь. Огромных галактических каких-то масштабов. Она помнила каждый день, каждую секунду, проведенную рядом с мужем.

– Все же у Влада есть стиль. Посмотри, как шикарно он подобрал аксессуары к этому смокингу…

– Павлин, – фыркнул Саша. Аня закусила губу, чтобы не рассмеяться. Любовь Влада к красивым вещам, кольцам и всяким модным фишкам, конечно, сказывалась на его внешнем виде. Но на павлина он походил мало, скорее Саша просто ревновал. Так мило…

– Сам ты павлин! – возмутилась Майя и бросила в мужа подушкой. – Иди лучше Милку проверь. А то здесь так шумно, что можем и не услышать, когда она проснется.

Будто подтверждая ее слова, Санчо и Тим принялись о чем-то спорить. Шум привлек внимание Димки, и он повернул головку на звук.

– Ну, давайте… Начинайте уже! – притопнула ногой Васька, ругаясь на телевизор. И церемония действительно началась. Началась… и была такой долгой, что некоторые не выдержали. Уснули прямо в креслах. И их пришлось будить, когда подошло время самого интересного.

– Васька! Васька, просыпайся. Май… Что ж вы дрыхнете все? Наши в телевизоре!

– И для объявления победителей в номинации «Лучший композитор» на сцену выходит…

– У меня сейчас инфаркт будет!

Майя с Васькой вскочили, нервно сжав кулаки. Мужчины держали марку, но Аня видела, что и они волнуются. Из всей их компании спокойными оставались разве что она сама, задремавший под ее бочком Димка и презрительно на всех взирающий из своей корзинки Пушистик. Нет, она бы тоже, может быть, волновалась… если бы не эта уверенность, что Влад победит. Потому что он к этому так долго шел. Потому что его музыка стоила того, и это не могли не отметить…

– Я немножко волнуюсь, потому что на сцену сейчас выйдет та-а-акой горячий мужчина, – обдувая лицо конвертом, улыбнулась со сцены поп-дива, вышедшая оглашать победителей.

– Закатай губу! Этот мужчина наш! – крикнула Майя. Аня улыбнулась.

– Леди и джентльмены… победителем в номинации «Лучший композитор» становится Влад Санин за поистине прекрасную музыку к фильму ***.

Пять выведенных на экран картинок, демонстрирующих реакцию номинантов, сменились одной. Хотя в той толпе, что образовалась вокруг Санина, самого победителя было довольно трудно рассмотреть. А может быть, не давали слезы, которые хлынули из Аниных глаз. Но толпа расступилась, а слезы высохли… И ей все же удалось увидеть, как Влад широким уверенным шагом поднимается на сцену. Такой красивый… и такой её.

– Ух, – сказал он, забрав статуэтку из рук певицы, – знаете, даже не буду врать, что не надеялся получить ее… и что не заготовил речь. Черт… да я лет с пятнадцати её репетирую. – Влад сделал паузу и, дождавшись, когда зал отсмеется, продолжил. – Я очень… очень хотел признания для своей музыки. Лет в тридцать мне казалось, что если этого не случится – это будет моей личной катастрофой. Поражением… Но, знаете, какая штука… Несколько лет назад я встретил девочку, теперь она моя жена… – уточнил Влад, с иронией глядя в камеру, – которая научила меня быть счастливым независимо от всей этой мишуры. Нюсь, я люблю тебя, и я так благодарен… За дочь и сына. За музыку, которая звучит в моей голове постоянно благодаря вам. Это все для вас… Ты же знаешь? Спасибо Ваське, Милаше и Димке… Моей команде… Майя, спасибо тебе за дочь и за понимание. Ты невероятная. Миха, Санчо, Тим… вы тоже ничего.

– Что такое, Санчо? Кажется, кто-то потек, – заржал Миха, нарушая приторную сладость момента.

– Заткнись, дурак! Трогательно ведь… – шмыгнула носом Майя.

– И я люблю тебя, милый, – шепнула Аня, чтобы никто не услышал, – и я тебя очень-очень люблю.

– Ну, а теперь можно и по койкам… – потянулся до хруста в костях Саша.

– Бутылки за собой уберите. И мясо в холодильник, под пленку. Ань, ну, что ты молчишь? Командуй этими балбесами. Кто тут у нас хозяйка?

– Командую. Всем бутылки убрать, мясо в холодильник поставить. Не то Влад завтра приедет – достанется вам за срач.

Аня осторожно встала с дивана, перехватила сына поудобнее и погладила Ваську по волосам.

– Да ну, скажешь тоже… Завтра! Не успеет он до завтра вернуться…

– Успеет. Не сомневайся. Он без нас так долго не сможет, – уверенно заявила Нюська и, абсолютно довольная жизнью, отправилась спать.

Конец

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю